Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона (телесериал)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона
Жанр

Детектив/Триллер

Создатель

Юлий Дунский
Валерий Фрид

В ролях

Василий Ливанов,
Виталий Соломин

Композитор

Владимир Дашкевич

Страна

СССР СССР

Количество сезонов

5

Количество серий

11

Производство
Режиссёр

Игорь Масленников

Оператор

Юрий Векслер
Анатолий Лапшов
Дмитрий Долинин
Владимир Ильин

Сценарист

Игорь Масленников
Юлий Дунский
Валерий Фрид
Владимир Валуцкий
Юрий Векслер

Хронометраж

всего 753 минуты

Трансляция
Телеканал

ЦТ СССР

На экранах

с 1979
по 1986

«Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» — цикл советских телефильмов 19791986 годов режиссёра Игоря Масленникова, экранизация произведений Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе. Цикл состоит из пяти фильмов (11 серий общей продолжительностью 766 мин).





История создания

Сценарий первых двух серий сериала создали Юлий Дунский и Валерий Фрид, известные на тот момент сценаристы фильмов «Служили два товарища» и «Гори, гори, моя звезда». Сценарий был написан авторами без чьего-либо заказа, по собственной инициативе, и представлен на студию «Ленфильм» в 1979 году. Игорь Масленников не был большим поклонником творчества Конан Дойля, но идея будущего телевизионного фильма ему понравилась. В сценарии присутствовало интересное противопоставление характеров Шерлока Холмса и доктора Ватсона, что должно было привлечь зрителя[1].

Холмс противопоставлен официальной полицейской системе Скотланд-Ярда, потому что главное для него — оказать помощь, а не только воздать кару. В этом, мне кажется, и состоит секрет непреходящей любви читателей и зрителей к Шерлоку Холмсу, живому олицетворению верности и надёжности — качеств, в которых всегда так нуждались люди. В этом и была причина, почему мы так охотно принялись за работу над этими фильмами.
Игорь Масленников[2]

В том, что Холмс — это роль Василия Ливанова, Масленников не сомневался, хотя на пробы на всякий случай был также приглашён Александр Кайдановский. Ливанова, известного своим темпераментом и неуживчивостью, утвердили лишь благодаря активной поддержке режиссёра[3]. Ватсона, облик которого в произведениях Конан Дойля никак не описан, пришлось искать дольше. Масленникова привлекла архивная фотография артиста Виталия Соломина с приклеенными усами, где он, как показалось, походил на англичанина. Актриса Рина Зелёная была утверждена на роль миссис Хадсон, несмотря на то, что к моменту начала съёмок ей уже исполнилось 77 лет.

Любопытно переплетение отношений актёров и персонажей в сериале. Василий Ливанов и Виктор Евграфов (игравший Мориарти) и в жизни были соперниками и относились друг к другу весьма недоброжелательно. А вот с Виталием Соломиным, с которым Ливанов познакомился на пробах, у него сразу сложились дружеские отношения; актёры оставались близкими друзьями вплоть до смерти Соломина в 2002 году[3].

Премьера фильма состоялась 22 марта 1980 года. Фильм сразу приобрёл большую популярность в СССР. Фразы героев стали крылатыми, Холмс и Ватсон в исполнении Ливанова и Соломина стали героями анекдотов и любимцами телезрителей. После выхода первых серий на экраны создатели оказались завалены письмами — зрители требовали продолжения. Создатели сериала, в определённом смысле, повторили судьбу Дойла, который продолжил эпопею о Холмсе только по многочисленным просьбам читателей. Сценаристом второго фильма, снятого по мотивам рассказов «Конец Чарльза Огастеса Милвертона», «Последнее дело Холмса» и «Пустой дом», стал Владимир Валуцкий, сценарий для «Собаки Баскервилей» написали Игорь Масленников и Юрий Векслер, а для «Сокровищ Агры» и «XX век начинается» — Игорь Масленников.

В 1986 году съёмки были завершены — постаревшие экранные герои отправились на пенсию. Актёры морально и физически устали играть одно и то же. Рина Зелёная к этому времени почти полностью потеряла зрение[4]. Василий Ливанов за время съёмок так испортил отношения с режиссёром, что после завершения работы над картиной они много лет не разговаривали[3].

В страны Запада ещё в 1980-е годы советский сериал проник так же, как и другие фильмы — через границу между ГДР и Западным БерлиномК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4178 дней]. Картине было сложно легально попасть на западные телевизионные экраны из-за нестандартного формата — там уже давно сложилась практика делить фильмы на серии длительностью около 50 минут.

В 2000 году была снята цифровая 13-серийная версия сериала, переснятого в новый временной формат с обрамлением в виде новой сюжетной канвы. У создателей сериала («Ленфильм») и телевизионной компании, купившей права на показ («Медиа-Мост»), возникли юридические сложности с разделением прав на интеллектуальную собственность. В настоящее время материалы сериала 2000 года арестованы и не подлежат показу на экранах[4][5].

Список серий

Год Название фильма Серии Произведения Артура Конан Дойля
1979 «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» Знакомство «Этюд в багровых тонах», «Пёстрая лента»
Кровавая надпись «Этюд в багровых тонах»
1980 «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» Король шантажа «Конец Чарльза Огастеса Милвертона»
Смертельная схватка «Последнее дело Холмса»
Охота на тигра «Пустой дом»
1981 «Собака Баскервилей» Две серии «Собака Баскервилей»
1983 «Сокровища Агры» 1-я серия «Знак четырёх»
2-я серия «Знак четырёх», «Скандал в Богемии»
1986 «Двадцатый век начинается» 1-я серия «Палец инженера», «Второе пятно»
2-я серия «Чертежи Брюса-Партингтона», «Его прощальный поклон»

Постоянные персонажи

Съёмки сериала

Значительная часть материала (в частности, все съёмки внутри «квартиры на Бейкер-стрит») была снята в павильонах «Ленфильма», натуру для съёмок нашли в Ленинграде, Ленинградской области, в Прибалтике и на Кавказе[1].

Большинство зданий, попадающих в кадр фильма, — это исторические строения Ленинграда, Таллина и Риги. Роль Рейхенбахского водопада исполнил Гегский (Черкесский) водопад в Абхазии. В качестве «Бейкер-стрит» и «дома 221b» фигурировала улица Яуниела (Jauniela — «новая улица») и д. 22 в Риге. Эта же улица снималась в телефильме «Семнадцать мгновений весны» как легендарная «Цветочная улица»[6][7].

Интересно, что реальная Бейкер-стрит в Лондоне была и остаётся гораздо более широкой и оживлённой, чем её принято изображать в кинематографе[8].

В 2009 году на канале СТБ вышел трехсерийный фильм-телепередача про съёмки сериала: «Холмс и Ватсон. Неизвестная версия», в которой рассказано множество интересных фактов, интервью с Игорем Масленниковым, а также монтажерами, режиссёрами, костюмерами и, конечно, многими актёрами: Василием Ливановым, Борисом Клюевым, Светланой Крючковой, Виктором Евграфовым, Евгением Стебловым, Никитой Михалковым, Александром Адабашьяном, Ириной Купченко, Аллой Демидовой, Екатериной Зинченко, Виктором Проскуриным, Сергеем Шакуровым .

Заблуждения и ошибки

По ходу съёмок вскрылось несколько «ляпов», которые допустил Конан Дойль. Так, в частности, оказалось, что змеи не могут ползать по свободно висящей верёвке (рассказ «Пёстрая лента»). Другая неточность связана с собакой Баскервилей. В оригинале собаку для устрашения намазывают светящимся в темноте, но токсичным и легковоспламеняющимся на воздухе фосфором. Когда создатели фильма попытались сделать то же самое в реальности, оказалось, что животное немедленно начинает слизывать и избавляться от того, что нанесли на его шкуру[1].

Знаменитая фраза «Элементарно, Ватсон» — никогда не произносилась Холмсом в литературном первоисточнике[8], а впервые прозвучала в британском фильме «Возвращение Шерлока Холмса» (The Return of Sherlock Holmes, 1929)[8].

Восприятие

Сериал, начиная с премьерного показа, получил положительные отзывы. Зрителям понравился актёрский ансамбль, и привлёк образ сыщика-любителя, который может дать фору профессионалам из Скотланд-Ярда, каждый раз скромно отказываясь от славы и почестей.

Весьма положительные отзывы сериал получил и в Англии. Критики отмечали, что создатели сериала тщательно отнеслись к первоисточнику, и атмосфера произведений Конан-Дойля передана с настоящей любовью истинных ценителей классики детективного жанра[9][10].

В 2005 году Василий Ливанов стал почётным членом (MBE) ордена Британской империи за лучший экранный образ Шерлока Холмса, воплощённый не-британцем, а 15 июня 2006 года послом Великобритании в Москве ему был вручён знак ордена.

В Москве возле посольства Великобритании стоит скульптура, изображающая Холмса и Ватсона в исполнении Ливанова и Соломина.

Различия с оригиналом

Сценарии фильмов сюжетно близки к оригиналу, диалоги зачастую взяты из текста книг буквально слово в слово, но есть и расхождения, связанные с цензурными правками и необходимостью связать истории единым сюжетом.

Так, при первой встрече с Ватсоном («Этюд в багровых тонах») Холмс угадывает, что тот служил в Афганистане. В сценарии так и было написано, но во время съёмок фильма произошёл ввод советских войск в Афганистан, и артистам пришлось переозвучить сцену; «Афганистан» был заменён на «Восток», чтобы избежать нежелательных ассоциаций, которые всё равно не были бы пропущены цензурой[11]. Это единственное изменение в фильме (по отношению к сценарию), сделанное по цензурным соображениям[3].

Напишите отзыв о статье "Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона (телесериал)"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.versiasovsek.ru/material.php?2616 «Тот самый Холмс» Татьяна Гурьянова, Ирина Иванова, Екатерина Сахарова «Версия» 11.2.2005 г.] ссылка проверена 12 марта 2009
  2. [www.221b.ru/archive/arch-040.htm «Игорь Масленников. Многоуважаемые Дшх И Ддв…» «Аврора», июль 1985.] ссылка проверена 12 марта 2009
  3. 1 2 3 4 [www.youtube.com/watch?v=iwsJzw80FfM Тайны советского кино. Шерлок Холмс. Документальный фильм. ООО «Студия Ивана Усачёва» по заказу ОАО «ТВ Центр», 2012 г.]
  4. 1 2 [www.ng.ru/saturday/2004-09-24/15_maslennikov.html «Шерлок Холмс и доктор Ватсон — сделано в СССР»/ «Независимая Газета» 2004-09-24 / Алексей Науменко] ссылка проверена 12 марта 2009
  5. [www.221b.ru/archive/arch-100.htm «Московский комсомолец» от 15.02.2005. Злоключения Шерлока Холмса.] ссылка проверена 12 марта 2009
  6. [gazeta.aif.ru/online/europe/69-72/03_03 «Яуниела, она же Цветочная, она же Бейкер-стрит» Никита Красноглазов № 05 (69-72) от 31 мая 2004 г. «Аргументы и Факты»] ссылка проверена 13 марта 2009
  7. [www.221b.ru/geo.htm География мест где снимался сериал.] ссылка проверена 13 марта 2009
  8. 1 2 3 [temza.com/historic-london/sherlockholmes.htm Правда о Шерлоке Холмсе] ссылка проверена 13 марта 2009
  9. [bakerstreetdozen.com/russianholmes.html The Russian Sherlock Holmes and Doctor Watson] ссылка проверена 12 марта 2009
  10. [www.sherlock-holmes.org.uk/press_cutting.php?id=58 «London visit of Vasily Livanov» 16th Jan 2007, Sherlock Holmes Society of London] ссылка проверена 12 марта 2009
  11. [news.ntv.ru/36649/ В СССР Шерлок Холмс попал под цензуру]. НТВ (6 января 2004). Проверено 29 марта 2009. [www.webcitation.org/613E9KaIx Архивировано из первоисточника 19 августа 2011].

Ссылки

Отрывок, характеризующий Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона (телесериал)

– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом: