Григорий Нисский

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Григорий Нисский
Γρηγόριος Νύσσης

мозаика XI века в киевском Софийском соборе
Рождение

ок. 335 года
Неокесария[1], Каппадокия

Смерть

после 394 года
Нисса, Каппадокия

Почитается

в Православной и Католической церквях

В лике

святителей

День памяти

в Православной церкви — 10 января (по юлианскому календарю), в Католической — 9 марта

Труды

многочисленные богословские, борьба с ересями, экзегетика

Григо́рий Ни́сский (греч. Γρηγόριος Νύσσης, лат. Gregorius Nyssenus; ок. 335394, Каппадокия) — христианский богослов и философ, епископ г. Ниссы (Малая Азия, 372—375 и вновь с 379), святой, отец и учитель Церкви. Один из трёх великих «каппадокийцев» — младший брат Василия Великого, близкий друг Григория Богослова, входил с ними в каппадокийский кружок.

Григорий Нисский почитается Православной церковью в лике святителей (память 10 января по юлианскому календарю) и Римской католической церковью (память 9 марта).





Жизнеописание

Вырос в христианской семье. Сестрой Григория была преподобная Макрина. Григорий получил образование в языческой школе в Кесарии Каппадокийской, куда переехала его семья после смерти отца в 341 г. Впоследствии полученные знания были дополнены занятиями с его братом Василием, получившем образование в Афинах. Григорий также самостоятельно занимался философией и стал ритором-учителем. Огромное влияние на Григория оказали труды Оригена, а также Филона. По мнению исследователей, Григорий Нисский был наиболее оригенствующим и наиболее смелым, до граней ереси, богословом.[2]

Получив образование, Григорий женился на Феосевии, благочестие которой описано в письме Григория Богослова к Григорию Нисскому по поводу её смерти.[3] Смерть жены, случившаяся около 365 года, изменила Григория, оставившего к тому времени обязанности чтеца и увлёкшегося изучением языческой литературы, он удаляется в понтийский монастырь своего брата Василия.

Епископство

Когда Василий Великий стал архиепископом Кесарии Каппадокийской, он не ранее Пасхи 372 года обратился к Григорию с просьбой стать епископом города Ниссы. Это предложение было сделано в рамках проводимой Василием борьбы с арианством в Каппадокии для которой требовались верные ему хорепископы. Григорий после долгих убеждений согласился.

Пребывание Григория на Нисской кафедре сопровождалось нападками со стороны ариан: его обвинили в растрате церковных денег и поставили под сомнение законность его хиротонии.[4] Григория подвергли аресту и под конвоем отправили в Анкиру. Сбежав из под стражи, Григорий три года провёл в скитаниях и лишь после смерти Валента, императора-арианина, в 378 году с триумфом вернулся в Ниссы.[5]

В 379 году скончался Василий Великий, на погребении брата Григорием было произнесено похвальное слово в честь почившего. После этого он написал опровержение апологии Евномия, вышедшей уже после смерти Василиия, и содержашей выпады против покойного святителя. Данное сочинение Григория является крупнейшим из противоарианских трудов, состоит из 12 книг.

Церковная деятельность

В 379 году Григорий принимает участие в Антиохийском соборе, осудившем мелетианскую ересь. Против своего желания он был избран митрополитом Севастийским[6] и был направлен синодом антиохийской церкви в Палестину и Аравию для борьбы с ересями.

Григорий участвовал во Втором Вселенском соборе (381 год) и был признан одним из авторитетов правоверия[7]. Там им были произнесены похвальные речи на избрание Григория Богослова архиепископом Константинополя и на погребение Мелетия Антиохийского (первый председательствующий на Соборе).

В столице империи Григорий получил признание авторитетного богослова и проповедника. Императорским эдиктом 30 июля 381 года имя Григория было включено в список епископов, «общение с которыми обязательно для православных».[6] После Собора он ещё несколько раз посещал Константинополь. Там им было произнесено Слово «О Божестве Сына и Духа» и надгробные речи над умершей дочерью императора Феодосия Пульхерией и его женой Плакиллой (Флациллой). В столице империи он познакомился и с диакониссой Олимпиадой, почитательницей Иоанна Златоуста (бывшего тогда пресвитером в Антиохии) слава о богословских талантах которого достигла Константинополя.

О последних годах жизни Григория Нисского почти ничего неизвестно. В 394 году он присутствовал на соборе в Константинополе, созванном для рассмотрения спора двух аравийских епископов, претендовавших на одну и ту же кафедру в Босре Аравийской. Сообщение о его участии в работе данного собора является последним известием о жизни Григория.

Сочинения

Григорий, как и его брат Василий Великий, был одним из наиболее выдающихся деятелей тринитарных споров IV века. Его труды разнообразны: догматические, нравственные сочинения, толкования на Священное Писание, письма и проповеди (в них проявился ораторский талант Григория). Центральное место в его наследии занимает трактат «Об устроении человека» (379 г.)[8].

  • Догматико-полемические: «Против Евномия», «Большое огласительное слово», «Опровержение мнений Аполлинария», «К Авлавию, о том, что не три Бога», «Диалог о душе и воскресении», «Против судьбы»;
  • Экзегетические: «Об устроении человека», «Защитительное [слово] о Шестодневе», «Толкование Песни Песней», «Беседы о молитве Господней», «Беседы о Блаженствах»;
  • Нравственно-аскетические: «О девстве», «Послание о жизни преподобной Макрины», «О цели жизни по Богу и об истинном подвижничестве»;
  • Проповеди: 29 проповедей на разные темы;
  • Письма: ок. 28 писем.

Учение

Библиологический словарь называет его "одним из самых глубоких философов среди св. отцов классической поры, равный в этом отношении только блж. Августину"[7]. Один из виднейших представителей греческой патристики. Развивал традиции христианского платонизма[9]. Как пишет В. Йегер, для Григория воспитание христианина «заключалось в одном беспрестанном... усилии... приблизиться, насколько это возможно для человека, к совершенству»[10].

Переводы

  • Григорий Нисский. Творения. В 8 ч. / Пер. Московской духовной академии. М., 1861—1871.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t1 Ч.1 ] Москва, 1861. — 470 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t2 Ч.2 ] Москва, 1861. — 480 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t3 Ч.3 ] Москва, 1862. — 410 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t4 Ч.4 ] Москва, 1862. — 400 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t5 Ч.5 ] Москва, 1863. — 502 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t6 Ч.6 ] Москва, 1864. — 513 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t7 Ч.7 ] Москва, 1865. — 538 с.
    • [www.odinblago.ru/nisskiy_t8 Ч.8 ] Москва, 1871. — 540 с.
  • Большое огласительное слово. / Редакция пер. Ю. А. Вестеля. Киев, Пролог. 2003. 380 стр.

Новые русские переводы:

  • Памятники византийской литературы IV—IX веков. / Отв. ред. Л. А. Фрейберг. М.: Наука. 1968. С. 84-86.
  • Григорий Нисский. Об устроении человека. / Пер., послесл. и примеч. В. М. Лурье под ред. А. Л. Верлинского. СПб.: Axioma, 1995. 176 стр. 3300 экз. 2-е изд. 2000.
  • Григорий Нисский. О жизни Моисея Законодателя или о совершенстве в добродетели. / Пер. А. Десницкого при участии О. Титовой и И. Пролыгиной. М., 1999. переизд.: М., 2009.
  • Григорий Нисский. Послание о жизни св. Макрины. / Пер. и комм. Т. Л. Александровой. М.: ГЛК, 2002. 127 стр. ISBN 5-87245-081-1
  • Аскетические сочинения и письма. / Изд. подг. Т. Л. Александрова. Науч. ред. А. Г. Дунаева. М.: ИС РПЦ, 2007. 336 стр.

Исследования

  • Тихомиров Д. И. Св. Григорий Нисский как моралист: Этико-историческое исследование. Могилев-на-Днепре, 1886. 384 стр.
  • Мартынов А. В. Учение св. Григория еп. Нисского о природе человека. (Опыт исследования в области христианской философии IV века). М., 1886. 387 стр.
  • Несмелов В. И. Догматическая система св. Григория Нисского. Казань, 1887.
  • Макарий (Оксиюк М. Ф.) Эсхатология св. Григория Нисского. Киев, 1914.
    • переизд.: М.: Паломник. 1999. 666 стр.
  • Карфикова Л. [www.bogoslov.ru/text/736248.html Толкование на надписания псалмов. Глава из книги «Григорий Нисский. Божия и человеческая бесконечность».]
  • Карфикова Л. [www.bogoslov.ru/text/753318.html О душе и воскресении. Глава из книги «Григорий Нисский. Божия и человеческая бесконечность».]
  • [web.archive.org/web/20130323134949/mystudies.narod.ru/library/_mix/desnitsky.htm Десницкий А. Экзегеза Св. Григория Нисского («О жизни Моисея»): заметки на полях]

Исследования по рецепции:

  • Кикнадзе Г. И. «Толкование Песни песней» Григория Нисского в грузинском переводе Георгия Мтацмидели. Автореф. дисс. … к. филол. н. Тб., 1968.
  • Шаламберидзе Н. М. «О рождении человека» Григория Нисского в грузинском переводе Георгия Мтацмидели. Автореф. дисс. Тб., 1970.
  • Челидзе Э. Г. Грузинский перевод космогонического труда Григория Нисского «Шестоднев». Автореф. дисс. … к. филол. н. Тб., 1986.
  • Баакашвили Т. В. «О жизни преподобной Макрины» Григория Нисского и его грузинский перевод. Автореф. дисс. … к. филол. н. Тб., 1990.

Напишите отзыв о статье "Григорий Нисский"

Примечания

  1. Православная энциклопедия, см. раздел ссылок
  2. [web.archive.org/web/20100513085644/mystudies.narod.ru/library/k/karsavin/karsav12.htm Карсавин Л. П. Святые Отцы и Учители Церкви]
  3. Григорий Богослов. Письмо 16. К Григорию Нисскому
  4. [web.archive.org/web/20081102202958/mystudies.narod.ru/name/g/greg_nyssa.htm Св. Григорий Нисский]
  5. [www.krotov.info/spravki/persons/04person/greg_nis.html Григорий Нисский (Из «Библиологического словаря» священника Александра Меня)]
  6. 1 2 Киприан (Керн), архимандрит. [web.archive.org/web/20100513064354/mystudies.narod.ru/library/k/kern/patr2/05_p1.htm Золотой век святоотеческой письменности (Глава 5. Св. Григорий Нисский)]
  7. 1 2 Мень А. В. Григорий Нисский // Библиологический словарь: в 3 т. — М.: Фонд имени Александра Меня, 2002.
  8. [www.lib.ua-ru.net/diss/cont/174056.html Антропология Григория Нисского в системе византийской культуры]
  9. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc1p/14810 Григорий Нисский]
  10. [esxatos.com/eger-rannee-hristianstvo-grecheskaya-paydeyya Вернер Йегер - Раннее христианство и греческая пайдейя]

Литература

Ссылки

Отрывок, характеризующий Григорий Нисский

«С рассветом две новые батареи, устроенные в ночи, на равнине, занимаемой принцем Экмюльским, откроют огонь по двум противостоящим батареям неприятельским.
В это же время начальник артиллерии 1 го корпуса, генерал Пернетти, с 30 ю орудиями дивизии Компана и всеми гаубицами дивизии Дессе и Фриана, двинется вперед, откроет огонь и засыплет гранатами неприятельскую батарею, против которой будут действовать!
24 орудия гвардейской артиллерии,
30 орудий дивизии Компана
и 8 орудий дивизии Фриана и Дессе,
Всего – 62 орудия.
Начальник артиллерии 3 го корпуса, генерал Фуше, поставит все гаубицы 3 го и 8 го корпусов, всего 16, по флангам батареи, которая назначена обстреливать левое укрепление, что составит против него вообще 40 орудий.
Генерал Сорбье должен быть готов по первому приказанию вынестись со всеми гаубицами гвардейской артиллерии против одного либо другого укрепления.
В продолжение канонады князь Понятовский направится на деревню, в лес и обойдет неприятельскую позицию.
Генерал Компан двинется чрез лес, чтобы овладеть первым укреплением.
По вступлении таким образом в бой будут даны приказания соответственно действиям неприятеля.
Канонада на левом фланге начнется, как только будет услышана канонада правого крыла. Стрелки дивизии Морана и дивизии вице короля откроют сильный огонь, увидя начало атаки правого крыла.
Вице король овладеет деревней [Бородиным] и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Морана и Жерара, которые, под его предводительством, направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками армии.
Все это должно быть исполнено в порядке (le tout se fera avec ordre et methode), сохраняя по возможности войска в резерве.
В императорском лагере, близ Можайска, 6 го сентября, 1812 года».
Диспозиция эта, весьма неясно и спутанно написанная, – ежели позволить себе без религиозного ужаса к гениальности Наполеона относиться к распоряжениям его, – заключала в себе четыре пункта – четыре распоряжения. Ни одно из этих распоряжений не могло быть и не было исполнено.
В диспозиции сказано, первое: чтобы устроенные на выбранном Наполеоном месте батареи с имеющими выравняться с ними орудиями Пернетти и Фуше, всего сто два орудия, открыли огонь и засыпали русские флеши и редут снарядами. Это не могло быть сделано, так как с назначенных Наполеоном мест снаряды не долетали до русских работ, и эти сто два орудия стреляли по пустому до тех пор, пока ближайший начальник, противно приказанию Наполеона, не выдвинул их вперед.
Второе распоряжение состояло в том, чтобы Понятовский, направясь на деревню в лес, обошел левое крыло русских. Это не могло быть и не было сделано потому, что Понятовский, направясь на деревню в лес, встретил там загораживающего ему дорогу Тучкова и не мог обойти и не обошел русской позиции.
Третье распоряжение: Генерал Компан двинется в лес, чтоб овладеть первым укреплением. Дивизия Компана не овладела первым укреплением, а была отбита, потому что, выходя из леса, она должна была строиться под картечным огнем, чего не знал Наполеон.
Четвертое: Вице король овладеет деревнею (Бородиным) и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Марана и Фриана (о которых не сказано: куда и когда они будут двигаться), которые под его предводительством направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками.
Сколько можно понять – если не из бестолкового периода этого, то из тех попыток, которые деланы были вице королем исполнить данные ему приказания, – он должен был двинуться через Бородино слева на редут, дивизии же Морана и Фриана должны были двинуться одновременно с фронта.
Все это, так же как и другие пункты диспозиции, не было и не могло быть исполнено. Пройдя Бородино, вице король был отбит на Колоче и не мог пройти дальше; дивизии же Морана и Фриана не взяли редута, а были отбиты, и редут уже в конце сражения был захвачен кавалерией (вероятно, непредвиденное дело для Наполеона и неслыханное). Итак, ни одно из распоряжений диспозиции не было и не могло быть исполнено. Но в диспозиции сказано, что по вступлении таким образом в бой будут даны приказания, соответственные действиям неприятеля, и потому могло бы казаться, что во время сражения будут сделаны Наполеоном все нужные распоряжения; но этого не было и не могло быть потому, что во все время сражения Наполеон находился так далеко от него, что (как это и оказалось впоследствии) ход сражения ему не мог быть известен и ни одно распоряжение его во время сражения не могло быть исполнено.


Многие историки говорят, что Бородинское сражение не выиграно французами потому, что у Наполеона был насморк, что ежели бы у него не было насморка, то распоряжения его до и во время сражения были бы еще гениальнее, и Россия бы погибла, et la face du monde eut ete changee. [и облик мира изменился бы.] Для историков, признающих то, что Россия образовалась по воле одного человека – Петра Великого, и Франция из республики сложилась в империю, и французские войска пошли в Россию по воле одного человека – Наполеона, такое рассуждение, что Россия осталась могущественна потому, что у Наполеона был большой насморк 26 го числа, такое рассуждение для таких историков неизбежно последовательно.
Ежели от воли Наполеона зависело дать или не дать Бородинское сражение и от его воли зависело сделать такое или другое распоряжение, то очевидно, что насморк, имевший влияние на проявление его воли, мог быть причиной спасения России и что поэтому тот камердинер, который забыл подать Наполеону 24 го числа непромокаемые сапоги, был спасителем России. На этом пути мысли вывод этот несомненен, – так же несомненен, как тот вывод, который, шутя (сам не зная над чем), делал Вольтер, говоря, что Варфоломеевская ночь произошла от расстройства желудка Карла IX. Но для людей, не допускающих того, чтобы Россия образовалась по воле одного человека – Петра I, и чтобы Французская империя сложилась и война с Россией началась по воле одного человека – Наполеона, рассуждение это не только представляется неверным, неразумным, но и противным всему существу человеческому. На вопрос о том, что составляет причину исторических событий, представляется другой ответ, заключающийся в том, что ход мировых событий предопределен свыше, зависит от совпадения всех произволов людей, участвующих в этих событиях, и что влияние Наполеонов на ход этих событий есть только внешнее и фиктивное.
Как ни странно кажется с первого взгляда предположение, что Варфоломеевская ночь, приказанье на которую отдано Карлом IX, произошла не по его воле, а что ему только казалось, что он велел это сделать, и что Бородинское побоище восьмидесяти тысяч человек произошло не по воле Наполеона (несмотря на то, что он отдавал приказания о начале и ходе сражения), а что ему казалось только, что он это велел, – как ни странно кажется это предположение, но человеческое достоинство, говорящее мне, что всякий из нас ежели не больше, то никак не меньше человек, чем великий Наполеон, велит допустить это решение вопроса, и исторические исследования обильно подтверждают это предположение.
В Бородинском сражении Наполеон ни в кого не стрелял и никого не убил. Все это делали солдаты. Стало быть, не он убивал людей.
Солдаты французской армии шли убивать русских солдат в Бородинском сражении не вследствие приказания Наполеона, но по собственному желанию. Вся армия: французы, итальянцы, немцы, поляки – голодные, оборванные и измученные походом, – в виду армии, загораживавшей от них Москву, чувствовали, что le vin est tire et qu'il faut le boire. [вино откупорено и надо выпить его.] Ежели бы Наполеон запретил им теперь драться с русскими, они бы его убили и пошли бы драться с русскими, потому что это было им необходимо.
Когда они слушали приказ Наполеона, представлявшего им за их увечья и смерть в утешение слова потомства о том, что и они были в битве под Москвою, они кричали «Vive l'Empereur!» точно так же, как они кричали «Vive l'Empereur!» при виде изображения мальчика, протыкающего земной шар палочкой от бильбоке; точно так же, как бы они кричали «Vive l'Empereur!» при всякой бессмыслице, которую бы им сказали. Им ничего больше не оставалось делать, как кричать «Vive l'Empereur!» и идти драться, чтобы найти пищу и отдых победителей в Москве. Стало быть, не вследствие приказания Наполеона они убивали себе подобных.
И не Наполеон распоряжался ходом сраженья, потому что из диспозиции его ничего не было исполнено и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. Стало быть, и то, каким образом эти люди убивали друг друга, происходило не по воле Наполеона, а шло независимо от него, по воле сотен тысяч людей, участвовавших в общем деле. Наполеону казалось только, что все дело происходило по воле его. И потому вопрос о том, был ли или не был у Наполеона насморк, не имеет для истории большего интереса, чем вопрос о насморке последнего фурштатского солдата.
Тем более 26 го августа насморк Наполеона не имел значения, что показания писателей о том, будто вследствие насморка Наполеона его диспозиция и распоряжения во время сражения были не так хороши, как прежние, – совершенно несправедливы.
Выписанная здесь диспозиция нисколько не была хуже, а даже лучше всех прежних диспозиций, по которым выигрывались сражения. Мнимые распоряжения во время сражения были тоже не хуже прежних, а точно такие же, как и всегда. Но диспозиция и распоряжения эти кажутся только хуже прежних потому, что Бородинское сражение было первое, которого не выиграл Наполеон. Все самые прекрасные и глубокомысленные диспозиции и распоряжения кажутся очень дурными, и каждый ученый военный с значительным видом критикует их, когда сражение по ним не выиграно, и самью плохие диспозиции и распоряжения кажутся очень хорошими, и серьезные люди в целых томах доказывают достоинства плохих распоряжений, когда по ним выиграно сражение.
Диспозиция, составленная Вейротером в Аустерлицком сражении, была образец совершенства в сочинениях этого рода, но ее все таки осудили, осудили за ее совершенство, за слишком большую подробность.
Наполеон в Бородинском сражении исполнял свое дело представителя власти так же хорошо, и еще лучше, чем в других сражениях. Он не сделал ничего вредного для хода сражения; он склонялся на мнения более благоразумные; он не путал, не противоречил сам себе, не испугался и не убежал с поля сражения, а с своим большим тактом и опытом войны спокойно и достойно исполнял свою роль кажущегося начальствованья.


Вернувшись после второй озабоченной поездки по линии, Наполеон сказал:
– Шахматы поставлены, игра начнется завтра.
Велев подать себе пуншу и призвав Боссе, он начал с ним разговор о Париже, о некоторых изменениях, которые он намерен был сделать в maison de l'imperatrice [в придворном штате императрицы], удивляя префекта своею памятливостью ко всем мелким подробностям придворных отношений.
Он интересовался пустяками, шутил о любви к путешествиям Боссе и небрежно болтал так, как это делает знаменитый, уверенный и знающий свое дело оператор, в то время как он засучивает рукава и надевает фартук, а больного привязывают к койке: «Дело все в моих руках и в голове, ясно и определенно. Когда надо будет приступить к делу, я сделаю его, как никто другой, а теперь могу шутить, и чем больше я шучу и спокоен, тем больше вы должны быть уверены, спокойны и удивлены моему гению».
Окончив свой второй стакан пунша, Наполеон пошел отдохнуть пред серьезным делом, которое, как ему казалось, предстояло ему назавтра.
Он так интересовался этим предстоящим ему делом, что не мог спать и, несмотря на усилившийся от вечерней сырости насморк, в три часа ночи, громко сморкаясь, вышел в большое отделение палатки. Он спросил о том, не ушли ли русские? Ему отвечали, что неприятельские огни всё на тех же местах. Он одобрительно кивнул головой.