Распутин, Валентин Григорьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Валентин Григорьевич Распутин
Имя при рождении:

Валентин Григорьевич Распутин

Место рождения:

с. Усть-Уда, Восточно-Сибирская область, РСФСР, СССР

Место смерти:

Москва, Россия

Род деятельности:

прозаик, публицист, общественный деятель

Годы творчества:

1966—2013

Жанр:

деревенская проза

Язык произведений:

русский

Дебют:

«Край возле самого неба» (1966)

Премии:
Награды:

Валенти́н Григо́рьевич Распу́тин (15 марта 1937, село Усть-Уда[1][2], Восточно-Сибирская область — 14 марта 2015, Москва) — выдающийся русский писатель, публицист, общественный деятель. Представитель «деревенской прозы».

Герой Социалистического Труда (1987). Лауреат двух Государственных премий СССР (1977, 1987), Государственной премии России (2012)[3] и Премии Правительства РФ (2010). Член Союза писателей СССР с 1967 года.





Биография

Родился 15 марта 1937 года в селе Усть-Уда Восточно-Сибирской (ныне Иркутской) области в крестьянской семье. Мать — Нина Ивановна Распутина, отец — Григорий Никитич Распутин. С двух лет жил в деревне Аталанке Усть-Удинского района, которая, как и старая Усть-Уда, впоследствии попала в зону затопления после строительства Братской ГЭСК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2928 дней]. Окончив местную начальную школу, вынужден был один уехать за пятьдесят километров от дома, где находилась средняя школа (об этом периоде впоследствии будет создан знаменитый рассказ «Уроки французского», 1973). После школы поступил на историко-филологический факультет Иркутского государственного университета. В студенческие годы стал внештатным корреспондентом молодёжной газеты. Один из его очерков обратил на себя внимание редактора. Позже этот очерк под заголовком «Я забыл спросить у Лёшки» был опубликован в альманахе «Ангара» (1961).

В 1979 году вошёл в редакционную коллегию книжной серии «Литературные памятники Сибири» Восточно-Сибирского книжного издательства. В 1980-х годах был членом редакционной коллегии журнала «Роман-газета».

В 1994 году выступил инициатором создания Всероссийского фестиваля «Дни русской духовности и культуры „Сияние России“» (Иркутск)[4].

Жил и работал в Иркутске, Красноярске и Москве.

9 июля 2006 года в результате авиакатастрофы, произошедшей в аэропорту Иркутска, погибла дочь писателя[5], 35-летняя Мария Распутина, музыкант-органист[6].

1 мая 2012 года в возрасте 72 лет умерла жена писателя, Светлана Ивановна Распутина[7].

13 марта 2015 года Валентин Григорьевич был госпитализирован, находился в коме[8][9]. Умер 14 марта 2015 года, за 4 часа до своего 78-летия (по иркутскому времени было уже 15 марта, поэтому земляки писателя считают, что он скончался в день рождения)[10][11][12].

16 марта 2015 года в Иркутской области был объявлен траур[13].

19 марта 2015 года прошли похороны писателя в Знаменском монастыре в Иркутске.

Творчество

Окончив университет в 1959 году, Распутин несколько лет работал в газетах Иркутска и Красноярска, часто бывал на строительстве Красноярской ГЭС и магистрали Абакан — Тайшет. Очерки и рассказы об увиденном позже вошли в его сборники «Костровые новых городов» и «Край возле самого неба».

В 1965 году Распутин показал несколько новых рассказов приехавшему в Читу на совещание молодых писателей Сибири В. Чивилихину, который стал «крёстным отцом» начинающего прозаика. Среди русских классиков своими учителями Распутин считал Достоевского и Бунина.

С 1966 года Распутин — профессиональный литератор. С 1967 года — член Союза писателей СССР.

Первая книга Валентина Распутина «Край возле самого неба» вышла в Иркутске в 1966 году. В 1967 году в Красноярске была издана книга «Человек с этого света». В том же году повесть «Деньги для Марии» была опубликована в иркутском альманахе «Ангара» (№ 4), а в 1968 году она вышла отдельной книгой в Москве в издательстве «Молодая гвардия»[14].

В полную силу талант писателя раскрылся в повести «Последний срок» (1970), заявив о зрелости и самобытности автора.

Затем последовали: рассказ «Уроки французского» (1973), повести «Живи и помни» (1974) и «Прощание с Матёрой» (1976).

В 1981 году вышли новые рассказы: «Наташа», «Что передать вороне», «Век живи — век люби».

Появление в 1985 году повести Распутина «Пожар», отличающейся остротой и современностью проблемы, вызвало большой интерес у читателя.

В последние годы писатель много времени и сил отдавал общественной и публицистической деятельности, не прерывая творчества. В 1995 году вышли в свет его рассказ «В ту же землю»; очерки «Вниз по Лене-реке». На протяжении 1990-х годов Распутин опубликовал ряд рассказов из «Цикла рассказов о Сене Позднякове»: Сеня едет (1994), Поминный день (1996), Вечером (1997), Нежданно-негаданно (1997), По-соседски (1998).

В 2003 году опубликовал книгу «Дочь Ивана, мать Ивана».

В 2006 году вышло третье издание альбома очерков писателя «Сибирь, Сибирь…» (предыдущие издания 1991, 2000).

В 2010 году Союз писателей России выдвигал кандидатуру Распутина на присуждение Нобелевской премии по литературе.

В Иркутской области его произведения входят в региональную школьную программу по внеклассному чтению[15].

В 2013 году с Виктором Кожемяко опубликовал книгу «Эти двадцать убийственных лет», в которой прямо описал превращение народа в «народонаселение», духовную и моральную деградацию за последние два десятилетия[16]

Экранизации

Общественно-политическая деятельность

С началом «перестройки» Распутин включился в широкую общественно-политическую борьбу. Он занимал последовательную антилиберальную позицию, подписал, в частности, антиперестроечное письмо с осуждением журнала «Огонёк» («Правда», 18.01.1989), «Письмо писателей России» (1990), «Слово к народу» (июль 1991), обращение сорока трёх «Остановить реформы смерти» (2001). Крылатой формулой контрперестройки стала процитированная Распутиным в выступлении на I Съезде народных депутатов СССР фраза П. А. Столыпина: «Вам нужны великие потрясения. Нам нужна великая страна». 2 марта 1990 года в газете «Литературная Россия» опубликовано «Письмо писателей России», адресованное Верховному Совету СССР, Верховному Совету РСФСР и ЦК КПСС, где, в частности, говорилось:

«В последние годы под знамёнами объявленной „демократизации“, строительства „правового государства“, под лозунгами борьбы с „фашизмом и расизмом“ в нашей стране разнуздались силы общественной дестабилизации, на передний край идеологической перестройки выдвинулись преемники откровенного расизма. Их прибежище — многомиллионные по тиражам периодические издания, теле- и радиоканалы, вещающие на всю страну. Происходит беспримерная во всей истории человечества массированная травля, шельмование и преследование представителей коренного населения страны, по существу объявляемого „вне закона“ с точки зрения того мифического „правового государства“, в котором, похоже, не будет места ни русскому, ни другим коренным народам России».

Распутин был среди 74 литераторов, подписавших это обращение[17].

В 1989—1990 — Народный депутат СССР.

Летом 1989 года на первом съезде народных депутатов СССР Валентин Распутин впервые [vif2ne.ru/nvz/forum/0/co/214213.htm высказал предложение о выходе России из СССР]. Впоследствии Распутин утверждал, что в нём «имеющий уши услышал не призыв к России хлопнуть союзной дверью, а предостережение не делать с одури или сослепу, что одно и то же, из русского народа козла отпущения».

В 1990—1991 — член Президентского совета СССР при М. С. Горбачёве[18]. Комментируя в позднейшей беседе с В. Бондаренко этот эпизод его жизни, В. Распутин заметил:

«Моё хождение во власть ничем не кончилось. Оно было совершенно напрасным. […] Со стыдом вспоминаю, зачем я туда пошёл. Моё предчувствие меня обмануло. Мне казалось, что впереди ещё годы борьбы, а оказалось, что до распада остались какие-то месяцы. Я был как бы бесплатным приложением, которому и говорить-то не давали»[19].

В декабре 1991 года был одним из тех, кто поддержал обращение к Президенту СССР и Верховному Совету СССР с предложением о созыве чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР[20].

В 1996 году был одним из инициаторов открытия Православной женской гимназии во имя Рождества Пресвятой Богородицы в г. Иркутске.

В Иркутске Распутин содействовал изданию православно-патриотической газеты «Литературный Иркутск», входил в совет литературного журнала «Сибирь».

В 2007 году Распутин выступил в поддержку Г.А.Зюганова[21].

Являлся сторонником КПРФ.

Валентин Распутин придерживался сталинистской позиции и считал её созвучной мнению народа:
«Вот и запах Сталина не могут переносить. Но тут уж я оставлю иронию и напомню читателям, что, сколько бы ни ненавидела Сталина и на дух его ни принимала нынешняя инославная „элита“, не следовало бы забывать ей, что в России не только ветераны, но и молодёжь относятся к нему совсем по-иному.


И когда, напомню, выдвигались народом кандидатуры на „Имя Россия“, третье место после благоверного Александра Невского и П. А. Столыпина было отдано Иосифу Виссарионовичу, генералиссимусу Великой Отечественной. Мало для кого секрет, что занял-то он в действительности первое место, но на две позиции был сознательно отодвинут, чтобы „не дразнить гусей“, то есть не принимающих Сталина на дух граждан.

И когда наша недалёкая либеральная то ли элита, то ли шарашка, злобно ненавидящая Сталина, требовала, чтобы в юбилейные дни 65-летия Победы и духа Иосифа Виссарионовича нигде не было, не говоря уж о портретах вождя, она добилась этим только того, что и духа, и портретов будет гораздо больше, чем если бы она так нахально не выставляла свои ультиматумы фронтовикам да и всем нам.

И правильно: не лезьте в душу народную. Она вам неподвластна. Пора бы это понять.»[22][23]

С 26 июля 2010 года — член Патриаршего совета по культуре (Русская православная церковь)[24]

… правительство наше относится к народу, судьбой которого оно распоряжается, по всему судя, как к инородному телу, не считая нужным вкладывать в него деньги. И как чада преступной приватизации, прятавшиеся под личиной «новорусских», вывозили миллиарды долларов за границу, подпитывая чужую жизнь, так и оно поступает. … Так что у будущего России перспективы невесёлые. … Когда в конце 1999-го для будущего президента отворились двери во власть, взамен у него были потребованы определённые обязательства сбережения — разумеется не народа, а олигархическо верхушки, устроившей нам занимательную жизнь. … Наверняка названы были и имена неприкасаемых: в первую очередь это, конечно, «семья», а также Чубайс, Абрамович … (С. 177—178)


Меня сперва удивило (поразило!) что там, на «Авроре», в куршавельской компании вроде бы неуместно оказались лица самого высокого ранга: министр федерального правительства госпожа Набиуллина, губернатор Санкт-Петербурга госпожа Матвиенко и прочие. И вынуждены были слушать похабные песни про русскую душу и много что ещё, а затем, вероятно, вынуждены были аплодировать. … А что им оставалось делать, если приглашение поступило от столь высокого олигарха, для которого нигде и ни в чём препятствий не существует? … В близких друзьях у этого олигарха полномочный представитель президента России Клебанов и помощник президента Дворкович. В недавней поездке президента в Париж его сопровождал (и не могло быть иначе), конечно, и Прохоров. Вот теперь и подумайте: могли ли некоторые лица даже и весьма высокого положения отказаться от приглашения на «Аврору» самого (самого!) Прохорова! Да ведь это ой как дорого могло обойтись! (С. 288 — о том, как Прохоров отмечал день рожденья на «Авроре»)[16]

30 июля 2012 высказался в поддержку уголовного преследования известной феминистской панк-группы Pussy Riot. Он вместе с Валерием Хатюшиным, Владимиром Крупиным, Константином Скворцовым опубликовал заявление под названием «Молчать не позволяет совесть». В нём он не только ратовал за уголовное преследование, но и весьма критически отозвался о письме деятелей культуры и искусства написанном в конце июня, назвав их соучастниками «грязного ритуального преступления»[25].

6 марта 2014 года подписал обращение Союза писателей России к Федеральному Собранию РФ и Президенту РФ В. В. Путину, в котором выразил поддержку действиям России в отношении Крыма и Украины[26].

Семья

Отец — Григорий Никитич Распутин (19131974).

Мать — Нина Ивановна Распутина (19111995).

Супруга — Светлана Ивановна (19392012). Дочь писателя Ивана Молчанова-Сибирского, родная сестра Евгении Ивановны Молчановой, супруги поэта Владимира Скифа.

  • Сын — Сергей Распутин (1961), преподаватель английского языка.
    • внучка — Антонина Распутина (р. 1986).

Библиография

  • Собрание сочинений в 3-х томах. — М.: Молодая гвардия — Вече-АСТ, 1994., 50 000 экз.
  • Избранные произведения в 2-х томах. — М.: Современник, Братск: ОАО «Братсккомплексхолдинг»., 1997
  • Избранные произведения в 2-х томах. — М.: Художественная литература, 1990, 100 000 экз.
  • Избранные произведения в 2-х томах. — М.: Молодая гвардия, 1984, 150 000 экз.

Награды

Государственные награды:

Премии:

  • Лауреат Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности 2012 года (2013)[37]
  • Лауреат премии Президента Российской Федерации в области литературы и искусства (2003)[38],
  • Лауреат премии Правительства России за выдающиеся заслуги в области культуры[39] (2010),
  • Лауреат Государственной премии СССР (1977, 1987),
  • Лауреат премии Иркутского комсомола им. Иосифа Уткина (1968),
  • Лауреат премии им. Л. Н. Толстого (1992),
  • Лауреат премии Фонда развития культуры и искусства при Комитете культуры Иркутской области (1994),
  • Лауреат премии им. Святителя Иннокентия Иркутского (1995),
  • Лауреат премии журнала «Сибирь» им. А. В. Зверева,
  • Лауреат премии Александра Солженицына[40] (2000),
  • Лауреат Литературной премии им. Ф. М. Достоевского (2001),
  • Лауреат премии им. Александра Невского «России верные сыны»[41] (2004),
  • Лауреат премии «Лучший зарубежный роман года. XXI век» (Китай, 2005),
  • Лауреат Всероссийской литературной премии имени Сергея Аксакова (2005),
  • Лауреат премии Международного фонда единства православных народов[42] (2011),
  • Лауреат премии «Ясная поляна»[43] (2012),

Почётный гражданин Иркутска (1986)[44], Почётный гражданин Иркутской области (1998)[45].

Память

  • 19 марта 2015 года имя Валентина Распутина было присвоено средней школе № 5 в Урюпинске (Волгоградская область)[46].
  • Имя Валентина Распутина присвоено научной библиотеке ИГУ[47].
  • Журнал «Сибирь» № 357/2 (2015) полностью посвящён Валентину Распутину[48][49].
  • Имя Валентина Распутина будет присвоено средней школе в Усть-Уде (Иркутская область)[50].
  • Имя Валентина Распутина будет присвоено школе в Братске[51].
  • В 2015 году имя Валентина Распутина было присвоено Байкальскому международному фестивалю научно-популярных и документальных фильмов «Человек и Природа»[52].
  • В 2017 году в Иркутске будет открыт музей Валентина Распутина[53]. В январе 2016 года личные вещи Валентина Распутина были переданы в Краеведческий музей[54], в марте 2016 года открылась выставка[55].
  • В 2011 году его память увековечена на мемориальной доске на здании школы в с. Юголок, в которой учился писатель (Иркутская область).

Напишите отзыв о статье "Распутин, Валентин Григорьевич"

Примечания

  1. Н. М. Рупосов, А. В. Лобов. [gp-ustuda.ru/kniga-ust-uda-staraya-i-novaya.html Усть-Уда: старая и новая]. Официальный сайт органа местного самоуправления. Администрация Усть-Удинского городского поселения Усть-Удинского района. Проверено 8 марта 2015.
  2. Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги, 2005, с. 164: «Родился я в трехстах километрах от Иркутска, — рассказывает писатель, — в Усть-Уде, что на Ангаре. Так что я — коренной сибиряк, или, как у нас говорят, тутошний. Отец мой крестьянствовал, работал в леспромхозе, служил и воевал… Словом, был, как все. Мать работала, была домохозяйкой, едва-едва управлялась с делами и семьей, — ей забот, сколько помню, всегда хватало.».
  3. [runews24.ru/russia/russia-day-12-june-2013.html День России 12 июня отмечается по всей стране]
  4. [irkipedia.ru/content/siyanie_rossii Сияние России | ИРКИПЕДИЯ — портал Иркутской области: знания и новости]
  5. Артём Костин. [izvestia.ru/news/315260 Писатель Валентин Распутин плакал в аэропорту…], Известия (10 июля 2006). Проверено 14 марта 2015.
  6. Елена Яковлева [www.rg.ru/2006/07/11/rasputin.html Маруся родилась как утешение. В семье Распутиных дежурят друзья] // Российская газета. — 11.07.2006. — № 4114.
  7. [www.kp.ru/daily/25878/2841773/ Умерла жена писателя Валентина Распутина], Комсомольская правда (4 мая 2012). Проверено 14 марта 2015.
  8. [rusnovosti.ru/posts/367040 Писатель Валентин Распутин попал в больницу и находится в коме.]
  9. [tass.ru/obschestvo/1828457 Писатель Валентин Распутин госпитализирован в Москве и находится в коме.]
  10. [lenta.ru/news/2015/03/15/rasputin/ Умер писатель Валентин Распутин], lenta.ru (01:12, 15 марта 2015). Проверено 14 марта 2015.
  11. [www.pravmir.ru/skonchalsya-pisatel-valentin-rasputin/ Скончался писатель Валентин Распутин]
  12. [ria.ru/culture/20150315/1052590647.html Скончался «патриарх» советской «деревенской прозы» Валентин Распутин — РИА-Новости]
  13. [cbs.irkipedia.ru/dne-traura-valentin-rasputin/ 16 марта в Иркутской области объявлено днем траура по Валентину Распутину | Централизованная библиотечная система]
  14. Литературная Сибирь / Сост. Трушкин В. П. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1971. — С. 324—325.
  15. Писатели Восточной Сибири: Учебная хрестоматия для 5—6-х классов общеобразоват. школ / Автор-сост. Шахерова О. Н. — Иркутск: Символ, 2001. — 304 с. — ISBN 5-7971-0101-7. — С. 237—244.
  16. 1 2 Валентин Григорьевич Распутин, Виктор Стефанович Кожемяко. [aleph.rsl.ru/F/SYB81FA5LLLUN9GC7BDFM5XKXHMVJXI8AELM2AD78T15I3P843-04278?&func=item-global&doc_library=RSL01&doc_number=006804621&year=&volume=&sub_library= Эти двадцать убийственных лет]. — М: Алгоритм, 2014. — 318 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-4438-0703-4.
  17. Сергей Чупринин. Русская литература сегодня. Новый путеводитель. М., 2009
  18. Кто есть кто в мировой политике / Отв. ред. Л. П. Кравченко. — М.: Политиздат, 1990. — С. 6.
  19. Бондаренко В. Г. Пламенные реакционеры. Три лика русского патриотизма. — М.: Алгоритм, 2003. — С. 503—504. — 752 с. — 3000 экз. — ISBN 5-9265-0101-6
  20. Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990—1993 гг.) Т. 6: Дополнительные, мемуарные, справочные материалы, стр. 543—552. М., Фонд конституционных реформ. 2010. ISBN 978-5-9901889-2-1
  21. [kprf.ru/rus_soc/51920.html Писатель Валентин Распутин: Для того, чтобы Россия поднялась на ноги нужен такой человек, как Зюганов!]. Проверено 18 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EismmdfH Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  22. [www.voskres.ru/interview/pasputin.htm Беседа Валентина Распутина с Виктором Кожемяко]
  23. [nash-sovremennik.ru/archive/2010/n6/1006-10.pdf Беседа Валентина Распутина с Виктором Кожемяко // «Наш современник»]
  24. [www.patriarchia.ru/db/text/1230755.html Состав Патриаршего совета по культуре]
  25. [www.gazeta.ru/culture/2012/07/30/a_4702541.shtml Расписались за бога]
  26. www.rospisatel.ru/pismo-sp-ukr.htm
  27. [www.mosconsv.ru/ru/person.aspx?id=8808 М. В. Распутина на сайте Московской консерватории]
  28. [www.sedmitza.ru/news/423068.html Святейший Патриарх Алексий выразил соболезнование писателю Валентину Распутину в связи с трагической гибелью его дочери в авиакатастрофе]
  29. [1001.ru/arc/lit_gazeta/issue109/ Жить и помнить. На гибель Марии Валентиновны Распутиной]
  30. [sovross.ru/modules.php?file=article&name=News&sid=922 Виктор Кожемяко. Лик Марии. 9 июля — годовщина авиакатастрофы в Иркутске // Советская Россия, июль, 2007]
  31. [rm.mosconsv.ru/?p=4838 О сборнике статей памяти Марии Распутиной]
  32. [tribuna.mosconsv.ru/?p=3099 Снежана Сунцова. Две премьеры // Трибуна молодого журналиста, № № 8 (115), ноябрь 2011]
  33. [obl-vesti.ru/society/1370-valentin-rasputin-podaril-irkutsku-yeksklyuzivnyj-organ.html Валентин Распутин подарил Иркутску эксклюзивный орган.]
  34. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?905159 Указ Президента Российской Федерации от 8 марта 2008 года № 287 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ III степени Распутина В. Г.»]
  35. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?733396 Указ Президента Российской Федерации от 28 октября 2002 года № 1265 «О награждении орденом „За заслуги перед Отечеством“ IV степени Распутина В. Г.»]
  36. [s:Указ Президента РФ от 01.09.2011 № 1137|Указ Президента Российской Федерации от 1 сентября 2011 года № 1137 «О награждении орденом Александра Невского Распутина В. Г.»]
  37. Указ Президента Российской Федерации от 7 июня 2013 г. № 542 «О присуждении Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности 2012 года»
  38. Указ Президента Российской Федерации от 13 февраля 2004 г. № 194 «О присуждении премии Президента Российской Федерации в области литературы и искусства 2003 года»
  39. [irk.kp.ru/online/news/644388/ Валентин Распутин и Даши Намдаков получили премии Правительства России]
  40. «за пронзительное выражение поэзии и трагедии народной жизни, в сращённости с русской природой и речью; душевность и целомудрие в воскрешении добрых начал»
  41. «за повесть „Дочь Ивана, мать Ивана“»
  42. [vesti.irk.ru/kul_tura/2011/01/21/112820/ Валентин Распутин удостоен премии Международного фонда единства православных народов]
  43. [www.kp.ru/online/news/1269774/Валентин Распутин стал лауреатом премии «Ясная поляна»]
  44. [www.titoff.ru/news/index.php?id=4981&gid=3 Валентину Распутину вручён знак «Почётный гражданин города Иркутска»]
  45. [www.irkobl.ru/irk/awards/honourable/ Иркутская область. Официальный портал]
  46. [www.interfax.ru/russia/430866 Школа в Урюпинске получила имя Валентина Распутина — Интерфакс]
  47. [www.gazetairkutsk.ru/2015/11/11/id124633/ Имя Валентина Распутина присвоено научной библиотеке ИГУ]
  48. [www.lgz.ru/article/-32-6520-5-08-2015/litinformbyuro-32-2015/ Литинформбюро № 32 — Литературная газета]
  49. [www.vesti.ru/doc.html?id=2647233 Вести. Ru: Журнал, посвящённый Валентину Распутину, презентовали в Иркутске]
  50. [www.vsp.ru/social/2015/06/18/555090 Школу в Усть-Уде достроят и присвоят ей имя Валентина Распутина | ВСП.RU]
  51. [news.ircity.ru/7962/ Школе в Братске присвоят имя Валентина Распутина]
  52. [irkobl.ru/sites/culture/news/news/160860/?print=y Кинофестивалю «Человек и Природа» присвоено имя Валентина Распутина | Портал Иркутской области]
  53. [vesti.irk.ru/news/culture/179103/?forgot_password=yes&backurl=%2Fnews%2Fculture%2F179103%2F Музей Валентина Распутина откроется в Иркутске весной 2017 года]
  54. [vesti.irk.ru/news/culture/178964/ Личные вещи Валентина Распутина передал Иркутскому краеведческому музею сын писателя]
  55. [news.mail.ru/society/25033327/ О становлении веры писателя В. Распутина расскажет Иркутский краеведческий музей — Новости Общества — Новости Mail.Ru]

Литература

  • Каминский П. П. Время и бремя тревог. Публицистика Валентина Распутина: Монография. — 2-е изд., стереотип. М.: Флинта, Наука, 2013. — 240 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-9765-1337-2, ISBN 978-5-02-037742-5
  • Тендитник Н. С. Мастера. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1981. — 304 с. — С. 5—124. — 5000 экз.
  • [books.google.ru/books?id=MvW-Wy-keSoC&pg=PA164&lpg=PA164&dq=Распутин Распутин] // [books.google.ru/books?id=MvW-Wy-keSoC Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги] / Под ред. Н. Н. Скатова. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. — Т. 3. — С. 164—169. — 830 с. — 5000 экз. — ISBN 5-94848-307-X.
  • В. Г. Распутин. Биобиблиографический указатель. — Иркутск: Издатель Сапронов, 2007. — 472 с. — ISBN 978-5-94533-077-9. — сост.: Г. Ш. Хонгордоева, Э. Д. Елизарова.

Публикации в прессе

  • [www.voskres.ru/interview/rasputin.htm У нас — Поле Куликово, у них — «поле чудес»] , Писатель Валентин Распутин в беседе с Виктором Кожемяко, журнал « Час России». N1, май, 2000 г.
  • [www.voskres.ru/interview/pasputin.htm В святотатстве и больших деньгах нет вдохновения], Писатель Валентин Распутин в беседе с Виктором Кожемяко.
  • [www.voskres.ru/interview/rasputin2.htm Цена жизни] , Писатель Валентин Распутин в беседе с Виктором Кожемяко, газета «Правда», № 2 за 2007 г.
  • [www.izvestia.ru/news/300278 «Увольнение журналиста Распутина»]
  • [svpressa.ru/society/article/50440/ «Наше государство убивает само себя»]
  • [www.interfax-religion.ru/?act=documents&div=1184 Молчать не позволяет совесть. Обращение писателей и публицистов в поддержку уголовного преследования «Pussy Riot»]

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10975 Распутин, Валентин Григорьевич]. Сайт «Герои Страны».

  • [magazines.russ.ru/novyi_mi/2000/5/solgen.html/ А. И. Солженицын. Слово при вручении премии Солженицына Валентину Распутину 4 мая 2000 г.]
  • [anna-marly.narod.ru/0_8030.html Валентин Распутин об Анне Смирновой-Марли- Русской музе Французского Сопротивления]
  • [sibirica.su/glava-pervaya/valentin-rasputin-vozvraschenie-k-rossii Валентин Распутин: «Возвращение к России»]

Отрывок, характеризующий Распутин, Валентин Григорьевич

– Полноте, граф. Вы знаете!
– Ничего не знаю, – сказал Пьер.
– Я знаю, что вы дружны были с Натали, и потому… Нет, я всегда дружнее с Верой. Cette chere Vera! [Эта милая Вера!]
– Non, madame, [Нет, сударыня.] – продолжал Пьер недовольным тоном. – Я вовсе не взял на себя роль рыцаря Ростовой, и я уже почти месяц не был у них. Но я не понимаю жестокость…
– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.