Кировская область

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Субъект Российской Федерации

Кировская область

Административный центр

Киров

Площадь

30-я

- Всего
- % водн. пов.

120 374 км²
0,5

Население

38-я

- Всего
- Плотность

1 297 474[1] (2016)

10.78 чел./км²

ВРП

50-я

- Всего, в текущих ценах
- На душу населения

250,3[3] млрд. руб. (2014)

191,4 тыс. руб.

Федеральный округ

Приволжский

Экономический район

Волго-Вятский

Губернатор

Васильев Игорь Владимирович (врио)

Председатель
Законодательного Собрания

Алексей Ивонин

Код субъекта РФ

43

Часовой пояс

Награды:

Ки́ровская о́бласть — область в Российской Федерации. Входит в состав Приволжского федерального округа. Относится к Волго-Вятскому экономическому району.

Территория области составляет 120 374 км²[4]. Численность населения — 1 297 474[1] чел. (2016). Городское население — 75.93 % (985194).[5].

Административный центр — город Киров. Другие крупные города области — Кирово-Чепецк, Слободской, Вятские Поляны, Котельнич. Административное деление области включает 39 муниципальных районов, а также пять городов областного подчинения и одно закрытое административно-территориальное образование федерального подчинения — Первомайский.

Область граничит на востоке с Пермским краем и Удмуртией, на севере — с Республикой Коми и Архангельской областью, на западе — с Вологодской, Костромской, Нижегородской областями, на юге — с республиками Марий Эл и Татарстан.

Кировская область образована в 1936 году при выделении Удмуртской АССР из состава Кировского края (который был образован в 1934 году на части территории Вятской губернии, переданной в Нижегородскую область в 1929 году). Кировская область граничит с бо́льшим числом субъектов, чем любой другой субъект России — с 9.





Физико-географическая характеристика

Кировская область, одна из крупнейших в Нечернозёмной зоне Российской Федерации, расположена на северо-востоке Русской равнины в центрально-восточной части Европейской России. Простирается на 570 км c севера на юг от 56°03' с. ш. до 61°04' с. ш. и на 440 км с запада на восток от 41°17 в. д. до 53°56 в. д.[6].

Площадь — 120 374 км².

Расстояние от города Кирова до Москвы — 896 км.

Рельеф

Рельеф области — всхолмленный с общим наклоном поверхности с северо-востока на юго-запад. Разница абсолютных высот составляет 281 м (от 56 м до 337 м). В центральной части области расположены Вятские Увалы, на северо-востоке — Верхнекамская возвышенность, на севере — Северные Увалы.

Гидрография

В области насчитывается 19753 реки общей протяженностью 66,65 тыс. км. Северные Увалы разделяют реки двух бассейнов — Северодвинского и Волжского. Большая часть области занята бассейном реки Вятки, впадающей в Каму на территории Татарстана. У Камы в области расположено только верхнее течение[7]. К другим крупным протекающим в пределах области относятся реки Молома, Пижма, Луза, Кобра, Чепца.

Общее количество озёр на территории области 4,5 тыс. Вместе с прудами, количество замкнутых водоёмов области составляет 5,5 тыс.[8] Самые крупные озёра: Акшубень — 85 га, Орловское — 63 га, Мусерское — 32 га. Самый глубокий водоём области — Лежнинское озеро — 36,6 м.[9] В Уржумском районе расположено уникальное озеро Шайтан.

Характерна высокая заболоченность северной половины области. В Верхнекамском районе заболоченность достигает 40 % от общей площади. Крупнейшие болота: Волменское — 13 514 га, Саламатьевское — 10 556 га, Кайсинское — 10 517 га.[10]

Климат

Климат умеренно континентальный. Близость к Северному Ледовитому океану обуславливает возможность вторжения холодного воздуха. Отсюда сильные морозы зимой, заморозки и резкие похолодания в летние месяцы.

Средняя многолетняя температура января: −13,5… −15 °C, июля: +17…+19 °C. Абсолютный максимум температуры достигает +38…+40 °C, абсолютный минимум: −45… −50 °C.

В среднем за год относительная влажность воздуха 75—79 %. С октября по февраль средние месячные значения влажности — 81—89 %. В переходные месяцы года (март, сентябрь) она колеблется от 74 % до 85 %. Наиболее сухой воздух с влажностью 61—68 % бывает в мае — июне.

Область относится к зоне достаточного увлажнения. Осадки идут каждый второй день. В среднем за год по области выпадает 500—680 мм, на севере — 590—680 мм, на юге — 500—550 мм. 60—70 % осадков приходится на теплое время года.

В течение года преобладают юго-западные и южные ветры. Средняя годовая скорость ветра достигает 3—5 м/с. Летом ветры слабее (исключая шквалы), осенью увеличиваются и в холодное время достигают максимума. Ветер обычно бывает порывистый. Порывы изредка достигают 30—40 м/с, иногда более.[11]

Природные ресурсы

Основу природно-ресурсного потенциала области составляют лес (в основном хвойные породы), фосфориты, торфяники, пушнина, водные и земельные ресурсы. Встречается исключительно редкий минерал волконскоит. Широко распространены месторождения торфа. Велики запасы нерудного минерального сырья: известняков, мергелей, глин, песков и гравия. В последние десятилетия на востоке области выявлены незначительные промышленные запасы нефти, а также залежи бентонитовых глин. В области находится крупнейшее в Европе Вятско-Камское месторождение фосфоритов. Область богата минеральными источниками и лечебными грязями. На территории Кумёнского района находится известный курортный посёлок Нижнеивкино, куда на лечение и отдых приезжают жители Кировской области и других регионов России.

Особо охраняемые природные территории

Имеется 197 особо охраняемых природных территорий общей площадью 375,6 тыс. га: государственный природный заповедник федерального значения «Нургуш», три государственных природных заказника регионального значения — «Пижемский», «Былина», «Бушковский лес», 189 памятников природы регионального значения, три лечебно-оздоровительных местности[12]. Ведутся работы по созданию национального парка «Атарская Лука»[13].

Экология

Состояние атмосферного воздуха по Кировской области стабильное. Наиболее интенсивное загрязнение отмечается на территории сосредоточенности промышленных предприятий и интенсивного движения транспортных средств.

Качество воды в реке Вятке, бассейн которой занимает большую часть территории области, отличается повышенным содержанием железа, имеющего природный характер. Наиболее высокие концентрации вредных веществ сосредоточены на участке от города Слободского до города Кирова.

В 2007 году утверждён «Перечень потенциально-опасных и критически важных объектов Кировской области», в который включено 65 объектов, из них 3 химически опасных объекта 3 класса опасности: завод минеральных удобрений Кирово-Чепецкого химкомбината, завод полимеров Кирово-Чепецкого химкомбината и комплекс объектов по хранению и уничтожению химического оружия «Марадыковский» в Оричевском районе.

История

14 января 1929 года постановлением президиума ВЦИК на территории Нижегородской и Вятской губерний, а также незначительных территорий Владимирской и Костромской губерний создаётся Нижегородская область. 15 июля 1929 года образован Нижегородский край (с 1932 года — Горьковский), куда вошли Нижегородская область, Вотская (с 1932 года — Удмуртская) и Марийская автономные области и Чувашская АССР. Территория бывшей Нижегородской области поделена на 4 округа — Вятский, Котельнический, Нижегородский и Нолинский. В 1930 году округа упразднены, районы переданы в прямое подчинения краевых властей. В 1930—1934 годах проводится политика по разукрупнению регионов.

7 декабря 1934 года одновременно с переименованием города Вятки в Киров на территории Горьковского края выделяется Кировский край, куда вошли 37 районов Горьковского края, Удмуртская АССР, а также Воткинский и Сарапульский районы Свердловской области.

В 1936 году в преддверии принятия Конституции РСФСР 1937 года ликвидируется краевое деление в РСФСР, из состава Кировского края выходит Удмуртская АССР, сам край переименован в Кировскую область. 22 октября 1937 года постановлением ВЦИК из Кировской области в Удмуртскую АССР переданы Воткинский, Сарапульский, Каракулинский и Киясовский районы. В 1941 году в состав Кировской области из Архангельской области переданы Опаринский, Лальский и Подосиновские районы.

Органы государственной власти

Систему органов государственной власти Кировской области составляют (согласно Уставу области):

В соответствии с Уставом, правосудие в Кировской области осуществляется[14]:

Население

Численность населения области по данным Госкомстата России составляет 1 297 474[1] чел. (2016). Плотность населения — 10.78 чел./км2 (2016). Городское население — 75.93 % (985194).

Национальный состав населения

Согласно переписи населения 2010 года:

Населённые пункты

Населённые пункты с численностью населения более 4,5 тысяч человек
Киров 496 986[15]
Кирово-Чепецк 74 134[15]
Слободской 33 334[15]
Вятские Поляны 33 053[15]
Котельнич 24 169[15]
Омутнинск 22 442[15]
Яранск 16 283[15]
Советск 15 719[15]
Сосновка 11 420[15]
Зуевка 10 697[15]
Белая Холуница 10 597[15]
Луза 10 461[15]
Уржум 9975[15]
Кирс 9639[15]
Нолинск 9703[15]
Вахруши 9646[15]
Оричи 7496[15]
Малмыж 7591[15]
Мурыгино 7437[15]
Восточный 7117[15]
Орлов 6834[15]
Даровской 6718[15]
Мураши 6384[15]
Первомайский 6455[15]
Красная Поляна 6204[15]
Кильмезь 5648[15]
Юрья 5404[15]
Демьяново 5061[15]
Фалёнки 4812[15]
Ленинское 4744[15]
Кумёны 4677[15]
Лесной 4310[15]
Нагорск 4500[15]
Рудничный 4458[15]
Кикнур 4504[15]

Административное деление

До реформы местного самоуправления в Кировской области насчитывалось 45 муниципальных образований — районов и городов областного подчинения. В соответствии с новым законодательством в области образовано 481 муниципальное образование: к прежним 45 районам и городам добавилось 436 новых образований (383 сельских и 53 городских поселений)[16][17].

Начиная с 2006 года в результате укрупнения муниципальных образований количество поселений в области уменьшилось, прежде всего, за счет сельских поселений.

Действующее административно-территориальное устройство области:

  • 39 муниципальных районов,
  • 6 городских округов,
  • 273 сельских поселений,
  • 53 городских поселений.

Муниципальные районы

Муниципальный
район
Административный
центр
1 Арбажский район посёлок Арбаж
2 Афанасьевский район посёлок Афанасьево
3 Белохолуницкий район город Белая Холуница
4 Богородский район посёлок Богородское
5 Верхнекамский район город Кирс
6 Верхошижемский район посёлок Верхошижемье
7 Вятско-Полянский район город Вятские Поляны
8 Даровской район посёлок Даровской
9 Зуевский район город Зуевка
10 Кикнурский район посёлок Кикнур
11 Кильмезский район посёлок Кильмезь
12 Кирово-Чепецкий район город Кирово-Чепецк
13 Котельничский район город Котельнич
14 Кумёнский район посёлок Кумёны
15 Лебяжский район посёлок Лебяжье
16 Лузский район город Луза
17 Малмыжский район город Малмыж
18 Мурашинский район город Мураши
19 Нагорский район посёлок Нагорск
20 Немский район посёлок Нема
Муниципальный
район
Административный
центр
21 Нолинский район город Нолинск
22 Омутнинский район город Омутнинск
23 Опаринский район посёлок Опарино
24 Оричевский район посёлок Оричи
25 Орловский район город Орлов
26 Пижанский район посёлок Пижанка
27 Подосиновский район посёлок Подосиновец
28 Санчурский район посёлок Санчурск
29 Свечинский район посёлок Свеча
30 Слободской район город Слободской
31 Советский район город Советск
32 Сунский район посёлок Суна
33 Тужинский район посёлок Тужа
34 Унинский район посёлок Уни
35 Уржумский район город Уржум
36 Фалёнский район посёлок Фалёнки
37 Шабалинский район посёлок Ленинское
38 Юрьянский район посёлок Юрья
39 Яранский район город Яранск

Городские округа

  1. Муниципальное образование «Город Киров»,
  2. город Вятские Поляны,
  3. город Кирово-Чепецк,
  4. город Котельнич,
  5. Городской округ город Слободской,
  6. ЗАТО Первомайский.

Промышленность

Основные отрасли промышленности: машиностроение и металлообработка; цветная и чёрная металлургия, химическая, микробиологическая, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная, лёгкая, пищевая промышленность, торфяная.

См. также: Промышленные предприятия Кировской области

Сельское хозяйство

Ведущей товарной отраслью в сельскохозяйственном производстве является животноводство, преимущественно молочно-мясного направления. Основные выращиваемые сельскохозяйственные культуры: зерновые, картофель, лён и овощи. В структуре зерновых преобладают озимая рожь и фуражные культуры. Сельскохозяйственное производство обеспечивает продовольственную безопасность области. До 20 % продукции животноводства вывозится за пределы области, в основном в северные регионы страны.

Транспорт

В Кирове расположен гражданский аэропорт Победилово. В 25 км от Кирова расположена посадочная площадка Кучаны, предназначенная для приема и выпуска воздушных судов малой авиации. На посадочной площадке базируется авиакомпания «Вяткаавиа»

Через Кировскую область проходит основной пассажирский ход Транссибирской магистрали, также линия, связывающая северные регионы с Центральной Россией Киров — Котлас. Общая протяжённость железных дорог — 1098 км.

Сеть автомобильных дорог с твёрдым покрытием протяжённостью 9086 км. Вместе с тем, существует необходимость строительства дорог, соединяющих Кировскую область с другими субъектами федерации. Так, до сих пор отсутствует дорожное покрытие на границе Кировской области и Удмуртии по дороге Киров — Глазов — Пермь, из-за чего выгодный транспортный путь практически не используется.

Основной водной магистралью является река Вятка. Протяжённость эксплуатируемых водных путей по Вятке и её притокам — 1800 км. В связи с развитием торфодобычи, на территории области была построена сеть узкоколейных железных дорог:

См. также: Действующие узкоколейные железные дороги России


Культура

В области расположено 3,5 тысячи памятников истории, культуры и архитектуры, на государственную охрану поставлены 883 памятника археологии, градостроительства и архитектуры, истории и искусства.

В области насчитывается 817 публичных (общедоступных) библиотек, 40 музеев (литературные дома-музеи А. С. Грина и М. Салтыкова-Щедрина, краеведческие, этнографические, естественно-научные, мемориальные и отраслевые), несколько выставочных залов, более 800 учреждений культуры.

Конкурсы и фестивали

В Кирове и области регулярно проводятся:

  • Всероссийский праздник танца на приз народного артиста РФ, профессора, академика В. М. Захарова,
  • Всероссийский конкурс мастеров художественного слова «Моя Россия»,
  • Межрегиональный фестиваль национальных культур «Жар-птица»,
  • Международный музыкальный фестиваль «Вятская весна»
  • Открытый фестиваль социальных кино- и телепрограмм «Вятка»,
  • Всероссийский фестиваль современной рукотворной игрушки,
  • Всероссийский Васнецовский пленэр,
  • Фестиваль авторской песни «Гринландия»,
  • Фестиваль народных промыслов и ремесел «Вятский лапоть»,
  • «Истобенский огурец» ― фестиваль народного творчества и юмора.

Народные промыслы

Область славится художественными народными промыслами: дымковской расписной глиняной игрушкой, изделиями из капа-корня, соломки, соснового корня, дерева, лозы, вятскими кружевами, изделиями из льна с традиционной вышивкой, керамикой.

Вятские говоры

Относятся к севернорусскому наречию. Считаются самыми архаичными среди всех его групп, поскольку они лучше других сохраняют фонетику и морфологические особенности наречия Новгородской земли XIII—XIV вековК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3913 дней].

Вятские говоры неоднородны, что объясняется различным временем заселения Вятской земли русскими и характером взаимодействия с местными неславянскими говорами. Массовое заселение бассейна реки Вятки славянами началось относительно поздно, во второй половине XIV в., хотя проникновение немногочисленных групп славян на эту территорию могло быть значительно раньше. Основное ядро русских переселенцев на Вятку в период раннего её освоения составили новгородцы и выходцы из новгородских северных колоний. Коренным населением вятских земель были различные финно-угорские племена — предки удмуртов, коми, мари, а на юге — тюркские. Таким образом, русские говоры Вятского края формировались во взаимодействии с местными финно-угорскими, а также тюркскими языками (прежде всего, татарским). Древний новгородский говор на Вятке подвергся изменениям и стал существенно отличаться от материнского. Своеобразие формирования вятских говоров заключается в том, что они на протяжении длительного времени почти не вступали во взаимодействие с русскими говорами других областей, что объясняется историческими условиями. В дореволюционный период на крестьянские говоры было ничтожным влияние литературного языка. Сочетанием этих двух факторов объясняется своеобразие многих фонетических, морфологических и синтаксических особенностей местных говоров, причем некоторые из этих особенностей являются очень древними, присущими древнерусскому языку.

В области фонетики имеют следующие особенности:

  • оппозиция (противопоставление) кратких и долгих звуков (как гласных, так и согласных) в результате упрощения групп согласных и выпадения йота (например, «делаат» — делает, «хвосс» — хвост);
  • произношение мягкого «р» перед задненёбными согласными (четверьк, ср. рус. лит. «четверг»);
  • наличие исконно мягких шипящих (ж, ш, ч) и ц (в других севернорусских говорах они отвердели);
  • произношение е как и между мягкими согласными на месте -ятя (нидиля, ср. рус. лит. «неделя»).

Вятские говоры имеют следующие морфологические особенности:

  • смешение окончаний дательного и творительного падежей множественного числа существительных и прилагательных;
  • смешение окончаний прилагательных творительного и местного падежей в мужском и среднем роде единственного числа;
  • наличие постпозитивных частиц, согласуемых в роде, числе и падеже с существительными.

Религия

Крупнейшая религиозная община области — православная (Вятская епархия Русской православной церкви). Наблюдается заметное количество староверов, особенно на северо-востоке (Омутнинский, Афанасьевский районы) и на юге области.

В южных районах области, граничащих с Республикой Татарстан, распространён ислам суннитского толка (Духовное управление мусульман Кировской области). К крупным также относятся армянская и иудейская религиозные общины.

Новые религиозные движения представлены общинами свидетелей Иеговы, христиан-евангелистов (пятидесятников), христиан-баптистов.

Образование

В области насчитывается 11 учреждений (вместе с филиалами) высшего профессионального образования (данные на 16 августа 2016 года)[18][19], 97 учреждений начального и среднего профессионального образования, 755 школ, 530 учреждений дошкольного образования, 135 учреждений дополнительного образования детей.

Известные люди

Персоналии Кировской области

Про известных уроженцев Вятской губернии:

Уроженцы Кировской области

Ссыльные, заключенные и эвакуированные

Напишите отзыв о статье "Кировская область"

Примечания

  1. 1 2 3 [www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/Popul2016.xls Оценка численности постоянного населения на 1 января 2016 года и в среднем за 2015 год]. Проверено 27 марта 2016. [www.webcitation.org/6gJeknmJ4 Архивировано из первоисточника 27 марта 2016].
  2. [www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-14.xlsx Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации в 1998-2014гг.] (рус.) (xls). Росстат.
  3. [www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-14.xlsx Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации в 1998-2014гг.] (рус.) (xls). Росстат.
  4. [ako.kirov.ru/region/index.php Правительство Кировской области — Общие сведения]
  5. [kirovstat.kirov.ru/digital/region1/DocLib/chislen.htm Численность населения Кировской области] по данным Кировстата
  6. Соловьёв А.Н. Земля Вятская // Энциклопедия земли Вятской / Отв. Ситников В. А.. — Киров: ГИПП «Вятка», 1997. — Т. Том VII — Природа. — С. 49. — 15 000 экз. — ISBN 5-86645-015-1.
  7. Кликашева А.Н. Реки // Энциклопедия земли Вятской / Отв. Ситников В. А.. — Киров: ГИПП «Вятка», 1997. — Т. Том VII — Природа. — С. 175-199. — 15 000 экз. — ISBN 5-86645-015-1.
  8. Соловьев А.Н. Озёра // Энциклопедия земли Вятской / Отв. Ситников В. А.. — Киров: ГИПП «Вятка», 1997. — Т. Том VII — Природа. — С. 200-222. — 15 000 экз. — ISBN 5-86645-015-1.
  9. Кировская область в цифрах: краткий стат.сборник / Отв. Зорин Н.И.. — Киров: Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Кировской области, 2009. — 80 с. — 10 000 экз. — ISBN 978-5-98214-030-2.
  10. Уланов А.Н., Журавлева Е.Л., Соловьев А.Н. Болота, Болотные резерваты // Энциклопедия земли Вятской / Отв. Ситников В. А.. — Киров: ГИПП «Вятка», 1997. — Т. Том VII — Природа. — С. 223-237. — 15 000 экз. — ISBN 5-86645-015-1.
  11. Френкель М.О. Климат // Энциклопедия земли Вятской / Отв. Ситников В. А.. — Киров: ГИПП «Вятка», 1997. — Т. Том VII — Природа. — С. 142-165. — 15 000 экз. — ISBN 5-86645-015-1.
  12. [www.ako.kirov.ru/news/detail.php?ID=14480 Число особо охраняемых природных территорий в области может возрасти]
  13. [ako.kirov.ru/news/detail.php?ID=16003 Национальный парк «Атарская Лука» может стать одним из брендов Вятского края]
  14. Устав Кировской области, ст. 62
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года
  16. [www.zsko.ru/press/smi/publ/detail.php?ID=2279 Реформа местного самоуправления]
  17. [www.ako.kirov.ru/power/local/glav_mo.php Руководители районов и городских округов]
  18. [rl.obrnadzor.gov.ru/data?offset=0&pageLength=10&region=43&orgTitle=%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%88%D0%B5%D0%B3%D0%BE&licenseState=VALID Поиск лицензий: Образовательная организация высшего образования - Кировская область]. Рособрнадзор. Проверено 16 августа 2016.
  19. [indicators.miccedu.ru/monitoring/_vpo/material.php?type=2&id=10402 Информационно-аналитические материалы по результатам проведения мониторинга эффективности деятельности образовательных организаций высшего образования 2016 года — Кировская область]. ГИВЦ Министерства образования и науки России. Проверено 11 августа 2016.
  20. [www.sport-express.ua/articles/7897-delo-eduarda-streltsova-ili-sem-let-v-ofsajde.html «Дело Эдуарда Стрельцова», или семь лет в офсайде]

См. также

Ссылки

  • [www.ako.kirov.ru/ Официальный сайт Правительства Кировской области]
  • [zsko.ru/ Официальный сайт Законодательного Собрания Кировской области]
  • [власть43.рф/ Официальные новости органов власти Кировской области]
  • [vyatka.ru/ ВЯТКА.RU — Новостной информационный портал Кировской области]
  • [karta.kirov.ru/region/ Карта Кировской области]
  • [geraldika.ru/region/43/ Флаг и герб Кировской области]
  • [www.catalogmineralov.ru/deposit/kirovskaya_oblast/ Месторождения полезных ископаемых Кировской области]

Отрывок, характеризующий Кировская область

Диспозиция была очень сложная и трудная. В оригинальной диспозиции значилось:
Da der Feind mit seinerien linken Fluegel an die mit Wald bedeckten Berge lehnt und sich mit seinerien rechten Fluegel laengs Kobeinitz und Sokolienitz hinter die dort befindIichen Teiche zieht, wir im Gegentheil mit unserem linken Fluegel seinen rechten sehr debordiren, so ist es vortheilhaft letzteren Fluegel des Feindes zu attakiren, besondere wenn wir die Doerfer Sokolienitz und Kobelienitz im Besitze haben, wodurch wir dem Feind zugleich in die Flanke fallen und ihn auf der Flaeche zwischen Schlapanitz und dem Thuerassa Walde verfolgen koennen, indem wir dem Defileen von Schlapanitz und Bellowitz ausweichen, welche die feindliche Front decken. Zu dieserien Endzwecke ist es noethig… Die erste Kolonne Marieschirt… die zweite Kolonne Marieschirt… die dritte Kolonne Marieschirt… [Так как неприятель опирается левым крылом своим на покрытые лесом горы, а правым крылом тянется вдоль Кобельница и Сокольница позади находящихся там прудов, а мы, напротив, превосходим нашим левым крылом его правое, то выгодно нам атаковать сие последнее неприятельское крыло, особливо если мы займем деревни Сокольниц и Кобельниц, будучи поставлены в возможность нападать на фланг неприятеля и преследовать его в равнине между Шлапаницем и лесом Тюрасским, избегая вместе с тем дефилеи между Шлапаницем и Беловицем, которою прикрыт неприятельский фронт. Для этой цели необходимо… Первая колонна марширует… вторая колонна марширует… третья колонна марширует…] и т. д., читал Вейротер. Генералы, казалось, неохотно слушали трудную диспозицию. Белокурый высокий генерал Буксгевден стоял, прислонившись спиною к стене, и, остановив свои глаза на горевшей свече, казалось, не слушал и даже не хотел, чтобы думали, что он слушает. Прямо против Вейротера, устремив на него свои блестящие открытые глаза, в воинственной позе, оперев руки с вытянутыми наружу локтями на колени, сидел румяный Милорадович с приподнятыми усами и плечами. Он упорно молчал, глядя в лицо Вейротера, и спускал с него глаза только в то время, когда австрийский начальник штаба замолкал. В это время Милорадович значительно оглядывался на других генералов. Но по значению этого значительного взгляда нельзя было понять, был ли он согласен или несогласен, доволен или недоволен диспозицией. Ближе всех к Вейротеру сидел граф Ланжерон и с тонкой улыбкой южного французского лица, не покидавшей его во всё время чтения, глядел на свои тонкие пальцы, быстро перевертывавшие за углы золотую табакерку с портретом. В середине одного из длиннейших периодов он остановил вращательное движение табакерки, поднял голову и с неприятною учтивостью на самых концах тонких губ перебил Вейротера и хотел сказать что то; но австрийский генерал, не прерывая чтения, сердито нахмурился и замахал локтями, как бы говоря: потом, потом вы мне скажете свои мысли, теперь извольте смотреть на карту и слушать. Ланжерон поднял глаза кверху с выражением недоумения, оглянулся на Милорадовича, как бы ища объяснения, но, встретив значительный, ничего не значущий взгляд Милорадовича, грустно опустил глаза и опять принялся вертеть табакерку.
– Une lecon de geographie, [Урок из географии,] – проговорил он как бы про себя, но довольно громко, чтобы его слышали.
Пржебышевский с почтительной, но достойной учтивостью пригнул рукой ухо к Вейротеру, имея вид человека, поглощенного вниманием. Маленький ростом Дохтуров сидел прямо против Вейротера с старательным и скромным видом и, нагнувшись над разложенною картой, добросовестно изучал диспозиции и неизвестную ему местность. Он несколько раз просил Вейротера повторять нехорошо расслышанные им слова и трудные наименования деревень. Вейротер исполнял его желание, и Дохтуров записывал.
Когда чтение, продолжавшееся более часу, было кончено, Ланжерон, опять остановив табакерку и не глядя на Вейротера и ни на кого особенно, начал говорить о том, как трудно было исполнить такую диспозицию, где положение неприятеля предполагается известным, тогда как положение это может быть нам неизвестно, так как неприятель находится в движении. Возражения Ланжерона были основательны, но было очевидно, что цель этих возражений состояла преимущественно в желании дать почувствовать генералу Вейротеру, столь самоуверенно, как школьникам ученикам, читавшему свою диспозицию, что он имел дело не с одними дураками, а с людьми, которые могли и его поучить в военном деле. Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глава, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался к тому, что говорил Ланжерон, и, как будто говоря: «а вы всё еще про эти глупости!» поспешно закрыл глаза и еще ниже опустил голову.
Стараясь как можно язвительнее оскорбить Вейротера в его авторском военном самолюбии, Ланжерон доказывал, что Бонапарте легко может атаковать, вместо того, чтобы быть атакованным, и вследствие того сделать всю эту диспозицию совершенно бесполезною. Вейротер на все возражения отвечал твердой презрительной улыбкой, очевидно вперед приготовленной для всякого возражения, независимо от того, что бы ему ни говорили.
– Ежели бы он мог атаковать нас, то он нынче бы это сделал, – сказал он.
– Вы, стало быть, думаете, что он бессилен, – сказал Ланжерон.
– Много, если у него 40 тысяч войска, – отвечал Вейротер с улыбкой доктора, которому лекарка хочет указать средство лечения.
– В таком случае он идет на свою погибель, ожидая нашей атаки, – с тонкой иронической улыбкой сказал Ланжерон, за подтверждением оглядываясь опять на ближайшего Милорадовича.
Но Милорадович, очевидно, в эту минуту думал менее всего о том, о чем спорили генералы.
– Ma foi, [Ей Богу,] – сказал он, – завтра всё увидим на поле сражения.
Вейротер усмехнулся опять тою улыбкой, которая говорила, что ему смешно и странно встречать возражения от русских генералов и доказывать то, в чем не только он сам слишком хорошо был уверен, но в чем уверены были им государи императоры.
– Неприятель потушил огни, и слышен непрерывный шум в его лагере, – сказал он. – Что это значит? – Или он удаляется, чего одного мы должны бояться, или он переменяет позицию (он усмехнулся). Но даже ежели бы он и занял позицию в Тюрасе, он только избавляет нас от больших хлопот, и распоряжения все, до малейших подробностей, остаются те же.
– Каким же образом?.. – сказал князь Андрей, уже давно выжидавший случая выразить свои сомнения.
Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов.
– Господа, диспозиция на завтра, даже на нынче (потому что уже первый час), не может быть изменена, – сказал он. – Вы ее слышали, и все мы исполним наш долг. А перед сражением нет ничего важнее… (он помолчал) как выспаться хорошенько.
Он сделал вид, что привстает. Генералы откланялись и удалились. Было уже за полночь. Князь Андрей вышел.

Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать свое мнение, как он надеялся, оставил в нем неясное и тревожное впечатление. Кто был прав: Долгоруков с Вейротером или Кутузов с Ланжероном и др., не одобрявшими план атаки, он не знал. «Но неужели нельзя было Кутузову прямо высказать государю свои мысли? Неужели это не может иначе делаться? Неужели из за придворных и личных соображений должно рисковать десятками тысяч и моей, моей жизнью?» думал он.
«Да, очень может быть, завтра убьют», подумал он. И вдруг, при этой мысли о смерти, целый ряд воспоминаний, самых далеких и самых задушевных, восстал в его воображении; он вспоминал последнее прощание с отцом и женою; он вспоминал первые времена своей любви к ней! Вспомнил о ее беременности, и ему стало жалко и ее и себя, и он в нервично размягченном и взволнованном состоянии вышел из избы, в которой он стоял с Несвицким, и стал ходить перед домом.
Ночь была туманная, и сквозь туман таинственно пробивался лунный свет. «Да, завтра, завтра! – думал он. – Завтра, может быть, всё будет кончено для меня, всех этих воспоминаний не будет более, все эти воспоминания не будут иметь для меня более никакого смысла. Завтра же, может быть, даже наверное, завтра, я это предчувствую, в первый раз мне придется, наконец, показать всё то, что я могу сделать». И ему представилось сражение, потеря его, сосредоточение боя на одном пункте и замешательство всех начальствующих лиц. И вот та счастливая минута, тот Тулон, которого так долго ждал он, наконец, представляется ему. Он твердо и ясно говорит свое мнение и Кутузову, и Вейротеру, и императорам. Все поражены верностью его соображения, но никто не берется исполнить его, и вот он берет полк, дивизию, выговаривает условие, чтобы уже никто не вмешивался в его распоряжения, и ведет свою дивизию к решительному пункту и один одерживает победу. А смерть и страдания? говорит другой голос. Но князь Андрей не отвечает этому голосу и продолжает свои успехи. Диспозиция следующего сражения делается им одним. Он носит звание дежурного по армии при Кутузове, но делает всё он один. Следующее сражение выиграно им одним. Кутузов сменяется, назначается он… Ну, а потом? говорит опять другой голос, а потом, ежели ты десять раз прежде этого не будешь ранен, убит или обманут; ну, а потом что ж? – «Ну, а потом, – отвечает сам себе князь Андрей, – я не знаю, что будет потом, не хочу и не могу знать: но ежели хочу этого, хочу славы, хочу быть известным людям, хочу быть любимым ими, то ведь я не виноват, что я хочу этого, что одного этого я хочу, для одного этого я живу. Да, для одного этого! Я никогда никому не скажу этого, но, Боже мой! что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но, как ни страшно и неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми, за любовь к себе людей, которых я не знаю и не буду знать, за любовь вот этих людей», подумал он, прислушиваясь к говору на дворе Кутузова. На дворе Кутузова слышались голоса укладывавшихся денщиков; один голос, вероятно, кучера, дразнившего старого Кутузовского повара, которого знал князь Андрей, и которого звали Титом, говорил: «Тит, а Тит?»
– Ну, – отвечал старик.
– Тит, ступай молотить, – говорил шутник.
– Тьфу, ну те к чорту, – раздавался голос, покрываемый хохотом денщиков и слуг.
«И все таки я люблю и дорожу только торжеством над всеми ими, дорожу этой таинственной силой и славой, которая вот тут надо мной носится в этом тумане!»


Ростов в эту ночь был со взводом во фланкёрской цепи, впереди отряда Багратиона. Гусары его попарно были рассыпаны в цепи; сам он ездил верхом по этой линии цепи, стараясь преодолеть сон, непреодолимо клонивший его. Назади его видно было огромное пространство неясно горевших в тумане костров нашей армии; впереди его была туманная темнота. Сколько ни вглядывался Ростов в эту туманную даль, он ничего не видел: то серелось, то как будто чернелось что то; то мелькали как будто огоньки, там, где должен быть неприятель; то ему думалось, что это только в глазах блестит у него. Глаза его закрывались, и в воображении представлялся то государь, то Денисов, то московские воспоминания, и он опять поспешно открывал глаза и близко перед собой он видел голову и уши лошади, на которой он сидел, иногда черные фигуры гусар, когда он в шести шагах наезжал на них, а вдали всё ту же туманную темноту. «Отчего же? очень может быть, – думал Ростов, – что государь, встретив меня, даст поручение, как и всякому офицеру: скажет: „Поезжай, узнай, что там“. Много рассказывали же, как совершенно случайно он узнал так какого то офицера и приблизил к себе. Что, ежели бы он приблизил меня к себе! О, как бы я охранял его, как бы я говорил ему всю правду, как бы я изобличал его обманщиков», и Ростов, для того чтобы живо представить себе свою любовь и преданность государю, представлял себе врага или обманщика немца, которого он с наслаждением не только убивал, но по щекам бил в глазах государя. Вдруг дальний крик разбудил Ростова. Он вздрогнул и открыл глаза.
«Где я? Да, в цепи: лозунг и пароль – дышло, Ольмюц. Экая досада, что эскадрон наш завтра будет в резервах… – подумал он. – Попрошусь в дело. Это, может быть, единственный случай увидеть государя. Да, теперь недолго до смены. Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его». Он поправился на седле и тронул лошадь, чтобы еще раз объехать своих гусар. Ему показалось, что было светлей. В левой стороне виднелся пологий освещенный скат и противоположный, черный бугор, казавшийся крутым, как стена. На бугре этом было белое пятно, которого никак не мог понять Ростов: поляна ли это в лесу, освещенная месяцем, или оставшийся снег, или белые дома? Ему показалось даже, что по этому белому пятну зашевелилось что то. «Должно быть, снег – это пятно; пятно – une tache», думал Ростов. «Вот тебе и не таш…»
«Наташа, сестра, черные глаза. На… ташка (Вот удивится, когда я ей скажу, как я увидал государя!) Наташку… ташку возьми…» – «Поправей то, ваше благородие, а то тут кусты», сказал голос гусара, мимо которого, засыпая, проезжал Ростов. Ростов поднял голову, которая опустилась уже до гривы лошади, и остановился подле гусара. Молодой детский сон непреодолимо клонил его. «Да, бишь, что я думал? – не забыть. Как с государем говорить буду? Нет, не то – это завтра. Да, да! На ташку, наступить… тупить нас – кого? Гусаров. А гусары в усы… По Тверской ехал этот гусар с усами, еще я подумал о нем, против самого Гурьева дома… Старик Гурьев… Эх, славный малый Денисов! Да, всё это пустяки. Главное теперь – государь тут. Как он на меня смотрел, и хотелось ему что то сказать, да он не смел… Нет, это я не смел. Да это пустяки, а главное – не забывать, что я нужное то думал, да. На – ташку, нас – тупить, да, да, да. Это хорошо». – И он опять упал головой на шею лошади. Вдруг ему показалось, что в него стреляют. «Что? Что? Что!… Руби! Что?…» заговорил, очнувшись, Ростов. В то мгновение, как он открыл глаза, Ростов услыхал перед собою там, где был неприятель, протяжные крики тысячи голосов. Лошади его и гусара, стоявшего подле него, насторожили уши на эти крики. На том месте, с которого слышались крики, зажегся и потух один огонек, потом другой, и по всей линии французских войск на горе зажглись огни, и крики всё более и более усиливались. Ростов слышал звуки французских слов, но не мог их разобрать. Слишком много гудело голосов. Только слышно было: аааа! и рррр!
– Что это? Ты как думаешь? – обратился Ростов к гусару, стоявшему подле него. – Ведь это у неприятеля?
Гусар ничего не ответил.
– Что ж, ты разве не слышишь? – довольно долго подождав ответа, опять спросил Ростов.
– А кто ё знает, ваше благородие, – неохотно отвечал гусар.
– По месту должно быть неприятель? – опять повторил Ростов.
– Може он, а може, и так, – проговорил гусар, – дело ночное. Ну! шали! – крикнул он на свою лошадь, шевелившуюся под ним.
Лошадь Ростова тоже торопилась, била ногой по мерзлой земле, прислушиваясь к звукам и приглядываясь к огням. Крики голосов всё усиливались и усиливались и слились в общий гул, который могла произвести только несколько тысячная армия. Огни больше и больше распространялись, вероятно, по линии французского лагеря. Ростову уже не хотелось спать. Веселые, торжествующие крики в неприятельской армии возбудительно действовали на него: Vive l'empereur, l'empereur! [Да здравствует император, император!] уже ясно слышалось теперь Ростову.
– А недалеко, – должно быть, за ручьем? – сказал он стоявшему подле него гусару.
Гусар только вздохнул, ничего не отвечая, и прокашлялся сердито. По линии гусар послышался топот ехавшего рысью конного, и из ночного тумана вдруг выросла, представляясь громадным слоном, фигура гусарского унтер офицера.
– Ваше благородие, генералы! – сказал унтер офицер, подъезжая к Ростову.
Ростов, продолжая оглядываться на огни и крики, поехал с унтер офицером навстречу нескольким верховым, ехавшим по линии. Один был на белой лошади. Князь Багратион с князем Долгоруковым и адъютантами выехали посмотреть на странное явление огней и криков в неприятельской армии. Ростов, подъехав к Багратиону, рапортовал ему и присоединился к адъютантам, прислушиваясь к тому, что говорили генералы.
– Поверьте, – говорил князь Долгоруков, обращаясь к Багратиону, – что это больше ничего как хитрость: он отступил и в арьергарде велел зажечь огни и шуметь, чтобы обмануть нас.
– Едва ли, – сказал Багратион, – с вечера я их видел на том бугре; коли ушли, так и оттуда снялись. Г. офицер, – обратился князь Багратион к Ростову, – стоят там еще его фланкёры?
– С вечера стояли, а теперь не могу знать, ваше сиятельство. Прикажите, я съезжу с гусарами, – сказал Ростов.
Багратион остановился и, не отвечая, в тумане старался разглядеть лицо Ростова.
– А что ж, посмотрите, – сказал он, помолчав немного.
– Слушаю с.
Ростов дал шпоры лошади, окликнул унтер офицера Федченку и еще двух гусар, приказал им ехать за собою и рысью поехал под гору по направлению к продолжавшимся крикам. Ростову и жутко и весело было ехать одному с тремя гусарами туда, в эту таинственную и опасную туманную даль, где никто не был прежде его. Багратион закричал ему с горы, чтобы он не ездил дальше ручья, но Ростов сделал вид, как будто не слыхал его слов, и, не останавливаясь, ехал дальше и дальше, беспрестанно обманываясь, принимая кусты за деревья и рытвины за людей и беспрестанно объясняя свои обманы. Спустившись рысью под гору, он уже не видал ни наших, ни неприятельских огней, но громче, яснее слышал крики французов. В лощине он увидал перед собой что то вроде реки, но когда он доехал до нее, он узнал проезженную дорогу. Выехав на дорогу, он придержал лошадь в нерешительности: ехать по ней, или пересечь ее и ехать по черному полю в гору. Ехать по светлевшей в тумане дороге было безопаснее, потому что скорее можно было рассмотреть людей. «Пошел за мной», проговорил он, пересек дорогу и стал подниматься галопом на гору, к тому месту, где с вечера стоял французский пикет.
– Ваше благородие, вот он! – проговорил сзади один из гусар.
И не успел еще Ростов разглядеть что то, вдруг зачерневшееся в тумане, как блеснул огонек, щелкнул выстрел, и пуля, как будто жалуясь на что то, зажужжала высоко в тумане и вылетела из слуха. Другое ружье не выстрелило, но блеснул огонек на полке. Ростов повернул лошадь и галопом поехал назад. Еще раздались в разных промежутках четыре выстрела, и на разные тоны запели пули где то в тумане. Ростов придержал лошадь, повеселевшую так же, как он, от выстрелов, и поехал шагом. «Ну ка еще, ну ка еще!» говорил в его душе какой то веселый голос. Но выстрелов больше не было.
Только подъезжая к Багратиону, Ростов опять пустил свою лошадь в галоп и, держа руку у козырька, подъехал к нему.
Долгоруков всё настаивал на своем мнении, что французы отступили и только для того, чтобы обмануть нас, разложили огни.
– Что же это доказывает? – говорил он в то время, как Ростов подъехал к ним. – Они могли отступить и оставить пикеты.
– Видно, еще не все ушли, князь, – сказал Багратион. – До завтрашнего утра, завтра всё узнаем.
– На горе пикет, ваше сиятельство, всё там же, где был с вечера, – доложил Ростов, нагибаясь вперед, держа руку у козырька и не в силах удержать улыбку веселья, вызванного в нем его поездкой и, главное, звуками пуль.
– Хорошо, хорошо, – сказал Багратион, – благодарю вас, г. офицер.
– Ваше сиятельство, – сказал Ростов, – позвольте вас просить.
– Что такое?
– Завтра эскадрон наш назначен в резервы; позвольте вас просить прикомандировать меня к 1 му эскадрону.
– Как фамилия?
– Граф Ростов.
– А, хорошо. Оставайся при мне ординарцем.
– Ильи Андреича сын? – сказал Долгоруков.
Но Ростов не отвечал ему.
– Так я буду надеяться, ваше сиятельство.
– Я прикажу.
«Завтра, очень может быть, пошлют с каким нибудь приказанием к государю, – подумал он. – Слава Богу».

Крики и огни в неприятельской армии происходили оттого, что в то время, как по войскам читали приказ Наполеона, сам император верхом объезжал свои бивуаки. Солдаты, увидав императора, зажигали пуки соломы и с криками: vive l'empereur! бежали за ним. Приказ Наполеона был следующий:
«Солдаты! Русская армия выходит против вас, чтобы отмстить за австрийскую, ульмскую армию. Это те же баталионы, которые вы разбили при Голлабрунне и которые вы с тех пор преследовали постоянно до этого места. Позиции, которые мы занимаем, – могущественны, и пока они будут итти, чтоб обойти меня справа, они выставят мне фланг! Солдаты! Я сам буду руководить вашими баталионами. Я буду держаться далеко от огня, если вы, с вашей обычной храбростью, внесете в ряды неприятельские беспорядок и смятение; но если победа будет хоть одну минуту сомнительна, вы увидите вашего императора, подвергающегося первым ударам неприятеля, потому что не может быть колебания в победе, особенно в тот день, в который идет речь о чести французской пехоты, которая так необходима для чести своей нации.
Под предлогом увода раненых не расстроивать ряда! Каждый да будет вполне проникнут мыслию, что надо победить этих наемников Англии, воодушевленных такою ненавистью против нашей нации. Эта победа окончит наш поход, и мы можем возвратиться на зимние квартиры, где застанут нас новые французские войска, которые формируются во Франции; и тогда мир, который я заключу, будет достоин моего народа, вас и меня.
Наполеон».


В 5 часов утра еще было совсем темно. Войска центра, резервов и правый фланг Багратиона стояли еще неподвижно; но на левом фланге колонны пехоты, кавалерии и артиллерии, долженствовавшие первые спуститься с высот, для того чтобы атаковать французский правый фланг и отбросить его, по диспозиции, в Богемские горы, уже зашевелились и начали подниматься с своих ночлегов. Дым от костров, в которые бросали всё лишнее, ел глаза. Было холодно и темно. Офицеры торопливо пили чай и завтракали, солдаты пережевывали сухари, отбивали ногами дробь, согреваясь, и стекались против огней, бросая в дрова остатки балаганов, стулья, столы, колеса, кадушки, всё лишнее, что нельзя было увезти с собою. Австрийские колонновожатые сновали между русскими войсками и служили предвестниками выступления. Как только показывался австрийский офицер около стоянки полкового командира, полк начинал шевелиться: солдаты сбегались от костров, прятали в голенища трубочки, мешочки в повозки, разбирали ружья и строились. Офицеры застегивались, надевали шпаги и ранцы и, покрикивая, обходили ряды; обозные и денщики запрягали, укладывали и увязывали повозки. Адъютанты, батальонные и полковые командиры садились верхами, крестились, отдавали последние приказания, наставления и поручения остающимся обозным, и звучал однообразный топот тысячей ног. Колонны двигались, не зная куда и не видя от окружавших людей, от дыма и от усиливающегося тумана ни той местности, из которой они выходили, ни той, в которую они вступали.
Солдат в движении так же окружен, ограничен и влеком своим полком, как моряк кораблем, на котором он находится. Как бы далеко он ни прошел, в какие бы странные, неведомые и опасные широты ни вступил он, вокруг него – как для моряка всегда и везде те же палубы, мачты, канаты своего корабля – всегда и везде те же товарищи, те же ряды, тот же фельдфебель Иван Митрич, та же ротная собака Жучка, то же начальство. Солдат редко желает знать те широты, в которых находится весь корабль его; но в день сражения, Бог знает как и откуда, в нравственном мире войска слышится одна для всех строгая нота, которая звучит приближением чего то решительного и торжественного и вызывает их на несвойственное им любопытство. Солдаты в дни сражений возбужденно стараются выйти из интересов своего полка, прислушиваются, приглядываются и жадно расспрашивают о том, что делается вокруг них.
Туман стал так силен, что, несмотря на то, что рассветало, не видно было в десяти шагах перед собою. Кусты казались громадными деревьями, ровные места – обрывами и скатами. Везде, со всех сторон, можно было столкнуться с невидимым в десяти шагах неприятелем. Но долго шли колонны всё в том же тумане, спускаясь и поднимаясь на горы, минуя сады и ограды, по новой, непонятной местности, нигде не сталкиваясь с неприятелем. Напротив того, то впереди, то сзади, со всех сторон, солдаты узнавали, что идут по тому же направлению наши русские колонны. Каждому солдату приятно становилось на душе оттого, что он знал, что туда же, куда он идет, то есть неизвестно куда, идет еще много, много наших.
– Ишь ты, и курские прошли, – говорили в рядах.
– Страсть, братец ты мой, что войски нашей собралось! Вечор посмотрел, как огни разложили, конца краю не видать. Москва, – одно слово!
Хотя никто из колонных начальников не подъезжал к рядам и не говорил с солдатами (колонные начальники, как мы видели на военном совете, были не в духе и недовольны предпринимаемым делом и потому только исполняли приказания и не заботились о том, чтобы повеселить солдат), несмотря на то, солдаты шли весело, как и всегда, идя в дело, в особенности в наступательное. Но, пройдя около часу всё в густом тумане, большая часть войска должна была остановиться, и по рядам пронеслось неприятное сознание совершающегося беспорядка и бестолковщины. Каким образом передается это сознание, – весьма трудно определить; но несомненно то, что оно передается необыкновенно верно и быстро разливается, незаметно и неудержимо, как вода по лощине. Ежели бы русское войско было одно, без союзников, то, может быть, еще прошло бы много времени, пока это сознание беспорядка сделалось бы общею уверенностью; но теперь, с особенным удовольствием и естественностью относя причину беспорядков к бестолковым немцам, все убедились в том, что происходит вредная путаница, которую наделали колбасники.
– Что стали то? Аль загородили? Или уж на француза наткнулись?
– Нет не слыхать. А то палить бы стал.
– То то торопили выступать, а выступили – стали без толку посереди поля, – всё немцы проклятые путают. Эки черти бестолковые!
– То то я бы их и пустил наперед. А то, небось, позади жмутся. Вот и стой теперь не емши.
– Да что, скоро ли там? Кавалерия, говорят, дорогу загородила, – говорил офицер.
– Эх, немцы проклятые, своей земли не знают, – говорил другой.
– Вы какой дивизии? – кричал, подъезжая, адъютант.
– Осьмнадцатой.
– Так зачем же вы здесь? вам давно бы впереди должно быть, теперь до вечера не пройдете.
– Вот распоряжения то дурацкие; сами не знают, что делают, – говорил офицер и отъезжал.
Потом проезжал генерал и сердито не по русски кричал что то.
– Тафа лафа, а что бормочет, ничего не разберешь, – говорил солдат, передразнивая отъехавшего генерала. – Расстрелял бы я их, подлецов!
– В девятом часу велено на месте быть, а мы и половины не прошли. Вот так распоряжения! – повторялось с разных сторон.
И чувство энергии, с которым выступали в дело войска, начало обращаться в досаду и злобу на бестолковые распоряжения и на немцев.
Причина путаницы заключалась в том, что во время движения австрийской кавалерии, шедшей на левом фланге, высшее начальство нашло, что наш центр слишком отдален от правого фланга, и всей кавалерии велено было перейти на правую сторону. Несколько тысяч кавалерии продвигалось перед пехотой, и пехота должна была ждать.
Впереди произошло столкновение между австрийским колонновожатым и русским генералом. Русский генерал кричал, требуя, чтобы остановлена была конница; австриец доказывал, что виноват был не он, а высшее начальство. Войска между тем стояли, скучая и падая духом. После часовой задержки войска двинулись, наконец, дальше и стали спускаться под гору. Туман, расходившийся на горе, только гуще расстилался в низах, куда спустились войска. Впереди, в тумане, раздался один, другой выстрел, сначала нескладно в разных промежутках: тратта… тат, и потом всё складнее и чаще, и завязалось дело над речкою Гольдбахом.
Не рассчитывая встретить внизу над речкою неприятеля и нечаянно в тумане наткнувшись на него, не слыша слова одушевления от высших начальников, с распространившимся по войскам сознанием, что было опоздано, и, главное, в густом тумане не видя ничего впереди и кругом себя, русские лениво и медленно перестреливались с неприятелем, подвигались вперед и опять останавливались, не получая во время приказаний от начальников и адъютантов, которые блудили по туману в незнакомой местности, не находя своих частей войск. Так началось дело для первой, второй и третьей колонны, которые спустились вниз. Четвертая колонна, при которой находился сам Кутузов, стояла на Праценских высотах.
В низах, где началось дело, был всё еще густой туман, наверху прояснело, но всё не видно было ничего из того, что происходило впереди. Были ли все силы неприятеля, как мы предполагали, за десять верст от нас или он был тут, в этой черте тумана, – никто не знал до девятого часа.
Было 9 часов утра. Туман сплошным морем расстилался по низу, но при деревне Шлапанице, на высоте, на которой стоял Наполеон, окруженный своими маршалами, было совершенно светло. Над ним было ясное, голубое небо, и огромный шар солнца, как огромный пустотелый багровый поплавок, колыхался на поверхности молочного моря тумана. Не только все французские войска, но сам Наполеон со штабом находился не по ту сторону ручьев и низов деревень Сокольниц и Шлапаниц, за которыми мы намеревались занять позицию и начать дело, но по сю сторону, так близко от наших войск, что Наполеон простым глазом мог в нашем войске отличать конного от пешего. Наполеон стоял несколько впереди своих маршалов на маленькой серой арабской лошади, в синей шинели, в той самой, в которой он делал итальянскую кампанию. Он молча вглядывался в холмы, которые как бы выступали из моря тумана, и по которым вдалеке двигались русские войска, и прислушивался к звукам стрельбы в лощине. В то время еще худое лицо его не шевелилось ни одним мускулом; блестящие глаза были неподвижно устремлены на одно место. Его предположения оказывались верными. Русские войска частью уже спустились в лощину к прудам и озерам, частью очищали те Праценские высоты, которые он намерен был атаковать и считал ключом позиции. Он видел среди тумана, как в углублении, составляемом двумя горами около деревни Прац, всё по одному направлению к лощинам двигались, блестя штыками, русские колонны и одна за другой скрывались в море тумана. По сведениям, полученным им с вечера, по звукам колес и шагов, слышанным ночью на аванпостах, по беспорядочности движения русских колонн, по всем предположениям он ясно видел, что союзники считали его далеко впереди себя, что колонны, двигавшиеся близ Працена, составляли центр русской армии, и что центр уже достаточно ослаблен для того, чтобы успешно атаковать его. Но он всё еще не начинал дела.
Нынче был для него торжественный день – годовщина его коронования. Перед утром он задремал на несколько часов и здоровый, веселый, свежий, в том счастливом расположении духа, в котором всё кажется возможным и всё удается, сел на лошадь и выехал в поле. Он стоял неподвижно, глядя на виднеющиеся из за тумана высоты, и на холодном лице его был тот особый оттенок самоуверенного, заслуженного счастья, который бывает на лице влюбленного и счастливого мальчика. Маршалы стояли позади его и не смели развлекать его внимание. Он смотрел то на Праценские высоты, то на выплывавшее из тумана солнце.
Когда солнце совершенно вышло из тумана и ослепляющим блеском брызнуло по полям и туману (как будто он только ждал этого для начала дела), он снял перчатку с красивой, белой руки, сделал ею знак маршалам и отдал приказание начинать дело. Маршалы, сопутствуемые адъютантами, поскакали в разные стороны, и через несколько минут быстро двинулись главные силы французской армии к тем Праценским высотам, которые всё более и более очищались русскими войсками, спускавшимися налево в лощину.


В 8 часов Кутузов выехал верхом к Працу, впереди 4 й Милорадовичевской колонны, той, которая должна была занять места колонн Пржебышевского и Ланжерона, спустившихся уже вниз. Он поздоровался с людьми переднего полка и отдал приказание к движению, показывая тем, что он сам намерен был вести эту колонну. Выехав к деревне Прац, он остановился. Князь Андрей, в числе огромного количества лиц, составлявших свиту главнокомандующего, стоял позади его. Князь Андрей чувствовал себя взволнованным, раздраженным и вместе с тем сдержанно спокойным, каким бывает человек при наступлении давно желанной минуты. Он твердо был уверен, что нынче был день его Тулона или его Аркольского моста. Как это случится, он не знал, но он твердо был уверен, что это будет. Местность и положение наших войск были ему известны, насколько они могли быть известны кому нибудь из нашей армии. Его собственный стратегический план, который, очевидно, теперь и думать нечего было привести в исполнение, был им забыт. Теперь, уже входя в план Вейротера, князь Андрей обдумывал могущие произойти случайности и делал новые соображения, такие, в которых могли бы потребоваться его быстрота соображения и решительность.
Налево внизу, в тумане, слышалась перестрелка между невидными войсками. Там, казалось князю Андрею, сосредоточится сражение, там встретится препятствие, и «туда то я буду послан, – думал он, – с бригадой или дивизией, и там то с знаменем в руке я пойду вперед и сломлю всё, что будет предо мной».
Князь Андрей не мог равнодушно смотреть на знамена проходивших батальонов. Глядя на знамя, ему всё думалось: может быть, это то самое знамя, с которым мне придется итти впереди войск.
Ночной туман к утру оставил на высотах только иней, переходивший в росу, в лощинах же туман расстилался еще молочно белым морем. Ничего не было видно в той лощине налево, куда спустились наши войска и откуда долетали звуки стрельбы. Над высотами было темное, ясное небо, и направо огромный шар солнца. Впереди, далеко, на том берегу туманного моря, виднелись выступающие лесистые холмы, на которых должна была быть неприятельская армия, и виднелось что то. Вправо вступала в область тумана гвардия, звучавшая топотом и колесами и изредка блестевшая штыками; налево, за деревней, такие же массы кавалерии подходили и скрывались в море тумана. Спереди и сзади двигалась пехота. Главнокомандующий стоял на выезде деревни, пропуская мимо себя войска. Кутузов в это утро казался изнуренным и раздражительным. Шедшая мимо его пехота остановилась без приказания, очевидно, потому, что впереди что нибудь задержало ее.