Калининградская область

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Субъект Российской Федерации

Калининградская область

Административный центр

Калининград

Площадь

77-я

- Всего
- % водн. пов.

15 125 км²
11,7

Население

55-я

- Всего
- Плотность

976 439[1] (2016)

64.56 чел./км²

ВРП

44-я

- Всего, в текущих ценах
- На душу населения

306,2[3] млрд. руб. (2014)

317,0 тыс. руб.

Федеральный округ

Северо-западный

Экономический район

Калининградский
(до 1991 года — Прибалтийский)

ВрИО губернатора

Алиханов Антон Андреевич

Председатель Калининградской областной Думы

Оргеева Марина Эдуардовна

Код субъекта РФ

39

Часовой пояс

Калинингра́дская о́бласть7 апреля по 4 июля 1946 года — Кёнигсбергская область) — субъект Российской Федерации, самая западная область страны.

Расположена в Центральной Европе. На юге граничит с Польшей, на севере и востоке — с Литвой (см. границу Калининградской области). На западе омывается Балтийским морем и его заливами — Куршским и Вислинским. Площадь — 15 125 км² (13,3 тыс. км² за вычетом площади заливов).

После распада СССР является эксклавом России, так как не имеет с основной территорией страны общей сухопутной границы, но соединена с ней морем[4][5]. Входит в состав Северо-Западного федерального округа и Калининградского экономического района. В пределах области находится крайняя западная точка России.

Население — 976 439[1] чел. (по данным 2016 года). Административный центр — Калининград.





Содержание

Физико-географическая характеристика

Географическое положение

Калининградская область — самый западный регион России. Отделён от остальной России территорией других государств, но соединён морем и является, таким образом, полуэксклавом[6].

Максимальная протяжённость области с запада на восток — 205 км, с севера на юг — 108 км. Протяжённость границ области, являющихся одновременно и государственной границей Российской Федерации, составляет 540 км. Из них 410 км приходится на сухопутные — примерно поровну на границу с Польшей и Литвой и 140-километровая морская граница по побережью Балтийского моря.

Часовой пояс

Смещение относительно UTC составляет +2:00. Калининградское время отличается от московского времени на −1 час, время в течение года не меняется (летнее время не принимается), как во всей России, поэтому здесь с апреля до октября то же самое время, как и в центральной Европе, где из-за за летнего перехода время на час больше.

Рельеф

Рельеф области — всхолмлённая равнина, отдельные участки которой находятся ниже уровня моря (это Нижненеманская низменность и низменность в низовьях рек Неман и Дейма). На востоке области, в Нестеровском районе, рельеф более неровный, здесь расположена Виштынецкая возвышенность с высотами до 230 метров над уровнем моря. Также возвышенности имеются в Багратионовском районе (Вармийская или Варминская возвышенность). Вдоль правого берега реки Инструч тянется Инстручская гряда.

Самые низменные территории области расположены в Славском районе. Это так называемые польдеры — земли постоянно находящиеся под угрозой затопления и огороженные дамбами. Площадь калининградских польдеров около тысячи квадратных километров, что составляет более половины всех польдеров бывшего СССР.

Средняя абсолютная высота поверхности суши Калининградской области над уровнем Мирового океана составляет 15 метров[7]. Избыточное увлажнение при плоском низменном рельефе требует больших мелиоративных работ. Поэтому почти вся территория области покрыта осушительными мелиоративными каналами[7].

Ландшафтные районы

Самбийское моренное плато

Этот ландшафтный район представляет собой моренное плато и располагается в пределах Самбийского полуострова. Рельеф холмистый. Максимальные отметки — 110 м. Влияние моря выражается здесь в более низких температурах весной и летом и более высоких осенью и зимой — по сравнению с восточными районами области. Средняя температура января −2,3 °C, июля + 16,6 °C. Сумма положительных температур выше + 10 °C. Безморозный период 180—190 дней, самый длительный в области. Сумма среднегодовых осадков — 706 мм. Наиболее ярко климатическое отличие этого района проявляется в ветровом режиме. Этот район бризовой циркуляции, и здесь наибольшее число дней с ветрами более 15 м/с. Долины небольших рек, впадающих в Куршский залив и Преголю, прорезают территорию в меридиальном направлении. Почвы в основном дерново-слабоподзолистые на бескарбонатной морене, под широколиственными лесами — бурые лесные. Леса встречаются небольшими ареалами и занимают холмисто-грядовые формы рельефа.

Инстручская холмисто-моренная гряда

Для этой территории характерно чередование плоских низменных участков с холмами, разбросом абсолютных высот от семидесяти метров на холмистой территории до двадцати в пониженных участках.

Почвы на морене дерново-подзолистые. Превалирует луговая растительность, перемежающаяся смешанными и широколиственными лесами. Климат более континентальный, чем в западных районах области.

Вармийская холмисто-моренная возвышенность

Располагается на юго-западе области. Холмистая моренная возвышенность занимает северный макросклон Гуровских высот, основная часть которых расположена в Польше. На территорию Калининградской области заходит только северная часть этой возвышенности. Рельеф района можно охарактеризовать как систему холмов и гряд разнообразного очертания. Абсолютные высоты достигают здесь 70—80 м, а относительные превышения — 50 м. Высшая точка возвышенности достигает 101 метра.

Виштынецкая холмисто-моренная возвышенность

Возвышенность находится на юго-востоке области, у границы с Литвой и Польшей, на северном склоне Балтийской моренной гряды. Расчленена долинами притоков Анграпы и Писсы. Это самый высокий участок территории Калининградской области с высотами до 200 метров и горой Безымянной (230 м). Холмы у оснований соединяются и образуют моренные гряды. Низменные участки заняты озёрами (крупнейшее — Виштынецкое). Климат наиболее континентальный в области с бо́льшим количеством осадков. Почвы дерновые и слабоподзолистые на песчаной морене и ледниковых отложениях. Растительность луговая, болотная, перемежаемая еловыми и смешанными лесами. Живописность ландшафта и удалённость от больших городов делает эту территорию привлекательным туристическим объектом.

Прегольская озерно-ледниковая равнина

Пологие пространства Прегольской низменности сформировались на месте большого озёрно-ледникового водоёма и древней ложбины стока талых приледниковых вод. Высота над уровнем моря от 13 до 25—30 метров, что способствует образованию на ней довольно крупных заболоченных массивов.[7]

Шешупская озерно-ледниковая равнина

На Шешупской озерно-ледниковой равнине возвышаются отдельные холмы и берут начало притоки реки Инструча.

Полесская моренная равнина

Неманская дельтовая низменность

Куршская коса

Песчаные дюны Куршской косы имеют небольшую абсолютную высоту — до 30—40 метров, самая высокая дюна находится у посёлка Морское — 68 метров. Для обеспечения охраны природы косы образован Государственный природный национальный парк «Куршская коса». Дюны Балтийской косы немного ниже дюн Куршской косы, их высота обычно не превышает 40 метров.[7]

Куршская коса имеет протяжённость 98 км, при этом Калининградской области принадлежит 48 км, остальное литовская часть. Ширина косы от 400 метров до 4 км.

Балтийская (Вислинская) коса

Длина косы 65 км, из них 35 км относится к Калининградской области, остальная часть принадлежит Польше. Ширина косы — от 300 до 1800 метров.[8]

Полезные ископаемые

Главным природным богатством области является янтарь. Калининградскую область называют Янтарным краем, поскольку на её территории расположено более 90 % разведанных мировых запасов этого удивительного минерала. Янтарь содержится в песчано-глинистых отложениях с примесью ярко-зелёного минерала — глауконита, придающего породе специфический оттенок, отчего янтароносные пласты называют «голубой землёй». Площадь распространения янтароносной породы охватывает значительную часть Калининградского полуострова и прилегающие участки морского шельфа, а также западную часть побережья Калининградского залива. С удалением от побережья глубина залегания породы возрастает, а мощность пласта уменьшается. Вместе с янтарём встречаются куски фосфорита. В настоящее время годовая добыча янтаря достигает нескольких сотен тонн, однако лишь небольшая её часть используется в ювелирном производстве самой Калининградской области. Добыча и вывоз янтаря из Калининградской области зачастую сопровождается правонарушениями, такими как незаконная добыча и контрабанда янтаря в страны Западной Европы.

Янтарь является одним из символов города и Калининградской области, поэтому его упоминание можно встретить во многих названиях предприятий, организаций, культурных событий, продукции калининградских производителей.

Область располагает несколькими малыми нефтяными месторождениями на суше и на шельфе, в том числе действующим в режиме падающей добычи Красноборским (полные запасы до 11 млн тонн, промышленная добыча началась в 1975 году) и крупнейшим на Балтике месторождением «Кравцовское» (Д6), расположенным на шельфе Балтийского моря с геологическими запасами около 21,5 млн тонн, и извлекаемыми около 9,1 млн тонн.

На территории Калининградской области имеются значительные запасы высококачественной каменной соли (впервые обнаружена в 1954 году) и торфа (общие запасы около 3 млрд тонн, крупнейшие месторождения — Агильское, Нестеровское, Тарасовское, общая площадь распространения занимает более тысячи квадратных километров), запасы бурого угля (крупнейшие месторождения — Грачёвское (до 50 млн тонн) и Мамоновское). Торф используется преимущественно для нужд сельского хозяйства в качестве органического удобрения.

Область обеспечивает себя такими строительными материалами как песок, глина, гравийно-песчаные смеси, у побережья области выявлены тяжёлые пески, содержащие титан, цирконий и железо-марганцевые конкреции. Расположенные на больших глубинах минеральные воды с высокой степенью минерализации широко используются в пищевой промышленности и здравоохранении региона. На курортах области используются местные лечебные грязи.

Климат

Климат Калининградской области обусловлен её географическим положением и является переходным от морского к умеренно-континентальному.

Влияние Балтийского моря приводит к тому, что среднегодовые температуры увеличиваются с 6,5 °C на северо-востоке области до 7,5 °C на юго-западе. Максимальная разница среднемесячных температур наблюдается в январе-феврале (до двух градусов). Обычно самый холодный месяц — январь, но в феврале температура воздуха отличается от январской лишь на полградуса. Самый тёплый месяц — июль (август холоднее на полградуса). Максимальная температура воздуха летом составляет 22—26 °C, минимальная температура зимой — от −18 до −23 °C. Абсолютный минимум составлял в городах Советске и Нестерове −35 °C, абсолютный максимум (в Калининграде) — +37 °C.

Дождь идёт в среднем 185 дней в году, снег — 55 дней, 60 дней бывает пасмурно, 68 дней — солнечно.

Жара и морозы в области непродолжительны, снежный покров долго не держится. Средняя температура воздуха в области около +8 °C. Самый холодный месяц — январь, средняя температура +0,5… −4 °C, самый тёплый месяц — июль, его средняя температура +17…+18 °C[7].

Годовое количество осадков колеблется по территории области от 600 до 740 мм. В летний период года осадков выпадает больше, чем зимой; осенью больше, чем весной. Максимальное количество осадков выпадает в июле и августе (до 100 мм), минимальное — в конце зимы и в апреле-мае (35—55 мм). Весной и в первой половине лета часто случаются длительные периоды без осадков.

В осенний период часто над областью проходят западные штормовые ветры. Число дней с сильным ветром на побережье доходит до 35. Грозы в области могут случаться в течение всего года, хотя зимой они бывают в среднем раз в 10 лет[7].

Гидрография

Область омывается водами Балтийского моря. На севере области расположен уникальный гидрографический объект — Куршская коса.

Реки

Область богата реками. Всего по территории области протекает 148 рек длиной более десяти километров, однако больше всего в области совсем коротких рек и ручьёв (длиной менее 10 км). На них приходится 70 % общей протяжённости длины калининградских рек. Вообще же суммарная длина всех калининградских рек составляет почти тринадцать тысяч километров.

Крупнейшие реки области — Неман и Преголя, к бассейну этих двух рек относится бо́льшая часть территории области. Основные притоки Немана на территории области — Шешупе и Тыльжа, Преголи — Писса, Анграпа, Инструч, Лава.

Не относящиеся к бассейнам Немана и Преголи реки впадают либо в Куршский (Ржевка с притоками Злая, Старая Оса, Швента и др.), либо в Калининградский залив (Прохладная с притоками Корневка, Майская, Нельма и др.). Лишь небольшое количество малых рек впадает непосредственно в Балтийское море.

Реки области имеют смешанное питание (40 % — снеговое, 35 % — дождевое и 25 % объёма годового стока приходится на грунтовое). Для них характерно весеннее половодья. Даже самые малые реки никогда не пересыхают. Ледовый режим рек неустойчив, в мягкие зимы толщина льда составляет 10—15 см, в средние по температурному режиму — 30—40 см, а в суровые — до 65—70 см. В аномально мягкие зимы устойчивый ледостав на реках области не образуется вовсе[7].

Реки области обладают некоторым энергетическим потенциалом, реализующимся на начало 2000-х в размере около 11 млн кВт·ч в год.

Озёра

В Калининградской области насчитывается 38 озёр площадью более 0,1 км²(?) (вместе с водохранилищами и прудами). Самое большое из них — Виштынецкое озеро. Оно расположено на востоке области на границе с Литвой. Площадь этого озера — 16,6 км². С 1975 года оно имеет статус памятника природы.

Остальные озёра области невелики. Среди озёр области довольно много озёр-стариц. Таковы, например, относительно крупные озёра Воронье и Пустое (старицы реки Преголи). В Славском районе есть несколько небольших озёр-стариц Немана. На юго-востоке области много озёр, образовавшихся в ходе таяния ледника, например пограничное Красное озеро. К этому семейству озёр относится и Виштынецкое озеро.

Также в области часто встречаются рукотворные озёра-пруды. Примерами таких озёр являются пруды Великий, Дивный и Школьный, расположенные в Зеленоградском районе. Популярным местом отдыха калининградцев является расположенный на восточной окраине города пруд Чистый (в разговорном языке гораздо чаще называемый Исаковским озером).

Река Лава в двух местах перегорожена дамбами гидроэлектростанций, здесь образовались водохранилища.

Другую группу рукотворных озёр Калининградской области составляют озёра — бывшие карьеры. За юго-западной окраиной Калининграда лежит группа таких озёр, известных под общим названием Голубые озёра. Эти озёра являются зоной отдыха горожан. Рядом с посёлком Янтарным расположено крупное озеро, бывшее раньше янтарным карьером.

Самыми большими внутренними водоёмами области являются заливы Балтийского моря — Куршский и Калининградский (Вислинский). Фактически они являются лагунами — лиманами, отгороженными от моря песчаными косами, Куршской и Балтийской (Вислинской) соответственно. Вода в заливах пресная.

Растительность

Леса в области вторичные — посаженные в XVIIIXIX веках после того, как широколиственные леса были вырублены. Леса чётко делятся на кварталы.

Территория Калининградской области относится к зоне смешанных хвойно-широколиственных лесов. Лесистость области достигает 18,5 %[9]. Наиболее облесена восточная часть области (Краснознаменский, Нестеровский, Черняховский районы).

В Нестеровском районе на приграничной с Польшей территории находится Красный лес, являющийся частью Роминтенской пущи.

Несмотря на наличие в области развитой целлюлозно-бумажной промышленности, лесозаготовка в области практически не ведётся — леса имеют в основном природоохранное и рекреационное значение.

Также лесом покрыта значительная часть территории Куршской и Балтийской кос. Посадка лесов имеет там большое значение для сдерживания миграции песков.

Основные породы - ель, сосна, дуб, клен, береза. В восточных районах области самая распространенная порода — ель (25 % площади леса). Широко распространена сосна (17 % общей площади) особенно в Краснознаменском, Нестеровском, Зеленоградском районах, на Куршской и Балтийской косах. Дубравы образуют небольшие массивы в области. Небольшими массивами в Полесском, Зеленоградском, Правдинском, Гвардейском районах растут ясеневые леса и липняки, встречаются участки букового леса в Зеленоградском и Правдинском районах. До четверти от общей площади лесных массивов в Багратионовском и Правдинском районах составляют березняки, кисличники и травянистые растения. Низины с длительным избыточным увлажнением заняты ольховниками и черноольшанниками. Они широко распространены в Славском, Полесском, Гвардейском и Зеленоградском районах.

В растительном покрове области насчитывается более 1250 видов высших растений, из них около 1000 внедрены в культуру озеленения[7]. Это древесные, кустарниковые и травянистые растения, завезённые с других континентов.

В области интродуцированы растения, привезённые из стран с более тёплым климатом, а также из Крыма и Кавказа. Часто встречаются хвойные деревья — ель и сосна, лиственные — берёза, бук, граб, дуб, клён, липа, ольха, ясень. Около Зеленоградска находится роща чёрной ольхи. Уникальный тысячелетний дуб находится в городе Ладушкин. Встречаются и буковые рощи[7].

На территории области насчитывается несколько сотен болот. Их общая площадь более 1000 км². Болотистые места богаты ягодами (брусникой, голубикой, клюквой, морошкой, черникой), лекарственными травами[7].

Животный мир

Животный мир области разнообразен. В области обитает 338 видов наземных позвоночных, образующих устойчивые биотопические связи с территорией региона. Количество зарегистрированных видов птиц в 2015 году составляет 325 видов. В Балтийском море, Калининградском (Вислинском) и Куршском заливах, прилегающих к территории области, обитает более 50 видов рыб.

152 вида позвоночных животных (45%) относятся к категории редких и очень редких, нуждающихся в охране, в том числе 4 вида круглоротых, 12 видов рыб, 4 вида земноводных, 111 видов птиц и 21 вид млекопитающих. В Красную книгу Российской Федерации включены обитающие на территории области 3 вида млекопитающих, 24 вида птиц и 1 вид земноводных. В Красной книге Балтийского региона как редкие, исчезающие и находящиеся под угрозой исчезновения числятся 22 вида млекопитающих, 79 видов птиц, 1 вид пресмыкающихся и 5 видов земноводных. Красная книга Калининградской области, изданная в 2010 году, включает 11 видов млекопитающих, 43 вида птиц, 1 вид земноводных и 1 вид пресмыкающихся. В особой охране нуждаются и не включенные в Красную книгу Калининградской области 6 видов млекопитающих, 44 вида птиц и 2 вида земноводных.

Имеются млекопитающие отрядов копытных, хищников, грызунов, насекомоядных и рукокрылых[7].

Крупнейший представитель фауны области — лось. Другие представители семейства оленей в области — благородный, пятнистый олени, косули, лань.

Поголовье косуль в лесах области составляет несколько тысяч голов, благородных оленей и лосей несколько сотен. После войны в область завезены пятнистые олени, которых разводят для получения пантов — ценного сырья для изготовления пантокрина. Часто встречаются кабаны (в том числе на Куршской косе).

Из хищников в области встречаются лисицы, горностаи, куницы, хорьки, ласки. Волки к 1970-м годам были полностью истреблены охотниками, хотя встречаются появления волков из Польши или Литвы — на них разрешена охота.

Грызуны представлены бобром, нутрией, ондатрой, белкой[7].

Видовой состав и плотность основных охотничьих видов животных, обитающих на территории области, превышает показатели других субъектов РФ, что объясняется природно-климатическими условиями и кормовой емкостью угодий. На территории области ведётся интенсивная и успешная охотохозяйственная деятельность, при этом сохраняется стабильная, имеющая тенденции к росту, численность основных охотничьих видов.

Над территорией области в районе Куршской косы проходит древний миграционный путь птиц (около 150 видов) из северных районов Европы в южные районы Европы и Северную Африку.

В лесах преобладают птицы из отряда воробьиных (зяблики, скворцы, синицы, ласточки, мухоловки, пеночки, зарянки, горихвостки, жаворонки, юрки, славки, ворона, ворон, галка, сорока, грач, клесты). Кроме того, в лесах обитают дятлы, голуби, рябчик и тетерев. Хищные лесные птицы - ястреб, лунь, совы, сычи, филины.

Поля и луга населяют куропатки, полевой лунь, аисты. Болота — кулики, журавли, цапли. Водоемы — различными видами уток, гусями, чайками, лебедем-шипуном.

История

Начиная с V века на территории нынешней Калининградской области жили племена пруссов, народа, родственного нынешним литовцам и латышам. К XI веку пруссы проживали общинами, занимались земледелием, охотой, рыболовством и речной (прибрежной) торговлей. Селились пруссы по родовому признаку, возводя укреплённые поселения. Исповедовали язычество.

После принятия Польшей христианства (966) предпринимались активные попытки христианизировать пруссов. В 1206 году Римским Папой Иннокентием III издаётся булла о христианизации пруссов, а в 1217 году Римским Папой Гонорием III объявляется поход против прусских язычников, ставший частью кампаний в Восточной Пруссии, известных как прусский крестовый поход, к которым в 1226 году присоединяется Тевтонский орден. В 1230 году Папа Римский даёт право Тевтонскому ордену крестить пруссов. Немецкие крестоносцы, имевшие интересы в восточной Европе, приступили к колонизации новых территорий, на которых в скором времени сложилось государство Тевтонского ордена. Колонизация не проходила мирно — немалая часть прусских вождей вели активную войну с крестоносцами, часть же вождей приняла христианство. Тевтонский орден давал определённые привилегии лояльным пруссам, встраивая их в феодальную систему своего государства. В основную фазу колонизации (XIII—XIV вв.) случилось два крупных восстания пруссов — первое прусское восстание (1242—1249 гг.) и второе прусское восстание (1249—1260 гг.). Во время восстаний пруссы оставались разобщёнными, и несмотря на значительные трудности крестоносцам удалось переломить ход обоих восстаний и закрепиться на завоёванных территориях.

В ходе колонизации рыцари основывали замки, которые являлись их опорными пунктами. Первоначально орденский замок представлял собой укреплённый дом, служивший местом проживания братьев ордена. Такой дом возводился из дерева и укреплялся частоколом. В XIV веке начинается строительство замков в камне. Первым из них на территории Калининградской области стал замок Бальга, основанный в 1239 году на берегу Вислинского залива и сохранившийся в виде руин до сих пор.

Прусская культура и прусский язык постепенно утрачивали своё значение — новые феодальные отношения вытесняли собой традиционный уклад прусского общества, немецкий язык стал языком торговли и дипломатии. Большинство пруссов постепенно ассимилировались, смешиваясь с массой немецких колонистов. Прусская речь сохранилась как язык сельских общин до XVIXVII веков. Большинство не онемеченных пруссов перешло на литовский язык, получив наименование летувинники (прусские литовцы).

Немецкие колонисты из соображений безопасности селились у стен замков, образуя так называемое лишке. Таким образом возникли многие города и посёлки Калининградской области, в том числе и Кёнигсберг (Калининград). В настоящий момент на территории Калининградской области осталось значительное количество памятников истории прусского и орденского периода, представляющих собой в основном руины замков и кирх, остатки валов и городищ.

Государство Тевтонского ордена вело постоянные войны с Польшей и Литвой, расширяя своё влияние в прибалтийском регионе. После принятия христианства Литвой исчерпались правовые основы нахождения Тевтонского ордена в землях Пруссии, поток крестоносцев и финансирование из Германии начало постепенно иссякать. После поражения при Танненберге (Грюнвальдская битва) в 1410 году и последовавшей за ним тринадцатилетней войны государство Тевтонского ордена утратило значительную часть своих территорий и находилось в плачевном экономическом состоянии.

В 1525 по приказу великого магистра Альбрехта Тевтонский орден прошёл секуляризацию, а государство крестоносцев было преобразовано в светское Прусское герцогство. Последний великий магистр Тевтонского ордена герцог Альбрехт стал первым герцогом Пруссии. Государственной религией нового прусского государства стал протестантизм лютеранского толка — таким образом, Пруссия стала первым государством в мире, признавшим протестантизм своей государственной религией.

В 1657 году Пруссия вошла в состав объединённого Бранденбургско-Прусского государства и освободилась от вассальной зависимости от Польши.

В ходе Семилетней войны, между 1758 и 1762 годами Восточная Пруссия входила в состав Российской империи. В немецкой историографии этот период получил название «первое русское время».

В соответствии с Потсдамскими соглашениями 1945 года северная часть Восточной Пруссии (примерно одна треть всей её территории) была передана Советскому Союзу, остальные две трети переданы Польше.

Сразу после Победы был организован Кёнигсбергский особый военный округ, который также занимался и гражданскими делами. 7 апреля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР на территории округа была образована Кёнигсбергская область в составе РСФСР. 4 июля 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Кёнигсбергская область была переименована в Калининградскую, город Кёнигсберг — в Калининград[10]. Массовое переселение в область семей колхозников и сельскохозяйственных рабочих было инициировано подписанным Сталиным постановлением Совета Министров СССР № 1522 от 9 июля 1946 г. Документ предписывал переселить «на добровольных началах» в Калининградскую область на постоянное жительство в августе-октябре 1946 г. 12 тысяч семей колхозников из 20 областей и трёх автономных республик РСФСР и из Белоруссии. В качестве критерия для отбора переселенцев правительственное постановление устанавливало наличие в каждой переселенческой семье не менее двух трудоспособных членов[11]. Первый эшелон колхозников-переселенцев прибыл в Гусевский район 23 августа 1946 года. Пионерами крупномасштабной миграции стали 715 жителей сильно пострадавшей в годы войны Брянской области[12]. В ходе переселенческой кампании 1946—1948 гг. фактически переселенцами стали жители 27 областей РСФСР, четырёх союзных республик, двух автономных республик. Принималась во внимание и «благонадёжность» переселенцев, за чем тщательно следили органы МВД[13].

Немецкое и литовское (летувининки — прусские литовцы) население было депортировано в Германию к 1947 году. Первым коренным жителем Калининградской области стал Дорофеев Александр Анатольевич, родившийся 4 июля 1946 года в 0 часов 01 минуту в Тапиау (Гвардейск) в семье гвардии майора Дорофеева А. В., героя боёв за Кёнигсберг и Пиллау[14].

После войны Калининградская область стала одной из самых милитаризированных территорий Советского Союза. В Калининграде находится штаб Дважды Краснознамённого Балтийского флота, после 1991 года город Балтийск (быв. Пиллау) остался крупнейшей базой этого флота.

Население

Численность населения области по данным Госкомстата России на 2016 год составляет 976 439 человек. Плотность — 64.56 чел./км2. Доля городского населения — 77.71 %.

100 000
200 000
300 000
400 000
500 000
600 000
700 000
800 000
900 000
1 000 000
1970
1991
1996
2001
2006
2011
2016
Национальный состав населения

По данным Всероссийской переписи населения 2010 года (доля среди лиц, указавших национальность):

Административно-территориальное деление

Согласно Закону «Об административно-территориальном устройстве Калининградской области», субъект РФ включает объекты административно-территориального деления (административно-территориальные единицы):[15]

Города областного значения и административные районы

№ на
карте
Название Код ОКАТО Население,
чел.

1.01.2016

Территория,
км²[16]
Плотность,
чел./км²
Административный
центр
Города областного значения
1 Калининград 27401000000 459 560[17] 223,03 2060,53 город Калининград
2 Ладушкин 27203505000 4106[17] 28,18 145,71 город Ладушкин
3 Мамоново 27203510000 8284[17] 106,13 78,06 город Мамоново
4 Пионерский 27417000000 11 395[17] 8,27 1377,87 город Пионерский
5 Светлый 27425000000 28 918[17] 80,23 360,44 город Светлый
6 Советск 27430000000 40 984[17] 43,75 936,78 город Советск
Посёлок городского типа областного значения
7 Янтарный 27420562000 6477[17] 19,38 334,21 пгт Янтарный
Административные районы
8 Багратионовский 27203000000 33 117[17] 1014,5 32,64 город Багратионовск
9 Балтийский 27405000000 36 560[17] 101,31 360,87 город Балтийск
10 Гвардейский 27206000000 29 126[17] 784,18 37,14 город Гвардейск
11 Гурьевский 27209000000 61 858[17] 1283,72 48,19 город Гурьевск
12 Гусевский 27212000000 37 450[17] 642,66 58,27 город Гусев
13 Зеленоградский 27215000000 34 145[18] 2016,49 16,93 город Зеленоградск
14 Краснознаменский 27218000000 12 292[17] 1280,47 9,6 город Краснознаменск
15 Неманский 27221000000 19 306[17] 698,30 27,65 город Неман
16 Нестеровский 27221000000 15 551[17] 1061,07 14,66 город Нестеров
17 Озёрский 27227000000 14 269[17] 877,44 16,26 город Озёрск
18 Полесский 27230000000 18 560[17] 834,28 22,25 город Полесск
19 Правдинский 27233000000 19 334[18] 1283.88 15,06 город Правдинск
20 Светлогорский 27420000000 16 500[17] 33.16 497,59 город Светлогорск
21 Славский 27236000000 20 274[18] 1349,07 15,03 город Славск
22 Черняховский 27239000000 48 264[17] 1285,75 37,54 город Черняховск

Муниципальное устройство

В рамках муниципального устройства области, в границах административно-территориальных единиц Калининградской области образованы 45 муниципальных образований:[19]

Городские округа
Герб Городской округ Площадь,
км²
Население,
чел.
I Гвардейский 783 29 126[17]
II Гурьевский 1 363 61 858[17]
III Гусевский 643 37 450[17]
IV Зеленоградский 2 016 34 725[17]
V Калининград 225 459 560[17]
VI Кразнознаменский 1 280 12 292[17]
VII Ладушкинский 28 4106[17]
VIII Мамоновский 100 8284[17]
IX Озёрский 871 14 269[17]
X Пионерский 8,3 11 395[17]
XI Правдинский 1 300 19 334[18]
XII Светловский 80 28 918[17]
XIII Славский 1 349 19 934[17]
XIV Советский 44,4 40 984[17]
XV Черняховский 1 286 48 264[17]
XVI Янтарный 16 6477[17]
Муниципальные районы
Флаг Муниципальный район Административный
центр
Площадь,
км²
Население,
чел.
1 Багратионовский район г. Багратионовск 1 146 33 117[17]
2 Балтийский район г. Балтийск 101 36 560[17]
3 Неманский район г. Неман 699 19 306[17]
4 Нестеровский район г. Нестеров 1 062 15 551[17]
5 Полесский район г. Полесск 833 18 560[17]
6 Светлогорский район г. Светлогорск 33 16 500[17]

Города и населённые пункты

Всего в Калининградской области 22 города и 4 посёлка городского типа (Донское, Железнодорожный, Приморье, Янтарный).

Населённые пункты с численностью населения более 3 тысяч человек
Калининград 459 560[17]
Советск 40 984[17]
Черняховск 37 037[17]
Балтийск 33 212[17]
Гусев 28 204[17]
Светлый 22 015[17]
Гурьевск 15 007[17]
Зеленоградск 14 830[17]
Гвардейск 13 214[17]
Светлогорск 12 425[17]
Пионерский 11 395[17]
Неман 11 130[17]
Мамоново 8084[17]
Полесск 7033[17]
Багратионовск 6317[17]
Янтарный 5569[17]
Васильково 4527[20]
Озёрск 4255[17]
Нестеров 4225[17]
Славск 4269[17]
Правдинск 4212[17]
Ладушкин 4025[17]
Знаменск 4036[20]
Краснознаменск 3282[17]
Большое Исаково 3187[20]
Крупные сельские населённые пункты

Сельские населённые пункты области носят статус: посёлок. В таблице указаны посёлки с численностью населения более полутора тысяч человек.

Васильково 4527[20]
Знаменск 4036[20]
Большое Исаково 3187[20]
Долгоруково 2805[20]
Южный 2772[20]
Малое Исаково 2543[20]
Озерки 2473[20]
Большаково 2448[20]
Храброво 2143[20]
Корнево 1912[20]
Взморье 1883[20]
Нивенское 1728[20]
Добровольск 1693[20]
Люблино 1606[20]
Волочаевское 1582[20]
Колосовка 1538[20]

В таблицах не указаны: город Приморск, с численностью населения 1929 человек, пгт Донское и Железнодорожный с численностью населения 2809 и 2767 человек соответственно. Так как они не носят статуса посёлок, но в то же время численность их населения не превышает 3000 человек.

Экономика

По данным Калининградстата ВРП Калининградской области на 2006 год составил 115 000 млн рублей.[web.archive.org/web/20070927221241/www.gov.kaliningrad.ru/zip/itogsocecrazn2006.zip]

По данным Росстата ВРП Калининградской области на 2006 год составил 99 889,8 млн рублей. [www.gks.ru/bgd/free/b01_19/IssWWW.exe/Stg/d000/vrp98-06.htm]

В 2009 году промышленное производство в области упало на 10,5 % по сравнению в 2008 годом[21].

Промышленность

По состоянию на начало 2009 года в регионе осуществляют деятельность 6066 промышленных предприятий, в том числе:

  • в добыче полезных ископаемых — 120 предприятий;
  • в обрабатывающих производствах — 5740 предприятий;
  • в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — 206 предприятий.

Ключевые отрасли — пищевая, мебельная, электротехническая, деревообрабатывающая

[ruwest.ru/news/2160/ До 2020 года планируется создание трех новых индустриальных парков, в населенных пунктах]:

  • Черняховск
  • Советск
  • пос. Храброво (Гурьевского района)

Технопарки запланированы в рамках Государственной программы РФ «Социально-экономическое развитие Калининградской области до 2020 года»: «В рамках развития отдельных территорий для размещения промышленных и инновационных предприятий предусмотрено создание индустриальных парков на востоке области, в Черняховске и Советске»[www.minregion.ru/activities/fcp/2538.html Сайт Минрегионразвития РФ ].

«Разработчики Госпрограммы развития Калининградской области уверены, технополисы дадут новый импульс к развитию городов на реках Инструч, Неман и Тыльжа. Но для развития инновационного производства самого западного региона России в Москве и в Калининграде рассчитывают задействовать ещё и посёлок Храброво Зеленоградского района. Он находится вблизи одноимённого аэропорта»[22] ruwest.ru/news/2160/.

Добыча полезных ископаемых

В настоящее время годовая добыча янтаря на Калининградском янтарном комбинате достигает нескольких сотен тонн, однако лишь небольшая её часть используется в ювелирном производстве самой Калининградской области. Добыча и вывоз янтаря из Калининградской области зачастую сопровождается правонарушениями, такими как незаконная добыча и контрабанда янтаря в страны Западной Европы.

В 2004 году была запущена морская ледостойкая стационарная платформа, осуществляющая эксплуатационное бурение на Кравцовском месторождении. Лицензия на право разработки месторождения принадлежит «Лукойл-Калининградморнефть» — дочернему предприятию Лукойла, находящемуся в городе Светлом. Однако данная отрасль производства Калининградской области вызывает неоднозначные оценки аналитиков и общественности Калининградской области, а также соседних стран (Литва, Польша). Платформа Д-6, находящаяся в Балтийском море в 22 км от уникального природного заповедника Куршская коса, занесённого в список всемирного наследия ЮНЕСКО, является предметом постоянного спора между организациями, стоящими на стороне экологической защиты и безопасности региона, с одной стороны, и промышленниками и чиновниками, с другой стороны. В 2008 году было добыто 842 тыс. тонн нефти на месторождении Д-6 и 583,2 тыс. тонн нефти на суше.[23]

Рыбная промышленность

Развито промышленное рыболовство, рыбные порты расположены в Калининграде, Пионерском и Светлом.

В 2012 году запланировано строительство двух рыбохозяйственных заводов[24]:

  • Западно-Балтийский рыбоводный завод;
  • Рыбохозяйственный комплекс «КёнигФиш».

Суммарная ежегодная производительность обоих производств — более 700 тонн осетровых и икры.

Примерная стоимость возведения производств — 1 млрд. 767 млн руб. (300 млн руб. — Бюджета Калининградской области, остальные — от частных инвесторов).

Основной частный инвестор — компания UNITED FOOD Technologies International AG[25])

Энергетика

Базовая электроэнергетическая компания региона — «Янтарьэнерго».

Основные мощности:

А также около 10 тыс. дизельных и бензиновых электростанций (единичной мощностью от 0,5 до 500 кВт) общей мощностью около 20-30 МВт.

Потребление электроэнергии в 2007 году составило около 3,9 млрд кВт·ч, собственное производство — около 2,9 млрд кВт·ч.

B 2005 в Калининграде введён в строй первый блок новой, самой совершенной в энергосистеме России Калининградской ТЭЦ-2 мощностью 450 МВт. В конце 2010 года был введён в эксплуатацию второй энергоблок. С его вводом Калининградская область вышла на самообеспечение электроэнергией.

Затраты топлива в 2002 году на выработку тепла составили около 768 тыс. т.у.т., в том числе:

В регионе имеются достаточные для полного энергообеспечения ресурсы в виде запасов нефти, однако по причине соседства с крупными платёжеспособными потребителями — европейскими государствами, сырьё отправляется на экспорт. При этом природный газ по трубопроводам, как и электроэнергия доступен лишь через сопредельные государства, доставка (с перевалкой) и экологичное сжигание угля относительно дорогостоящи. Как следствие в регионе определённое развитие получила альтернативная энергетика, а в 2008 году было принято решение о строительстве Балтийской АЭС, пуск которой запланирован на 2016 год.

С 2002 года в регионе действует крупнейшая (на 2008 год) в России ветроэлектростанция Зеленоградская ВЭУ мощностью в 5,1 МВт, расположена станция около посёлка Куликово Зеленоградского района. Кроме того в области действуют несколько малых гидроэлектростанций.

Транспорт

В Калининградской области 90 % населения имеют загранпаспорта, 30 % — шенгенские визы, а каждый четвёртый житель получил карточку малого приграничного передвижения, позволяющую без визы посещать приграничные регионы Польши.

Загранпаспорт калининградцам выдается бесплатно, за него не взимается госпошлина. Его наличие — вынужденная необходимость: без загранпаспорта не получить визы, без визы не проехать железной дорогой в Россию через территорию Литвы. Процедура получения однократной транзитной визы максимально упрощена: за визой обращаются РЖД, виза делается в течение суток после обращения и выдается литовским консулом пассажиру уже в поезде.

Трубопроводный

По территории области проходит газопровод Россия — Белоруссия — Польша с отводами на Черняховск, Зеленоградск, Гусев, Советск и Светлый. Газ используется для обеспечения работы ТЭЦ и потребностей коммунально-бытового хозяйства.

Автомобильный

Важнейший вид внутрирегионального транспорта — автомобильный. Калининградская область является одной из самых обеспеченных автомобилями на душу населения в России, занимая пятое место.[26]. Причём около 85 % автомобилей — иномарки, преимущественно европейской сборки[27]. Развита сеть автомобильных дорог с твёрдым покрытием. Большинство дорог не соответствуют принятому в России стандарту по ширине, кроме того, они отличаются извилистостью. На большинстве дорог Калининградской области установлена максимальная скорость в 70 км/ч (вместо 90 км/ч) из-за растущих вдоль дороги деревьев. При этом, автомобильные дороги Калининградской области являются одними из самых безопасных[28] и качественных[29] в стране.

Важнейшие автомобильные дороги:

В августе 2008 года началось строительство автомагистрали Приморское кольцо, которая свяжет Калининград со Светлогорском, Пионерским, Зеленоградском, Балтийском, Светлым и международным аэропортом Храброво. В настоящее время магистраль уже построена до аэропорта и Зеленоградска, открыта до Светлогорска, работы ведутся в сторону Янтарного (по состоянию на 2013 год строительство заморожено и скорее всего продолжено не будет).

Кроме того, по территории Калининградской области проходит дорога, запланированный автобан «КёнигсбергБерлин» (среди местного населения известна как «Берлинка»). Она обходит стороной населённые пункты и упирается в польскую границу. Пограничный переход уже построен и введён в эксплуатацию 7 декабря 2010 г.

Пограничные переходы на территории области:

На границах области и в портах имеются 20 пограничных переходов (автомобильные, железнодорожные, водные, пешеходные, в аэропорту)

Железнодорожный

Железнодорожный транспорт используется прежде всего для грузоперевозок между Калининградской областью, соседними странами и остальной территорией России. Также важна роль пассажирских перевозок, как внутрирегиональных, так и внешних. Калининград имеет круглогодичное прямое пассажирское железнодорожное сообщение с Москвой, Санкт-Петербургом и Адлером, в летнее время также с Челябинском. Ранее также существовало сообщение с Гдыней в Польше и Берлином в Германии.

Бо́льшая часть существовавших на территории нынешней Калининградской области до войны железных дорог была разобрана в первые послевоенные годы; часть сохранившейся сети была закрыта после распада СССР.

К настоящему времени сохранились и используются следующие железные дороги:

Крупнейшие железнодорожные узлы — Калининград (здесь сходятся семь железных дорог) и Черняховск (здесь сходятся четыре железные дороги)

Эксплуатирует железные дороги Калининградской области Калининградская железная дорога, выделившаяся после 1991 года из состава бывшей Прибалтийской железной дороги.

Морской транспорт

В Калининграде, Пионерском и Балтийске крупные незамерзающие морские порты, крупнейший из них — в Калининграде. Балтийск связан с Санкт-Петербургом паромной переправой и с Гданьском пассажирской линией (эксплуатируется польским пароходством). В г. Светлый действует нефтетерминал мощностью 6 млн т. нефти и нефтепродуктов.

Внутренний водный транспорт

В Калининграде и Черняховске есть речные порты. Судоходные реки — Преголя и Неман, они связаны между собой судоходным путём, проходящим по реке Дейме и реке Матросовке. Важнейшая речная судоходная компания — «Западное речное пароходство».

Роль речного транспорта во внутрирегиональных грузовых перевозках незначительна, внутререгиональные пассажирские водные перевозки отсутствуют.

В летние месяцы между Калининградом, Фромборком и Эльблонгом по глади Балтийского залива (который фактически является внутренним водоёмом) курсируют суда на подводных крыльях, эксплуатируемые польским пароходством.

Воздушный транспорт

В 24 км от Калининграда, рядом с посёлком Храброво, расположен аэропорт международного класса.

Городской транспорт

В Калининграде есть трамвай (см. Калининградский трамвай) (самая старая система в России, действует с 1895 года, узкоколейный — 1000 мм) и троллейбус (см. Калининградский троллейбус). В других городах области городской транспорт представлен только автобусами, хотя до войны в Черняховске был троллейбус, а в Советске — трамвай.

Образование

Калининградская область с 1 апреля 2010 года участвует в проведении эксперимента по преподаванию курса «Основы религиозных культур и светской этики» (включает «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы буддийской культуры», «Основы иудейской культуры», «Основы мировых религиозных культур», и «Основы светской этики»)[30].

Калининградская область занимает десятое место (среди всех субъектов федерации) по количеству победителей на ежегодно проходящих Молодёжных Дельфийских играх России.

Власть

Государственную власть в Калининградской области осуществляют органы государственной власти Калининградской области, а также федеральные суды и федеральные органы исполнительной государственной власти. Органы государственной власти Калининградской области располагаются в Калининграде.

Органами государственной власти и должностными лицами Калининградской области являются:

Экологическая обстановка

Есть проблемы в охране природы. Высоко загрязнение рек, недостаточно очистных сооружений. Дно Немана и Преголи покрыто полуметровым слоем отложений. Пресная вода Куршского залива из-за распространения синезелёных водорослей стала непригодна в период их массового «цветения» для купания. Некоторые малые реки загрязнены минеральными удобрениями.

Качество воздуха удовлетворительное, уровень загрязнения ниже среднего показателя по Российской Федерации. Количество выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников в атмосферный воздух в 2015 году составило 20102,3 тонн (увеличение в сравнении с 2014 годом на 14,55%) от 6863 источников выбросов, из которых 4800 являются организованными. Доля проб атмосферного воздуха с превышением ПДК загрязняющих веществ в 2015 году составила 0,4% (в 2014 году — 0,4%, в 2013 году — 0,6%), в то время как средний показатель по Российской Федерации в 2014 году — 1,1%. Пробы с превышением ПДК более, чем в 5 раз, с 2011 года не зарегистрированы. Доля проб воздуха, не соответствующих гигиеническим нормативам, в зоне жилой застройки городских поселений в 2015 году составила 0,2% (в 2014 году – 0,4%, в 2013 году – 0,6%). В 21 муниципальном образовании из 22 в 2015 году по исследуемым веществам не отмечалось превышений гигиенических нормативов. Превышения гигиенических нормативов обнаружены в зоне влияния промышленных предприятий города Калининграда.

Религия

На территории Калининградской области действует Калининградская и Балтийская епархия Русской православной церкви. В области также действуют приходы католической церкви (25 приходов), протестантские общины (лютеран (46 приходов)[31], баптистов и других); мормонов, Свидетелей Иеговы. Имеются иудейские и мусульманские общины.

Туризм

На территории Калинанградской области выделяют существующие и потенциальные (имеющие государственную поддержку) внутрирегиональные туристские кластеры[32]:

  • развивающиеся, стабилизирующие общее социально-экономическое развитие региона (Калининградский и Светлогорский).
  • зарождающиеся, стратегические (Янтарный, Куршская коса, Черняховский), имеющие высокие темпы развития (инженерной инфраструктуры, предприятий сферы сервиса и туризма, объектов эускурсионного показа, информационных туристических центров).
  • прекластеры (Пионерский и Балтийский), которые характеризуются высоким уровнем компетенции.

Галерея (2009 год)

Туристические плакаты Министерства экономики Калининградской области с сегментированием общего штампа «Кругом впечатления» туристического бренда Калининградской области:

Достопримечательности


Напишите отзыв о статье "Калининградская область"

Примечания

  1. 1 2 [www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/Popul2016.xls Оценка численности постоянного населения на 1 января 2016 года и в среднем за 2015 год]. Проверено 27 марта 2016. [www.webcitation.org/6gJeknmJ4 Архивировано из первоисточника 27 марта 2016].
  2. [www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-14.xlsx Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации в 1998-2014гг.] (рус.) (xls). Росстат.
  3. [www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-14.xlsx Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации в 1998-2014гг.] (рус.) (xls). Росстат.
  4. [www.gramota.ru/spravka/trudnosti/36_17 Понятие анклав на сайте Грамота.ру]
  5. [slovari.yandex.ru/~книги/Юридический%20словарь/Эксклав/ Понятие «полуэксклав» в Большом юридическом словаре](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1628 дней))
  6. [slovari.yandex.ru/dict/jurid/article/jur3/jur-6797.htm?text=полуэксклав&stpar1=1.1.1 Понятие полуэксклава в Большом юридическом словаре](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1628 дней))
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [www.i-u.ru/biblio/archive/orlenok_fisicheskaja/09.aspx Орлёнок В. В., Курков А. А., Кучерявый П. П., Тупикин С. Н. Физическая география]
  8. [www.baltisk.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=45&Itemid=94&fontstyle=f-smaller Официальный сайт Балтийского городского округа]
  9. [minprirody.gov39.ru/upload/iblock/35b/%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9%20%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%20%D0%BE%D0%B1%20%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9%20%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B5%20%D0%B2%20%D0%9A%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9%20%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%B2%202015.pdf Государственный доклад об экологической обстановке в Калининградской области в 2015 году]
  10. [www.gako.name/index.php?razd=196 Государственный архив Калининградской области]
  11. Костяшов Ю. В. Секретные документы отдела спецпоселений МВД СССР о заселении Калининградской области в 1946 г
  12. [districts.pravda.ru/northwest/kaliningrad/23-08-2006/194507-peresel-0/ 60 лет назад в Калининградскую область прибыли первые переселенцы — Калининград — Правда. Ру]
  13. gako.name/index.php?publ=297&razd=228
  14. [news.mail.ru/politics/18777275/ Первого жителя Калининградской области Дорофеева А. А. поздравил с Днем рождения губернатор Николай Цуканов]
  15. [pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&prevDoc=126012294&backlink=1&&nd=126016628 Закон «Об административно-территориальном устройстве Калининградской области»]
  16. [www.gks.ru/dbscripts/munst/munst27/DBInet.cgi База показателей муниципальных образований. Калинградская область]
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 www.gks.ru/free_doc/doc_2016/bul_dr/mun_obr2016.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2016 года
  18. 1 2 3 4 [www.gks.ru/free_doc/doc_2015/bul_dr/mun_obr2015.rar Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2015 года]. Проверено 6 августа 2015. [www.webcitation.org/6aaNzOlFO Архивировано из первоисточника 6 августа 2015].
  19. [gov39.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=5140&Itemid=69 Муниципальные образования Калининградской области]
  20. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [kaliningrad.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/kaliningrad/resources/e9a049804e9f624b9e6e9f8e65563e6a/Итоги+Всероссийская перепись населения 2010 года_том1.xlsx Всесоюзная перепись населения 2010 года. Калининградская область. Таблица 10. Численность населения городских округов, муниципальных районов, городских и сельских поселений, городских населённых пунктов, сельских населённых пунктов]. Проверено 28 ноября 2013. [www.webcitation.org/6LTFYTQqP Архивировано из первоисточника 2013-11-228].
  21. [www.newkaliningrad.ru/news/economy/k1020947.html Министр промышленности: «Падать дальше некуда»]
  22. Восток Калининградской области запланирован под технополисы
  23. [www.kaliningrad.ru/news/economy/k792450.html Лукойл-Калининградморнефть" ожидает снижения добычи нефти на суше]
  24. [ruwest.ru/news/343/ Калининград перехватил «рыбную» инициативу]
  25. [ruwest.ru/news/343/ Информационное Агентство «Русский Запад»]
  26. [www.zr.ru/content/news/566887-eksperty_podschitali_skolko_avtomobilej_prihoditsa_na_tysachu_zhitelej_v_raznyh_regionah/ Эксперты подсчитали, сколько автомобилей приходится на тысячу жителей в разных регионах — сайт За рулем www.zr.ru]
  27. [primamedia.ru/news/auto/03.05.2012/204106/samim-quot-inomarochnim-quot-regionom-rossii-v-2012-godu-priznano-primore.html Самым «иномарочным» регионом России в 2012 году признано Приморье — новости на PrimaMedia Авто]
  28. [www.pacifictrans.ru/rejting-bezopasnosti-rossijskikh-avtomobilnykh-dorog-za-2013-god Рейтинг безопасности российских автомобильных дорог за 2013 год]
  29. [news.mail.ru/inregions/nordwest/39/economics/17870932/ В Калининградской области оценили качество автомобильных дорог — Новости Экономики — Новости Mail.Ru]
  30. [www.pravoslavnoe-obrazovanie.ru/Федеральные-документы/Соглашения/312-Определена-структура-комплексного-учебного-курса-Основы-религиозных-культур-и-светской-этики.html Информация пресс-службы Министерства образования и науки Российской Федерации о реализации плана мероприятий по апробации в 2009—2011 годах комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики»]. 09.12.2009.
  31. [portal-credo.ru/site/?act=press&type=list&press_id=414 Портал Credo.ru]
  32. Дерендяева Т. М., 2014, с. 96—97.

Топографические карты

  • Лист карты N-34-А Калининград. Масштаб: 1:500 000. Издание 1988 г.
  • Лист карты N-34-Б Каунас. Масштаб: 1:500 000. Издание 1988 г.

Балтийское море
N-34-III
N-34-IV
Янтарный
N-34-VIII
Калининград
N-34-IX
Советск
N-34-X
Таураге
N-34-XI
Эльблонг
N-34-XIV
Бартошице
N-34-XV
Черняховск
N-34-XVI
Сувалки
N-34-XVII

См. также

Напишите отзыв о статье "Калининградская область"

Примечания

Литература

  • Ваулина В. Д. Наш край. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1988.
  • Дерендяева Т. М. Особенности развития индустрии туризма Калининградской области. — монография. — Калининград: БГАРФ, 2014. — 134 с. — ISBN 978-5-7481-0325-1.
  • Кучерявый П. П., Фёдоров Г. М. География Калининградской области. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1989, 142 с. ISBN 5-85500-037-0
  • Орлёнок В. В., Курков А. А., Кучерявый П. П., Тупикин С. Н. Физическая география: Учебное пособие / Под ред. В. В. Орлёнка. — Калининград: Калининградский государственный университет, 1998. — 480 с. — ISBN 5-88874-096-9.
  • Фёдоров Г. М. У карты Калининградской области. — Калининград: Калининградское книжное издательство, 1986.
  • Калининградская область. Очерки природы. — Калининград: Калининградское книжное издательство,1969. 208 с.

Ссылки

  • [gov39.ru/ Правительство Калининградской области]
  • [russian-north.com/sekciya2/ Законодательство Калининградской области]
  • [geraldika.ru/region/39/ Флаг и герб Калининградской области]
  • [vk.com/kaliningrad Официальная страница Калининградской области] в социальной сети «ВКонтакте»
  • [www.milovsky-gallery.albertina.ru/index_r.phtml Фотогалерея довоенных достопримечательностей Калининградской области — фотографии кирх, замков и.т.д.]
  • [rugrad.eu/communication/blogs/kalgad/451/ Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О переименовании населённых пунктов Калининградской области», 5 июля 1950 г., № 745/3]
  • [kaliningrad-obl.narod.ru/p10.htm История Калининградской области]
  • [www.prussia39.ru/ Prussia39 — Калининградская область: населенные пункты, история, знаменитые люди.]
  • [meduza.io/feature/2016/04/12/zashla-nemetskaya-semya-prosili-hleba «Зашла немецкая семья, просили хлеба»: 70 лет назад Кенигсберг стал Калининградом: воспоминания переселенцев — Meduza]
  • [ruwest.ru/news/2160/ Восток Калининградской области запланирован под технополисы]

Отрывок, характеризующий Калининградская область

– Вы ведь, верно, сами будете командовать им? – сказала Жюли, хитро и насмешливо переглянувшись с ополченцем.
Ополченец в присутствии Пьера был уже не так caustique, и в лице его выразилось недоуменье к тому, что означала улыбка Жюли. Несмотря на свою рассеянность и добродушие, личность Пьера прекращала тотчас же всякие попытки на насмешку в его присутствии.
– Нет, – смеясь, отвечал Пьер, оглядывая свое большое, толстое тело. – В меня слишком легко попасть французам, да и я боюсь, что не влезу на лошадь…
В числе перебираемых лиц для предмета разговора общество Жюли попало на Ростовых.
– Очень, говорят, плохи дела их, – сказала Жюли. – И он так бестолков – сам граф. Разумовские хотели купить его дом и подмосковную, и все это тянется. Он дорожится.
– Нет, кажется, на днях состоится продажа, – сказал кто то. – Хотя теперь и безумно покупать что нибудь в Москве.
– Отчего? – сказала Жюли. – Неужели вы думаете, что есть опасность для Москвы?
– Отчего же вы едете?
– Я? Вот странно. Я еду, потому… ну потому, что все едут, и потом я не Иоанна д'Арк и не амазонка.
– Ну, да, да, дайте мне еще тряпочек.
– Ежели он сумеет повести дела, он может заплатить все долги, – продолжал ополченец про Ростова.
– Добрый старик, но очень pauvre sire [плох]. И зачем они живут тут так долго? Они давно хотели ехать в деревню. Натали, кажется, здорова теперь? – хитро улыбаясь, спросила Жюли у Пьера.
– Они ждут меньшого сына, – сказал Пьер. – Он поступил в казаки Оболенского и поехал в Белую Церковь. Там формируется полк. А теперь они перевели его в мой полк и ждут каждый день. Граф давно хотел ехать, но графиня ни за что не согласна выехать из Москвы, пока не приедет сын.
– Я их третьего дня видела у Архаровых. Натали опять похорошела и повеселела. Она пела один романс. Как все легко проходит у некоторых людей!
– Что проходит? – недовольно спросил Пьер. Жюли улыбнулась.
– Вы знаете, граф, что такие рыцари, как вы, бывают только в романах madame Suza.
– Какой рыцарь? Отчего? – краснея, спросил Пьер.
– Ну, полноте, милый граф, c'est la fable de tout Moscou. Je vous admire, ma parole d'honneur. [это вся Москва знает. Право, я вам удивляюсь.]
– Штраф! Штраф! – сказал ополченец.
– Ну, хорошо. Нельзя говорить, как скучно!
– Qu'est ce qui est la fable de tout Moscou? [Что знает вся Москва?] – вставая, сказал сердито Пьер.
– Полноте, граф. Вы знаете!
– Ничего не знаю, – сказал Пьер.
– Я знаю, что вы дружны были с Натали, и потому… Нет, я всегда дружнее с Верой. Cette chere Vera! [Эта милая Вера!]
– Non, madame, [Нет, сударыня.] – продолжал Пьер недовольным тоном. – Я вовсе не взял на себя роль рыцаря Ростовой, и я уже почти месяц не был у них. Но я не понимаю жестокость…
– Qui s'excuse – s'accuse, [Кто извиняется, тот обвиняет себя.] – улыбаясь и махая корпией, говорила Жюли и, чтобы за ней осталось последнее слово, сейчас же переменила разговор. – Каково, я нынче узнала: бедная Мари Волконская приехала вчера в Москву. Вы слышали, она потеряла отца?
– Неужели! Где она? Я бы очень желал увидать ее, – сказал Пьер.
– Я вчера провела с ней вечер. Она нынче или завтра утром едет в подмосковную с племянником.
– Ну что она, как? – сказал Пьер.
– Ничего, грустна. Но знаете, кто ее спас? Это целый роман. Nicolas Ростов. Ее окружили, хотели убить, ранили ее людей. Он бросился и спас ее…
– Еще роман, – сказал ополченец. – Решительно это общее бегство сделано, чтобы все старые невесты шли замуж. Catiche – одна, княжна Болконская – другая.
– Вы знаете, что я в самом деле думаю, что она un petit peu amoureuse du jeune homme. [немножечко влюблена в молодого человека.]
– Штраф! Штраф! Штраф!
– Но как же это по русски сказать?..


Когда Пьер вернулся домой, ему подали две принесенные в этот день афиши Растопчина.
В первой говорилось о том, что слух, будто графом Растопчиным запрещен выезд из Москвы, – несправедлив и что, напротив, граф Растопчин рад, что из Москвы уезжают барыни и купеческие жены. «Меньше страху, меньше новостей, – говорилось в афише, – но я жизнью отвечаю, что злодей в Москве не будет». Эти слова в первый раз ясно ыоказали Пьеру, что французы будут в Москве. Во второй афише говорилось, что главная квартира наша в Вязьме, что граф Витгснштейн победил французов, но что так как многие жители желают вооружиться, то для них есть приготовленное в арсенале оружие: сабли, пистолеты, ружья, которые жители могут получать по дешевой цене. Тон афиш был уже не такой шутливый, как в прежних чигиринских разговорах. Пьер задумался над этими афишами. Очевидно, та страшная грозовая туча, которую он призывал всеми силами своей души и которая вместе с тем возбуждала в нем невольный ужас, – очевидно, туча эта приближалась.
«Поступить в военную службу и ехать в армию или дожидаться? – в сотый раз задавал себе Пьер этот вопрос. Он взял колоду карт, лежавших у него на столе, и стал делать пасьянс.
– Ежели выйдет этот пасьянс, – говорил он сам себе, смешав колоду, держа ее в руке и глядя вверх, – ежели выйдет, то значит… что значит?.. – Он не успел решить, что значит, как за дверью кабинета послышался голос старшей княжны, спрашивающей, можно ли войти.
– Тогда будет значить, что я должен ехать в армию, – договорил себе Пьер. – Войдите, войдите, – прибавил он, обращаясь к княжие.
(Одна старшая княжна, с длинной талией и окаменелым лидом, продолжала жить в доме Пьера; две меньшие вышли замуж.)
– Простите, mon cousin, что я пришла к вам, – сказала она укоризненно взволнованным голосом. – Ведь надо наконец на что нибудь решиться! Что ж это будет такое? Все выехали из Москвы, и народ бунтует. Что ж мы остаемся?
– Напротив, все, кажется, благополучно, ma cousine, – сказал Пьер с тою привычкой шутливости, которую Пьер, всегда конфузно переносивший свою роль благодетеля перед княжною, усвоил себе в отношении к ней.
– Да, это благополучно… хорошо благополучие! Мне нынче Варвара Ивановна порассказала, как войска наши отличаются. Уж точно можно чести приписать. Да и народ совсем взбунтовался, слушать перестают; девка моя и та грубить стала. Этак скоро и нас бить станут. По улицам ходить нельзя. А главное, нынче завтра французы будут, что ж нам ждать! Я об одном прошу, mon cousin, – сказала княжна, – прикажите свезти меня в Петербург: какая я ни есть, а я под бонапартовской властью жить не могу.
– Да полноте, ma cousine, откуда вы почерпаете ваши сведения? Напротив…
– Я вашему Наполеону не покорюсь. Другие как хотят… Ежели вы не хотите этого сделать…
– Да я сделаю, я сейчас прикажу.
Княжне, видимо, досадно было, что не на кого было сердиться. Она, что то шепча, присела на стул.
– Но вам это неправильно доносят, – сказал Пьер. – В городе все тихо, и опасности никакой нет. Вот я сейчас читал… – Пьер показал княжне афишки. – Граф пишет, что он жизнью отвечает, что неприятель не будет в Москве.
– Ах, этот ваш граф, – с злобой заговорила княжна, – это лицемер, злодей, который сам настроил народ бунтовать. Разве не он писал в этих дурацких афишах, что какой бы там ни был, тащи его за хохол на съезжую (и как глупо)! Кто возьмет, говорит, тому и честь и слава. Вот и долюбезничался. Варвара Ивановна говорила, что чуть не убил народ ее за то, что она по французски заговорила…
– Да ведь это так… Вы всё к сердцу очень принимаете, – сказал Пьер и стал раскладывать пасьянс.
Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.
Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.
Дело же, очевидно, было так: позиция была избрана по реке Колоче, пересекающей большую дорогу не под прямым, а под острым углом, так что левый фланг был в Шевардине, правый около селения Нового и центр в Бородине, при слиянии рек Колочи и Во йны. Позиция эта, под прикрытием реки Колочи, для армии, имеющей целью остановить неприятеля, движущегося по Смоленской дороге к Москве, очевидна для всякого, кто посмотрит на Бородинское поле, забыв о том, как произошло сражение.
Наполеон, выехав 24 го к Валуеву, не увидал (как говорится в историях) позицию русских от Утицы к Бородину (он не мог увидать эту позицию, потому что ее не было) и не увидал передового поста русской армии, а наткнулся в преследовании русского арьергарда на левый фланг позиции русских, на Шевардинский редут, и неожиданно для русских перевел войска через Колочу. И русские, не успев вступить в генеральное сражение, отступили своим левым крылом из позиции, которую они намеревались занять, и заняли новую позицию, которая была не предвидена и не укреплена. Перейдя на левую сторону Колочи, влево от дороги, Наполеон передвинул все будущее сражение справа налево (со стороны русских) и перенес его в поле между Утицей, Семеновским и Бородиным (в это поле, не имеющее в себе ничего более выгодного для позиции, чем всякое другое поле в России), и на этом поле произошло все сражение 26 го числа. В грубой форме план предполагаемого сражения и происшедшего сражения будет следующий:

Ежели бы Наполеон не выехал вечером 24 го числа на Колочу и не велел бы тотчас же вечером атаковать редут, а начал бы атаку на другой день утром, то никто бы не усомнился в том, что Шевардинский редут был левый фланг нашей позиции; и сражение произошло бы так, как мы его ожидали. В таком случае мы, вероятно, еще упорнее бы защищали Шевардинский редут, наш левый фланг; атаковали бы Наполеона в центре или справа, и 24 го произошло бы генеральное сражение на той позиции, которая была укреплена и предвидена. Но так как атака на наш левый фланг произошла вечером, вслед за отступлением нашего арьергарда, то есть непосредственно после сражения при Гридневой, и так как русские военачальники не хотели или не успели начать тогда же 24 го вечером генерального сражения, то первое и главное действие Бородинского сражения было проиграно еще 24 го числа и, очевидно, вело к проигрышу и того, которое было дано 26 го числа.
После потери Шевардинского редута к утру 25 го числа мы оказались без позиции на левом фланге и были поставлены в необходимость отогнуть наше левое крыло и поспешно укреплять его где ни попало.
Но мало того, что 26 го августа русские войска стояли только под защитой слабых, неконченных укреплений, – невыгода этого положения увеличилась еще тем, что русские военачальники, не признав вполне совершившегося факта (потери позиции на левом фланге и перенесения всего будущего поля сражения справа налево), оставались в своей растянутой позиции от села Нового до Утицы и вследствие того должны были передвигать свои войска во время сражения справа налево. Таким образом, во все время сражения русские имели против всей французской армии, направленной на наше левое крыло, вдвое слабейшие силы. (Действия Понятовского против Утицы и Уварова на правом фланге французов составляли отдельные от хода сражения действия.)
Итак, Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов, то есть в таких условиях, в которых не только немыслимо было драться десять часов и сделать сражение нерешительным, но немыслимо было удержать в продолжение трех часов армию от совершенного разгрома и бегства.


25 го утром Пьер выезжал из Можайска. На спуске с огромной крутой и кривой горы, ведущей из города, мимо стоящего на горе направо собора, в котором шла служба и благовестили, Пьер вылез из экипажа и пошел пешком. За ним спускался на горе какой то конный полк с песельниками впереди. Навстречу ему поднимался поезд телег с раненными во вчерашнем деле. Возчики мужики, крича на лошадей и хлеща их кнутами, перебегали с одной стороны на другую. Телеги, на которых лежали и сидели по три и по четыре солдата раненых, прыгали по набросанным в виде мостовой камням на крутом подъеме. Раненые, обвязанные тряпками, бледные, с поджатыми губами и нахмуренными бровями, держась за грядки, прыгали и толкались в телегах. Все почти с наивным детским любопытством смотрели на белую шляпу и зеленый фрак Пьера.
Кучер Пьера сердито кричал на обоз раненых, чтобы они держали к одной. Кавалерийский полк с песнями, спускаясь с горы, надвинулся на дрожки Пьера и стеснил дорогу. Пьер остановился, прижавшись к краю скопанной в горе дороги. Из за откоса горы солнце не доставало в углубление дороги, тут было холодно, сыро; над головой Пьера было яркое августовское утро, и весело разносился трезвон. Одна подвода с ранеными остановилась у края дороги подле самого Пьера. Возчик в лаптях, запыхавшись, подбежал к своей телеге, подсунул камень под задние нешиненые колеса и стал оправлять шлею на своей ставшей лошаденке.
Один раненый старый солдат с подвязанной рукой, шедший за телегой, взялся за нее здоровой рукой и оглянулся на Пьера.
– Что ж, землячок, тут положат нас, что ль? Али до Москвы? – сказал он.
Пьер так задумался, что не расслышал вопроса. Он смотрел то на кавалерийский, повстречавшийся теперь с поездом раненых полк, то на ту телегу, у которой он стоял и на которой сидели двое раненых и лежал один, и ему казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса. Один из сидевших на телеге солдат был, вероятно, ранен в щеку. Вся голова его была обвязана тряпками, и одна щека раздулась с детскую голову. Рот и нос у него были на сторону. Этот солдат глядел на собор и крестился. Другой, молодой мальчик, рекрут, белокурый и белый, как бы совершенно без крови в тонком лице, с остановившейся доброй улыбкой смотрел на Пьера; третий лежал ничком, и лица его не было видно. Кавалеристы песельники проходили над самой телегой.
– Ах запропала… да ежова голова…
– Да на чужой стороне живучи… – выделывали они плясовую солдатскую песню. Как бы вторя им, но в другом роде веселья, перебивались в вышине металлические звуки трезвона. И, еще в другом роде веселья, обливали вершину противоположного откоса жаркие лучи солнца. Но под откосом, у телеги с ранеными, подле запыхавшейся лошаденки, у которой стоял Пьер, было сыро, пасмурно и грустно.
Солдат с распухшей щекой сердито глядел на песельников кавалеристов.
– Ох, щегольки! – проговорил он укоризненно.
– Нынче не то что солдат, а и мужичков видал! Мужичков и тех гонят, – сказал с грустной улыбкой солдат, стоявший за телегой и обращаясь к Пьеру. – Нынче не разбирают… Всем народом навалиться хотят, одью слово – Москва. Один конец сделать хотят. – Несмотря на неясность слов солдата, Пьер понял все то, что он хотел сказать, и одобрительно кивнул головой.
Дорога расчистилась, и Пьер сошел под гору и поехал дальше.
Пьер ехал, оглядываясь по обе стороны дороги, отыскивая знакомые лица и везде встречая только незнакомые военные лица разных родов войск, одинаково с удивлением смотревшие на его белую шляпу и зеленый фрак.
Проехав версты четыре, он встретил первого знакомого и радостно обратился к нему. Знакомый этот был один из начальствующих докторов в армии. Он в бричке ехал навстречу Пьеру, сидя рядом с молодым доктором, и, узнав Пьера, остановил своего казака, сидевшего на козлах вместо кучера.
– Граф! Ваше сиятельство, вы как тут? – спросил доктор.
– Да вот хотелось посмотреть…
– Да, да, будет что посмотреть…
Пьер слез и, остановившись, разговорился с доктором, объясняя ему свое намерение участвовать в сражении.
Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.
Когда кончился молебен, Кутузов подошел к иконе, тяжело опустился на колена, кланяясь в землю, и долго пытался и не мог встать от тяжести и слабости. Седая голова его подергивалась от усилий. Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы.


Покачиваясь от давки, охватившей его, Пьер оглядывался вокруг себя.
– Граф, Петр Кирилыч! Вы как здесь? – сказал чей то голос. Пьер оглянулся.
Борис Друбецкой, обчищая рукой коленки, которые он запачкал (вероятно, тоже прикладываясь к иконе), улыбаясь подходил к Пьеру. Борис был одет элегантно, с оттенком походной воинственности. На нем был длинный сюртук и плеть через плечо, так же, как у Кутузова.
Кутузов между тем подошел к деревне и сел в тени ближайшего дома на лавку, которую бегом принес один казак, а другой поспешно покрыл ковриком. Огромная блестящая свита окружила главнокомандующего.
Икона тронулась дальше, сопутствуемая толпой. Пьер шагах в тридцати от Кутузова остановился, разговаривая с Борисом.
Пьер объяснил свое намерение участвовать в сражении и осмотреть позицию.
– Вот как сделайте, – сказал Борис. – Je vous ferai les honneurs du camp. [Я вас буду угощать лагерем.] Лучше всего вы увидите все оттуда, где будет граф Бенигсен. Я ведь при нем состою. Я ему доложу. А если хотите объехать позицию, то поедемте с нами: мы сейчас едем на левый фланг. А потом вернемся, и милости прошу у меня ночевать, и партию составим. Вы ведь знакомы с Дмитрием Сергеичем? Он вот тут стоит, – он указал третий дом в Горках.
– Но мне бы хотелось видеть правый фланг; говорят, он очень силен, – сказал Пьер. – Я бы хотел проехать от Москвы реки и всю позицию.
– Ну, это после можете, а главный – левый фланг…
– Да, да. А где полк князя Болконского, не можете вы указать мне? – спросил Пьер.
– Андрея Николаевича? мы мимо проедем, я вас проведу к нему.
– Что ж левый фланг? – спросил Пьер.
– По правде вам сказать, entre nous, [между нами,] левый фланг наш бог знает в каком положении, – сказал Борис, доверчиво понижая голос, – граф Бенигсен совсем не то предполагал. Он предполагал укрепить вон тот курган, совсем не так… но, – Борис пожал плечами. – Светлейший не захотел, или ему наговорили. Ведь… – И Борис не договорил, потому что в это время к Пьеру подошел Кайсаров, адъютант Кутузова. – А! Паисий Сергеич, – сказал Борис, с свободной улыбкой обращаясь к Кайсарову, – А я вот стараюсь объяснить графу позицию. Удивительно, как мог светлейший так верно угадать замыслы французов!
– Вы про левый фланг? – сказал Кайсаров.
– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».