Канадские вооружённые силы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Канадские вооружённые силы
англ. Canadian Armed Forces
фр. 
Forces armées canadiennes'

Эмблема Канадских вооружённых сил
В нынешнем виде с 1968 года
Штаб-квартира Штаб-квартира Министерства национальной обороны, Оттава, Онтарио
Командование
Главнокомандующий Королева Канады Елизавета II, представлена 28-м генерал-губернатором Дэвидом Ллойдом Джонстоном
Министр национальной обороны Почтенный Роб Николсон[en]
Начальник штаба обороны Генерал Томас Лоусон[en]
Военные силы
Призывной возраст 19—49
Свободное население 8 072 010 —мужчины
7 813 462 —женщины
Годны к военной службе 6 646 281 —мужчины
6 417 924 —женщины
Занято в армии 92 000
Развёрнуто за рубежом 3600
Запас 57 000
Финансы
Бюджет 21,3 миллиарда канадских долларов (2010)
Проценты ВНП 1,1 % (132-е место в мире) (2005 оценка)
Промышленность
Внутренние поставщики General Dynamics
Приложения
История Военная история Канады
Звания Звания в Канадских вооружённых силах

Кана́дские вооружённые си́лы (англ. Canadian Forces, CF; фр. Forces canadiennes, FC) — военная организация, несущая основную ответственность за оборону и защиту государственных интересов Канады, а также участвующая в поддержании мира и стабильности в различных регионах земного шара в соответствии с её международными обязательствами (в частности, в составе Международных сил содействия безопасности и в ходе американской операции «Несокрушимая свобода»).

Деятельность канадских вооружённых сил регулируется «Законом о национальной обороне»[1].

Организация состоит из войск, именуемых: Армия Канады, Королевские военно-воздушные силы Канады (RCAF), Королевский канадский военно-морской флот (RCN). Служащие принадлежат как к регулярным вооружённым силам, так и к резервным вооружённым силам, которые состоят из четырех компонентов: основной резерв, дополнительный резерв, кадетские организации и канадские рейнджеры. Министерство национальной обороны осуществляет парламентский надзор и систему гражданской поддержки вооружённых сил[2].

Управляются Канадские вооружённые силы Советом вооружённых сил, которым руководит начальник штаба обороны. Главнокомандующим является правящий канадский монарх — королева Елизавета II, которую представляет генерал-губернатор Канады. Это закреплено статьей 15 Конституционного акта 1867 года, согласно которой королеве принадлежит «главное командование сухопутной и морской милицией и всеми военными и морскими силами Канады», а также «Законом о милиции» 1904 года. Фактически же все законодательные акты по вопросам обороны и строительства вооружённых сил принимаются парламентом Канады, а административное и оперативное руководство войсками как в мирное, так и в военное время осуществляют премьер-министр, министр национальной обороны и начальник штаба обороны[3].





Структура после объединения (1968—2011)

В 1968 году правительство Канады, исходя из роли и места страны в военной организации НАТО, предназначения и сравнительно малой численности вооружённых сил, а также из соображений экономии финансовых и материальных ресурсов, приняло решение отказаться от их классического деления на три самостоятельных вида (Королевский канадский военно-морской флот, Армия Канады и Королевские военно-воздушные силы Канады) и перейти к унифицированной форме организации с единой централизованной системой управления, тылового обеспечения и подготовки кадров. В ходе реформы были упразднены штабы видов вооружённых сил и комитет начальников штабов, а также остальные органы оперативного и административного управления и обеспечения отдельных видов вооружённых сил[3].

В ходе дальнейших преобразований с 2006 года сформировалась структура канадских вооружённых сил, включающая следующие командования:

  1. Командование сухопутных войск (LFC)
  2. Морское командование (MARCOM)
  3. Авиационное командование (AIRCOM)
  4. Командование Канады (COMCAN)
  5. Командование экспедиционных войск Канады (COMFEC)
  6. Командование войск специального назначения Канады (COMFOSCAN)
  7. Командование оперативной поддержки Канады (COMSOCAN)

В августе 2011 года Морскому командованию, Авиационному командованию и Командованию сухопутных войск были возвращены прежние названия: Королевский канадский военно-морской флот, Королевские военно-воздушные силы Канады и Армия Канады.

Организационная структура

Существует следующая иерархия Канадских вооружённых сил:

Главнокомандующий — Её Величество королева Елизавета II, которую представляет генерал-губернатор Канады Дэвид Ллойд Джонстон с 2010 года

Высшими органами оперативного и административного руководства вооружёнными силами являются министерство национальной обороны и штаб обороны Канады, а также штабы командующих функциональными командованиями.

Во главе министерства национальной обороны стоит министр национальной обороны Канады, являющийся гражданским лицом. Министр национальной обороны Канады с 15 июля 2013 года — Почтенный Роб Николсон[en]. Министр назначается верховным главнокомандующим вооружёнными силами по представлению премьер-министра. Во главе штаба национальной обороны стоит начальник штаба — высший по должности и воинскому званию офицер канадских вооружённых сил. Он является главным советником министра обороны, премьер-министра и генерал-губернатора Канады по военным вопросам и несёт непосредственную ответственность за состояние боеготовности и оперативное руководство вооруженными силами как в мирное, так и в военное время[3].

Королевский канадский военно-морской флот

Королевский канадский военно-морской флот (RCN) возглавляет Командующий Королевским канадским военно-морским флотом, вице-адмирал Марк Норман. Флот включает в себя 33 военных корабля и подводных лодки и развёрнут двумя флотами: Военно-морские силы в Тихом океане (MARPAC) на базе «Эскуаймолт» в Британской Колумбии и Военно-морские силы в Атлантическом океане (MARLANT) на «Галифакс» в Новой Шотландии, и штаб-квартирой резервных войск (NAVRESHQ) в городе Квебеке в одноименной провинции. Флот также дополнен самолётами, вёртолётами и вспомогательными судами. Флот участвует в операциях и учениях НАТО, корабли развёрнуты по всему миру для поддержки международных сил.

Армия Канады

Армию Канады возглавляет командующий Армией Канады, генерал-лейтенант Марк Хаинс. Управление Армией Канады распределено между пятью дивизиями: 1-я Канадская дивизия, 2-я Канадская дивизия, 3-я Канадская дивизия, 4-я Канадская дивизия и 5-я Канадская дивизия. 5-я Канадская дивизия отвечает за обучение служащих в Армии и является штаб-квартирой Армии Канады.

В настоящее время регулярные вооружённые силы разделены на три отдельные механизированные бригадные группы: 1-я канадская механизированная бригадная группа на базе «Эдмонтон» и базе «Шило», 2-я канадская механизированная бригадная группа в гарнизоне «Петавава» и базе обеспечения «Гейджтаун» и 5-я канадская механизированная бригадная группа на базе «Валькартье» и в городе Квебек. В состав каждой бригадной группы входят по одному артиллерийскому, танковому и инженерному полку, три пехотных батальона, батальон МТО, штабной/связной эскадрон и ещё несколько мелких подразделений поддержки. Совместно с каждой бригадной группой базируются тактическая вертолётная эскадрилья и медицинский отряд, которые не входят в её организационную структуру.

2-я, 3-я и 4-я Канадские дивизии имеют также бригадные группы регулярных сил, и каждая дивизия, за исключением 1-й Канадской дивизии, имеет две или три бригадные группы резервных сил. В общей сложности насчитывается десять бригадных групп резервных войск. 2-я Канадская дивизия и 5-я Канадская дивизия имеют по две, а 3-я Канадская дивизия и 4-я Канадская дивизия — по три бригадной группы резервных сил. Основные учебные центры и подразделения поддержки находятся на базах «Гейджтаун», «Уэйнрайт» и «Монреаль».

Королевские военно-воздушные силы Канады

Королевские военно-воздушные силы возглавляет Командующий Королевскими военно-воздушными силами Канады, генерал-лейтенант Иван Блонден. Командующий 1-й Канадской авиационной дивизии и Канадской зоны НОРАД, которые располагаются на базе «Виннипег», отвечает за оперативное командование деятельностью военно-воздушных сил по всей Канаде и по всему миру. Операции 1-й Канадской авиационной дивизии осуществляются 11 крыльями, распределёнными по территории Канады. Командующий 2-й Канадской авиационной дивизией, бригадный генерал Брюс Плугман отвечает за обучение служащих в ВВС. Во 2-ю Канадскую авиационную дивизию входят два крыла. Крылья представляют группировки различных эскадрилий, как оперативных, так и поддержки, и варьируются по численности от сотен до нескольких тысяч человек.

Основные авиабазы расположены в провинциях Британская Колумбия, Саскачеван, Альберта, Манитоба, Онтарио, Квебек, Новая Шотландия и Ньюфаундленд и Лабрадор, командные, административные и контрольные учреждения находятся в Виннипеге и Норт-Бее. Канадская составляющая Сил воздушного дальнего радиолокационного обнаружения и управления НАТО находится на базе НАТО «Гайленкирхен» близ города Гайленкирхен, Германия.

Королевские военно-воздушные силы Канады и Объединённая оперативная группа (Север) также имеют в различных точках Северной Канады цепь мест развёртывания на передовых позициях, которые способны поддерживать операции истребителей. Части эскадрилий CF-18 Hornet периодически развёртываются на этих аэродромах для тренировочных миссий и патрулирования воздушного пространства в Арктике.

Командование совместных операций Канады

Командование совместных операций Канады (CJOC) — оперативное командование, созданное в октябре 2012 года путём слияния Командования Канады, Командования экспедиционных войск Канады и Командования оперативной поддержки Канады. Новое командование, созданное в качестве меры по сокращению расходов в федеральном бюджете 2012 года, объединяет ресурсы, функции и обязанности трех бывших командований в рамках единого штаба.

Командование войск специального назначения Канады

Командование войск специального назначения (CANSOFCOM) может выполнять боевые задания самостоятельно, но прежде всего создает подразделения специального назначения (SOF) для поддержки Командования совместных операций Канады. В состав Командования входят 2-я Объединённая оперативная группа (JTF2) и Канадское объединённое подразделение по аварийным ситуациям (CJIRU) на базе «Трентон», штаб-квартира Канадского объединённого подразделения по аварийным ситуациям находится на базе «Кингстон». Также в состав Командования входят Канадский полк специального назначения (CSOR) и 427-я авиационная эскадрилья специального назначения (SOAS) в гарнизоне «Петавава». Командующий войсками специального назначения Канады — бригадный генерал Уильям Томпсон.

Командование разведки Канадских вооружённых сил

Командование разведки Канадских вооружённых сил (CFINTCOM) создано 27 июня 2013 года для усиления деятельности военной разведки. В состав Командования входят Объединённый центр данных видовой разведки (CFJIC), Национальное подразделение контрразведки Канадских вооружённых сил (CFNCIU), Объединённый метеорологический центр (JMC), Управление топографической и картографической съёмки (MCE), Объединённая оперативная группа (JTF-X)[4]. Командующий разведкой Канадских вооружённых сил — генерал-майор Кристиан Руссо[5].

Резервные вооружённые силы

Резерв вооружённых сил Канады является их составной частью и предназначен для доукомплектования регулярных войск до штатов военного времени и формирования новых частей и соединений при мобилизационном развёртывании, а также для восполнения потерь в ходе военных действий.

Резерв подразделяется на две категории:

  • основной резерв, резерв первой очереди (организованные по образцу регулярных войск части и подразделения, предназначенные для доукомплектования регулярных вооруженных сил до штатов военного времени при мобилизационном развертывании по принципу неполной занятости),
  • дополнительный резерв (бывшие военнослужащие регулярных войск и основного резерва (до 65 лет))

Командный состав инструкторов военных училищ

Командный состав инструкторов военных училищ (CIC) состоит из примерно 7500 офицеров и офицеров-курсантов, основной задачей которых является образование, безопасность, наблюдение и управление примерно 60 000 офицеров-курсантов. CIC — это составляющая Запаса Канадских вооружённых сил, представляющая три сферы: море, сухопутную армию и воздух. Курсанты, за которых отвечает CIC, находятся в возрасте от 12 до 19 лет (в курсанты можно записаться только в возрасте 12 лет и выйти в возрасте 19 лет) и размещены примерно в 1150 частях и эскадронах по всей Канаде.

Многие офицеры CIC — это бывшие курсанты, желающие продолжить своё участие в Движении курсантов Канады с курсантами Королевского военно-морского флота Канады, королевскими курсантами Канадской армии или курсантами королевской авиации Канады. Другие офицеры — пенсионеры Регулярных сил или Запаса, родители или члены местной общины.

Движение курсантов Канады

Движение курсантов Канады — это крупнейшая молодёжная инициатива, поддерживаемая правительством Канады посредством Министерства государственной обороны. Будучи объединением более 50 000 молодых людей от одного океана до другого, курсанты контролируются 5 000 офицеров Командного состава инструкторов военных училищ (CIC). Движение курсантов Канады предлагает занятия, обогащающие всех молодых канадцев в возрасте 12—19 лет, и является движением с военизированной организацией. Молодой человек, интересующийся Движением, может записаться в одну из трёх существующих ветвей: курсанты Авиации, курсанты Военно-морского флота и курсанты Армии. В северных областях федеральное правительство предлагает молодёжные занятия посредством Juniors Rangers.

Несмотря на то что структура Движения интегрирована в структуру Министерства государственной обороны, ДКК не имеет своей целью ни вербовку, ни пополнение кадров с его помощью. Важно отметить, что происхождение Движения курсантов совсем иное; «курсанты Авиации» были основаны в 1941 для подготовки молодых лётчиков, их дальнейшей вербовки при достижении ими 16-летнего возраста и скорейшей отправки в действующие силы. Тем не менее, Движение модернизировалось и изменилось в соответствии с канадскими обычаями и ценностями, однако без отказа от своего прошлого.

Сегодня целью Курсантов является формирование лучших граждан, продвижение хорошей физической формы и поддержание интереса к той области, в которой занимается молодой человек (авиация, военно-морской флот, армия). Летние лагеря управления, подготовки, выживания, физического воспитания, музыки, пилотажа, парусного спорта и многого другого предлагаются бесплатно.

Канадские рейнджеры

Канадские рейнджеры обеспечивают наблюдение и патрульно-постовую службу в канадской Арктике и в других отдаленных районах, являются важной составляющей резерва, используются для осуществления суверенитета Канады над её северной территорией.

Базы Канадских вооружённых сил

На территории Канады имеется 33 военных базы, используемых как совместно, так и в интересах отдельных видов вооружённых сил. Начиная с 1970-х годов, количество баз было уменьшено в рамках мер по сокращению бюджетных расходов и повышению эффективности их использования. По данным Справочника ЦРУ по странам мира и по оценкам, производящимся с 2005 года, оборонный бюджет Канады составляет 1,1 % её валового внутреннего продукта (ВВП), что является 126-м показателем в мире.

История

Формирование и первые зарубежные развёртывания

До образования Канадской конфедерации местное население могло поступать на службу в регулярные французские и британские войска, а также в местные милицейские формирования. В колониальный период и длительное время после того, как в 1867 г. Канада получила статус доминиона, такие формирования привлекались только к охране границ от вторжения извне, борьбе с индейскими племенами и подавлению восстаний. Некоторые части современной канадской армии ведут свою историю с начала XIX века, когда во время Англо-американской войны 1812 года для участия в обороне Британской Северной Америки от вторжения из США были созданы их предшественники — территориально-милицейские формирования.

С 1875 года канадскими сухопутными войсками командовал канадский генерал, но до 1906 года они оставались в подчинении британской короны. В 1906 году британские войска (армия и ВМС) покинули территорию Канады, где они базировались в Галифаксе (Новая Шотландия).

В соответствии с действовавшей в тот период территориально-милиционной системой комплектования вооружённых сил, канадское государство содержало в мирное время в частях и подразделениях, как правило, лишь командный состав, а переменный состав, приписанный к данным частям и подразделениям и проживавший вблизи мест дислокации этих формирований, регулярно призывался на учебные сборы. В случае мобилизации указанные части и подразделения должны были быстро доводиться до штатов военного времени. В Канаде спецификой комплектования было то, что и постоянный, и переменный состав состояли из добровольцев[6].

Канадские вооружённые силы, которыми руководило министерство милиции и обороны, подразделялись на постоянную и непостоянную активную милицию.

Первое зарубежное развёртывание канадских вооружённых сил произошло во время Второй англо-бурской войны, когда несколько канадских частей было сформировано для участия в боевых действиях под британским командованием (в частности, в битве при Пардеберге).

В 1910 году в Канаде был создан собственный Королевский канадский военно-морской флот (Военно-морские силы Канады), а позднее — Королевские военно-воздушные силы Канады. Первыми кораблями, купленными у британского адмиралтейства, стали бронепалубные крейсеры ККЕВ Найоби и ККЕВ Рейнбоу.

Первая мировая война

Согласно официальным данным, регулярные вооружённые силы Канады накануне Первой мировой войны насчитывали всего 3379 чел. По мере нарастания международной напряженности эта численность увеличивалась, и ко времени объявления Великобританией войны Германии и её союзникам в Канаде уже имелись сформированные из призывников-добровольцев национальные экспедиционные силы. На первом этапе в боевых действиях принимала участие лишь одна дивизия, но к концу 1916 г. на территории Франции находились уже четыре канадские дивизии, потерявшие 24 тыс. чел. в ходе битвы на Сомме. Весной 1917 г. эти дивизии, сведённые в Канадский корпус, приняли участие в наступлении войск Антанты во Франции. Однако к этому времени потери среди канадских военнослужащих заставили премьер-министра Канады Роберта Бордена обратиться к гражданам страны с просьбой поддержать введение призыва. Несмотря на мощное противодействие (главным образом со стороны франкоязычной провинции Квебек), предложение всё же получило поддержку. Всего было призвано ок. 400 тыс. чел., но на европейский фронт успело прибыть всего 24 тыс.[6].

После окончания Первой мировой войны и непродолжительного участия канадских формирований в иностранной военной интервенции на территории России численность вооружённых сил с 331 тыс. чел. была к 1930-м гг. сокращена до 8 тыс. чел. К 1923 г. было создано министерство национальной обороны, однако милиционная система комплектования ВС оставалась без изменений и сухопутные войска продолжали именоваться милицией до ноября 1940 года, когда они стали называться Канадской армией. Обострение международной обстановки на рубеже 1930-х — 1940-х гг. заставило руководство страны обратиться к количественному и качественному наращиванию военного потенциала — в частности, закупкам новых самолётов и боевых кораблей[6].

Вторая мировая война

Лишь в 1939 году, после того как 10 сентября канадское правительство объявило войну Германии, численность канадской армии стала увеличиваться. Почти сразу после вступления Великобритании во Вторую мировую войну канадский парламент объявил войну Германии и её союзникам. Осенью 1939 г. на Британские острова прибыла по морю первая канадская дивизия, усиленная эскадрильей самолётов-разведчиков. После разгрома в 1940 году Франции и в связи с угрозой германского вторжения в Великобританию канадское военно-политическое руководство отказалось от добровольного принципа комплектования армии и объявило призыв на военную службу. Уже к концу 1942 года за пределами страны было развёрнуто пять дивизий. В первые боевые столкновения канадские войска вступили в декабре 1941 г. при неудачной обороне Гонконга от японских сил. В августе 1942 г. несколько тысяч канадских военнослужащих в рядах союзной армии приняли участие в неудачном рейде во французский порт Дьеп, потеряв почти половину личного состава (2200 чел.) убитыми и взятыми в плен.

Неожиданно большие потери вынудили премьер-министра Канады Макензи Кинга в 1942 г. обратиться к гражданам страны с просьбой провести плебисцит и поддержать призыв на военную службу. Во всех провинциях, за исключением Квебека, призыв был поддержан населением. Квебекцы оказались в меньшинстве, и их отношение к правительству Кинга резко ухудшилось, что привело к кризису призыва на военную службу (1944). К концу войны более миллиона канадцев прошли службу в канадских и британских формированиях. Канадские лётчики приняли участие в Битве за Британию. Канадские ВМС участвовали в охране морских конвоев и битве в заливе Святого Лаврентия. 1-я Канадская пехотная дивизия в составе союзных войск приняла активное участие в освобождении Италии (1943 г.), Франции, Бельгии и Нидерландов (1944—1945 гг.), а 3-я Канадская пехотная дивизия 6 июля 1944 года участвовала в операции «Оверлорд» (высадка десанта в Нормандии), в таких крупных сражениях, как высадка в Нормандии (Джуно-бич) и сражение на Шельде. При этом канадцы за годы войны понесли относительно небольшие потери — чуть более 42 тыс. убитыми[6].

К окончанию Второй мировой войны канадские вооружённые силы имели численность 761 тыс. военнослужащих. В связи с завершением войны необходимость содержать столь крупную армию отпала, и Канада вернулась к комплектации вооружённых сил по принципу добровольности. Несмотря на заключение военного союза с США в 1947 г. и вступление Канады в НАТО в 1949 г., к началу холодной войны (Корейская война, 1950 г.) численность добровольческих канадских ВС составила чуть более 47 тыс. чел. В рамках обязательств перед блоком НАТО на крайнем Севере Канады была сооружена линия «Дью» из радиолокационных станций для отражения возможного нападения коммунистического блока. С корейской войны началось постепенное, в том числе и количественное, наращивание военного потенциала страны. Канадские солдаты особенно проявили себя в Капхёнской битве в Корее.

Объединение

В конце 1960-х гг. правительство страны приняло решение отказаться от классического деления вооружённых сил на три самостоятельных вида (ВМФ, канадская армия и ВВС) и перейти к унифицированной форме организации с единой централизованной системой управления, тылового обеспечения и подготовки кадров.

С 1963 по 1984 Канадские вооружённые силы имели право использовать ядерный арсенал США. К окончанию холодной войны они насчитывали ок. 90 тыс. военнослужащих, выполнявших свои задачи в составе объединённых вооружённых сил НАТО в Европе (здесь на территории Западной Германии размещались части канадской армии и ВВС) и в составе многочисленных миссий ООН по поддержанию мира в кризисных регионах (Кипр, Ближний Восток, Босния и Герцеговина, Хорватия, Афганистан). Они принимали участие в войне в Персидском заливе (1990—1991) и операции войск НАТО в Косово.

Территориально-милиционная система при добровольном способе комплектования не могла обеспечить растущие потребности вооружённых сил, и они полностью перешли на экстерриториальный принцип комплектования[6].

К началу 2000-х гг. численность регулярных войск сократилась почти вдвое и к 2003 году составила чуть более 56 тыс. чел. Было сокращено число используемых военных баз.

Современная структура канадских вооружённых сил сформировалась в начале 2006 года (более подробно см. Организационная структура).

Канадские вооружённые силы в XXI веке

Как отмечает в своей статье кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН Д. А. Володин, почти сразу после терактов на территории США 11 сентября 2001 г. в документах министерства национальной обороны и штаба национальной обороны Канады был поставлен вопрос о необходимости радикального изменения канадских вооружённых сил для обеспечения их эффективности и боеспособности с учётом новой международной обстановки, характеризующейся завершением холодной войны и появлением новых угроз со стороны международного терроризма[7].

4 февраля 2005 г. начальником штаба национальной обороны Канады был назначен Рик Хиллиер, который представил премьер-министру Полу Мартину и министру национальной обороны Уильяму Грэму концепцию новой роли канадских вооружённых сил в мире. В результате уже начиная с 2005 финансового года на последующие пять лет на военные нужды было дополнительно выделено 12,8 млрд долл. Эти средства планировалось использовать на увеличение численности регулярной канадской армии на 5 тыс. чел. и резервистов — на 3 тыс., на закупку вертолётов, грузовиков, специальных самолётов для эксплуатации в условиях Крайнего Севера, оборудования для контртеррористического подразделения JTF-2 и обновление инфраструктуры[7].

В апреле 2005 г. правительство Либеральной партии опубликовало Белую книгу по внешней политике, в которой впервые появилось изложение характера и масштабов преобразований, представляющих собой три взаимосвязанных процесса:

  • пересмотр военной доктрины;
  • изменение системы командования и организационной структуры канадских вооружённых сил;
  • закупку новых систем вооружений и военной техники, а также модернизацию имеющихся под выполнение новых боевых задач[7].

Авторы документа, в частности, представили новое видение угроз, с которыми сталкивается Канада в новую эпоху: на смену прежней «советской» угрозе пришли новые угрозы, источником которых стали терроризм, распространение оружия массового уничтожения и так называемые «несостоявшиеся государства» («failed and failing states») — страны, «правительства которых не способны осуществлять политическую власть, обеспечивать безопасность и удовлетворять минимально необходимые нужды населения». Именно такие страны являются объектом основных усилий канадских вооружённых сил в ходе миротворческих операций за рубежом. Авторы документа, исходя, в частности, из афганского опыта, предложили использовать в будущих операциях по урегулированию сложных конфликтных и постконфликтных ситуаций в несостоявшихся государствах комплексный подход, основанный на сочетании миротворческих, гуманитарных и военных действий, — «война в трёх кварталах» («three-block war»). Это новое понятие предполагает одновременное «участие в боевых действиях с повстанцами в одной части города, осуществление стабилизационных и гуманитарных операций в другой части и восстановление разрушенного в третьем квартале того же города», сочетание военной силы, дипломатии и развития (defence, diplomacy and development)[7].

Перестройка системы командования и организационной структуры канадских вооружённых сил имела целью обеспечить полностью интегрированный подход к проведению операций. Для этого, во-первых, было предложено сформировать специальное командование, которое отвечало бы исключительно за оборону территории Канады. Во-вторых, ставилась задача обеспечить способность подразделений разных видов вооружённых сил действовать в составе оперативных соединений постоянной боевой готовности и временных оперативных соединений как внутри страны, так и за рубежом, улучшить координацию действий вооружённых сил с другими министерствами и ведомствами, взаимодействие с союзниками (прежде всего, США), провести модернизацию систем управления, связи и разведки, техническое перевооружение всех видов вооружённых сил.

Уже в начале 2006 года в структуре вооружённых сил были созданы четыре новых командования — Командование Канады, Командование экспедиционных войск, Командование войск специального назначения, Командование оперативной поддержки.

В июне 2008 года правительство Консервативной партии, пришедшей к власти в 2006 году, опубликовало Первую канадскую оборонную стратегию (Canada First Defence Strategy[8]) — программу развития вооружённых сил Канады на период с 2008 по 2027 финансовые годы. Согласно этому документу, за это время расходы на оборону должны вырасти с 18 млрд долл. до более чем 30 млрд долл., а их доля по отношению к ВВП должна подняться с 1,5 % до 2 %. Численность регулярных сил планируется увеличить до 70 тыс., резерва — до 30 тыс. чел[9].

Как отмечает Д. А. Володин, новая оборонная стратегия в целом предусматривает создание сравнительно небольших, но хорошо вооружённых сил, способных к быстрой переброске на удалённые ТВД и к ведению там боевых действий в течение длительного времени.

Изменения, произошедшие в планах закупок военной техники, во многом были связаны с опытом участия Канады в военной операции в Афганистане. В частности, было пересмотрено ранее принятое решение о замене танков «Леопард» на лёгкую колёсную бронетехнику, которая обладает меньшей бронезащитой, что привело к многочисленным повреждениям от подрывов и нападений повстанцев. Лишь в 2006 г. Канада потеряла в Афганистане 36 человек убитыми, что стало самыми крупными канадскими потерями со времён Корейской войны. В апреле 2007 года было официально объявлено о закупке у Нидерландов 100 новых танков «Леопард 2». Кроме того, Канада намерена приобрести 18 разведывательно-ударных БПЛА и 17 установок РСЗО. Между тем, в июле 2009 г. канадская газета Девуар получила копию документа Канадских ВС по поводу состояния транспортных средств действующих сухопутных войск в Афганистане: от 35 до 60 % транспортных средств автомобильного парка находятся в нерабочем состоянии. Бывший глава штаба сухопутных войск генерал Эндрю Лесли считает, что это чрезвычайная ситуация для вооружённых сил, потому что обычно доля таких транспортных средств составляет около 10 %[10].

Канаде также предстоит решать проблемы организации быстрой доставки вооружённых сил на удалённые ТВД — не только за счёт приобретения новых военно-транспортных самолётов, но и за счёт размещения военных складов в стратегически важных регионах мира. В декабре 2008 года соглашение о размещении склада вооружения на военной базе Шпангдалем было подписано с Германией. Ведутся аналогичные переговоры с другими членами НАТО, а в будущем Канада намерена заключить такие соглашения со странами Африки, Ближнего и Дальнего Востока, Центральной и Южной Америки.

Текущее развёртывание

С 2001 года 2 500 солдат размещены на боевых позициях в Афганистане в рамках миссии НАТО «Международные силы содействия безопасности». КВС называют это развёртывание операцией «Афина».

С 2017 года батальон численностью в 1 000 военнослужащих планируется разместить на территории Латвии.

Также в различных странах, например, в Кэмп-Мираже или на Гаити, находятся точки прикрепления канадских военных для разведки, содействия или материально-технического обеспечения.

В рамках военного сотрудничества с США рассматривается вопрос о размещении до 2022 года элементов системы ПРО США в северных провинциях КанадыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2631 день].

См. также

Напишите отзыв о статье "Канадские вооружённые силы"

Примечания

  1. [canlii.ca/t/7vjm National Defence Act, R.S.C., 1985, c. N-5] (англ.). CanLII (2 April 2014). Проверено 11 апреля 2014.
  2. [www.forces.gc.ca/en/about/faq.page#q7 Frequently Asked Questions — What is the relationship between DND and the CAF?] (англ.). National Defence and the Canadian Armed Forces (27 July 2013). Проверено 11 апреля 2014.
  3. 1 2 3 [war1960.narod.ru/vs/vs_canada.html С. Семёнов. Вооруженные силы Канады. «Зарубежное военное обозрение», № 12, 1985 г.]
  4. [www.forces.gc.ca/en/news/article.page?doc=establishment-of-the-canadian-forces-intelligence-command/hlrp4gs7 Establishment of the Canadian Forces Intelligence Command] (англ.). Backgrounder. National Defence and the Canadian Armed Forces (19 September 2013). Проверено 11 апреля 2014.
  5. David Pugliese. [blogs.ottawacitizen.com/2013/09/19/canadian-forces-intelligence-group-created-move-brings-five-previously-separate-units-under-a-single-commander/ Canadian Forces Intelligence Group Created – Move Brings Five Previously Separate Units Under A Single Commander] (англ.). Ottawa Citizen (19 September 2013). Проверено 11 апреля 2014.
  6. 1 2 3 4 5 [nvo.ng.ru/concepts/2003-11-28/4_expirience.html Печуров С. Л. Короткая история с поучительным опытом. Канадские вооруженные силы существуют в форме милицейских формирований. «Независимое военное обозрение», 28.11.2003 г.]
  7. 1 2 3 4 [www.rusus.ru/print.php?id=188 Д. А. Володин. Трансформация канадских вооружённых сил. «Россия и Америка в XXI веке. Электронный научный журнал». № 1, 2010 г.]
  8.  (англ.) [www.forces.gc.ca/site/pri/first-premier/index-eng.asp Canada First Defense Strategy]
  9.  (англ.) [www.forces.gc.ca/site/pri/first-premier/defstra/rebuild-rebatir-eng.asp Canada First Defense Strategy. Rebuilding the Canadian Forces. Personnel]
  10. Alec Castonguay [www.ledevoir.com/2009/07/04/257817.html La moitié des blindés de l'armée sont hors d'usage] (фр.) // Девуар. — 2009. — Livr. 4 июля.

Ссылки

  • [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ca.html ЦРУ — Всемирный информационный бюллетень — Канада]
  •  (англ.) (фр.) [www.forces.gc.ca Официальная страница вооружённых сил Канады]
  •  (фр.) [radiocanada.ca/nouvelles/dossiers/armee_can/ О состоянии канадских вооружённых сил] от CBC/Radio-Canada

Отрывок, характеризующий Канадские вооружённые силы

– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.
Диммлер, подсев к графине и закрыв глаза, слушал.
– Нет, графиня, – сказал он наконец, – это талант европейский, ей учиться нечего, этой мягкости, нежности, силы…
– Ах! как я боюсь за нее, как я боюсь, – сказала графиня, не помня, с кем она говорит. Ее материнское чутье говорило ей, что чего то слишком много в Наташе, и что от этого она не будет счастлива. Наташа не кончила еще петь, как в комнату вбежал восторженный четырнадцатилетний Петя с известием, что пришли ряженые.
Наташа вдруг остановилась.
– Дурак! – закричала она на брата, подбежала к стулу, упала на него и зарыдала так, что долго потом не могла остановиться.
– Ничего, маменька, право ничего, так: Петя испугал меня, – говорила она, стараясь улыбаться, но слезы всё текли и всхлипывания сдавливали горло.
Наряженные дворовые, медведи, турки, трактирщики, барыни, страшные и смешные, принеся с собою холод и веселье, сначала робко жались в передней; потом, прячась один за другого, вытеснялись в залу; и сначала застенчиво, а потом всё веселее и дружнее начались песни, пляски, хоровые и святочные игры. Графиня, узнав лица и посмеявшись на наряженных, ушла в гостиную. Граф Илья Андреич с сияющей улыбкой сидел в зале, одобряя играющих. Молодежь исчезла куда то.
Через полчаса в зале между другими ряжеными появилась еще старая барыня в фижмах – это был Николай. Турчанка был Петя. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями.
После снисходительного удивления, неузнавания и похвал со стороны не наряженных, молодые люди нашли, что костюмы так хороши, что надо было их показать еще кому нибудь.
Николай, которому хотелось по отличной дороге прокатить всех на своей тройке, предложил, взяв с собой из дворовых человек десять наряженных, ехать к дядюшке.
– Нет, ну что вы его, старика, расстроите! – сказала графиня, – да и негде повернуться у него. Уж ехать, так к Мелюковым.
Мелюкова была вдова с детьми разнообразного возраста, также с гувернантками и гувернерами, жившая в четырех верстах от Ростовых.
– Вот, ma chere, умно, – подхватил расшевелившийся старый граф. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Уж я Пашету расшевелю.
Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.
Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звездами.
«Захар кричит, чтобы я взял налево; а зачем налево? думал Николай. Разве мы к Мелюковым едем, разве это Мелюковка? Мы Бог знает где едем, и Бог знает, что с нами делается – и очень странно и хорошо то, что с нами делается». Он оглянулся в сани.
– Посмотри, у него и усы и ресницы, всё белое, – сказал один из сидевших странных, хорошеньких и чужих людей с тонкими усами и бровями.
«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.
– Соня!… Nicolas!… – только сказали они. Они подбежали к амбару и вернулись назад каждый с своего крыльца.


Когда все поехали назад от Пелагеи Даниловны, Наташа, всегда всё видевшая и замечавшая, устроила так размещение, что Луиза Ивановна и она сели в сани с Диммлером, а Соня села с Николаем и девушками.
Николай, уже не перегоняясь, ровно ехал в обратный путь, и всё вглядываясь в этом странном, лунном свете в Соню, отыскивал при этом всё переменяющем свете, из под бровей и усов свою ту прежнюю и теперешнюю Соню, с которой он решил уже никогда не разлучаться. Он вглядывался, и когда узнавал всё ту же и другую и вспоминал, слышав этот запах пробки, смешанный с чувством поцелуя, он полной грудью вдыхал в себя морозный воздух и, глядя на уходящую землю и блестящее небо, он чувствовал себя опять в волшебном царстве.
– Соня, тебе хорошо? – изредка спрашивал он.
– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.