Северная Америка

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Северная АмерикаСеверная Америка

</tt> </tt>

</tt> </tt>


Северная Америка
Северная Америка
Территория24,250,000[1][2][3] км²
Население565,265,000 (2013) чел.
Плотность22,9 чел./км²
Названия жителейСевероамериканец, американец
Включает23 государств
ЯзыкиАнглийский, испанский, французский и много других
Часовые поясаUTC-10 до UTC

Се́верная Аме́рика (англ. North America, фр. Amérique du Nord, исп. América del Norte, Norteamérica, аст. Ixachitlān Mictlāmpa) — один из 6 материков планеты Земля, расположенный на севере Западного полушария Земли.

Площадь Северной Америки без островов — 20,36 млн км², с островами — 24,25 млн км²[1][2][3]. К островам Северной Америки относятся Гренландия (2,176 млн км²), Канадский Арктический архипелаг, Вест-Индия, Алеутские острова и другие.

Население Северной Америки составляет более 500 млн человек, что составляет 7 % от населения мира. В пределах материка часто выделяют Североамериканский регион, объединяющий США, Канаду, Гренландию, Багамы и Бермуды.





Этимология

Считается, что Америка была названа в честь флорентийского путешественника Америго Веспуччи немецкими картографами Мартином Вальдземюллером и Матиасом Рингманном[4]. Веспуччи, который исследовал Южную Америку между 1497 и 1502 годами, был первым европейцем, предположившим, что Америка — это не Ост-Индия, а новый неизвестный континент. В 1507 году Вальдземюллер составил карту мира, где он нанёс название «Америка» на Южно-Американский континент в районе нынешней Бразилии. Он объяснил название в книге Cosmographiae Introductio, прилагавшейся к карте[5]:

Сегодня эти части света (Европа, Африка и Азия) уже полностью исследованы, а четвёртая часть света открыта Америго Веспуччи. И так как Европа и Азия названы именами женщин, то я не вижу препятствий к тому, чтобы назвать эту новую область Америгой, Землёй Америго, или Америкой, по имени мудрого мужа, открывшего её.

Позднее, когда на картах появилась Северная Америка, это название распространилось и на неё: в 1538 году Герард Меркатор использовал топоним «Америка» для обозначения всего западного полушария на карте мира[6].

Некоторые исследователи утверждают, что в то время не было принято называть открываемые земли по имени (за исключением королевских особ), а только по фамилии, таким образом теория происхождения названия от имени Америго Веспуччи является спорной[7]. Альфред Хадд предложил в 1908 году теорию, согласно которой континент назван в честь валлийского купца Ричарда Америке[en] из Бристоля, который, как полагают, финансировал экспедицию Джона Кабота, открывшего в 1497 году Ньюфаундленд. Ещё одна гипотеза гласит, что Америка была названа в честь испанского моряка с древним вестготским именем Амаирик. Также есть версии, что название «Америка» уходит корнями в языки индейцев[6].

География

Расположение

Северная Америка омывается с запада Тихим океаном с Беринговым морем, заливами Аляска и Калифорнийским, с востока Атлантическим океаном с морями Лабрадор, Карибским, заливом Святого Лаврентия и Мексиканским, с севера — Северным Ледовитым океаном с морями Бофорта, Баффина, Гренландским и Гудзоновым заливом.

С запада отделена от Евразии Беринговым проливом. С юга отделена от Южной Америки Панамским перешейком.

В состав Северной Америки включают также многочисленные острова: Гренландия, Канадский арктический архипелаг, Алеутские острова, остров Ванкувер, архипелаг Александра и др. Площадь Северной Америки вместе с островами 24,2 млн км², без островов 20,4 млн км².

Крайние точки Северной Америки:

Протяжённость Северной Америки с севера на юг составляет 66°, или же 7326 км, а протяжённость с запада на восток равна 102°, или около 4700 кмК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1239 дней].

История открытия Северной Америки

1000 лет назад материка достигают древние жители Скандинавиивикинги.

В 982 году Эрик Рыжий был изгнан из исландской колонии за совершённое им убийство. Он услышал рассказы о землях, лежавших на расстоянии около 1000 километров от Исландии. Туда он и отправился вместе с небольшим отрядом. После трудного плавания ему удалось достигнуть этой земли. Эрик назвал это место Гренландией («зелёная страна»). В 986 году Эрик собрал группу викингов, которые обосновались на открытом им острове.

Сын Эрика Лейф Счастливый отправился ещё дальше и достиг полуострова Лабрадор.

12 октября 1492 года Америку открывает Христофор Колумб.

В мае 1497 года Джон и Себастьян Каботы отплыли из порта Бристоля на судне «Мэтью». В конце июня они высадились на острове, названном Ньюфаундленд, приняв его за Азию, и продолжали плавание вдоль побережья к востоку от залива Святого Лаврентия. Проплавав вдоль берега около месяца и обнаружив крупные запасы рыбы, они взяли обратный курс.

В апреле 1534 года отплыв из города Сен-Мало, француз Жак Картье через 20 дней достиг острова Ньюфаундленд и, обогнув остров, через пролив Бен-Иль вошёл в залив Святого Лаврентия. Составив карты местности, Картье вернулся обратно во Францию. В 1535 году три корабля Картье вновь подошли к Ньюфаундленду. Он обогнул с севера остров Антикости и вошёл в устье реки Святого Лаврентия. Наняв проводников-гуронов, француз повёл корабли по реке и вскоре прибыл к месту, которое индейцы называли Стадикона (теперь там расположен город Квебек).

В начале октября французы прибыли в поселение ирокезов Ошелага. Картье поднялся на возвышавшуюся над деревней гору, которую назвал Мон-Руаяль (Королевская гора). С горы были видны пороги, которые не позволяли судам подниматься выше по реке. Картье вернулся в Стадакон. Французы зазимовали здесь построив форт.

В 1541 году началось третье плавание Картье. Он должен был основать в исследованных им землях колонии под общим названием Новая Франция. Но задумка не удалась. Путешественник вернулся во Францию, попал там в немилость и умер в забвении в 1557 году.

В 1608 году Самуэль де Шамплейн на месте деревни Стадакона основал город Квебек, а в 1611 году вблизи поселения Ошелага — Монреаль.

В середине XVIII века состоялось открытие западного побережья материка во время Великой Северной экспедиции. В июле 1741 года команда корабля «Святой Пётр» под командованием Витуса Беринга увидела американское побережье примерно на 58° с. ш., а корабль «Святой Павел» под командованием Алексея Ильича Чирикова подошёл к американским берегам чуть южнее — близ 55° с. ш.

Геология

Древний материк Лаврентия сформировал ядро Северной Америки в период от 1,5 до 1 млрд лет назад в протерозойском эоне[8]. Между поздним палеозоем и ранним мезозоем Северная Америка, как и другие современные континенты, отделилась от суперконтинента Пангеи.

Геология Канады

Канада является одним из старейших геологических регионов мира, более половины её территории сложено из докембрийских пород, которые были над уровнем моря с начала палеозойской эры [9]. Минеральные ресурсы Канады очень разнообразны и обширны[9]. Канадский щит, находящийся на севере континента, располагает запасами руд железа, никеля, цинка, меди, золота, свинца, молибдена и урана. В Арктике не так давно были также открыты значительные концентрации алмазов, что делает Канаду одним из крупнейших в мире поставщиков алмазов[10]. На протяжении всего Канадского щита располагается множество шахтёрских городов по добыче полезных ископаемых. Крупнейший и самые известные из них — Садбери в провинции Онтарио. Месторождения Садбери являются исключением из нормального процесса формирования минералов, так как существуют веские доказательства того, что Садберийский бассейн образовался на месте древнего метеоритного кратера. Рядом расположена менее известная Магнитная аномалия Темагами, имеющая поразительное сходство с Садберийским бассейном, что позволяет предполагать о наличии здесь второго кратера, столь же богатого металлическими рудами[11].

Геологические провинции США

Объединение из 48 штатов США, лежащее южнее Канады, может быть разделена на примерно пять физико-географических провинций:

Геология Аляски относится к Кордильерам, в то время как крупные острова штата Гавайи образованы неогеновыми вулканами, расположенными над горячей точкой.

Геология Центральной Америки

Центральная Америка является достаточно геологически активной с происходящими время от времени землетрясениями и извержениями вулканов. В 1976 году Гватемала пострадала от сильного землетрясения, в котором погибли 23 000 человек; Манагуа, столица Никарагуа, разрушалась землетрясениями в 1931 и 1972 годах, в последнем случае погибло около 5000 человек; три землетрясения опустошили Сальвадор, одно в 1986 году и два в 2001; в 2009 году землетрясение разрушило северную и центральную области Коста-Рики, погибли по меньшей мере 34 человека, также в Гондурасе, в результате мощного землетрясения 2009 года погибли 7 человек.

В регионе нередки извержения вулканов. В 1968 году проснулся вулкан Ареналь в Коста-Рике, из-за извержения погибло 87 человек. Плодородные почвы от выветривания вулканических лав позволяют поддерживать высокую плотность населения в плодородных сельскохозяйственных горных районах.

Центральная Америка имеет много горных хребтов, самыми протяжёнными являются Сьерра-Мадре-де-Чьяпас, Кордильера-Изабелла и Кордильера-де-Таламанка. Между хребтами лежат плодородные долины, которые подходят для жизни людей, и где в настоящее время проживает большинство населения Гондураса, Коста-Рики и Гватемалы. Климат и почвы долин также пригодны для производства кофе, фасоли и других культур.

Береговые хребты протянулись на западе Северной Америки. На востоке горная система Аппалачи. Это очень древние, разрушающиеся горы. Существуют такие горные хребты как Сьерра Невада, Каскадные горы, Скалистые горы.

Рельеф

Лаврентийская возвышенность соответствует материковой части Канадского щита. Особенности её рельефа связаны с длительной денудацией и ледниковой обработкой. Полого-волнистая поверхность возвышенности имеет высоты 1537—6100 метров.

Центральные равнины соответствуют части плиты Северо-Американской платформы. Высота 200—500 м. Рельеф эрозионный и слабоволнистый, а в северной части рельеф ледниковый с моренными грядами и зандровыми полями. В южной части этого рельефа находятся лесовые покровы. К таким возвышенностям относится возвышенность Озарк (высота около 760 м) и низкогорье Уошито (до 884 м), представляющее собой складчатое основание эпигерцинской платформы.

Великие равнины являются предгорным плато Кордильер. Высота 500—1500 м. Появились в эпоху ларамийской складчатости, из-за накопления продуктов разрушения Кордильер и последующего поднятия поверхности. Геоморфологическое строение достаточно сложное, имеются коренные, моренные, флювиогляциальные и лёссовые четвертичные породы.

Береговые низменности соответствуют эпигерцинской платформе на юге материка. Высота не выше 200 м. В тыловых частях множество эрозионных форм, в прибрежной зоне — бары, лагуны, песчаные пляжи, косы, плоские низкие террасы.

Наивысшая точка Северной Америки — гора Денали (до 2015 года называлась Мак-Кинли) — 6194 м, самая низкая — Долина Смерти — 86 м ниже уровня моря.

Горы

Высшая точка континента гора Денали 6194 м.

Климат

См. Биоклиматический закон Хопкинса

Климат от арктического на крайнем севере до субэкваториального в Центральной Америке и Вест-Индии, в прибрежных районах океанический, во внутренних — континентальный. Средние температуры января возрастают от −36 °C (на севере Канадского Арктического арх.) до 20 °C (на юге Флориды и Мексиканского нагорья), июля — от 4 °C на севере Канадского Арктического арх. до 32 °C на юго-западе США. Наибольшее количество осадков выпадает на Тихоокеанском побережье Аляски и Канады и на северо-западе США (2000—3000 мм в год); юго-восточные районы материка получают 1000—1500 мм, Центральные равнины — 400—1200 мм, межгорные долины субтропических и тропических районов Кордильер — 100—200 мм. К северу от 40—44° с. ш. зимой формируется устойчивый снежный покров. Лето тёплое, с редкими ливнями, засухами и суховеями.

Климатические условия Северной Америки исключительно разнообразны. Это «самый северный» континент Земли, ближе всего подходящий к полюсу, в то же время, протянувшийся более чем на 7 тысяч километров с севера на юг. Материк расположен во всех климатических поясах планеты, исключая экваториальный пояс. Из-за такого разнообразия типов климата в Северной Америке сформировались практически все природные зоны Земли, а живая природа материка отличается исключительным многообразием видов растений и животных.

Арктический климат характерен для островов Канадского Арктического архипелага и Гренландии. Голые каменистые арктические пустыни на юге покрыты мхами и лишайниками, на севере скрыты под толстыми покровными ледниками. Зимы исключительно суровы, температуры в среднем варьируют от −32 °C до −40 °C и ниже во внутренних районах Гренландии. Осадков выпадает очень мало менее 250—100 мм в год. Лето практически не наступает, только в самые жаркие месяцы года температура воздуха поднимается выше 0 °C.

Субарктический климатический пояс располагается на севере Канады и Аляски. Здесь представлены природные зоны тундры и лесотундры. Лето очень короткое, снега тают в июне, а тёплая погода держится около месяца. За полярным кругом наступает полярная ночь и полярный день. С продвижением на север осадков выпадает всё меньше — от 500 до 100 мм в год. Зимой температуры опускаются от −24 до −40 °C. Зимы суровы и продолжительны. Максимум осадков приходится на лето, когда над регионом господствует умеренная воздушная масса. Летом температура поднимается от 0 до +16 °C на юге.

Умеренный пояс — самый обширный климатический пояс Северной Америки, занимающий север Соединённых Штатов и южную часть Канады. Умеренный пояс также делится на три сектора. Наиболее мягким из них является западный. За счёт тёплого Северо-Тихоокеанского течения Здесь выпадает большое количество осадков, преимущественно приходяшихся на зиму. Самое большое количество снега, зафиксированное на материке, выпало за год именно здесь — в районе вулкана Рейнир (США) — за зиму 1971-72 гг. оно составило 31 102 мм. В среднем, осадков здесь выпадает от 2000 до 3000 мм. Лето достаточно прохладное с температурами +8 — +16 °C. Зимы относительно умеренного климата тёплые от 0 до −16 °C на севере. Центральный сектор значительно более суровый. Здесь наблюдается континентальный и резко-континентальный типы климата, в отличие от морского на западе. Количество осадков, в среднем, от 250 до 500 мм в год. За счёт большого количества ясных дней в году (из-за удалённости от океана) здесь наблюдаются очень большие годовые амплитуды температур — от +16 — +24 °C летом до −8 −32 °C зимой. На севере располагается природная зона тайги, достаточно резко переходящей в степи. Из-за очень резкого климата лиственные леса здесь занимают небольшие территории. Восточный сектор находится под влиянием муссонов. Осадков здесь выпадает от 2000 мм на берегу Атлантического океана до 500—1000 мм внутри материка. Здесь тёплое лето +16 — +24 °C и прохладная, но тоже относительно тёплая снежная зима с температурами от 0 до −16 °C. Север сектора занят бореальными (северными) лесами или тайгой, юг — смешанными и широколиственными лесами.

Субтропический климатический пояс находится на территории северной Мексики и южной части США. На этом материке он занимает очень большую площадь, однако, по этим же причинам — из-за большой протяжённости с запада на восток не все его районы благоприятны для проживания. Пояс можно также разделить на три сектора. Западный протянулся тонкой полоской по тихоокеанскому побережью — в предгорьях Кордильер. Здесь расположены природные зоны смешаных лесов (на севере) и жестколистных вечнозелёных лесов и кустарников (на юге). Здесь наблюдается жаркое лето со средними температурами от +16 до +24 °C и прохладная зима +8 — 0°С. Осадков выпадает от 500 до 2000 мм, их количество растёт с юга на север. Центральный или континентальный сектор характеризуется неблагоприятными климатическими условиями. Большие площади сектора заняты Кордильерами, на равнинах формируются пустыни. Здесь господствуют сухие континентальные воздушные массы, осадков выпадает мало — от 100 до 500 мм в год. Температура воздуха колеблется от +32 — +16°С летом до +8 −8°С зимой. Для центральных субтропиков США и Мексики насущной проблемой сегодня является разрастание пустынь и иссушение климата. При движении на восток пустыни переходят в степи и лесостепи. Восточный сектор находится под влиянием муссонов. Осадков здесь выпадает очень много более 1000—2000 мм в год, местами это вызывает заболачивание местности. Влажный климат способствует произрастанию переменно влажных лесов. Здесь наблюдается жаркое лето (+32 °C и выше) и тёплая зима с температурами от 0 до +24°С (во Флориде).

Тропический климат характерен для большей части Центральной Америки. В нём выделяется три сектора по распределению осадков на его территории. Западный сектор (Тихоокеанское побережье южной Мексики) занят переменно влажными лесами. Осадки выпадают на наветреных склонах Кордильер, их количество доходит до 2000 мм в год. Центральный сектор занят саваннами и пустынями. Находясь под влиянием континентальных тропических воздушных масс, он испытывает недостаток в количестве выпадаемых осадков, также задерживаемых склонами Кордильер. Температуры здесь несколько ниже из-за большой высоты местности над уровнем моря. Летом от +16 до +32 °C (в зависимости от высоты), зимой — от +8 до +24°С соответственно. Осадков выпадает от 500 до 250 мм и менее.

Субэкваториальный пояс Северной Америки занимает очень небольшую площадь на самом юге континента, располагаясь на Панамском перешейке. Пояс занят природной зоной переменно влажных лесов, а также саванн и редколесий на западе. Здесь сохраняется постоянно жаркая погода как летом, так и зимой, с температурами выше +20 °C, максимум осадков приходится на лето. Осадков здесь выпадает 2000-3000 мм в год и более.

Гидрография

В Северной Америке довольно много и рек, и озёр. Самая длинная речная система на земном шаре расположена именно там — Миссисипи с притоком Миссури, а наибольшее скопление пресной воды находится в районе Великих американских озёр. Территория континента орошается неравномерно, благодаря как климатическим, так и орографическим, особенностям. Огромную водную систему образуют Великие озёра и река Святого Лаврентия, которая соединяет их с Атлантическим океаном.

Реки Северной Америки принадлежат к бассейнам Тихого, Северного Ледовитого и Атлантического океанов; некоторые из них имеют внутренний сток. Большинство впадают в Атлантический океан.

Большая часть рек Северной Америки имеет большое транспортное и гидроэнергетическое значение.

В разных частях материка находятся разные типы водных систем с неодинаковыми речными режимами. Они зависят от особенностей климата и орографических условий.

Реки
Озёра

Фауна

Животный мир. Фауна большей, внетропической части материка имеет значительное сходство с фауной аналогичных частей Евразии, что явилось следствием существования сухопутных связей между материками и позволяет объединять эти территории в одну крупную зоогеографическую область Голарктику. Наряду с этим, некоторые специфические особенности фауны дают основание рассматривать северно-американскую часть как самостоятельную Неарктическую область и противопоставлять её Палеарктической области Евразии. Характерные животные тундровой зоны: северный олень (карибу), белый медведь, песец, лемминг, полярный заяц, полярная сова, полярная куропатка. Овцебык встречается только на севере Канадского Арктического архипелага и Гренландии. Наиболее типичные представители тайги: бобр, американский соболь, вапити, бурый медведь, канадская рысь, древесный дикобраз, росомаха, ондатра, куница илька, красная белка, большая летяга. Численность животных, особенно пушных, резко сократилась.

Ещё более пострадала фауна смешанных и широколиственных лесов, включавшая ряд оригинальных видов (например, виргинский олень, скунс, серая лисица, звездонос, красная рысь, серая белка, из птиц — вилохвостый лунь, дикая индейка). Чаще встречаются хомяки, землеройки, лесные сурки. В субтропиках, на юго-востоке материка, наряду с животными, общими с подзоной широколиственных лесов, встречаются представители тропической фауны — аллигатор, аллигаторовые черепахи, ибисы, фламинго, пеликаны, колибри, Каролинский попугай. Сильно истреблены животные степей и лесостепей: бизон (сохранился только в заповедниках), антилопа вилорог, длинноухий олень мазама (сохранился в горах), волк койот, лисица прерий; значительно многочисленней грызуны: суслики, луговые собачки, степные хорьки, барсук, мешётчатая крыса, и птицы: земляная сова, луговой тетерев и другие. Для горно-лесных ландшафтов Кордильер характерны толсторогий баран, медведь гризли, снежный козёл. На пустынно-степных плоскогорьях многочисленны пресмыкающиеся, в том числе ядовитые гремучая змея и ящерица ядозуб, ящерица фринозома, стенной удав и некоторые другие. В Центральной Америке, Вест-Индии, отчасти на юге Мексиканского нагорья преобладают тропические животные, в том числе южноамериканские — ящеры, броненосцы, обезьяны, летучие мыши, колибри, попугаи, черепахи, крокодилы и другие.

Государства и территории Северной Америки

Независимые государства

Государство Площадь
(км²)
Население
(2008)
Плотность населения
(чел./км²)
Столица
Антигуа и Барбуда 442 88 000 199,1 Сент-Джонс
Багамы 13 943 342 000 24,5 Нассау
Барбадос 430 256 000 595,3 Бриджтаун
Белиз 22 966 307 000 13,4 Бельмопан
Гаити 27 750 10 033 000 361,5 Порт-о-Пренс
Гватемала 108 889 14 027 000 128,8 Гватемала
Гондурас 112 492 7 466 000 66,4 Тегусигальпа
Гренада 344 104 000 302,3 Сент-Джорджес
Доминика 751 67 000 89,2 Розо
Доминиканская Республика 48 671 10 090 000 207,3 Санто-Доминго
Канада 9 984 670 33 573 000 3,4 Оттава
Коста-Рика 51 100 4 579 000 89,6 Сан-Хосе
Куба 109 886 11 204 000 102,0 Гавана
Мексика 1 964 375 112 322 757 57,1 Мехико
Никарагуа 130 373 5 743 000 44,1 Манагуа
Панама 75 417 3 454 000 45,8 Панама
Сальвадор 21 041 6 163 000 293,0 Сан-Сальвадор
Сент-Люсия 539 172 000 319,1 Кастри
Сент-Винсент и Гренадины 389 109 000 280,2 Кингстаун
Сент-Китс и Невис 261 52 000 199,2 Бастер
Соединённые Штаты Америки 9 629 091 311 630 000 32,7 Вашингтон
Тринидад и Тобаго 5130 1 339 000 261,0 Порт-оф-Спейн
Ямайка 10 991 2 719 000 247,4 Кингстон

Зависимые территории

См. также

Напишите отзыв о статье "Северная Америка"

Примечания

  1. 1 2 Северная Америка — статья из Большой советской энциклопедии.
  2. 1 2 [dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/266510 БЭС]
  3. 1 2 [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/250#%D0%A1%D0%95%D0%92%D0%95%D0%A0%D0%9D%D0%90%D0%AF%20%D0%90%D0%9C%D0%95%D0%A0%D0%98%D0%9A%D0%900 Географическая энциклопедия]
  4. [www.britannica.com/EBchecked/topic/626894/Amerigo-Vespucci Amerigo Vespucci]. Encyclopædia Britannica. Проверено 7 июля 2011. [www.webcitation.org/67z4Z0azi Архивировано из первоисточника 28 мая 2012].
  5. p. 9, [books.google.com/books?id=3bOg4Nroos4C The Cosmographiæ Introductio of Martin Waldseemüller in Facsimile], translated by Edward Burke and Mario E. Cosenza, introduction by Joseph Fischer and Franz von Wieser, edited by Charles George Herbermann, New York: The United States Catholic Historical Society, 1907.
  6. 1 2 [www.uhmc.sunysb.edu/surgery/america.html The Naming of America: Fragments We’ve Shored Against Ourselves]. By Jonathan Cohen
  7. Lloyd John. The Book of General Ignorance. — Harmony Books, 2006. — P. 95. — ISBN 978-0-307-39491-0.
  8. Dalziel, I.W.D. (1992). «On the organization of American Plates in the Neoproterozoic and the breakout of Laurentia». GSA Today 2 (11): 237–241.
  9. 1 2 Wallace, Stewart W. [faculty.marianopolis.edu/c.belanger/quebechistory/encyclopedia/GeologyofCanada.htm «Geology Of Canada.»] The Encyclopedia of Canada, Vol. III, Toronto, University Associates of Canada, 1948, 396p., p. 23-26. [faculty.marianopolis.edu Marianopolis College]
  10. [archive.is/20120919163342/www.wired.com/science/planetearth/magazine/16-12/ff_diamonds_sb «Digging for Diamonds 24/7 Under Frozen Snap Lake»] [www.wired.com Wired.com].
  11. [gdcinfo.agg.nrcan.gc.ca/app/3Dimaging/temagami_e.html 3-D Magnetic Imaging using Conjugate Gradients: Temagami anomaly]

Ссылки

  • [geoman.ru/geography/item/f00/s04/e0004100/index.shtml Вся информация о Северной Америке]

Отрывок, характеризующий Северная Америка

– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.
Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они прошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
– Ну, что же вы думаете об этом? – спросил Пьер, – что же вы молчите?
– Что я думаю? я слушал тебя. Всё это так, – сказал князь Андрей. – Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека, и законы, управляющие миром. Да кто же мы – люди? Отчего же вы всё знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его. – Верите вы в будущую жизнь? – спросил он.
– В будущую жизнь? – повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более, что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.
– Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды – всё ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого. Разве я не чувствую, что я в этом огромном бесчисленном количестве существ, в которых проявляется Божество, – высшая сила, как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше. Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся) и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть… Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть…. Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей.
– Ну да, ну да, – говорил Пьер, – разве не то же самое и я говорю!
– Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И, я заглянул…
– Ну так что ж! вы знаете, что есть там и что есть кто то? Там есть – будущая жизнь. Кто то есть – Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и уже заложены, и уж солнце скрылось до половины, и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
– Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны теченья с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул, и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но всё робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.
– Да, коли бы это так было! – сказал он. – Однако пойдем садиться, – прибавил князь Андрей, и выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз, после Аустерлица, он увидал то высокое, вечное небо, которое он видел лежа на Аустерлицком поле, и что то давно заснувшее, что то лучшее что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе. Чувство это исчезло, как скоро князь Андрей вступил опять в привычные условия жизни, но он знал, что это чувство, которое он не умел развить, жило в нем. Свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь.


Уже смерклось, когда князь Андрей и Пьер подъехали к главному подъезду лысогорского дома. В то время как они подъезжали, князь Андрей с улыбкой обратил внимание Пьера на суматоху, происшедшую у заднего крыльца. Согнутая старушка с котомкой на спине, и невысокий мужчина в черном одеянии и с длинными волосами, увидав въезжавшую коляску, бросились бежать назад в ворота. Две женщины выбежали за ними, и все четверо, оглядываясь на коляску, испуганно вбежали на заднее крыльцо.
– Это Машины божьи люди, – сказал князь Андрей. – Они приняли нас за отца. А это единственно, в чем она не повинуется ему: он велит гонять этих странников, а она принимает их.
– Да что такое божьи люди? – спросил Пьер.
Князь Андрей не успел отвечать ему. Слуги вышли навстречу, и он расспрашивал о том, где был старый князь и скоро ли ждут его.
Старый князь был еще в городе, и его ждали каждую минуту.
Князь Андрей провел Пьера на свою половину, всегда в полной исправности ожидавшую его в доме его отца, и сам пошел в детскую.
– Пойдем к сестре, – сказал князь Андрей, возвратившись к Пьеру; – я еще не видал ее, она теперь прячется и сидит с своими божьими людьми. Поделом ей, она сконфузится, а ты увидишь божьих людей. C'est curieux, ma parole. [Это любопытно, честное слово.]
– Qu'est ce que c'est que [Что такое] божьи люди? – спросил Пьер
– А вот увидишь.
Княжна Марья действительно сконфузилась и покраснела пятнами, когда вошли к ней. В ее уютной комнате с лампадами перед киотами, на диване, за самоваром сидел рядом с ней молодой мальчик с длинным носом и длинными волосами, и в монашеской рясе.
На кресле, подле, сидела сморщенная, худая старушка с кротким выражением детского лица.
– Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu? [Андрей, почему не предупредили меня?] – сказала она с кротким упреком, становясь перед своими странниками, как наседка перед цыплятами.
– Charmee de vous voir. Je suis tres contente de vous voir, [Очень рада вас видеть. Я так довольна, что вижу вас,] – сказала она Пьеру, в то время, как он целовал ее руку. Она знала его ребенком, и теперь дружба его с Андреем, его несчастие с женой, а главное, его доброе, простое лицо расположили ее к нему. Она смотрела на него своими прекрасными, лучистыми глазами и, казалось, говорила: «я вас очень люблю, но пожалуйста не смейтесь над моими ». Обменявшись первыми фразами приветствия, они сели.
– А, и Иванушка тут, – сказал князь Андрей, указывая улыбкой на молодого странника.
– Andre! – умоляюще сказала княжна Марья.
– Il faut que vous sachiez que c'est une femme, [Знай, что это женщина,] – сказал Андрей Пьеру.
– Andre, au nom de Dieu! [Андрей, ради Бога!] – повторила княжна Марья.
Видно было, что насмешливое отношение князя Андрея к странникам и бесполезное заступничество за них княжны Марьи были привычные, установившиеся между ними отношения.
– Mais, ma bonne amie, – сказал князь Андрей, – vous devriez au contraire m'etre reconaissante de ce que j'explique a Pierre votre intimite avec ce jeune homme… [Но, мой друг, ты должна бы быть мне благодарна, что я объясняю Пьеру твою близость к этому молодому человеку.]
– Vraiment? [Правда?] – сказал Пьер любопытно и серьезно (за что особенно ему благодарна была княжна Марья) вглядываясь через очки в лицо Иванушки, который, поняв, что речь шла о нем, хитрыми глазами оглядывал всех.
Княжна Марья совершенно напрасно смутилась за своих. Они нисколько не робели. Старушка, опустив глаза, но искоса поглядывая на вошедших, опрокинув чашку вверх дном на блюдечко и положив подле обкусанный кусочек сахара, спокойно и неподвижно сидела на своем кресле, ожидая, чтобы ей предложили еще чаю. Иванушка, попивая из блюдечка, исподлобья лукавыми, женскими глазами смотрел на молодых людей.
– Где, в Киеве была? – спросил старуху князь Андрей.
– Была, отец, – отвечала словоохотливо старуха, – на самое Рожество удостоилась у угодников сообщиться святых, небесных тайн. А теперь из Колязина, отец, благодать великая открылась…
– Что ж, Иванушка с тобой?
– Я сам по себе иду, кормилец, – стараясь говорить басом, сказал Иванушка. – Только в Юхнове с Пелагеюшкой сошлись…
Пелагеюшка перебила своего товарища; ей видно хотелось рассказать то, что она видела.
– В Колязине, отец, великая благодать открылась.
– Что ж, мощи новые? – спросил князь Андрей.
– Полно, Андрей, – сказала княжна Марья. – Не рассказывай, Пелагеюшка.
– Ни… что ты, мать, отчего не рассказывать? Я его люблю. Он добрый, Богом взысканный, он мне, благодетель, рублей дал, я помню. Как была я в Киеве и говорит мне Кирюша юродивый – истинно Божий человек, зиму и лето босой ходит. Что ходишь, говорит, не по своему месту, в Колязин иди, там икона чудотворная, матушка пресвятая Богородица открылась. Я с тех слов простилась с угодниками и пошла…
Все молчали, одна странница говорила мерным голосом, втягивая в себя воздух.
– Пришла, отец мой, мне народ и говорит: благодать великая открылась, у матушки пресвятой Богородицы миро из щечки каплет…
– Ну хорошо, хорошо, после расскажешь, – краснея сказала княжна Марья.
– Позвольте у нее спросить, – сказал Пьер. – Ты сама видела? – спросил он.
– Как же, отец, сама удостоилась. Сияние такое на лике то, как свет небесный, а из щечки у матушки так и каплет, так и каплет…
– Да ведь это обман, – наивно сказал Пьер, внимательно слушавший странницу.
– Ах, отец, что говоришь! – с ужасом сказала Пелагеюшка, за защитой обращаясь к княжне Марье.
– Это обманывают народ, – повторил он.
– Господи Иисусе Христе! – крестясь сказала странница. – Ох, не говори, отец. Так то один анарал не верил, сказал: «монахи обманывают», да как сказал, так и ослеп. И приснилось ему, что приходит к нему матушка Печерская и говорит: «уверуй мне, я тебя исцелю». Вот и стал проситься: повези да повези меня к ней. Это я тебе истинную правду говорю, сама видела. Привезли его слепого прямо к ней, подошел, упал, говорит: «исцели! отдам тебе, говорит, в чем царь жаловал». Сама видела, отец, звезда в ней так и вделана. Что ж, – прозрел! Грех говорить так. Бог накажет, – поучительно обратилась она к Пьеру.
– Как же звезда то в образе очутилась? – спросил Пьер.
– В генералы и матушку произвели? – сказал князь Aндрей улыбаясь.
Пелагеюшка вдруг побледнела и всплеснула руками.
– Отец, отец, грех тебе, у тебя сын! – заговорила она, из бледности вдруг переходя в яркую краску.
– Отец, что ты сказал такое, Бог тебя прости. – Она перекрестилась. – Господи, прости его. Матушка, что ж это?… – обратилась она к княжне Марье. Она встала и чуть не плача стала собирать свою сумочку. Ей, видно, было и страшно, и стыдно, что она пользовалась благодеяниями в доме, где могли говорить это, и жалко, что надо было теперь лишиться благодеяний этого дома.
– Ну что вам за охота? – сказала княжна Марья. – Зачем вы пришли ко мне?…
– Нет, ведь я шучу, Пелагеюшка, – сказал Пьер. – Princesse, ma parole, je n'ai pas voulu l'offenser, [Княжна, я право, не хотел обидеть ее,] я так только. Ты не думай, я пошутил, – говорил он, робко улыбаясь и желая загладить свою вину. – Ведь это я, а он так, пошутил только.
Пелагеюшка остановилась недоверчиво, но в лице Пьера была такая искренность раскаяния, и князь Андрей так кротко смотрел то на Пелагеюшку, то на Пьера, что она понемногу успокоилась.


Странница успокоилась и, наведенная опять на разговор, долго потом рассказывала про отца Амфилохия, который был такой святой жизни, что от ручки его ладоном пахло, и о том, как знакомые ей монахи в последнее ее странствие в Киев дали ей ключи от пещер, и как она, взяв с собой сухарики, двое суток провела в пещерах с угодниками. «Помолюсь одному, почитаю, пойду к другому. Сосну, опять пойду приложусь; и такая, матушка, тишина, благодать такая, что и на свет Божий выходить не хочется».
Пьер внимательно и серьезно слушал ее. Князь Андрей вышел из комнаты. И вслед за ним, оставив божьих людей допивать чай, княжна Марья повела Пьера в гостиную.
– Вы очень добры, – сказала она ему.
– Ах, я право не думал оскорбить ее, я так понимаю и высоко ценю эти чувства!
Княжна Марья молча посмотрела на него и нежно улыбнулась. – Ведь я вас давно знаю и люблю как брата, – сказала она. – Как вы нашли Андрея? – спросила она поспешно, не давая ему времени сказать что нибудь в ответ на ее ласковые слова. – Он очень беспокоит меня. Здоровье его зимой лучше, но прошлой весной рана открылась, и доктор сказал, что он должен ехать лечиться. И нравственно я очень боюсь за него. Он не такой характер как мы, женщины, чтобы выстрадать и выплакать свое горе. Он внутри себя носит его. Нынче он весел и оживлен; но это ваш приезд так подействовал на него: он редко бывает таким. Ежели бы вы могли уговорить его поехать за границу! Ему нужна деятельность, а эта ровная, тихая жизнь губит его. Другие не замечают, а я вижу.
В 10 м часу официанты бросились к крыльцу, заслышав бубенчики подъезжавшего экипажа старого князя. Князь Андрей с Пьером тоже вышли на крыльцо.
– Это кто? – спросил старый князь, вылезая из кареты и угадав Пьера.
– AI очень рад! целуй, – сказал он, узнав, кто был незнакомый молодой человек.
Старый князь был в хорошем духе и обласкал Пьера.
Перед ужином князь Андрей, вернувшись назад в кабинет отца, застал старого князя в горячем споре с Пьером.
Пьер доказывал, что придет время, когда не будет больше войны. Старый князь, подтрунивая, но не сердясь, оспаривал его.
– Кровь из жил выпусти, воды налей, тогда войны не будет. Бабьи бредни, бабьи бредни, – проговорил он, но всё таки ласково потрепал Пьера по плечу, и подошел к столу, у которого князь Андрей, видимо не желая вступать в разговор, перебирал бумаги, привезенные князем из города. Старый князь подошел к нему и стал говорить о делах.
– Предводитель, Ростов граф, половины людей не доставил. Приехал в город, вздумал на обед звать, – я ему такой обед задал… А вот просмотри эту… Ну, брат, – обратился князь Николай Андреич к сыну, хлопая по плечу Пьера, – молодец твой приятель, я его полюбил! Разжигает меня. Другой и умные речи говорит, а слушать не хочется, а он и врет да разжигает меня старика. Ну идите, идите, – сказал он, – может быть приду, за ужином вашим посижу. Опять поспорю. Мою дуру, княжну Марью полюби, – прокричал он Пьеру из двери.