Нил

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Нил

Карта течения Нила
Характеристика
Длина

6853 км

Бассейн

3 400 000 км²

Расход воды

2830 м³/с

[tools.wmflabs.org/osm4wiki/cgi-bin/wiki/wiki-osm.pl?project=ru&article=Нил Водоток]
Исток

река Рукарара[1]

— Местоположение

Руанда[1]

— Высота

350 м

— Координаты

0°25′02″ с. ш. 33°11′42″ в. д. / 0.417417° с. ш. 33.195139° в. д. / 0.417417; 33.195139 (Нил, исток) (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=0.417417&mlon=33.195139&zoom=15 (O)] (Я)

Устье

Средиземное море

— Местоположение

Египет

— Высота

0 м

— Координаты

31°27′55″ с. ш. 30°22′00″ в. д. / 31.46528° с. ш. 30.36667° в. д. / 31.46528; 30.36667 (Нил, устье) (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=31.46528&mlon=30.36667&zoom=12 (O)] (Я)Координаты: 31°27′55″ с. ш. 30°22′00″ в. д. / 31.46528° с. ш. 30.36667° в. д. / 31.46528; 30.36667 (Нил, устье) (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=31.46528&mlon=30.36667&zoom=12 (O)] (Я)

Расположение
Водная система

Средиземное море


Страны

Руанда Руанда, Уганда Уганда, Эфиопия Эфиопия, Южный Судан Южный Судан, Судан Судан, Египет Египет

исток
устье
К:Реки по алфавитуК:Водные объекты по алфавитуК:Реки до 10 000 км в длинуК:Карточка реки: заполнить: РегионНилНилК:Карточка реки: исправить: Исток

Нил (араб. النيل‎, Эн-Ниль[2]; англ. Nile, егип. iteru или Ḥ'pī, копт. Ⲫⲓⲁⲣⲱ (p(h)iaro) — река в Африке, величайшая по протяжённости речных систем в мире. Слово «Нил» происходит от греческого названия реки «Нейлос» (Νείλος).

Река берёт начало на Восточно-Африканском плоскогорье и впадает в Средиземное море, образуя дельту площадью 24 тыс. км2[1]. В верхнем течении принимает крупные притоки — Эль-Газаль (левый) и Ачва, Собат, Голубой Нил и Атбара (правые). Ниже устья правого притока Атбары Нил течёт по полупустыне, не имея притоков на протяжении последних 3000 км[3].

Водная система Нила считается самой длинной на Земле[4][5]. Однако, по мнению бразильских исследователей, самая длинная речная система у Амазонки — по этим данным, её длина составляет 6992 километра, в то время как длина системы Нила — 6852 километра[6]. Площадь бассейна реки Нил составляет 349 тыс. км2[4]. Исток находится в Руанде, это река Рукарара впадающая в реку Кагера. Сток воды сильно и резко изменяется в течение года. Суммарная длина судоходных участков составляет 3,2 тыс. км. Воды реки используются для орошения и производства электроэнергии. В дельте и долине Нила проживает почти все население и базируется почти вся экономика Египта. Крупнейшими городами являются Каир, Хартум, Асуан, Александрия[1].





Общие характеристики

Длину Нила часто отсчитывают от озера Виктория, хотя и в него впадают довольно крупные реки. Самой удалённой точкой можно считать исток реки Рукарара — одной из составляющих реки Кагера, которая берёт начало с высоты более 2000 м на одном из горных массивов Восточной Африки к югу от экватора и впадает в озеро Виктория[7]. Длина речной системы Рукарара → Кагера → Нил — около 6700 км (чаще всего указывается число 6671 км). Длина Нила от озера Виктория до Средиземного моря — примерно 5600 км.

Площадь бассейна, по разным данным, — 2,8—3,4 млн км² (полностью или частично охватывает территории Руанды, Кении, Танзании, Уганды, Эфиопии, Эритреи, Судана и Египта).

Средний расход у Асуана составляет 2600 м³/сек, но в разные годы возможны колебания от 500 м³/сек до 15 000 м³/сек.

Названия

Название Нил происходит от греческого Neilos и латинского Nilus. Первоначальное название может происходить от семитского корня nahal, имеющего значение «долина», или «речная долина», или в широком понимании — «река»[8] или из языка ливийских племен, в котором значение «вода» имело слово «lil», которое в дальнейшем преобразовалось в форму «nil». На разных участках своего течения Нил имеет разные названия. Началом реки считается Кагера, основным истоком которой является Рукарара, впадающая в Мвого, которая в свою очередь впадает в Ньяворонго, а она, при слиянии с Рувуву, наконец образует Кагеру, впадающую в озеро Виктория. Происхождение названий этих рек не установлено. Следующий участок до озера Альберт называется Виктория-Нил, далее до притока Ачва — Альберт-Нил, после — Бахр-эль-Джебель (араб. горная река). Только после впадения в неё левого притока Эль-Газаль река получает название Белый Нил (араб. Бахр-эль-Абьяд — белая река). Основное название, Нил, река имеет ниже слияния с крупнейшим притоком Голубой Нил. Три притока Белого Нила имеют названия, связанные с цветом: Собат (араб. Бахр-эль-Асфар — желтая река), Голубой Нил (араб. Бахр-эль-Азрак — голубая река), Атбара (араб. Бахр-эль-Асвад — черная река) — правый приток ниже Хартума. По всей видимости названия в цветах не случайны и имеют нераскрытое символическое значение[9].

Вопрос об истоке Нила

Античные представления

Над вопросом об истоках Нила бились европейские умы со времён Геродота, который в своей «Истории» выступил с опровержением мнения о том, что разлив Нила происходит от таяния снегов в его верховьях. Согласно карте Геродота Нил сливается с Нигером. Кроме того, «отец истории» приводит известие саисского жреца, что воды Нила бьют ключом из земли между Сиеной (ныне Асуан) и Элефантиной, причём половина их течёт на юг, а другая половина — на север.

Никто из известных путешественников древности не поднимался по Нилу выше Сэдда. По словам Агатархида, дальше всех на юг проникли моряки Птолемея II, установившие, что причиной разлива является сезон ливней на Эфиопском нагорье. В классическом искусстве Нил было принято изображать в виде божества с задрапированной головой, что намекало на неведомость его истоков.

В труде Птолемея утверждалось, что исток реки Нил находится в Лунных горах, и такое мнение бытовало вплоть до начала Нового времени.

Новое время

В Новое время вслед за Перо да Ковильяном в Эфиопию последовали португальские иезуиты. По крайней мере, двое из них, Перо Паэс (1564—1622) и Жеронимо Лобо (1593—1678), видели исток Голубого Нила. Правда, их сообщения были опубликованы только в XX веке, а в 1790 г. шотландский путешественник Джеймс Брюс подробно рассказал об истоках Голубого Нила в своём сочинении «Странствия в поисках источника Нила».

Насчёт происхождения Белого Нила ещё 150 лет назад не было единого мнения. Древние авторы (как, например, Плиний Старший) принимали за верховья Белого Нила реку Нигер и потому писали о том, что Нил берёт начало «на горе в нижней Мавритании». В Новое время возобладало предположение о существовании в центре Африки огромного озера, из которого берут начало Конго, Нигер и Нил.

Озеро Виктория, из которого вытекает Белый Нил, было открыто в 1858 году Джоном Хеннингом Спиком, который через пять лет телеграфировал из Александрии в Лондон: «С Нилом всё в порядке». Окончательность предложенного Спиком решения «нильского вопроса» поставил под сомнение его напарник Ричард Фрэнсис Бёртон. Спор Спика и Бёртона был разрешён в пользу первого только в 1871 году, когда журналист Генри Мортон Стэнли обследовал верховья Белого Нила в районе Рипонских водопадов[en].

Самый южный из истоков Нила обнаружил в 1937 году немецкий путешественник Бурхард Вальдекер[en] — беря начало у подножия горы Кикизи[en] (Бурунди), он является частью водной системы реки Кагера, которая впадает в озеро Виктория. В 1950—1951 годах экспедиция Жана Лапорта смогла впервые проплыть всю реку от истока, где Вальдекер соорудил в 1938 году символическую пирамиду, и до устья.

Течение Нила

Нил течёт с юга на север. Характер течения Нила бурный, в нижнем течении спокойный.

Кагера

Крупнейшей рекой, впадающей в озеро Виктория, считается Кагера, образуемая слиянием рек Ньяваронго и Рувуву. Протекает по территориям стран Руанда, Танзания и Уганда, в некоторых местах по границам между ними. Длина собственно Кагеры от места слияния истоков до впадения в озеро Виктория составляет около 420 км, а если считать от самой отдалённой точки её гидрографической системы — истока реки Рукарара, то около 800 км. Русло реки проходит через широкую заболоченную долину, принимая воды многочисленных небольших озёр[10]

Виктория-Нил

Участок от северной оконечности озера Виктория до впадения в озеро Альберт (Уганда, Восточная Африка) носит название Виктория-Нил (Victoria Nile). Его длина около 420 км. Пересекая скалистые гряды по территории Уганды, река образует многочисленные пороги и водопады с общим падением 670 м. Наиболее крупный водопад Мерчисона достигает 40 м высоты. Река проходит через впадину озера Кьога и впадает в озеро Альберт на границе Уганды и Демократической республики Конго, лежащее в тектонической впадине на высоте 617 м.

Альберт-Нил

Участок между озером Альберт (или Мобуту-Сесе-Секо) и устьем правого притока Ачва носит название Альберт-Нил (Albert Nile). Река имеет равнинный характер течения до её вхождения в Судан через узкое ущелье Нимуле, где течение вновь становится бурным и порожистым.

Бахр-эль-Джебель

900-километровый участок, называемый Бахр-эль-Джебель, по-арабски «река гор», между городами Джуба и Малакаль, выйдя из пределов нагорья, протекает через заболоченный район Сэдд, расположенный в обширной плоской котловине[3].

Заболачивание происходит из-за того, что огромные массы водорослей и папируса загромождают русло, русло распадается на ряд рукавов, скорость потока падает, и большая часть принесённых с гор вод разливается по поверхности, испаряется, расходуется водной растительностью. Островки водной растительности, именуемые сэддами, в высокую воду отрываются от илистого грунта и медленно плывут вниз по течению. Сталкиваясь и сливаясь друг с другом, они часто закупоривают русло и мешают судоходству.

При пересечении района Седд до 2/3 воды теряется на испарение, питание водной растительности и заполнение впадин[3].

Самые крупные притоки в этой части течения имеющие истоки на западе Эфиопии — Эль-Газаль («река газелей») и Собат[9], воды которого, стекая с гор, содержат большое количество взвесей и имеют характерный мутно-жёлтый (беловатый) цвет.

Белый Нил

Ниже Собата река получает название Белый Нил (Бахр-эль-Абьяд), оставляет позади область болот, и далее спокойно течёт в широкой долине по полупустынной местности до Хартума, где сливается с Голубым Нилом. Отсюда и до Средиземного моря река именуется Нил (Эль-Бахр). Голубой Нил значительно короче Белого, но в формировании режима Нила ниже Хартума он играет гораздо большую роль. Голубой Нил берёт начало с Эфиопского нагорья, вытекая из озера Тана. С этого же нагорья Нил получает свой последний многоводный приток — Атбару.

Исчезнувший приток

Во времена «атлантического оптимума» существовал еще один большой приток слева — «Желтый Нил» — который сходил с Дарфурского нагорья, и, пройдя через (тогда еще) степные районы, впадал в Нил близ старой Донголы. Около трех тысячелетий назад, вследствие непрекращающегося иссушения климата и наступления пустынь, он прекратил свое существование. Ныне от него осталась лишь вади Ховар, теряющаяся в песках Ливийской пустыни[11].

Нильские пороги

Ниже устья последнего крупного притока (Атбара), примерно в 300 км от Хартума, начинается Нубийская пустыня.

Здесь Нил делает большую излучину, прорезая плато, сложенное твёрдыми песчаниками (см. Гебель эс-Сильсила), и пересекает ряд порогов (катаракты). Всего между Хартумом и Асуаном насчитывается 6 порогов. Первый из них, ближайший к устью, находится в районе Асуана, к северу от Асуанской плотины.

Вплоть до 60-х годов XX века (то есть до возведения на территории Египта Высотной Асуанской плотины в 270 км от суданско-египетской границы) пороги представляли серьёзное препятствие для сплошного судоходства. В районе порогов круглогодичное плавание было возможно лишь на лодках. Для постоянного судоходства использовались участки между Хартумом и Джубой, Асуаном и Каиром, Каиром и устьем Нила.

Теперь здесь разлилось искусственное водохранилище (Озеро Насерبحيرة ناصر), откуда Нил вновь направляется на север сквозь плодородную долину шириной 20—50 км, которая в начале антропогена была заливом Средиземного моря.

900-километровый участок между порогами и Каиром имеет небольшой уклон и окружён долиной шириной до 20—25 км[3].

Дельта

В 20 км севернее египетской столицы Каира начинается растущая дельта Нила с многочисленными рукавами, протоками и озёрами, которая тянется на 260 км вдоль побережья Средиземного моря от Александрии до Порт-Саида. Здесь Нил распадается на 9 больших и заметно большее количество малых рукавов, основными судоходными являются Думьят (Дамьетта; восточный) и Рашид (Розетта; западный), длина каждого из них составляет около 200 км. На севере дельты расположены лагунные озёра Мензала, Буруллус, Марьют[3]. Она образовалась на месте морской бухты, постепенно заполнившейся речными наносами. По площади (24 тыс. км²) дельта Нила почти равна Крымскому полуострову.

«Дельтой» устье Нила назвали греческие географы, которые сравнили его треугольную форму с буквой Δ греческого алфавита, дав таким образом название всем речным дельтам земного шара. Осадки, которые Нил выносит в Средиземное море, создают великолепную пищевую базу для рыбных богатств Восточного Средиземноморья.

Каналы

Каналы Ибрахимия и Юсуф служат для снабжения нильскими водами озера Карун и для орошения оазиса Файюм. Канал Исмаилия доставляет пресные воды Нила в окрестности Суэцкого канала. Канал Махмудия снабжает пресной водой Александрию и прилегающую местность[3].

Канал Юсуф

Возможно ещё во времена Двенадцатой Династии, фараон Сенусерт III проложил с запада на восток канал, прорытый через вади Тумилат, соединяющий Нил с Меридовым озером, для беспрепятственной торговли с Пунтом. Канал был достроен около 500 года до нашей эры царём Дарием Великим, персидским покорителем Египта. В память этого события Дарий установил гранитные стелы на берегу Нила, в том числе одну близ Карбета.

Фауна

Животный мир Нила достаточно разнообразен. Здесь встречаются крокодилы, черепахи, очень разнообразны змеи, включая два вида кобр, нильский окунь, масса которого может достигать 140 кг[8]. Кроме него промысловое значение имеют многопёры, тигровая рыба, сомы, зубатый карп, африканский карп[3].

Значение

Нил
в иероглифах

Нил — единственная река Северной Африки, которая проходит через Сахару и доносит свои воды до Средиземного моря, являясь источником жизни в безводной пустыне. Постоянный водоток Нила существует за счёт осадков, выпадающих в более южных областях и питающих его истоки. Белый Нил, начинаясь в экваториальном поясе, получает питание от круглогодичных дождей. В верховьях уровень его очень высок и довольно постоянен, так как он ещё регулируется озёрами. Однако в пределах Верхне-Нильской котловины (Сэдд) большое количество воды теряется на испарение, и в питании Нила ниже Хартума более важное значение имеет Голубой Нил, который несёт обильные воды после летних дождей, выпадающих на Абиссинском нагорье. Наибольший расход на нижнем Ниле в этот период примерно в 5 раз превышает расход в межень.

Водные ресурсы Нила с древних времён используются для орошения и естественного удобрения полей, рыболовства, водоснабжения и судоходства. Сейчас используется и гидроэнергия, энергетические ресурсы Нила оцениваются в 50 Гвт. Суммарная длина судоходных участков составляет 3,2 тыс. км. В среднем течении судоходны участки от Хартума до Джубы, от Нимуле до озера Альберт, выше которого судоходство возможно только на отдельных участках. Водный транспорт использует не только сам Нил, но и и каналы Юсуф, Ибрахимия, Мансурия, Исмаилия, озёра Виктория, Кьога, Альберт, Тана[3].

Значение для Египта

Особенно важна река для Египта, где в прибрежной полосе шириной 10—15 км проживает около 97 % населения страны. Нил в нижнем течении периодически разливается, затопляя всю долину. Притоки Нила, стекающие с Абиссинского нагорья, приносят большое количество ила, оседающего во время разлива. Это регулярное удобрение играет огромную роль в земледелии Египта. Создание Асуанского гидрокомплекса способствовало многолетнему регулированию стока Нила, ликвидировало угрозу катастрофических наводнений (ранее во время половодья уровень воды в реке у Каира поднимался до 8 м) и позволило увеличить общую площадь орошаемых земель. Следует признать, однако, что строительство Высотной Асуанской плотины и ГЭС, завершённое в 1970, положив конец весенним наводнениям, одновременно лишило сельское хозяйство Египта важнейшего природного удобрения — ила. Но контроль над поступлением воды создал условия для круглогодичного орошения, и теперь в некоторых областях можно снимать даже три урожая в год.

На Ниле стоят крупные города Хартум, Асуан, Луксор (Фивы), городская агломерация Каир-Гиза; в дельте — Александрия. Река Нил к северу от Асуана представляет собой популярный туристический маршрут.

Нил (Iteru на древнеегипетском языке) представлял собой источник жизни для древнеегипетской цивилизации уже с каменного века. Именно в его долине расположены все города Египта и до сих пор проживает практически всё его население.

Напишите отзыв о статье "Нил"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [slovari.299.ru/word.php?id=43096&sl=enc Нил] — Большой энциклопедический словарь: Нил / Гл. ред. А. М. Прохоров. — 1-е изд. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1991. — ISBN 5-85270-160-2; 2-е изд., перераб. и доп.М.: Большая Российская энциклопедия; СПб.: Норинт, 1997. — С. 1408. — ISBN 5-7711-0004-8.
  2. Инструкция по передаче на картах географических названий арабских стран. — М.: Наука, 1966. — С. 25.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Нил — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  4. 1 2 [www.britannica.com/EBchecked/topic/415347/Nile-River "Nile River"], Encyclopædia Britannica, <www.britannica.com/EBchecked/topic/415347/Nile-River> 
  5. [lifeglobe.net/entry/3188 10 самых длинных рек]
  6. [izvestia.ru/news/428917 Амазонка оказалась самой длинной рекой в мире.]
  7. Школьник Ю. К. Нил // [books.google.ru/books?id=wenSAAAAQBAJ&pg=PT56&dq=Нил+Виктория&hl=ru&sa=X&ved=0CC0Q6AEwA2oVChMIhK2TnYeTyAIVgUlyCh3hFQo-#v=onepage&q=Нил%20Виктория&f=false Подводный мир. Полная энциклопедия]. — М. : Эксмо, 2008. — 256 с. — (Атласы и энциклопедии). — ISBN 978-5-699-14686-4.</span>
  8. 1 2 Словарь современных географических названий / Под общей редакцией акад. В. М. Котлякова. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
  9. 1 2 Поспелов Е.М. Географические названия мира: Топонимический словарь. — М: АСТ, 2001.
  10. Кагера — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание).
  11. Keding, Birgit (2000). "New Data on the Holocene Occupation of the Wadi Howar Region (Eastern Sahara/Sudan)". Studies in African Archaeology. 7: 89–104.
  12. </ol>

Литература

На иностранных языках

  • Calliaud, «Voyage à Meroé an Nil Blanc etc.» (4 т.);
  • Bussegger, «Reisen in Europa, Asien u. Africa»;
  • F. Werne, «Exped. zur Entdeck, der Nilquellen»;
  • Linant de Bellefouds, «Journ. d’un voyage sur le Bahr-el-Abiad»;
  • Brun-Rollet, «Nil Blanc et Sondan»; Lejean, «Le Bahr-el-GhazaI»;
  • Speke, «Discovery of the source of the N.»;
  • Barton, «The Nile basin»;
  • Baker, «The Albert Nyanza»;
  • Hartmann, «Die Nillä nder»;
  • Schweinfurt, «Im Herzen von Afrika»;
  • J. de Lanoye, «Le Nil, son bassin etc.»;
  • Chavanne, «Afrikas Ströme u. Flüsse»;
  • Whitehouse, «Nil Reservoirs».

Ссылки

  • [nature.worldstreasure.com/miracle.asp?id=26 Река Нил. Основные данные]
  • [www.library.by/shpargalka/belarus/geography/001/geo-001.htm Нил — Великая водная артерия нашей планеты]
  • [nature.1001chudo.ru/egypt_285.html Нил — река жизни]


Отрывок, характеризующий Нил

– Позвольте вас познакомить с моей дочерью, – сказала графиня, краснея.
– Я имею удовольствие быть знакомым, ежели графиня помнит меня, – сказал князь Андрей с учтивым и низким поклоном, совершенно противоречащим замечаниям Перонской о его грубости, подходя к Наташе, и занося руку, чтобы обнять ее талию еще прежде, чем он договорил приглашение на танец. Он предложил тур вальса. То замирающее выражение лица Наташи, готовое на отчаяние и на восторг, вдруг осветилось счастливой, благодарной, детской улыбкой.
«Давно я ждала тебя», как будто сказала эта испуганная и счастливая девочка, своей проявившейся из за готовых слез улыбкой, поднимая свою руку на плечо князя Андрея. Они были вторая пара, вошедшая в круг. Князь Андрей был одним из лучших танцоров своего времени. Наташа танцовала превосходно. Ножки ее в бальных атласных башмачках быстро, легко и независимо от нее делали свое дело, а лицо ее сияло восторгом счастия. Ее оголенные шея и руки были худы и некрасивы. В сравнении с плечами Элен, ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; но на Элен был уже как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по ее телу, а Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили, и которой бы очень стыдно это было, ежели бы ее не уверили, что это так необходимо надо.
Князь Андрей любил танцовать, и желая поскорее отделаться от политических и умных разговоров, с которыми все обращались к нему, и желая поскорее разорвать этот досадный ему круг смущения, образовавшегося от присутствия государя, пошел танцовать и выбрал Наташу, потому что на нее указал ему Пьер и потому, что она первая из хорошеньких женщин попала ему на глаза; но едва он обнял этот тонкий, подвижной стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко ему, вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда, переводя дыханье и оставив ее, остановился и стал глядеть на танцующих.


После князя Андрея к Наташе подошел Борис, приглашая ее на танцы, подошел и тот танцор адъютант, начавший бал, и еще молодые люди, и Наташа, передавая своих излишних кавалеров Соне, счастливая и раскрасневшаяся, не переставала танцовать целый вечер. Она ничего не заметила и не видала из того, что занимало всех на этом бале. Она не только не заметила, как государь долго говорил с французским посланником, как он особенно милостиво говорил с такой то дамой, как принц такой то и такой то сделали и сказали то то, как Элен имела большой успех и удостоилась особенного внимания такого то; она не видала даже государя и заметила, что он уехал только потому, что после его отъезда бал более оживился. Один из веселых котильонов, перед ужином, князь Андрей опять танцовал с Наташей. Он напомнил ей о их первом свиданьи в отрадненской аллее и о том, как она не могла заснуть в лунную ночь, и как он невольно слышал ее. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей.
Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью и робостью и даже ошибками во французском языке. Он особенно нежно и бережно обращался и говорил с нею. Сидя подле нее, разговаривая с ней о самых простых и ничтожных предметах, князь Андрей любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говоренным речам, а к ее внутреннему счастию. В то время, как Наташу выбирали и она с улыбкой вставала и танцовала по зале, князь Андрей любовался в особенности на ее робкую грацию. В середине котильона Наташа, окончив фигуру, еще тяжело дыша, подходила к своему месту. Новый кавалер опять пригласил ее. Она устала и запыхалась, и видимо подумала отказаться, но тотчас опять весело подняла руку на плечо кавалера и улыбнулась князю Андрею.
«Я бы рада была отдохнуть и посидеть с вами, я устала; но вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами всё это понимаем», и еще многое и многое сказала эта улыбка. Когда кавалер оставил ее, Наташа побежала через залу, чтобы взять двух дам для фигур.
«Ежели она подойдет прежде к своей кузине, а потом к другой даме, то она будет моей женой», сказал совершенно неожиданно сам себе князь Андрей, глядя на нее. Она подошла прежде к кузине.
«Какой вздор иногда приходит в голову! подумал князь Андрей; но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него.
В конце котильона старый граф подошел в своем синем фраке к танцующим. Он пригласил к себе князя Андрея и спросил у дочери, весело ли ей? Наташа не ответила и только улыбнулась такой улыбкой, которая с упреком говорила: «как можно было спрашивать об этом?»
– Так весело, как никогда в жизни! – сказала она, и князь Андрей заметил, как быстро поднялись было ее худые руки, чтобы обнять отца и тотчас же опустились. Наташа была так счастлива, как никогда еще в жизни. Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне доверчив и не верит в возможность зла, несчастия и горя.

Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была широкая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя.
Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его.
Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.
– Как весело, граф, – сказала она, – не правда ли?
Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.
– Да, я очень рад, – сказал он.
«Как могут они быть недовольны чем то, думала Наташа. Особенно такой хороший, как этот Безухов?» На глаза Наташи все бывшие на бале были одинаково добрые, милые, прекрасные люди, любящие друг друга: никто не мог обидеть друг друга, и потому все должны были быть счастливы.


На другой день князь Андрей вспомнил вчерашний бал, но не на долго остановился на нем мыслями. «Да, очень блестящий был бал. И еще… да, Ростова очень мила. Что то в ней есть свежее, особенное, не петербургское, отличающее ее». Вот всё, что он думал о вчерашнем бале, и напившись чаю, сел за работу.
Но от усталости или бессонницы (день был нехороший для занятий, и князь Андрей ничего не мог делать) он всё критиковал сам свою работу, как это часто с ним бывало, и рад был, когда услыхал, что кто то приехал.
Приехавший был Бицкий, служивший в различных комиссиях, бывавший во всех обществах Петербурга, страстный поклонник новых идей и Сперанского и озабоченный вестовщик Петербурга, один из тех людей, которые выбирают направление как платье – по моде, но которые по этому то кажутся самыми горячими партизанами направлений. Он озабоченно, едва успев снять шляпу, вбежал к князю Андрею и тотчас же начал говорить. Он только что узнал подробности заседания государственного совета нынешнего утра, открытого государем, и с восторгом рассказывал о том. Речь государя была необычайна. Это была одна из тех речей, которые произносятся только конституционными монархами. «Государь прямо сказал, что совет и сенат суть государственные сословия ; он сказал, что правление должно иметь основанием не произвол, а твердые начала . Государь сказал, что финансы должны быть преобразованы и отчеты быть публичны», рассказывал Бицкий, ударяя на известные слова и значительно раскрывая глаза.
– Да, нынешнее событие есть эра, величайшая эра в нашей истории, – заключил он.
Князь Андрей слушал рассказ об открытии государственного совета, которого он ожидал с таким нетерпением и которому приписывал такую важность, и удивлялся, что событие это теперь, когда оно совершилось, не только не трогало его, но представлялось ему более чем ничтожным. Он с тихой насмешкой слушал восторженный рассказ Бицкого. Самая простая мысль приходила ему в голову: «Какое дело мне и Бицкому, какое дело нам до того, что государю угодно было сказать в совете! Разве всё это может сделать меня счастливее и лучше?»
И это простое рассуждение вдруг уничтожило для князя Андрея весь прежний интерес совершаемых преобразований. В этот же день князь Андрей должен был обедать у Сперанского «en petit comite«, [в маленьком собрании,] как ему сказал хозяин, приглашая его. Обед этот в семейном и дружеском кругу человека, которым он так восхищался, прежде очень интересовал князя Андрея, тем более что до сих пор он не видал Сперанского в его домашнем быту; но теперь ему не хотелось ехать.
В назначенный час обеда, однако, князь Андрей уже входил в собственный, небольшой дом Сперанского у Таврического сада. В паркетной столовой небольшого домика, отличавшегося необыкновенной чистотой (напоминающей монашескую чистоту) князь Андрей, несколько опоздавший, уже нашел в пять часов собравшееся всё общество этого petit comite, интимных знакомых Сперанского. Дам не было никого кроме маленькой дочери Сперанского (с длинным лицом, похожим на отца) и ее гувернантки. Гости были Жерве, Магницкий и Столыпин. Еще из передней князь Андрей услыхал громкие голоса и звонкий, отчетливый хохот – хохот, похожий на тот, каким смеются на сцене. Кто то голосом, похожим на голос Сперанского, отчетливо отбивал: ха… ха… ха… Князь Андрей никогда не слыхал смеха Сперанского, и этот звонкий, тонкий смех государственного человека странно поразил его.
Князь Андрей вошел в столовую. Всё общество стояло между двух окон у небольшого стола с закуской. Сперанский в сером фраке с звездой, очевидно в том еще белом жилете и высоком белом галстухе, в которых он был в знаменитом заседании государственного совета, с веселым лицом стоял у стола. Гости окружали его. Магницкий, обращаясь к Михайлу Михайловичу, рассказывал анекдот. Сперанский слушал, вперед смеясь тому, что скажет Магницкий. В то время как князь Андрей вошел в комнату, слова Магницкого опять заглушились смехом. Громко басил Столыпин, пережевывая кусок хлеба с сыром; тихим смехом шипел Жерве, и тонко, отчетливо смеялся Сперанский.
Сперанский, всё еще смеясь, подал князю Андрею свою белую, нежную руку.
– Очень рад вас видеть, князь, – сказал он. – Минутку… обратился он к Магницкому, прерывая его рассказ. – У нас нынче уговор: обед удовольствия, и ни слова про дела. – И он опять обратился к рассказчику, и опять засмеялся.
Князь Андрей с удивлением и грустью разочарования слушал его смех и смотрел на смеющегося Сперанского. Это был не Сперанский, а другой человек, казалось князю Андрею. Всё, что прежде таинственно и привлекательно представлялось князю Андрею в Сперанском, вдруг стало ему ясно и непривлекательно.
За столом разговор ни на мгновение не умолкал и состоял как будто бы из собрания смешных анекдотов. Еще Магницкий не успел докончить своего рассказа, как уж кто то другой заявил свою готовность рассказать что то, что было еще смешнее. Анекдоты большею частью касались ежели не самого служебного мира, то лиц служебных. Казалось, что в этом обществе так окончательно было решено ничтожество этих лиц, что единственное отношение к ним могло быть только добродушно комическое. Сперанский рассказал, как на совете сегодняшнего утра на вопрос у глухого сановника о его мнении, сановник этот отвечал, что он того же мнения. Жерве рассказал целое дело о ревизии, замечательное по бессмыслице всех действующих лиц. Столыпин заикаясь вмешался в разговор и с горячностью начал говорить о злоупотреблениях прежнего порядка вещей, угрожая придать разговору серьезный характер. Магницкий стал трунить над горячностью Столыпина, Жерве вставил шутку и разговор принял опять прежнее, веселое направление.
Очевидно, Сперанский после трудов любил отдохнуть и повеселиться в приятельском кружке, и все его гости, понимая его желание, старались веселить его и сами веселиться. Но веселье это казалось князю Андрею тяжелым и невеселым. Тонкий звук голоса Сперанского неприятно поражал его, и неумолкавший смех своей фальшивой нотой почему то оскорблял чувство князя Андрея. Князь Андрей не смеялся и боялся, что он будет тяжел для этого общества. Но никто не замечал его несоответственности общему настроению. Всем было, казалось, очень весело.
Он несколько раз желал вступить в разговор, но всякий раз его слово выбрасывалось вон, как пробка из воды; и он не мог шутить с ними вместе.
Ничего не было дурного или неуместного в том, что они говорили, всё было остроумно и могло бы быть смешно; но чего то, того самого, что составляет соль веселья, не только не было, но они и не знали, что оно бывает.
После обеда дочь Сперанского с своей гувернанткой встали. Сперанский приласкал дочь своей белой рукой, и поцеловал ее. И этот жест показался неестественным князю Андрею.
Мужчины, по английски, остались за столом и за портвейном. В середине начавшегося разговора об испанских делах Наполеона, одобряя которые, все были одного и того же мнения, князь Андрей стал противоречить им. Сперанский улыбнулся и, очевидно желая отклонить разговор от принятого направления, рассказал анекдот, не имеющий отношения к разговору. На несколько мгновений все замолкли.
Посидев за столом, Сперанский закупорил бутылку с вином и сказав: «нынче хорошее винцо в сапожках ходит», отдал слуге и встал. Все встали и также шумно разговаривая пошли в гостиную. Сперанскому подали два конверта, привезенные курьером. Он взял их и прошел в кабинет. Как только он вышел, общее веселье замолкло и гости рассудительно и тихо стали переговариваться друг с другом.
– Ну, теперь декламация! – сказал Сперанский, выходя из кабинета. – Удивительный талант! – обратился он к князю Андрею. Магницкий тотчас же стал в позу и начал говорить французские шутливые стихи, сочиненные им на некоторых известных лиц Петербурга, и несколько раз был прерываем аплодисментами. Князь Андрей, по окончании стихов, подошел к Сперанскому, прощаясь с ним.
– Куда вы так рано? – сказал Сперанский.
– Я обещал на вечер…
Они помолчали. Князь Андрей смотрел близко в эти зеркальные, непропускающие к себе глаза и ему стало смешно, как он мог ждать чего нибудь от Сперанского и от всей своей деятельности, связанной с ним, и как мог он приписывать важность тому, что делал Сперанский. Этот аккуратный, невеселый смех долго не переставал звучать в ушах князя Андрея после того, как он уехал от Сперанского.
Вернувшись домой, князь Андрей стал вспоминать свою петербургскую жизнь за эти четыре месяца, как будто что то новое. Он вспоминал свои хлопоты, искательства, историю своего проекта военного устава, который был принят к сведению и о котором старались умолчать единственно потому, что другая работа, очень дурная, была уже сделана и представлена государю; вспомнил о заседаниях комитета, членом которого был Берг; вспомнил, как в этих заседаниях старательно и продолжительно обсуживалось всё касающееся формы и процесса заседаний комитета, и как старательно и кратко обходилось всё что касалось сущности дела. Он вспомнил о своей законодательной работе, о том, как он озабоченно переводил на русский язык статьи римского и французского свода, и ему стало совестно за себя. Потом он живо представил себе Богучарово, свои занятия в деревне, свою поездку в Рязань, вспомнил мужиков, Дрона старосту, и приложив к ним права лиц, которые он распределял по параграфам, ему стало удивительно, как он мог так долго заниматься такой праздной работой.


На другой день князь Андрей поехал с визитами в некоторые дома, где он еще не был, и в том числе к Ростовым, с которыми он возобновил знакомство на последнем бале. Кроме законов учтивости, по которым ему нужно было быть у Ростовых, князю Андрею хотелось видеть дома эту особенную, оживленную девушку, которая оставила ему приятное воспоминание.
Наташа одна из первых встретила его. Она была в домашнем синем платье, в котором она показалась князю Андрею еще лучше, чем в бальном. Она и всё семейство Ростовых приняли князя Андрея, как старого друга, просто и радушно. Всё семейство, которое строго судил прежде князь Андрей, теперь показалось ему составленным из прекрасных, простых и добрых людей. Гостеприимство и добродушие старого графа, особенно мило поразительное в Петербурге, было таково, что князь Андрей не мог отказаться от обеда. «Да, это добрые, славные люди, думал Болконский, разумеется, не понимающие ни на волос того сокровища, которое они имеют в Наташе; но добрые люди, которые составляют наилучший фон для того, чтобы на нем отделялась эта особенно поэтическая, переполненная жизни, прелестная девушка!»
Князь Андрей чувствовал в Наташе присутствие совершенно чуждого для него, особенного мира, преисполненного каких то неизвестных ему радостей, того чуждого мира, который еще тогда, в отрадненской аллее и на окне, в лунную ночь, так дразнил его. Теперь этот мир уже более не дразнил его, не был чуждый мир; но он сам, вступив в него, находил в нем новое для себя наслаждение.
После обеда Наташа, по просьбе князя Андрея, пошла к клавикордам и стала петь. Князь Андрей стоял у окна, разговаривая с дамами, и слушал ее. В середине фразы князь Андрей замолчал и почувствовал неожиданно, что к его горлу подступают слезы, возможность которых он не знал за собой. Он посмотрел на поющую Наташу, и в душе его произошло что то новое и счастливое. Он был счастлив и ему вместе с тем было грустно. Ему решительно не об чем было плакать, но он готов был плакать. О чем? О прежней любви? О маленькой княгине? О своих разочарованиях?… О своих надеждах на будущее?… Да и нет. Главное, о чем ему хотелось плакать, была вдруг живо сознанная им страшная противуположность между чем то бесконечно великим и неопределимым, бывшим в нем, и чем то узким и телесным, чем он был сам и даже была она. Эта противуположность томила и радовала его во время ее пения.
Только что Наташа кончила петь, она подошла к нему и спросила его, как ему нравится ее голос? Она спросила это и смутилась уже после того, как она это сказала, поняв, что этого не надо было спрашивать. Он улыбнулся, глядя на нее, и сказал, что ему нравится ее пение так же, как и всё, что она делает.
Князь Андрей поздно вечером уехал от Ростовых. Он лег спать по привычке ложиться, но увидал скоро, что он не может спать. Он то, зажжа свечку, сидел в постели, то вставал, то опять ложился, нисколько не тяготясь бессонницей: так радостно и ново ему было на душе, как будто он из душной комнаты вышел на вольный свет Божий. Ему и в голову не приходило, чтобы он был влюблен в Ростову; он не думал о ней; он только воображал ее себе, и вследствие этого вся жизнь его представлялась ему в новом свете. «Из чего я бьюсь, из чего я хлопочу в этой узкой, замкнутой рамке, когда жизнь, вся жизнь со всеми ее радостями открыта мне?» говорил он себе. И он в первый раз после долгого времени стал делать счастливые планы на будущее. Он решил сам собою, что ему надо заняться воспитанием своего сына, найдя ему воспитателя и поручив ему; потом надо выйти в отставку и ехать за границу, видеть Англию, Швейцарию, Италию. «Мне надо пользоваться своей свободой, пока так много в себе чувствую силы и молодости, говорил он сам себе. Пьер был прав, говоря, что надо верить в возможность счастия, чтобы быть счастливым, и я теперь верю в него. Оставим мертвым хоронить мертвых, а пока жив, надо жить и быть счастливым», думал он.


В одно утро полковник Адольф Берг, которого Пьер знал, как знал всех в Москве и Петербурге, в чистеньком с иголочки мундире, с припомаженными наперед височками, как носил государь Александр Павлович, приехал к нему.
– Я сейчас был у графини, вашей супруги, и был так несчастлив, что моя просьба не могла быть исполнена; надеюсь, что у вас, граф, я буду счастливее, – сказал он, улыбаясь.
– Что вам угодно, полковник? Я к вашим услугам.
– Я теперь, граф, уж совершенно устроился на новой квартире, – сообщил Берг, очевидно зная, что это слышать не могло не быть приятно; – и потому желал сделать так, маленький вечерок для моих и моей супруги знакомых. (Он еще приятнее улыбнулся.) Я хотел просить графиню и вас сделать мне честь пожаловать к нам на чашку чая и… на ужин.
– Только графиня Елена Васильевна, сочтя для себя унизительным общество каких то Бергов, могла иметь жестокость отказаться от такого приглашения. – Берг так ясно объяснил, почему он желает собрать у себя небольшое и хорошее общество, и почему это ему будет приятно, и почему он для карт и для чего нибудь дурного жалеет деньги, но для хорошего общества готов и понести расходы, что Пьер не мог отказаться и обещался быть.