Эритрея

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эритрея
ሃገረ ኤርትራ (тигр.)
دولة إرتري‎ (ар.)
Флаг Эмблема
Гимн: «ኤርትራ ኤርትራ ኤርትራ»
Дата независимости 24 мая 1993 (от Эфиопии)
Официальные языки нет; преоблад. тигринья, арабский, английский
Крупнейший город Асмэра
Форма правления однопартийная президентская республика
Президент Исайяс Афеворки
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
101-я в мире
121 100 км²
незначительный
Население
• Оценка (2012)
• Перепись (2008)
Плотность

6 086 495[1] чел. (118-е)
5 291 370 чел.
43,1 чел./км²
ВВП
  • Итого (2014)
  • На душу населения

7 810 млн[2] долл. (155-й)
1200[2] долл.
ИЧР (2013) 0,351 (низкий) (181-е место)
Валюта накфа (ERN, 232)
Координаты: 15°09′00″ с. ш. 39°37′00″ в. д. / 15.15000° с. ш. 39.61667° в. д. / 15.15000; 39.61667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=15.15000&mlon=39.61667&zoom=9 (O)] (Я)

Эритре́я — государство в Восточной Африке на побережье Красного моря. Граничит с Суданом на западе, Эфиопией на юге и Джибути на востоке. Получило независимость от Эфиопии в 1993 году.





История

В этой статье есть текст, написанный знаками эфиопского алфавита.
Без поддержки эфиопского письма вместо знаков эфиопского алфавита вы будете видеть вопросительные знаки, квадратики или иные символы.

Территория Эритреи входила в состав Аксумского царства, а позже эфиопского государства. В 16 веке порт Массауа попадает под власть Османской империи, а в 1868 году турецкий султан передает управление им Египту[3].

С 1882 года началась колонизация Италией (порты Асэб и Массауа). С 1 января 1890 — провозглашена колония Эритрея (от названия Красного моря на греческом языке)[4]. В 1895 году началась Первая итало-эфиопская война, завершившаяся в 1896 году мирным договором, определившим границы колонии[5]. Эритрея находилась под итальянским правлением до поражения итальянцев (в Эфиопии, Сомали и Эритрее) от сил Британии во время Второй мировой войны, весной 1941 года. После этого управлялась британской военной администрацией до 1952 года, когда вошла в Федерацию Эфиопии и Эритреи.

В 1962 году император Эфиопии Хайле Селассие упразднил федеративное устройство страны, чем значительно усилил сепаратистские тенденции в регионе. Результатом этого стала Война за независимость Эритреи, продолжавшаяся с разной интенсивностью более 30 лет, особенно после захвата власти в Эфиопии группой офицеров во главе с Менгисту Хайле Мариамом. Наиболее значительных успехов движение сопротивления добилось во время Огаденской войны, удачно использовав занятость эфиопской армии войной против Сомали и мусульманских повстанцев.

В конце 1980-х годов в условиях общего кризиса эфиопского социалистического государства эритрейские повстанцы не только взяли под свой контроль большую часть территории Эритреи, но и активно поддерживали действия других повстанческих групп, лидером фронта которых стал Мелес Зенауи. В 1991 году повстанцы вошли в Аддис-Абебу, Зенауи стал президентом Эфиопии, и через 2 года, после проведения референдума, была провозглашена независимость Эритреи.

С 1993 года по настоящее время страной руководит группа ветеранов войны за независимость во главе с Исайясом Афеворки, сосредоточившая в своих руках все ветви власти. Лидеры страны систематически отклоняют предложения о демократизации политической жизни и проведении выборов под предлогом слабости экономической базы страны и наличия иных приоритетов. Международные правозащитные организации регулярно критикуют положение дел в стране и выставляют низкие оценки ситуации с правами человека, свободой прессы в Эритрее и т. д.

В 1995 году Эритрея оспаривала принадлежность островов Ханиш с Йеменом. В итоге между государствами разгорелся вооружённый конфликт, который закончился победой Йемена.

В 1998 году началась новая война с Эфиопией из-за спорных территорий, во время которой погибли десятки тысяч солдат с обеих сторон. Война привела к огромным экономическим и социальным потрясениям, оставив после себя разрушенную экономику, а также огромные заминированные площади земли. Война окончилась в 2000 году поражением Эритреи и заключением мирного договора, согласно которому за соблюдением прекращения огня должны наблюдать миротворческие силы ООН.

По утверждениям правительства Сомали и регионального блока IGAD, с 2006 года Эритрея оказывает активную помощь сомалийскому Союзу исламских судов и его союзникам. Эритрея поставляла мятежникам оружие и деньги, предоставляла убежище и пространство для политической деятельности исламским фундаменталистам и боевикам, эритрейские «добровольцы» участвовали в гражданской войне на территории Сомали[6]. По мнению правительства Сомали, основным мотивом такой стратегии является поддержка Эритреей правительства Абдуллахи Юсуфа[7]. Однако президент Исайяс Афеворки всё отрицает, утверждая, что подобные обвинения — происки агентов ЦРУ, стремящихся очернить светлый облик его страны[7].

С 10 по 13 июня 2008 года Эритрея находилась в состоянии войны с Джибути.

23 декабря 2009 года Совет безопасности ООН ввёл эмбарго на поставки оружия в Эритрею, это решение было поддержано всеми постоянными членами Совета Безопасности кроме Китая, который воздержался. Кроме того эритрейским лидерам запрещён въезд в страны-члены ООН, а их счета в иностранных банках заморожены. Причиной эмбарго была названа поддержка Эритреей исламских боевиков в Сомали и приграничный конфликт с Джибути[8].

География

Эритрея — страна в Северо-Восточной Африке. На востоке она омывается Красным морем; граничит с Джибути, Эфиопией и Суданом. Бо́льшая часть территории страны лежит на Эритрейском плато Эфиопского нагорья. На юго-востоке находится впадина Афар. Площадь территории составляет 121,3 тыс. км². Столица — город Асмэра.

Красное море в районе Эритреи, расположенное в тектонической впадине между восточным африканским побережьем и Аравийским полуостровом. В море не впадает ни одна река, поэтому вода моря прозрачная. Жаркий климат и отсутствие штормов позволили развиться тысячам морских организмов и существ, которые нигде больше не встречаются. Температура воды в море редко опускается ниже +21 °С

Животный мир

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Достаточно богат мир животных и птиц: оливковый бабуин, газели, страусы, львы, слоны, большой и малые куду, горные козлы, леопарды, обезьяны, дукеры, африканские бородавочники, буйволы, бегемоты, гиены, дикобразы, зайцы, кабаны, крокодилы, носороги, грызуны, змеи, черепахи, шакалы, грифы, орлы, марабу, множество видов местных и перелётных птиц и др. В районе архипелага Дахлак насчитывается 250 видов рыб[9].

Политическая структура

Глава государства и правительства — президент. По конституции должен избираться парламентом на 5-летний срок. С июня 1993 президент — Исайас Афеворки. Выборы президента до сих пор не проводились, дата ближайших выборов не определена.

Законодательный орган — однопалатная Национальная ассамблея — 150 депутатов, назначенных в мае 1997. Выборы были запланированы на декабрь 2001, но затем отложены на неопределённое время.

В Эритрее только одна легальная партия — Народный фронт за демократию и справедливость (глава — Исайас Афеворки).

Административно-территориальное деление

№ на карте Провинция Адм. центр Площадь,
км²
Население,
(2005) чел.
Плотность,
чел./км²
1 Маэкель (Центральная) Асмэра 1 300 675 700 519,77
2 Дэбуб (Южная) Мэндэфэра (Адди-Угри) 8 000 952 100 119,01
3 Гаш-Барка Барэнту 33 200 708 800 21,35
4 Ансэба Кэрэн 23 200 549 000 23,66
5 Сэмиэн-Кэй-Бахри (Северная Красного Моря) Массауа 27 800 653 300 23,50
6 Дэбуб-Кэй-Бахри (Южная Красного Моря) Асэб 27 600 83 500 3,03
Всего 121 100 3 622 400 29,91

Население

Численность населения — 5,8 млн (оценка на июль 2010 года).

Годовой прирост — 2,5 % (2010).

Фертильность — 4,6 рождений на женщину (2010).

Городское население — 21 % (2008).

Продолжительность жизни — 60 лет у мужчин, 64 года у женщин (2010).

Заражённость вирусом иммунодефицита (ВИЧ) — 1,3 % (по оценке 2007 года).

Грамотность — 70 % мужчин, 48 % женщин (по оценке 2003 года).

Этнический состав — тигринья 50 %, тигре и кунама 40 %, афары 4 %, сахо 3 %, другие 3 %.

Религии — ислам 50 %, христианство (нехалкидониты 30 %, католики 13 %, протестанты 5 %).

Религия

Половина населения страны — мусульмане-сунниты, около половины — христиане различных конфессий.

По конституции 1997 года в стране должна быть гарантирована религиозная свобода, однако в 2002 году правительство потребовало регистрации религиозных групп и под предлогом регистрации объявило вне закона все религии, кроме четырёх основных — ислам, Эритрейская православная церковь, Евангелическая (Лютеранская) церковь Эритреи и Римско-католическая церковь. Многочисленные остальные группы, включая пятидесятников, Свидетелей Иеговы, ортодоксальных реформистов, стали преследоваться, активисты были сосланы в тюрьмы и подвергнуты пыткам[10].

Экономика

Эритрея является одним из беднейших государств мира. Экономическая система — командного типа, контролируется правящей партией. Частные предприятия немногочисленны. ВВП — $4,256 млрд (оценка на 2015 г.)[11]. ВВП на душу населения по паритету покупательной способности — $1200[11] (оценка на 2015 г., 221-е место в мире). В основе экономики — аграрный сектор.

Промышленность

В 2015 году доля промышленности в ВВП составила 29,4 %[11]. Налажена промышленная добыча соли из морской воды. Большинство предприятий обрабатывающей промышленности — обувной, пищевой, нефтеперерабатывающей, текстильной и пр. — подлежат восстановлению. Работают предприятия по переработке рыбы и производству мясо-молочной продукции, производству стекла, прохладительных напитков и пр. Хорошо развита кустарная промышленность.

Сельское хозяйство

Его доля в ВВП — 12,3 % (2015)[11]. В аграрном секторе занято 80 % населения. Страна испытывает острую нехватку плодородных земель, в том числе из-за интенсивного процесса эрозии почв. Обрабатываются ок. 5 % земель. Выращивают бананы, картофель, кукурузу, кунжут (сезам), овощи, папайю, просо, пшеницу, сорго, теф, хлопок, цитрусовые и др. Развиваются молочное животноводство, птицеводство, а также рыболовство (вылов анчоусов, лосося, сардин, тунца, морской щуки). Страны Европейского союза и Япония предоставили стране финансовую помощь для развития рыбного хозяйства.

Транспорт

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Движение правостороннее. Действительны международные водительские права. В некоторых областях движение ночью запрещено. Городской пассажирский транспорт (автобусы) работает без расписания до полного заполнения салона пассажирами. Имеется возможность взять автомобиль в аренду.

Автобусы ходят в любом направлении, как в городах, так и между ними. Такси можно остановить в любом месте вдоль главных улиц города. В такси не используются счётчики.

21 % дорог страны с твёрдым покрытием, так асфальт имеется между Кэрэном и Баренту (99 км), улучшено покрытие автодорог, связывающих Массауа и Ассаб (725 км), Мэндэферу и Баренту (210 км).

Аэропорты Эритреи обслуживают самолёты пяти региональных и международных авиалиний. Функционирует национальная авиакомпания. Эритрейская авиакомпания не выполняет регулярные пассажирские рейсы. Самолетный парк старыйК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2912 дней]. В Эритрее постоянно увеличивается число авиалиний, которые предлагают свои услуги: Eritrean Airlines, Lufthansa, United Airlines, Saudia, Egypt Air, Yemenia, British Airways.

Пограничный контроль при пересечении государственной границы

Пересечение границы может занять несколько часов. После захода солнца пограничные пункты закрыты.

При пересечении границы на автомобиле со стороны Судана (Кассале) необходимо действующее свидетельство о праве собственности на автомобиль, который Вы ведете (без аренды) и все (включая пассажиров) паспорта и визы должны быть в порядке, а также таможенные декларации (при необходимости).

Порты и гавани Асэбе, Массауа служат главным образом для мусульманских паломников.

Асфальтовые дороги соединяют столицу Асмара с Массауа, и несколько других провинциальных городов. Кроме того, есть сотни километров грунтовых дорог, связывающих другие населённые пункты Эритреи.

В страну можно попасть на автотранспорте, въехав из одной из соседних стран: Джибути (пункт перехода Рахайта), Судана (Талатаашер, Гирмаика и Адибара) и, теоретически, из Эфиопии, которая имеет пограничные посты в Меребе, Омхайере, Лемасьене и Заланбезе.

Дорога Асмэра — Асэб — Джибути — грунтовая. Интенсивность движения низкая.

Туризм

Для отдыха туристов — пляжный отдых, экскурсионные маршруты, сафари-туры. Затонувшие корабли, пещеры, кораллы, рифы и разнообразные обитатели Красного моря открывают прекрасные возможности для дайвинга. В Эритрее работают дайвинг-центры. Долететь до Эритреи можно с пересадкой в Каире, Амстердаме, Франкфурте на Майне, Бейруте, Сане, Дохе, Дубае, Милане или Риме. Перелет из Москвы с пересадкой займёт не менее 8 часов.

Подавляющее большинство исторических памятников (за исключением г. Асмэра) были разрушены в течение длительной войны.

Асмэра пользуется у туристов репутацией одной из самых безопасных столиц на африканском континенте.

Напряжённая ситуация между Эфиопией и Эритреей привела к большому количеству контрольно-пропускных пунктов и ограничений путешествия (временная зона безопасности). Большая часть страны закрыта для посещения, как в Северной Корее и Ливии. Официально вне столицы иностранцы не могут передвигаться без бесплатного пермита (специального разрешения) и проверить их могут везде, как и местное население призывного возраста. Продолжительность получения пермита — от нескольких часов до нескольких суток.

Посещение монастырей Эритрейской Православной Церкви (например, Debre Bizen и Debre Sina) осуществляется по пропуску, выданным Патриаршеством Эритрейской Православной Церкви. Посещение археологических участков Эритреи осуществляется по пропуску, выданным Национальным музеем. Разрешение на посещение острова Дахлак осуществляется территориальным органом Министерства туризма в Массауа.

Финансы

Денежная единица — накфа (= 100 центов). Введена в обращение в ноябре 1997 г. В 1993—1997 годах в обращении находился эфиопский быр[12].

Внешняя торговля

Экспорт — 13 млн долл. (в 2008) — скот, сорго.

Основные покупатели — Индия 25,3 %, Италия 20,7 %, Судан 14,1 %, Китай 12,9 %, Франция 5,5 %, Саудовская Аравия 5,4 %, Россия 4,1 %.

Импорт — 601 млн долл. (в 2008) — машины и оборудование, нефтепродукты, продовольствие, промышленная продукция.

Основные поставщики — Саудовская Аравия 20,7 %, Индия 13,6 %, Италия 12,6 %, Китай 9,9 %, США 5,1 %, Германия 4,6 %.

Входит в международную организацию стран АКТ.

Культура

Эритрея — уникальный исторический регион, в долине Барка археологи обнаружили человеческое поселение, датируемое 8000 г. до н. э. К сожалению, большинство исторических достопримечательностей было разрушено за долгие годы войны, но некоторые архитектурные памятники сохранились. Среди них — находящиеся в столице коринфийские колонны неоклассического Дворца Губернатора, романские портики Опера Хаус, католический собор, городская мечеть.

Сувениры

Распространены ремесла и художественные промыслы: плетение из тростника, оливкового дерева, травы, полихромных подносов, изделия из жемчуга, тарелок, изделия народных промыслов из кожи ягнят и глины, калебасы из древесной тыквы-горлянки (сосуд для питья горячих напитков), расписанные жанровыми сценками из народной жизни), наконечники стрел, барабаны, ковры, плетёные изделия, поделки из дерева и бумаги, подсвечники, ёмкости для соли и сахара, рамки для фотографий, щиты, копья, джебена (местное название кофейников) и других предметов домашнего обихода, как правило ручной работы.

Развит ювелирный промысел. Изделия из золота и серебра продаются на вес. Изделия из слоновой кости продаются в сувенирных лавках, но международная торговля такими материалами запрещена. Мужчины и женщины носят длинную, широкую одежду, практичную и в жаркую, и в прохладную погоду. В центральных городах западная одежда была приспособлена к местной погоде. Мужчинам и женщинам рекомендуют не носить шорты и обтягивающую одежду за пределами туристических комплексов.

Обувь снимается при входе в мечеть и иногда при входе в церковь.

Кухня

Основные компоненты — овес, мука, бобовые, картофель, кукуруза. Популярны блюда: Кича — лепешки из овса, широ — блюдо из гороховой муки с добавлением специй, фул — каша из бобовых, энбаша — большой, круглый, белый хлеб. Из фруктов балясы — плоды кактуса опунции, колючие и зеленые снаружи, сладкие и красные внутри. Эритрейский кофе толкут вручную, обжаривают, и заваривается в глиняном кувшине. Кухня насыщена фруктами (агава, финики, бананы, папайя, цитрусовые).

Эритрейская кухня в высокогорье (район Асмэры) состоит в основном из пряных блюд и очень похожа на эфиопскую пищу. Основным является плоский хлеб, сделанный из теста ферментированного зерна, сверху пряные тушеные овощи с мясом. Подают во многих ресторанах в стране. Как правило, ближневосточное блюдо «Шаан-Фуль» (фасоль тушеная) подается на завтрак с лавашем. Благодаря своей колониальной истории, итальянская кухня в изобилии, хотя и не слишком разнообразна по всей Эритрее.

Общие напитки в еде — swa, вид домашнего пива, и mies, напиток, полученный путём брожения меда. Еда обычно сопровождается традиционной церемонией кофе, которая может занять несколько часов.

Наиболее распространенным напитком является пиво. «Самбу́ка», в просторечии «Araqi», а также вермуты и другие алкогольные напитки.

Достопримечательности

Страна расположена вдоль юго-западного побережья Красного моря с сочетанием ряда природных контрастов: знойная жара низменности Данакил, прохлада скалистых гор Сахель, теплые воды Красного моря, бесконечная саванна на север Эритреи к границе с Суданом.

В ходе Второй мировой войны Асмэра предлагалась Рузвельтом как альтернатива Тегерану для проведения встречи лидеров стран антигитлеровской коалиции.

Родина прадеда Александра Пушкина. Колыбель Аксумского царства.

Небольшая страна по африканским стандартам, равная площади Оренбургской области или КНДР или Литвы + Латвии или Албании, Швейцарии, Израиля вместе взятых. В 140 раз меньше России.

Если Эфиопия «страна тёмных», то Эритрея «страна красных». Именно «краснота» Эритреи дала название Красному морю, ранее именовавшемуся Эритрейским[13]. Впрочем, «краснота» Эритреи относилась не к её жителям, а к водорослям, окрашивавшим его воды в красный цвет в пору «цветения».

Безопасность

Следует быть внимательными при посещении приграничных районов с Эфиопией и следить за текущими предупреждениями правительства страны.

Распространены инфекционные и желудочно-кишечные заболевания, возникновению которых способствует нехватка чистой питьевой воды (постоянный доступ к ней имеют 46 % населения)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2337 дней]. Заболевания, передающиеся через воду: бактериальная диарея, гепатит, брюшной тиф. Заболевания, передающиеся трансмиссивным путём (через кровь): малярия, ВИЧ.

Нежелательно употреблять продукты питания, приобретённые с лотков, сомнительных кафе и ресторанах. Соблюдать правила личной гигиены. Фрукты, овощи, мясо, рыба, хлеб, молоко использовать в очищенном, приготовленном или варёном (кипяченом) виде. В Эритрее жёлтая лихорадка не распространена, но прививка желательна.

По ценам страна занимает среднее положение между бедными и богатыми странами Африки. В среднем за 50$ в сутки можно путешествовать на общественном транспорте, останавливаться в недорогих гостиницах (особенно государственных) и питаться. Так, например, чашечка кофе стоит 5-6 накф, свежевыжатый сок 25-30 накф, среднее блюдо в ресторане 80-130 накф. Проезд на автобусе обойдётся в 1-2 накфаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2337 дней].

Цены на рынках и в магазинах редко представлены в виде ценников, а чаще являются результатом соглашения между покупателем и продавцом.

Продукты, продаваемые в магазинах и лавках на 90 % импортные. Цены высокие. Ассортимент товаров ограниченК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2337 дней].

См. также

Напишите отзыв о статье "Эритрея"

Примечания

  1. Department of Economic and Social Affairs Population Division (2009). «[www.un.org/esa/population/publications/wpp2008/wpp2008_text_tables.pdf World Population Prospects, Table A.1]» (.PDF) (United Nations).
  2. 1 2 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2009/02/weodata/weorept.aspx?sy=2006&ey=2009&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=643&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC%2CLP&grp=0&a=&pr.x=89&pr.y=10 Eritrea]. International Monetary Fund. [www.webcitation.org/6173a3u5y Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  3. Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978. Эритрея
  4. Эритрея // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. [geosfera.info/afrika/eritreya/610-gosudarstvo-eritreya-strana-minnyh-poley-v-afrika.html Государство Эритрея — Страна минных полей в Африки.]
  6. [investing.reuters.co.uk/news/articlenews.aspx?type=reutersEdge&storyID=2007-09-17T132536Z_01_NOA746091_RTRUKOC_0_WITNESS-ERITREA.xml Accounts of rebels in Eritrea]. Investing.reuters.co.uk (9 февраля 2009). Проверено 2 мая 2010.
  7. 1 2 [www.reuters.com/article/idUSTRE54L32T20090522?pageNumber=2 SCENARIOS: Somali government takes fight to rebels. — By Daniel Wallis. — NAIROBI|Fri May 22, 2009 8:43am EDT]
  8. Александр Реутов. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1298533 Совбез ООН защитил Джибути, Францию и США]. Коммерсантъ № 242 (4297) (25 декабря 2009). Проверено 15 августа 2010. [www.webcitation.org/6173aavkj Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  9. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/128850 Животноводство]
  10. [www.sfi.ru/rubrs.asp?rubr_id=186&art_id=10975&page=3 SFI.RU — В Эритрее казнены трое христиан, отказавшихся отречься от веры]
  11. 1 2 3 4 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/er.html The World Factbook: Eritrea] (англ.). Проверено 11 мая 2016.
  12. Абрамова И. О., Васильев А. М.. Страны Африки. М.: Институт Африки РАН, 2002. С. 222.
  13. Эритрейское море // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Литература

Ссылки

  • [www.ve.free-travels.ru/articles/item.php?country=eritrea Вольная энциклопедия об Эритрее]
  • [www.conflictologist.org/main/vojny-i-konflikty-v-tropicheskoy-afrike.htm#eritrea Материалы по новейшей истории Эритреи].

Отрывок, характеризующий Эритрея

– Как вы похорошели!
«Еще бы!», отвечали смеющиеся глаза Наташи.
– А папа постарел? – спросила она. Наташа села и, не вступая в разговор Бориса с графиней, молча рассматривала своего детского жениха до малейших подробностей. Он чувствовал на себе тяжесть этого упорного, ласкового взгляда и изредка взглядывал на нее.
Мундир, шпоры, галстук, прическа Бориса, всё это было самое модное и сomme il faut [вполне порядочно]. Это сейчас заметила Наташа. Он сидел немножко боком на кресле подле графини, поправляя правой рукой чистейшую, облитую перчатку на левой, говорил с особенным, утонченным поджатием губ об увеселениях высшего петербургского света и с кроткой насмешливостью вспоминал о прежних московских временах и московских знакомых. Не нечаянно, как это чувствовала Наташа, он упомянул, называя высшую аристократию, о бале посланника, на котором он был, о приглашениях к NN и к SS.
Наташа сидела всё время молча, исподлобья глядя на него. Взгляд этот всё больше и больше, и беспокоил, и смущал Бориса. Он чаще оглядывался на Наташу и прерывался в рассказах. Он просидел не больше 10 минут и встал, раскланиваясь. Всё те же любопытные, вызывающие и несколько насмешливые глаза смотрели на него. После первого своего посещения, Борис сказал себе, что Наташа для него точно так же привлекательна, как и прежде, но что он не должен отдаваться этому чувству, потому что женитьба на ней – девушке почти без состояния, – была бы гибелью его карьеры, а возобновление прежних отношений без цели женитьбы было бы неблагородным поступком. Борис решил сам с собою избегать встреч с Наташей, нo, несмотря на это решение, приехал через несколько дней и стал ездить часто и целые дни проводить у Ростовых. Ему представлялось, что ему необходимо было объясниться с Наташей, сказать ей, что всё старое должно быть забыто, что, несмотря на всё… она не может быть его женой, что у него нет состояния, и ее никогда не отдадут за него. Но ему всё не удавалось и неловко было приступить к этому объяснению. С каждым днем он более и более запутывался. Наташа, по замечанию матери и Сони, казалась по старому влюбленной в Бориса. Она пела ему его любимые песни, показывала ему свой альбом, заставляла его писать в него, не позволяла поминать ему о старом, давая понимать, как прекрасно было новое; и каждый день он уезжал в тумане, не сказав того, что намерен был сказать, сам не зная, что он делал и для чего он приезжал, и чем это кончится. Борис перестал бывать у Элен, ежедневно получал укоризненные записки от нее и всё таки целые дни проводил у Ростовых.


Однажды вечером, когда старая графиня, вздыхая и крехтя, в ночном чепце и кофточке, без накладных буклей, и с одним бедным пучком волос, выступавшим из под белого, коленкорового чепчика, клала на коврике земные поклоны вечерней молитвы, ее дверь скрипнула, и в туфлях на босу ногу, тоже в кофточке и в папильотках, вбежала Наташа. Графиня оглянулась и нахмурилась. Она дочитывала свою последнюю молитву: «Неужели мне одр сей гроб будет?» Молитвенное настроение ее было уничтожено. Наташа, красная, оживленная, увидав мать на молитве, вдруг остановилась на своем бегу, присела и невольно высунула язык, грозясь самой себе. Заметив, что мать продолжала молитву, она на цыпочках подбежала к кровати, быстро скользнув одной маленькой ножкой о другую, скинула туфли и прыгнула на тот одр, за который графиня боялась, как бы он не был ее гробом. Одр этот был высокий, перинный, с пятью всё уменьшающимися подушками. Наташа вскочила, утонула в перине, перевалилась к стенке и начала возиться под одеялом, укладываясь, подгибая коленки к подбородку, брыкая ногами и чуть слышно смеясь, то закрываясь с головой, то взглядывая на мать. Графиня кончила молитву и с строгим лицом подошла к постели; но, увидав, что Наташа закрыта с головой, улыбнулась своей доброй, слабой улыбкой.
– Ну, ну, ну, – сказала мать.
– Мама, можно поговорить, да? – сказала Hаташa. – Ну, в душку один раз, ну еще, и будет. – И она обхватила шею матери и поцеловала ее под подбородок. В обращении своем с матерью Наташа выказывала внешнюю грубость манеры, но так была чутка и ловка, что как бы она ни обхватила руками мать, она всегда умела это сделать так, чтобы матери не было ни больно, ни неприятно, ни неловко.
– Ну, об чем же нынче? – сказала мать, устроившись на подушках и подождав, пока Наташа, также перекатившись раза два через себя, не легла с ней рядом под одним одеялом, выпростав руки и приняв серьезное выражение.
Эти ночные посещения Наташи, совершавшиеся до возвращения графа из клуба, были одним из любимейших наслаждений матери и дочери.
– Об чем же нынче? А мне нужно тебе сказать…
Наташа закрыла рукою рот матери.
– О Борисе… Я знаю, – сказала она серьезно, – я затем и пришла. Не говорите, я знаю. Нет, скажите! – Она отпустила руку. – Скажите, мама. Он мил?
– Наташа, тебе 16 лет, в твои года я была замужем. Ты говоришь, что Боря мил. Он очень мил, и я его люблю как сына, но что же ты хочешь?… Что ты думаешь? Ты ему совсем вскружила голову, я это вижу…
Говоря это, графиня оглянулась на дочь. Наташа лежала, прямо и неподвижно глядя вперед себя на одного из сфинксов красного дерева, вырезанных на углах кровати, так что графиня видела только в профиль лицо дочери. Лицо это поразило графиню своей особенностью серьезного и сосредоточенного выражения.
Наташа слушала и соображала.
– Ну так что ж? – сказала она.
– Ты ему вскружила совсем голову, зачем? Что ты хочешь от него? Ты знаешь, что тебе нельзя выйти за него замуж.
– Отчего? – не переменяя положения, сказала Наташа.
– Оттого, что он молод, оттого, что он беден, оттого, что он родня… оттого, что ты и сама не любишь его.
– А почему вы знаете?
– Я знаю. Это не хорошо, мой дружок.
– А если я хочу… – сказала Наташа.
– Перестань говорить глупости, – сказала графиня.
– А если я хочу…
– Наташа, я серьезно…
Наташа не дала ей договорить, притянула к себе большую руку графини и поцеловала ее сверху, потом в ладонь, потом опять повернула и стала целовать ее в косточку верхнего сустава пальца, потом в промежуток, потом опять в косточку, шопотом приговаривая: «январь, февраль, март, апрель, май».
– Говорите, мама, что же вы молчите? Говорите, – сказала она, оглядываясь на мать, которая нежным взглядом смотрела на дочь и из за этого созерцания, казалось, забыла всё, что она хотела сказать.
– Это не годится, душа моя. Не все поймут вашу детскую связь, а видеть его таким близким с тобой может повредить тебе в глазах других молодых людей, которые к нам ездят, и, главное, напрасно мучает его. Он, может быть, нашел себе партию по себе, богатую; а теперь он с ума сходит.
– Сходит? – повторила Наташа.
– Я тебе про себя скажу. У меня был один cousin…
– Знаю – Кирилла Матвеич, да ведь он старик?
– Не всегда был старик. Но вот что, Наташа, я поговорю с Борей. Ему не надо так часто ездить…
– Отчего же не надо, коли ему хочется?
– Оттого, что я знаю, что это ничем не кончится.
– Почему вы знаете? Нет, мама, вы не говорите ему. Что за глупости! – говорила Наташа тоном человека, у которого хотят отнять его собственность.
– Ну не выйду замуж, так пускай ездит, коли ему весело и мне весело. – Наташа улыбаясь поглядела на мать.
– Не замуж, а так , – повторила она.
– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.
Она долго не могла заснуть. Она всё думала о том, что никто никак не может понять всего, что она понимает, и что в ней есть.
«Соня?» подумала она, глядя на спящую, свернувшуюся кошечку с ее огромной косой. «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет. Мама, и та не понимает. Это удивительно, как я умна и как… она мила», – продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина… «Всё, всё в ней есть, – продолжал этот мужчина, – умна необыкновенно, мила и потом хороша, необыкновенно хороша, ловка, – плавает, верхом ездит отлично, а голос! Можно сказать, удивительный голос!» Она пропела свою любимую музыкальную фразу из Херубиниевской оперы, бросилась на постель, засмеялась от радостной мысли, что она сейчас заснет, крикнула Дуняшу потушить свечку, и еще Дуняша не успела выйти из комнаты, как она уже перешла в другой, еще более счастливый мир сновидений, где всё было так же легко и прекрасно, как и в действительности, но только было еще лучше, потому что было по другому.

На другой день графиня, пригласив к себе Бориса, переговорила с ним, и с того дня он перестал бывать у Ростовых.


31 го декабря, накануне нового 1810 года, le reveillon [ночной ужин], был бал у Екатерининского вельможи. На бале должен был быть дипломатический корпус и государь.
На Английской набережной светился бесчисленными огнями иллюминации известный дом вельможи. У освещенного подъезда с красным сукном стояла полиция, и не одни жандармы, но полицеймейстер на подъезде и десятки офицеров полиции. Экипажи отъезжали, и всё подъезжали новые с красными лакеями и с лакеями в перьях на шляпах. Из карет выходили мужчины в мундирах, звездах и лентах; дамы в атласе и горностаях осторожно сходили по шумно откладываемым подножкам, и торопливо и беззвучно проходили по сукну подъезда.
Почти всякий раз, как подъезжал новый экипаж, в толпе пробегал шопот и снимались шапки.
– Государь?… Нет, министр… принц… посланник… Разве не видишь перья?… – говорилось из толпы. Один из толпы, одетый лучше других, казалось, знал всех, и называл по имени знатнейших вельмож того времени.
Уже одна треть гостей приехала на этот бал, а у Ростовых, долженствующих быть на этом бале, еще шли торопливые приготовления одевания.
Много было толков и приготовлений для этого бала в семействе Ростовых, много страхов, что приглашение не будет получено, платье не будет готово, и не устроится всё так, как было нужно.
Вместе с Ростовыми ехала на бал Марья Игнатьевна Перонская, приятельница и родственница графини, худая и желтая фрейлина старого двора, руководящая провинциальных Ростовых в высшем петербургском свете.
В 10 часов вечера Ростовы должны были заехать за фрейлиной к Таврическому саду; а между тем было уже без пяти минут десять, а еще барышни не были одеты.
Наташа ехала на первый большой бал в своей жизни. Она в этот день встала в 8 часов утра и целый день находилась в лихорадочной тревоге и деятельности. Все силы ее, с самого утра, были устремлены на то, чтобы они все: она, мама, Соня были одеты как нельзя лучше. Соня и графиня поручились вполне ей. На графине должно было быть масака бархатное платье, на них двух белые дымковые платья на розовых, шелковых чехлах с розанами в корсаже. Волоса должны были быть причесаны a la grecque [по гречески].
Все существенное уже было сделано: ноги, руки, шея, уши были уже особенно тщательно, по бальному, вымыты, надушены и напудрены; обуты уже были шелковые, ажурные чулки и белые атласные башмаки с бантиками; прически были почти окончены. Соня кончала одеваться, графиня тоже; но Наташа, хлопотавшая за всех, отстала. Она еще сидела перед зеркалом в накинутом на худенькие плечи пеньюаре. Соня, уже одетая, стояла посреди комнаты и, нажимая до боли маленьким пальцем, прикалывала последнюю визжавшую под булавкой ленту.
– Не так, не так, Соня, – сказала Наташа, поворачивая голову от прически и хватаясь руками за волоса, которые не поспела отпустить державшая их горничная. – Не так бант, поди сюда. – Соня присела. Наташа переколола ленту иначе.
– Позвольте, барышня, нельзя так, – говорила горничная, державшая волоса Наташи.
– Ах, Боже мой, ну после! Вот так, Соня.
– Скоро ли вы? – послышался голос графини, – уж десять сейчас.
– Сейчас, сейчас. – А вы готовы, мама?
– Только току приколоть.
– Не делайте без меня, – крикнула Наташа: – вы не сумеете!
– Да уж десять.
На бале решено было быть в половине одиннадцатого, a надо было еще Наташе одеться и заехать к Таврическому саду.
Окончив прическу, Наташа в коротенькой юбке, из под которой виднелись бальные башмачки, и в материнской кофточке, подбежала к Соне, осмотрела ее и потом побежала к матери. Поворачивая ей голову, она приколола току, и, едва успев поцеловать ее седые волосы, опять побежала к девушкам, подшивавшим ей юбку.
Дело стояло за Наташиной юбкой, которая была слишком длинна; ее подшивали две девушки, обкусывая торопливо нитки. Третья, с булавками в губах и зубах, бегала от графини к Соне; четвертая держала на высоко поднятой руке всё дымковое платье.
– Мавруша, скорее, голубушка!
– Дайте наперсток оттуда, барышня.
– Скоро ли, наконец? – сказал граф, входя из за двери. – Вот вам духи. Перонская уж заждалась.
– Готово, барышня, – говорила горничная, двумя пальцами поднимая подшитое дымковое платье и что то обдувая и потряхивая, высказывая этим жестом сознание воздушности и чистоты того, что она держала.
Наташа стала надевать платье.
– Сейчас, сейчас, не ходи, папа, – крикнула она отцу, отворившему дверь, еще из под дымки юбки, закрывавшей всё ее лицо. Соня захлопнула дверь. Через минуту графа впустили. Он был в синем фраке, чулках и башмаках, надушенный и припомаженный.
– Ах, папа, ты как хорош, прелесть! – сказала Наташа, стоя посреди комнаты и расправляя складки дымки.
– Позвольте, барышня, позвольте, – говорила девушка, стоя на коленях, обдергивая платье и с одной стороны рта на другую переворачивая языком булавки.
– Воля твоя! – с отчаянием в голосе вскрикнула Соня, оглядев платье Наташи, – воля твоя, опять длинно!
Наташа отошла подальше, чтоб осмотреться в трюмо. Платье было длинно.
– Ей Богу, сударыня, ничего не длинно, – сказала Мавруша, ползавшая по полу за барышней.
– Ну длинно, так заметаем, в одну минутую заметаем, – сказала решительная Дуняша, из платочка на груди вынимая иголку и опять на полу принимаясь за работу.
В это время застенчиво, тихими шагами, вошла графиня в своей токе и бархатном платье.
– Уу! моя красавица! – закричал граф, – лучше вас всех!… – Он хотел обнять ее, но она краснея отстранилась, чтоб не измяться.
– Мама, больше на бок току, – проговорила Наташа. – Я переколю, и бросилась вперед, а девушки, подшивавшие, не успевшие за ней броситься, оторвали кусочек дымки.
– Боже мой! Что ж это такое? Я ей Богу не виновата…
– Ничего, заметаю, не видно будет, – говорила Дуняша.
– Красавица, краля то моя! – сказала из за двери вошедшая няня. – А Сонюшка то, ну красавицы!…
В четверть одиннадцатого наконец сели в кареты и поехали. Но еще нужно было заехать к Таврическому саду.
Перонская была уже готова. Несмотря на ее старость и некрасивость, у нее происходило точно то же, что у Ростовых, хотя не с такой торопливостью (для нее это было дело привычное), но также было надушено, вымыто, напудрено старое, некрасивое тело, также старательно промыто за ушами, и даже, и так же, как у Ростовых, старая горничная восторженно любовалась нарядом своей госпожи, когда она в желтом платье с шифром вышла в гостиную. Перонская похвалила туалеты Ростовых.
Ростовы похвалили ее вкус и туалет, и, бережа прически и платья, в одиннадцать часов разместились по каретам и поехали.


Наташа с утра этого дня не имела ни минуты свободы, и ни разу не успела подумать о том, что предстоит ей.
В сыром, холодном воздухе, в тесноте и неполной темноте колыхающейся кареты, она в первый раз живо представила себе то, что ожидает ее там, на бале, в освещенных залах – музыка, цветы, танцы, государь, вся блестящая молодежь Петербурга. То, что ее ожидало, было так прекрасно, что она не верила даже тому, что это будет: так это было несообразно с впечатлением холода, тесноты и темноты кареты. Она поняла всё то, что ее ожидает, только тогда, когда, пройдя по красному сукну подъезда, она вошла в сени, сняла шубу и пошла рядом с Соней впереди матери между цветами по освещенной лестнице. Только тогда она вспомнила, как ей надо было себя держать на бале и постаралась принять ту величественную манеру, которую она считала необходимой для девушки на бале. Но к счастью ее она почувствовала, что глаза ее разбегались: она ничего не видела ясно, пульс ее забил сто раз в минуту, и кровь стала стучать у ее сердца. Она не могла принять той манеры, которая бы сделала ее смешною, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его. И эта то была та самая манера, которая более всего шла к ней. Впереди и сзади их, так же тихо переговариваясь и так же в бальных платьях, входили гости. Зеркала по лестнице отражали дам в белых, голубых, розовых платьях, с бриллиантами и жемчугами на открытых руках и шеях.
Наташа смотрела в зеркала и в отражении не могла отличить себя от других. Всё смешивалось в одну блестящую процессию. При входе в первую залу, равномерный гул голосов, шагов, приветствий – оглушил Наташу; свет и блеск еще более ослепил ее. Хозяин и хозяйка, уже полчаса стоявшие у входной двери и говорившие одни и те же слова входившим: «charme de vous voir», [в восхищении, что вижу вас,] так же встретили и Ростовых с Перонской.
Две девочки в белых платьях, с одинаковыми розами в черных волосах, одинаково присели, но невольно хозяйка остановила дольше свой взгляд на тоненькой Наташе. Она посмотрела на нее, и ей одной особенно улыбнулась в придачу к своей хозяйской улыбке. Глядя на нее, хозяйка вспомнила, может быть, и свое золотое, невозвратное девичье время, и свой первый бал. Хозяин тоже проводил глазами Наташу и спросил у графа, которая его дочь?
– Charmante! [Очаровательна!] – сказал он, поцеловав кончики своих пальцев.
В зале стояли гости, теснясь у входной двери, ожидая государя. Графиня поместилась в первых рядах этой толпы. Наташа слышала и чувствовала, что несколько голосов спросили про нее и смотрели на нее. Она поняла, что она понравилась тем, которые обратили на нее внимание, и это наблюдение несколько успокоило ее.
«Есть такие же, как и мы, есть и хуже нас» – подумала она.
Перонская называла графине самых значительных лиц, бывших на бале.
– Вот это голландский посланик, видите, седой, – говорила Перонская, указывая на старичка с серебряной сединой курчавых, обильных волос, окруженного дамами, которых он чему то заставлял смеяться.
– А вот она, царица Петербурга, графиня Безухая, – говорила она, указывая на входившую Элен.
– Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и молодые и старые. И хороша, и умна… Говорят принц… без ума от нее. А вот эти две, хоть и нехороши, да еще больше окружены.
Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.
– Это миллионерка невеста, – сказала Перонская. – А вот и женихи.
– Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. – Как хорош! неправда ли? Говорят, женят его на этой богатой. .И ваш то соusin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. – Как же, это сам французский посланник, – отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. – Посмотрите, как царь какой нибудь. А всё таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья то Антоновна! И как просто одета. Прелесть! – А этот то, толстый, в очках, фармазон всемирный, – сказала Перонская, указывая на Безухова. – С женою то его рядом поставьте: то то шут гороховый!
Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого то.
Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров.
Но, не дойдя до них, Безухой остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.
– Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? – сказала Наташа, указывая на князя Андрея. – Помните, он у нас ночевал в Отрадном.
– А, вы его знаете? – сказала Перонская. – Терпеть не могу. Il fait a present la pluie et le beau temps. [От него теперь зависит дождливая или хорошая погода. (Франц. пословица, имеющая значение, что он имеет успех.)] И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, – сказала она, указывая на него. – Я бы его отделала, если бы он со мной так поступил, как с этими дамами.


Вдруг всё зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, и между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли Польской, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас…» Государь прошел в гостиную, толпа хлынула к дверям; несколько лиц с изменившимися выражениями поспешно прошли туда и назад. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары Польского.
Всё расступилось, и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых не умолкая называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или приготовлялись итти в Польской. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в Польской. Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и с мерно поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими, испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская – у ней была одна мысль: «неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцовать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: А! это не она, так и нечего смотреть. Нет, это не может быть!» – думала она. – «Они должны же знать, как мне хочется танцовать, как я отлично танцую, и как им весело будет танцовать со мною».