Псевдонаука

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Лженаука»)
Перейти к: навигация, поиск

Псевдонау́ка (от греч. ψευδής — «ложный» + наука; синоним — лженау́ка) — деятельность или учение, представляемые сторонниками как научные, но по сути таковыми не являющиеся[1][2].

Другое распространённое определение псевдонауки — «мнимая или ложная наука; совокупность убеждений о мире, ошибочно рассматриваемая как основанная на научном методе или как имеющая статус современных научных истин»[3].

Близкие по значению термины: «паранаука», «квазинаука»[4], «альтернативная наука», «неакадемическая наука». Некоторые исследователи обозначают комплекс этих понятий, искажающих образ подлинной науки, термином «девиантная наука» (от лат. deviatio — отклонение)[5], указывая, что эти негативные формы паразитируют на теле науки и ведут к деформациям её ценностного ядра.

Вопрос о научном статусе чрезвычайно важен для представителей различных ненаучных направлений, вследствие чего псевдонаука часто называется своими сторонниками «альтернативной» («народной») наукой. В связи с тем, что за последние 300 лет с помощью научного метода были достигнуты впечатляющие успехи в самых различных областях знаний, в обществе складывается мнение, что «наука — это хорошо и достойно, а то, что не является наукой — плохо». Поэтому термины «псевдонаука» и «псевдонаучный» зачастую рассматриваются как уничижительные[6], а авторы псевдонаучных теорий, как правило, активно оспаривают такую характеристику[6].

Социокультурный исток популярности (и, соответственно, причина идеологической поддержки) псевдонауки в том, что «она реализует соблазн простых решений, обслуживает социальный запрос на общедоступную, понятную массам и не требующую специальной профессиональной подготовки расшифровку „непрозрачных“ явлений природы и культуры»[7]. Также популярности псевдонауки способствует удовлетворение с её помощью религиозных, националистических, политических и подобных целей[8][9]. Лженаука нередко мотивирована той же целью, что и прикладная наука — достижением немедленного практически полезного результата. Однако лженаука демагогически апеллирует к научным методам, лишь имитируя их[7]. При этом она никогда не ставит перед собой в качестве центральной задачи истинное познание действительности[5].

Псевдонаучные теории могут выдвигать и члены научного сообщества, имеющие учёные степени и звания[10], например, академик АН СССР лингвист Н. Я. Маррновое учение о языке»), академик РАН математик А. Т. Фоменконовая хронология»).

Не следует относить к псевдонауке те концепции из областей религии, философии, искусства, морали и т. д., которые не соответствуют современным научным представлениям, но и не претендуют на роль науки[11]. Необходимо также отличать псевдонауку от неизбежных научных ошибок и от паранауки как исторического этапа развития науки.





Происхождение термина

Слово «псевдонаука» использовалось в литературе по крайней мере с конца XVIII века (источник 1796 года[12] описывает этим словом алхимию).

Отличие понятия псевдонауки от науки в Европе оформилось к середине XIX века. Так, в 1844 году журнал Northern Journal of Medicine (т. I, с. 387) писал о псевдонауке, «составленной исключительно из так называемых фактов, объединённых недоразумениями вместо принципов». В 1838 году французский физиолог Франсуа Мажанди назвал «современной [ему] псевдонаукой» френологию[13].

В России эта терминология получила распространение также в середине XIX века. В 1860 году в переводном издании[14] псевдонауками названы алхимия и астрология. В русском переводе («лженаука») термин был употреблён для описания гомеопатии ещё раньше, в 1840 году[15].

В современном языке за представителями псевдонауки закрепилось название «фрики» или «научные фрики» (от англ. science freak)[16].

Наука и паранаука

Некоторые исследователи отличают от псевдонаук паранауки, определяя последние как комплексы практического познания мира, для которых не обязателен идеал научной рациональности[17]. Это, например, «народные науки» — народная медицина, народная архитектура, народная педагогика, народная метеорология и т. д., или современные прикладные руководства по различной тематике — «семейные науки», «кулинарные науки» и др. Эти дисциплины учат полезным знаниям и навыкам, но не содержат системы идеальных объектов, процедур научного объяснения и предсказания и потому не поднимаются выше систематизированного и дидактически оформленного опыта[17]. Многие из паранаук не являются лженауками до тех пор, пока их сторонники не претендуют на соответствие научному методу, на создание конкуренции, альтернативы научному знанию.

Наука и псевдонаука

Некоторые мнения

В. Л. Гинзбург, Нобелевский лауреат по физике: Лженаука — это всякие построения, научные гипотезы и так далее, которые противоречат твёрдо установленным научным фактам. Я могу это проиллюстрировать на примере. Вот, например, природа теплоты. Мы сейчас знаем, что теплота — это мера хаотического движения молекул. Но это когда-то не было известно. И были другие теории, в том числе теория теплорода, состоящая в том, что есть какая-то жидкость, которая переливается и переносит тепло. И тогда это не было лженаукой, вот что я хочу подчеркнуть. Но если сейчас к вам придёт человек с теорией теплорода, то это невежда или жулик. Лженаука — это то, что заведомо неверно[18].

В. А. Кувакин, д. филос. наук: Лженаука — это теоретическая конструкция, содержание которой, как удаётся установить в ходе независимой научной экспертизы, не соответствует ни нормам научного знания, ни какой-либо области действительности, а её предмет либо не существует в принципе, либо существенно сфальсифицирован[4].

Б. И. Пружинин, д. филос. наук, главный редактор журнала «Вопросы философии»: Деятельность, претендующая на статус научной, может быть квалифицирована как псевдонаучная лишь тогда, когда появляются серьезные основания полагать, что действительные цели этой деятельности не совпадают с целями науки, что она вообще лежит вне задач объективного познания и лишь имитирует их решение[19].

Среди основных отличий псевдонауки от науки — некритичное использование новых непроверенных методов, сомнительных и зачастую ошибочных данных и сведений, а также отрицание возможности опровержения, тогда как наука основана на фактах (проверенных сведениях), верифицируемых методах[20] и постоянно развивается, расставаясь с опровергнутыми теориями и предлагая новые[21].

Отличительные особенности

Радикальными нарушениями норм научности со стороны псевдонауки считаются[5]:

В результатах исследований серьёзными недостатками являются: нарушения норм когнитивной связности, отсутствие рационального согласования новой гипотезы со сложившимися и уже обоснованными массивами знаний[5].

Характерными отличительными чертами псевдонаучной теории являются[4]:

  1. Игнорирование или искажение фактов, известных автору теории, но противоречащих его построениям.
  2. Нефальсифицируемость, то есть принципиальная невозможность поставить эксперимент (хотя бы мысленный), результат которого мог бы опровергнуть данную теорию.
  3. Отказ от попыток сверить теоретические выкладки с результатами наблюдений при наличии такой возможности, замена проверок апелляциями к «интуиции», «здравому смыслу» или «авторитетному мнению».
  4. Использование в основе теории недостоверных данных (то есть не подтверждённых рядом независимых экспериментов (исследователей), либо лежащих в пределах погрешностей измерения), либо недоказанных положений, либо данных, возникших в результате вычислительных ошибок. К данному пункту не относится научная гипотеза, чётко определяющая базовые положения.
  5. Введение политических и религиозных установок в публикацию или обсуждение научной работы. Этот пункт, впрочем, требует внимательного уточнения, так как иначе Ньютон, например, попадает в разряд лжеучёных, причём именно из-за «Начал», а не из-за позднейших работ по теологии.
    Более мягкая формулировка этого критерия: принципиальная и сильная невычленимость научного содержания работы из прочих её составляющих. В современной научной среде автор, как правило, должен самостоятельно вычленять научную составляющую и публиковать её отдельно, не смешивая явно с религией или политикой.
  6. Апелляция к средствам массовой информации (прессе, телевидению, радио, Интернету), а не к научному сообществу. Последнее проявляется в отсутствии публикаций в рецензируемых научных изданиях.
  7. Претензия на «революционный» переворот в науке и технологиях.
  8. Опора на понятия, означающие феномены, само существование которых научно не доказано, заимствованные чаще всего из других псевдонаучных теорий или из оккультизма и эзотеризмаастральный план», «тонкие поля», «энергия ауры», «торсионные поля», «биополя» и т. п.);
  9. Обещание быстрых и баснословных медицинских, экономических, финансовых, экологических и иных положительных эффектов.
  10. Стремление представить саму теорию или её автора жертвой «монополии» и «идеологических гонений» со стороны «официальной науки» и тем самым отвергнуть критику со стороны научного сообщества как заведомо предвзятую.

Псевдонаука игнорирует важнейшие элементы научного метода — экспериментальную проверку и исправление ошибок. Отсутствие этой отрицательной обратной связи лишает псевдонауку связи c объектом исследования, способствует накоплению ошибок.

Необязательными, но часто встречающимися признаками лженаучных теорий являются также следующие:

  • Теория создаётся одним человеком или небольшой группой людей, которые не являются специалистами в соответствующей области.
  • Теория глобально универсальна — она претендует на объяснение буквально всего мироздания или, по меньшей мере, на объяснение состояния дел в целой отрасли знаний (например, в случае психоаналитических теорий, — поведения любого человека в любых обстоятельствах).
  • Из базовых положений делается множество смелых выводов, проверка или обоснование корректности которых не проводится.
  • Автор активно использует теорию для ведения личного бизнеса: продаёт литературу по теории и оказывает платные услуги, основанные на ней же; рекламирует и проводит платные «курсы», «тренинги», «семинары» по теории и её применению; так или иначе пропагандирует теорию среди неспециалистов в качестве высокоэффективного средства для достижения успеха и улучшения жизни (вообще или в некоторых аспектах).
  • В статьях, книгах, рекламных материалах автор выдаёт теорию за абсолютно доказанную и несомненно истинную, независимо от степени её фактического признания среди специалистов.

Следует заметить, что существует и постоянно появляется множество теорий и гипотез, которые могут показаться псевдонаучными по ряду причин:

  • новый, непривычный формализм (язык теории);
  • фантастичность следствий из теории;
  • отсутствие или противоречивость экспериментальных подтверждений (например, из-за недостаточной технологической оснащённости);
  • отсутствие информации или знаний, необходимых для понимания;
  • использование терминологии старых, отвергнутых наукой взглядов для формулирования новых теорий;
  • конформизм того, кто оценивает теорию.

Но если теория реально допускает возможность её независимой проверки, то она не может называться лженаучной, какой бы ни была «степень бредовости» (по Нильсу Бору) этой теории. Некоторые из таких теорий могут стать «протонауками», породив новые направления исследований и новый язык описания действительности. Следует, однако, отличать при этом теории, которые прошли проверку и были опровергнуты — их активное продвижение также относят к псевдонаучной деятельности.

Одной из возможных причин выставления вердикта в псевдонаучности (лженаучности) является не всегда осознанное использование научной методологии для объяснения того, что принципиально не может быть объектом научного изучения. Так академик Л. И. Мандельштам, имея в виду научное исследование, говорил: «…явления принципиально не повторяемые, происходящие принципиально только один раз, не могут быть объектом изучения». При этом он упоминал мнение английского математика и философа Уайтхеда, считавшего, что рождение теоретической физики связано именно с применением к различным вопросам представления о периодичности[22].

Классификация

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отнесение каких-либо отраслей человеческой деятельности к псевдонауке происходит постепенно, по мере развития человечества и отхода от устаревших воззрений.

В первую группу входят некоторые эмпирические учения прошлого, которые достигли определённых результатов, но на сегодняшний момент являются не более чем элементами оккультизма, например:

Псевдонаучными сегодня являются попытки, игнорируя факты, использовать их как адекватную замену современной науке, использование их почтенного возраста в качестве оценки их истинности, а тем более научности.

Ко второй группе относят «науки» и «теории», которые появились как некорректные попытки основать новую, альтернативную науку или теорию, например:

Третьи являются оспариваемыми попытками связать современные научные теории с религиозными или мистическими учениями, например:

Четвёртые являются разного рода устаревшими или маргинальными учениямисистемы оздоровления», психологические, оккультные, религиозные и др. учения и движения). К ним относятся, например:

В этих учениях присутствуют как элементы, которые могут быть приняты доказательной наукой, так и положения, которые принимаются их сторонниками без доказательств (например, потенцирование и «перенос информации» в некоторых гомеопатических школах).

В пятых, к псевдонауке следует отнести попытки некорректного использования известных научных подходов в качестве бренда или модного атрибута названия теории, статьи или работы, например:

Проблема демаркации

Границы между наукой и псевдонаукой в целом (а не между конкретными научными и лженаучными теориями) являются весьма спорными и трудно определяемыми аналитически, даже после более чем столетнего диалога между философами науки и учеными в различных областях, несмотря на некоторые базовые согласия по основам научной методологии[20][27]. Демаркация между наукой и псевдонаукой является частью более общей задачи определения того, какие убеждения могут быть эпистемологически обоснованы[28].

Например, Пол Фейерабенд оспаривал то, что какие-либо чёткие границы могут быть проведены между лженаукой, «наукой реальной» и протонаукой, особенно там, где есть значимое культурное или историческое расстояние[20]. По мнению некоторых философов науки, провести раз и навсегда чёткую границу между наукой и другими видами интеллектуальной деятельности невозможно, поэтому эта идея разграничения ими отклоняется как псевдопроблема[29][30][31][32].

В настоящее время в философии науки существует намного больше согласия по частным критериям, чем по общему критерию демаркации между наукой и ненаукой[27]. Однако при существующем разнообразии теорий и критериев псевдонаучности по большинству конкретных направлений существует консенсус философов науки об их отнесении к науке или псевдонауке[27]. В современной социологии науки (сильная программа) принято, что проблема демаркации — это прерогатива научного сообщества в целом и, соответственно, как социальная проблема процедура демаркации не может быть полностью формализована в раз и навсегда установленных критериях[33][34].

Хорошо известны случаи, когда изначально бездоказательные концепции, считавшиеся псевдонаучными, сейчас имеют статус научных теорий или гипотез, например, теория дрейфа материков[35], шаровая молния[36] и радиационный гормезис[37][38][39][40]. В ряде случаев теория может со временем отвергнуть псевдонаучные основания и в значительной мере утратить статус псевдонаучной. Так, например, произошло с остеопатией, чьи изначальные принципы являлись неправдоподобными, недоказанными и бессвязными, но которая к настоящему времени «по большей части отошла от своих псевдонаучных начал и вступила в мир рационального здравоохранения»[41]. Космология[42], которая в древности являлась религиозно-философской концепцией, изменила содержание и превратилась в раздел астрономии.

Другие концепции, такие как френология[43] или алхимия, изначально считавшиеся «высшими науками», теперь являются псевдонауками.

Псевдонаука и «официальная наука»

Разработчики непризнанных научным сообществом теорий нередко позиционируют себя в качестве «борцов с закостенелой официальной наукой». При этом они утверждают, что представители «официальной науки», например, члены комиссии по борьбе с лженаукой, отстаивают групповые интересы (круговая порука), политически ангажированы, не желают признавать свои ошибки и, как следствие, отстаивают «устаревшие» представления в ущерб новой истине, которую несёт именно их теория.

Само использование термина «официальная наука» зачастую представляет собой риторический приём, характерный именно для речи авторов и приверженцев псевдонаучных теорий. Во-первых, данное словосочетание позволяет им говорить о своей деятельности как о науке, только «неофициальной» или «альтернативной», а, во-вторых, оно подменяет вопрос о логической и экспериментальной проверке научной теории вопросом о бюрократическом оформлении для неё «официального» статуса. Дискуссия о научной доброкачественности теории намеренно подменяется борьбой за политическое влияние её автора (внутри научного сообщества или в обществе в целом).

Авторы и приверженцы псевдонаучных теорий могут приводить реальные или кажущиеся таковыми примеры, когда учёные или философы, выдвигавшие революционные для своего времени теории, подвергались осмеянию со стороны современников и даже преследовались властями. Чаще всего упоминаются имена Галилео Галилея, Николая Коперника и Джордано Бруно. В России сторонники лженаучных теорий нередко апеллируют к гонениям на передовые концепции в СССР, например на генетику. Такие риторические приёмы позволяют поставить профессиональных критиков псевдонаучной теории в один ряд с известными общественными институтами, такими как Святая инквизиция, идеологический отдел ЦК КПСС; или с такими личностями, как по ряду причин ставшие одиозными Ольга Лепешинская, Трофим Лысенко.

Однако подобные сравнения не всегда уместны. Коперника никто не преследовал, а его теория была объявлена Римом еретической более чем через полвека после его смерти. Труды Бруно носили не столько научный, сколько оккультно-философский характер, и Бруно был осуждён инквизицией не за какие-либо научные работы, а за ереси. В научном мире своего времени Галилей пользовался высочайшим авторитетом, и его результаты, вместе с учением Николая Коперника, были быстро признаны учёными. И преследовала Галилея католическая церковь, а не научное сообщество. Что касается гонений на генетику в XX в., то они были организованы не научным сообществом, а властью[44], а также «марксистскими философами», такими как И. Презент или Э. Кольман. Жалобы известной сторонницы Лысенко Ольги Лепешинской в письме Сталину на «препятствия», которые ставили ей «реакционные, стоящие на идеалистической или механистической позиции учёные», а равно «те товарищи, которые идут у них на поводу» — типичны для любого автора лженаучной теории, жалующегося на «травлю» со стороны «официальной науки»[45]. Падение Лысенко началось ещё при жизни Сталина (в частности, в 1952 году был исключён из партии и снят со всех должностей его «правая рука» И. Презент).

Нетрудно при желании найти реальные примеры долгого непризнания научных заслуг учёных, обогнавших своё время, именно современным им научным сообществом (причины бывали весьма разными) или государственного преследования за постановку определённых научных вопросов (можно, например, вспомнить судьбу таких ученых, как Николай Лобачевский и Людвиг Больцман)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2411 дней]. Но дело в том, что подобной риторикой и жалобами на «травлю со стороны официальной науки» авторы и приверженцы псевдонаучных теорий нередко заменяют такие очевидные и необходимые для разработки действительно научных теорий действия, как чёткое обоснование теории, её критическую проверку и обеспечение согласования её результатов с результатами смежных областей науки, имеющих явные практические подтверждения. Так, например, никакие жалобы на «засилье сторонников теории относительности» не заменят в «новой, революционной физической теории» вывод из уравнений новой теории уравнений механики Ньютона при предельных ограничениях на значения некоторых параметров.

Другой распространённый полемический приём — указание на пример дилетантов, делавших реальные открытия вопреки установившимся в науке мнениям, как, например, Колумб, Шлиман. Однако, во-первых, не следует путать подтвердившиеся теории с открытиями, сделанными случайно по ходу попыток их подтверждения. Колумб намеревался доплыть до Индии, которую полагал находящейся гораздо ближе на Запад от Европы, чем она есть на самом деле. Он неверно оценил имеющиеся в его распоряжении факты и, в действительности, ошибся буквально во всём. Открытие нового континента стало результатом совпадения, но отнюдь не подтверждением его предположений. Что касается Шлимана, то открытие им предполагаемой Трои и микенской цивилизации, во-первых, не подтвердило теоретических предпосылок об абсолютной истинности гомеровских текстов, из которых исходил Шлиман, во-вторых, не содержало в себе ничего принципиально невозможного с точки зрения науки того времени и не противоречило установленным ранее научным фактам; и, в-третьих, было быстро признано научным сообществом ввиду неоспоримости фактов. В этом принципиальное отличие дилетанта Шлимана, действующего в рамках научного метода, от лжеучёных, которые, не предъявляя реальных открытий, в то же время претендуют на его лавры. По сути, Шлиман явил собой неплохой (оставив в стороне потери из-за непрофессионализма его раскопок) пример того, как следует действовать стороннику непризнанной концепции: работать над ней и её научными доказательствами, а не жаловаться на непонимание.

Появление новой научной теории нередко действительно встречается «в штыки» в научной среде[46]. Сама по себе это естественная и даже необходимая «иммунная реакция»: новая теория должна доказать своё право на существование и своё преимущество перед старыми, а для этого пройти через испытание критикой после обязательного представления на научных конференциях и печати в научных журналах либо в качестве научной гипотезы, либо в качестве аргументированных возражений против недостатков принятых научных теорий. Если бы теории принимались только за их «смелость» и «оригинальность», а не за соответствие научным критериям и фактам, наука просто не могла бы существовать как наука. Изучение процессов принятия и отторжения теорий научным сообществом составляет один из предметов социологии науки.

Псевдонаука и общество

Публичная критика псевдонауки

Публичной критикой псевдонауки занимаются в основном учёные, журналисты и общественные деятели, придерживающиеся позиции научного скептицизма. В России также — Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме Российской Академии Наук.

Псевдонаука и религия

Внутри традиционных и нетрадиционных религий сформировался ряд концепций, противоречащих научной картине мира. Их сторонники пытаются обосновать учения своих религий рациональным путём и позиционируют такие концепции, как «научный креационизм» и «разумный замысел», существование реинкарнации, «биоэнергии» и т. п., в качестве альтернативы признанным научным теориям. Эти концепции, постулирующие наличие сверхъестественных явлений и сил, как правило, отвергаются научным сообществом и квалифицируются как псевдонаучные[1][47].

Псевдонаука и государство

Представители псевдонаучных концепций зачастую стараются получить финансирование своих «исследований» и проектов из средств государства, в том числе прибегая к коррупционным схемам[48]. Известен ряд прецедентов финансирования псевдонаучной деятельности из государственного бюджета. Органы государственной власти, включая центральный аппарат государственного управления, допускали к ответственным должностям авторов псевдонаучных теорий[49]. Научные учреждения, в том числе специализированные ведомственные научно-исследовательские институты, включали в свои программы исследований псевдонаучные разработки.

В России в конце XX — начале XXI века были потрачены значительные бюджетные средства на программы по экспериментальному изучению «торсионных полей»[49], на извлечение энергии из гранита[50], на изучение «холодного ядерного синтеза», на астрологические и экстрасенсорные «исследования» в Минобороны, МЧС, МВД, Государственной думе[49] (смотри, в частности статью В/ч 10003). В 2006 году заместитель председателя Совета Безопасности Российской Федерации Н.Н. Спасский опубликовал статью в Российской газете, где в числе приоритетных направлений развития энергетики России на первом месте стояла задача извлечения энергии из вакуума[51]. Проект «Чистая вода», был принят как партийный проект Единой России. Во внесённом в правительство варианте бюджет программы на 2010—2017 годы превышал $14 млрд[52][51].

По словам С. П. Капицы, «ложные и фантастические проекты завладевают умами власть предержащих, для них находятся средства, а коррумпированные эксперты их поддерживают. Часто такое слияние интересов власти и псевдонауки происходит под покровом секретности и таким образом укрывается от гласной критики»[53].

Псевдонаука и бизнес

Такие сферы деятельности, как астрология и нумерология не только в прошлом, но и сегодня представляют заметный бизнес[54][55][56], который во многом основан на псевдонаучных утверждениях.

Отсылки к лженаучным доводам иногда используются в сфере услуг (например, некоторые дилеры новых автозапчастей утверждают, что запчасти, снятые с разбитых автомобилей, несут в себе «отрицательную энергетику аварийности»). Не меньшее распространение лженаука имеет и в других сферах услуг и торговли.

Критика

В настоящее время в философии науки отсутствует консенсус относительно критериев, однозначно отличающих науку от псевдонауки[6].

Термины «псевдонаука», «псевдонаучный» зачастую используются для навешивания ярлыков на деятельность и публикации оппонентов[57].

См. также

Напишите отзыв о статье "Псевдонаука"

Примечания

  1. 1 2 [plato.stanford.edu/entries/pseudo-science/#NonSciPosSci Non-science posing as science] // Stanford Encyclopedia of Philosophy
  2. Finn P., Bothe A. K., Bramlett R. E. [www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16229669 Science and pseudoscience in communication disorders: criteria and applications] // American Journal of Speech—Language Pathology, 2005 Aug;14(3):172-86.
    «Pseudoscience refers to claims that appear to be based on the scientific method but are not».
  3. [plato.stanford.edu/entries/pseudo-science/#NonUnPse Oxford English Dictionary (OED) — definition of pseudoscience] // Stanford Encyclopedia of Philosophy
  4. 1 2 3 Кувакин В. А. [www.lenta.ru/conf/kuvakin/ Интернет пресс-конференция члена Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований] // Lenta.ru, 04.05.2010 г.
  5. 1 2 3 4 Уткина Н. В. Феномен девиантной науки : диссертация на соиск. уч. степени канд. филос. наук : 09.00.01 [Место защиты: Вят. гос. гуманитар. ун-т], Киров, 2009. [cheloveknauka.com/fenomen-deviantnoy-nauki Автореферат]
  6. 1 2 3 Hansson S. O. [plato.stanford.edu/entries/pseudo-science/#SciPse Science and Pseudo-Science] // The Stanford Encyclopedia of Philosophy (Fall 2008 Edition), Edward N. Zalta (ed.)
  7. 1 2 Смирнова Н. М. [vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=123&Itemid=52 Рецензия на книгу Пружинин Б. И. Ratio serviens? Контуры культурно-исторической эпистемологии] // Вопросы философии. — 2010. — № 4. — С. 181—185
  8. Калиниченко Л. А. Социология государственной службы: новое качество научного анализа управления социальными процессами и практика реформирования // [publicserv.ru/wp-content/uploads/2012/06/%D0%A1%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%B8%D0%BA.pdf Социология госслужбы и кадровой политики. Сборник статей]. — М.: Факультет «ИГСУП», РАНХиГС, 2012. — С. 38—47. — 188 с.[www.webcitation.org/6EhFQv3z1 Архивировано] из первоисточника 25/02/2013.

    — С. 39—40.

  9. Шнирельман В. А. Круглый стол «Фальсификации источников и национальные истории» (Москва, 17 сентября 2007 г.) // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов. — М.: ИА РАН, 2011. — С. 299—372. — 382 с. — ISBN 9785943751103.[www.webcitation.org/6EhPHo18J Архивировано] из первоисточника 25/02/2013.

    Шнирельман В. А. С. 301.

  10. Эйдельман Е. Д. [razumru.ru/humanism/journal/33/eidelman.htm Учёные и псевдоучёные: критерии демаркации.] // Здравый смысл. — 2004. — № 4 (33).
  11. Стёпин B. C. [vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/SCILOG/STEPIN1.HTM Наука и лженаука] // Науковедение. — 2000. — № 1. [www.webcitation.org/659yOaxOD Архивировано] из первоисточника 2 ноября 2011.
  12. Andrews J. P., Henry R. [books.google.com/?id=QIUUAAAAQAAJ&pg=PA87&dq=%22pseudo-science%22#v=onepage&q=%22pseudo-science%22&f=true History of Great Britain, from the death of Henry VIII to the accession of James VI of Scotland to the Crown of England]. — London: T. Cadell and W. Davies, 1796. — Т. II. — С. 87.
  13. Magendie F. [books.google.ru/books?id=8uIHAAAAIAAJ&hl=ru&pg=PA150#v=onepage&q=phrenology&f=false An Elementary Treatise on Human Physiology].— 5th Ed., 1838 / Transl. by John Revere.— New York: Harper, 1855.— с. 150.
  14. Сырокомля В. [books.google.com/books?id=d6BLAAAAMAAJ&pg=PA103 История польской литературы].— Тип. В. Грачева, 1860.— С. 103.
  15. Вольский С. О Ганемане и гомеопатии. // [books.google.com/books?id=5rgaAAAAYAAJ&pg=RA1-PA40 Маяк современного просвещения и образованности: труды учёных и литераторов русских и иностранных. Т. 5].— СПб.: Тип. А. А. Плюшара, 1840.— С. 40.
  16. ПАНЧЕНКО Н. Н. ВАРИАТИВНОСТЬ ДОСТОВЕРНОСТИ В НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ // [elibrary.ru/item.asp?id=23043457 ЖАНРЫ И ТИПЫ ТЕКСТА В НАУЧНОМ И МЕДИЙНОМ ДИСКУРСЕ: межвуз. сб. научных трудов] / Отв. ред. Пастухов А. Г. — Орел: Орловский государственный институт искусств и культуры, 2014. — С. 151—157.
  17. 1 2 Касавин И. Т. [www.iph.ras.ru/elib/2262.html «Паранаука»] // Философский энциклопедический словарь (2004)
  18. Потапов А. [www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=1e909c48-c1d6-422c-b63d-596d66ee33eb&_Language=ru «Виталий Гинзбург: Существует большое количество невежд и жуликов»] // Официальный сайт РАН
  19. Пружинин, 2005.
  20. 1 2 3 См. например Gauch H. G., Jr. [books.google.com/books?id=iVkugqNG9dAC Scientific Method in Practice.]— Cambridge University Press, 2003. ISBN 0-521-01708-4, 435 p.
  21. Мигдал А. Б. [www.skeptik.net/pseudo/migdal1.htm Отличима ли истина от лжи?] // Наука и жизнь. — М.: АНО «Редакция журнала «Наука и жизнь», 1982. — № 1. — С. 60—67.
  22. Мандельштам Л. И. Лекции по колебаниям (1930—1932). Полное собрание трудов. Т.IV. —Л.: Изд-во АН СССР, 1955 — с.409
  23. Сурдин В. Г. [scepsis.ru/library/id_418.html Почему астрология — лженаука?] // «Наука и жизнь». — 2000. — № 11.
  24. Медведев Л. Н. [ssop.kspu.ru/book_medvedev.htm «О феномене ПСЕВДОНАУКИ»] // Сибирский скептический обозреватель паранормальности
  25. Китайгородский А. И. [www.atheism.ru/library/Kitaygorodsky_1.phtml Реникса.] 2-е изд. — М.: «Молодая гвардия», 1973. — 191 с.
  26. Олейник А. [allsiemens.com/mnews/view.php?id=14594 «Сто лет работы на капле воды?»] // Helpix, 23.06.2007
  27. 1 2 3 Hansson S. O. [plato.stanford.edu/entries/pseudo-science/ Science and Pseudo-Science] // Stanford Encyclopedia of Philosophy, 2008
  28. Карл Поппер называл проблему демаркации между наукой и ненаукой (псевдонаукой, метафизикой и т. п.) «центральной проблемой философии науки», см. Thornton S. [plato.stanford.edu/entries/popper/#ProDem Karl Popper. The Problem of Demarcation] // Stanford Encyclopedia of Philosophy, 2006.
  29. Boyer P. S. [www.encyclopedia.com/doc/1O119-PseudoscienceandQuackery.html Pseudoscience and Quackery] // The Oxford Companion to United States History.— Oxford University Press, USA, 2001. ISBN 978-0-19-508209-8
    «…many late‐twentieth‐century scholars dismissed demarcating between science and pseudoscience as „a pseudo‐problem“».
  30. Laudan L. [books.google.com/books?id=AEvprSJzv2MC&printsec=frontcover&dq=isbn:9027715335&cd=1#v=onepage&q=Demise&f=false The Demise of the Demarcation Problem] // Physics, Philosophy and Psychoanalysis: Essays in Honor of Adolf Grünbaum / Laudan L., Cohen R. S. — Dordrecht: D. Reidel, 1983. — Т. 76. — С. 111–127. — (Boston Studies in the Philosophy of Science). — ISBN 90-277-1533-5.
  31. Sorensen R. A. Pseudo-problems: how analytic philosophy gets done.— Routledge, 1993. [books.google.ru/books?id=lAV_HT3UaFwC&pg=RA1-PA40&dq=hooray+for+pseudo‐science&hl=ru&ei=L6mQTMTVNMqSOKrjtcUM&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCoQ6AEwAA#v=onepage&q=hooray%20for%20pseudo‐science&f=false p.40]
  32. Никифоров А. Л. [www.philsci.univ.kiev.ua/biblio/nic.html Философия науки: история и методология]: Учебное пособие. — М.: Дом интеллектуальной книги, 1998. [hghltd.yandex.net/yandbtm?text=Философия%20науки:%20история%20и%20методология%20Глава%201.6.%20«Эмпирическая%20редукция»&url=sbiblio.com/BIBLIO/archive/nikiforov_filnauki/00.aspx&fmode=inject&mime=html&l10n=ru&sign=b2e244a8e922f8e52124fc6314cd2abb&keyno=0 Глава 1.7. «Эмпирическая редукция»]
  33. Collins H. Глава 20 «Scientific Institutions and Life after Death» // Gravity's Shadow. The Search for Gravitational Waves. — 2004.
  34. Collins H. Surviving Closure Post-Rejection Adaptation and Plurality of Science (англ.) // American Sociological Review. — 2001. — Vol. 65. — P. 824-845.
  35. Williams W. F. (ed.) Encyclopedia of Pseudoscience: From Alien Abductions to Zone Therapy. Facts on File, 2000. p. 58 ISBN 0-8160-3351-X
  36. Bauer H. H. Scientific Literacy and the Myth of the Scientific Method, p. 60
  37. [netfiles.uiuc.edu/mragheb/www/NPRE%20402%20ME%20405%20Nuclear%20Power%20Engineering/Radiation%20Hormesis.pdf Radiation Hormesis]
  38. Pike J. [www.sepp.org/Archive/NewSEPP/Toxins%20Healthy%20-%20Pike.html Can Toxins Lead to Healthier Lives?] (недоступная ссылка) // New On The Sepp Web
  39. Hickey R. Risks associated with exposure to radiation; science, pseudoscience, and opinion // Health Phys.. — 1985. — Т. 49. — С. 949-952.
  40. Kauffman M. Radiation Hormesis: Demonstrated, Deconstructed, Denied, Dismissed, and Some Implications for Public Policy // J. Scientific Exploration. — 2003. — Т. 17, № 3. — С. 389–407.
  41. Atwood K. C. [www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=1140750 Naturopathy, pseudoscience, and medicine: myths and fallacies vs truth] // Medscape Gen Med. — 2004. — Т. 6, № 1. — С. 33. — PMID 15208545.
  42. Hawking S. W. [books.google.com/books?id=LstaQTXP65cC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA75#v=onepage&q&f=false Quantum Cosmology] // The Nature of Time and Space, 2000. Лекция в Институте Исаака Ньютона, Кембриджский университет (англ.)
    «Cosmology used to be considered a pseudo-science and the preserve of physicists who may have done useful work in their earlier years but who had gone mystic in their dotage. There are two reasons for this. The first was that there was an almost total absence of reliable observations. Indeed, until the 1920s about the only important cosmological observation was that the sky at night is dark. [However, in recent years] the range and quality of cosmological observations has improved enormously with the developments in technology».
  43. См. например Novella S. [www.theness.com/index.php/phrenology-history-of-a-pseudoscience/ Phrenology: History of a Classic Pseudoscience] // The New England Skeptical Society, 2000.
  44. [www.britannica.com/eb/article-9049549/Trofim-Denisovich-Lysenko Trofim Denisovich Lysenko] // Encyclopædia Britannica
  45. Коротин В. [www.sankt-petersburgpost.ru/stuff/obzory/obshhestvo/psevdonauka_v_sovremennom_mire_filosofskij_aspekt/50-1-0-742 Псевдонаука в современном мире: философский аспект]. // Петербургский почтовой. Проверено 6 мая 2013. [www.webcitation.org/6GPQOkU6q Архивировано из первоисточника 6 мая 2013].
  46. Дынич В. И., Ельяшевич М. А., Толкачев Е. А., Томильчик Л. М. [veinik.ru/veinik/articles/06/438/attach.doc Вненаучное знание и современный кризис научного мировоззрения] // Вопросы философии. — 1994. — Вып. 12. — С. 122-134. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0042-8744&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0042-8744].
  47. [www.encyclopedia.com/article-1G2-3446801828/science-and-pseudoscience.html Science and Pseudoscience] // Encyclopedia of Philosophy, 2006.
  48. Валерий Кувакин [klnran.ru/2015/10/valerij-kuvakin/ Лженаука — диагноз обществу] // Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН, 2015 г.
  49. 1 2 3 [vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/VRAN/2004/FALSCI.HTM Чем угрожает обществу лженаука? (заседание Президиума РАН) 2003] // Вестник РАН, том 74, № 1, с. 8-27 (2004)
  50. [www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=609312 Лженаука и жизнь] // Газета «Коммерсантъ» № 174 (3258) от 16.09.2005
  51. 1 2 Александров Е. Б. [klnran.ru/wp-content/uploads/2015/05/BVZN_13-14.pdf Феномен лженауки в современном обществе и меры по противодействию лженаучным проявлениям] // Комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований В защиту науки. — 2014. — № 13–14. — ISBN 978-5-02-039044-7, ISBN 978-5-02-039044 (ошибоч.).
  52. [www.politcom.ru/article.php?id=9764 Грызлова выводят на «чистую воду»] // Информационный сайт политических комментариев «Политком. RU», 15.03.2010
  53. Кувакин В. А. [www.humanism.ru/predislovie.htm Поругание разума. Предисловие составителя] // «Здравый смысл». — 2001. — № 4 (21). — С. 4
  54. В настоящее время бизнес различного рода предсказателей узаконен на государственном и международном уровне. Так, согласно Международному кодификатору профессий и специальностей ISCO-08, астрологи, предсказатели, нумерологи и хироманты включены в группу 5161 — Astrologers, fortune-tellers and related workers. См. [www.ilo.org/public/english/bureau/stat/isco/docs/d9b.pdf#page=3 сайт МОТ] (Международной организации труда)
  55. [korrespondent.net/business/mmedia_and_adv/1082879-korrespondent-v-ukraine-teleshou-s-gadalkami-i-astrologami-prinosyat-milliardy «В Украине телешоу с гадалками и астрологами приносят миллиарды»] // Корреспондент-бизнес, 04.06.2010 г.
  56. Кругляков Э. П. [razumru.ru/pseudo/krugl/06.htm Какое, милые, столетье на дворе?] (рус.) // Сб. ст. «Что же с нами происходит?». — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998. — ISBN 5-7692-0170-3.
  57. Johnson Jr., Robert Bowie. Outing the Moronocracy: Ending the Rule of the Blind, the Stupid, and the Disgraceful in American Society. — Solving Light Books, 2012. — 208 с. — ISBN 0970543883.

Литература

на русском языке
  • Абачиев С. К. Подлинная наука и спекулятивная псевдонаука // Бюллетень «В защиту науки», 2008, вып. 3, стр. 56 — 76.
  • Александров Е. Б. [humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000094 Проблемы экспансии лженауки.]
  • Бажанов В. А., Конопкин А. М. [staff.ulsu.ru/bazhanov/russian/14_Bazhanov_Konopkin.pdf О классификации подходов к определению псевдонауки: традиции и новации] // Эпистемология и философия науки. — 2012. — № 1. — С. 174-191.
  • Баюк Д. [elementy.ru/lib/164607?context=42845 Маленькая энциклопедия большой лженауки]. Проект «Элементы».
  • Болдачев А. В. [www.boldachev.com/text/lgenauka/ Научно о ненауке и немного о лженауке]
  • Быков Р. А. [sun.tsu.ru/mminfo/000063105/321/image/321-057.pdf Паранаучные организации как феномен современного общества] // [vestnik.tsu.ru/vestnik/archive/66-podgotovlen-k-pechati-321-arel-2009.html Вестник Томского государственного университета, № 321 (апрель 2009)]
  • Виноградова Е. П., Воловикова М. Л., Канищев К. А., Куприянов А. С., Ковальцов Г. А., Тихонова С. В., Чубур А. А. [www.fr.spb.ru/kse/conf_lzhenauka.pdf Лженаука в современном мире: медиасфера, высшее образование, школа: Сборник материалов Международной научно-практической конференции, посвящённой памяти академика Э. П. Круглякова, проходившей в Санкт-Петербургском государственном университете 21—22 июня 2013 г] / [редкол.: С. В. Тихонова (отв.ред.) и др.]. — СПб.: Изд-во ВВМ, 2013. — 291 с. — 100 экз. — ISBN 978-5-9651-0742-1.
  • Волькенштейн М. В. [vivovoco.astronet.ru/VV/MISC/1/FALSE.HTM Трактат о лженауке] // Химия и жизнь. — № 10. — 1975.
  • Гаташ В. [www.zerkalo-nedeli.com/ie/show/487/45979/ Как отличить науку от лженауки] // Зеркало недели, № 12 (487), 2004.
  • Ефремов Ю. Н. [www.ras.ru/FStorage/Download.aspx?id=c1e56582-36f9-4495-8f3b-ff928a07f7ea Опасность лженауки]
  • Зализняк А. А. [elementy.ru/lib/430720 О профессиональной и любительской лингвистике] // Наука и жизнь. — № 1-2. — 2009.
  • Китайгородский А. И. [www.atheism.ru/library/Kitaygorodsky_1.phtml Реникса]
  • Конопкин А. М.. [cheloveknauka.com/kognitivnye-i-sotsialnye-predposylki-psevdonauki Когнитивные и социальные предпосылки псевдонауки] // Диссертация на соиск. уч. степени канд. философских наук (09.00.01 — онтология и теория познания). Ульяновский государственный университет, 2010
  • Корочкин Л. И. [humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000091 О роли науки и роли религии в формировании мировоззренческой парадигмы. Экскурс в биологию]
  • Кутателадзе С. [www.math.nsc.ru/LBRT/g2/english/ssk/f09.html Наука, псевдонаука и модная чепуха] // «Наука в Сибири». — № 5 (2004).
  • Кутателадзе С. [www.math.nsc.ru/LBRT/g2/english/ssk/freedom.html Наука, псевдонаука и свобода] // «Наука в Сибири». — № 38 (2005).
  • Кэрролл Р. Т. [skepdic.ru/lzhenauka/ Лженаука] // Энциклопедия заблуждений: собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий. — М.: Издательский дом «Вильямс», 2005. — 672 с. — ISBN 5-8459-0830-2, ISBN 0-471-27242-6.
  • Медведев Л. Учёные тоже люди // Инженер. — 2012. — № 4. — С. 32-33. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0868-443X&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0868-443X].
  • Мигдал А. Б. [vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/NATURE/MIGDAL.HTM Отличима ли истина от лжи?] // «Наука и жизнь», № 1, 1982.
  • Попова Н. А., Попелнухина А. Н. [cyberleninka.ru/article/n/nauka-i-lzhenauka-eticheskie-otlichiya Наука и лженаука: этические отличия] // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер.: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2014. — Вып. 2. — С. 20-23. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2074-1065&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 2074-1065].
  • Пружинин Б. И. [vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/ECCE/PSEUDO.HTM Псевдонаука сегодня] // Вестник РАН. — 2005. — Т. 75, № 2. — С. 117—125.
  • Савинов С. Н. [www.allscience.ru/Articles/Acticle/?ID=090329001 «Методология и систематика лженаук»]
  • Семихатов А. М. [www.vokrugsveta.ru/vs/article/7756/ Культура вранья] // Вокруг света. — 2012. — № 7. — С. 24. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0321-0669&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0321-0669].
  • Сергеев А. Г. [klnran.ru/wp-content/uploads/2015/12/BVZN_16.pdf#page=25 Проблема практической демаркации науки и лженауки на российском научном поле] // В защиту науки : бюллетень. — М.: Комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, 2015. — Вып. 16. — С. 49—68.
  • Смит Д. Псевдонаука и паранормальные явления. Критический взгляд. — М.: Альпина нон-фикшн, 2011.
  • Старокадомский П., Чугунов А., Натальин П. [www.biomolecula.ru/?page=content&id=403 «О живой воде, внутреннем огне и медных трубах»]
  • Холтон Д. [psylib.org.ua/books/holto01/index.htm Что такое антинаука?] // Вопросы философии. — № 2. — 1992.
  • Чиков Б. [www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+402+1 Не всё так просто с лженаукой] // «Наука в Сибири», № 1-2 (2586—2587), 11.01.2007 (бюллетень «В защиту науки», № 2, стр. 14-18). См. также ответ на статью Чикова — Кругляков Э. П. [www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?21+403+1 Лженаука — путь в средневековье] //«Наука в Сибири» № 3 (2588) 18.01.2007 (бюллетень «В защиту науки», № 2, стр. 18-36)
  • Эрлихман В. В. [science-freaks.livejournal.com/2484297.html Мушкетёры и белошвейки лженауки] // Родина. — 2012. — № 9. — С. 85-87. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0235-7089&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0235-7089].
на других языках

Ссылки

  • [www.ras.ru/digest/fdigestlist/bulletin.aspx Бюллетень «В защиту науки»]
  • [vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/VRAN/FALSE.HTM Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований на заседании Президиума РАН 16 марта 1999 г.]
  • [vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/VRAN/2004/FALSCI.HTM Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований на заседании Президиума РАН 27 мая 2003 г.]
  • [razumru.ru/pseudo/pseudo.htm Сборник статей о лженауке на сайте «Разум или вера?»]
  • Раздел [www.skeptik.net/pseudo/ «Псевдонаука»] сайта [www.skeptik.net/ «Клуб Скептиков / Russian Skeptics Club»].
  • [lingvofreaks.narod.ru/ «Коллекция лингвофриков»]
  • Раздел [scepsis.ru/tags/id_25.html «Лженаука»] на страницах научно-просветительского журнала «Скепсис»
  • Раздел [fraudcatalog.com/modules.php?name=Web_Links «Каталог шарлатанских ресурсов»] на сайте «Фраудкаталог»
  • [www.biometrica.tomsk.ru/kleimo.htm Наука клеймит псевдонауку] Обращение 32 вице-президентов и членов президиума Российской академии наук // «Известия» № 130 (25230) 17.07.1998, английский вариант: [www.quackwatch.org/01QuackeryRelatedTopics/russian.html Science Needs to Combat Pseudoscience: A Statement by 32 Russian Scientists and Philosophers] // Skeptical Inquirer, Jan/Feb 1999.
  • [expert.ru/expert/2011/29/vechnyij-dvizhitel-lzhenauki/ Вечный движитель лженауки (интервью с Э.Кругляковым)]
  • [ssop.kspu.ru/ Сибирский скептический обозреватель паранормальности]
  • [www.csicop.org/ Committee for Skeptical Inquiry (CSI)] — Сайт американских скептиков  (англ.)
  • [www.skeptic.com The Skeptics Society] — международное Общество скептиков
  • [www.randi.org/site/ James Randi Educational Foundation] — Фонд Рэнди  (англ.)
  • [www.nap.edu/catalog.php?record_id=10015 Quantum Leaps in the Wrong Direction: Where Real Science Ends…and Pseudoscience Begins]
  • [freakopedia.ru/wiki/Фрикопедия Фрикопедия]
  • Соколов А. Б. [vikent.ru/enc/5316/ 15 признаков псевдо-науки в статье, книге, телепередаче, веб-сайте]
  • Бурлак С. [trv-science.ru/2013/07/02/lzhenauka-o-yazyke-differencialnyjj-diagnoz/ Лженаука о языке: дифференциальный диагноз] // Троицкий вариант, 2 июля 2013 года, № 132, c. 10

Отрывок, характеризующий Псевдонаука

После отъезда Денисова, Ростов, дожидаясь денег, которые не вдруг мог собрать старый граф, провел еще две недели в Москве, не выезжая из дому, и преимущественно в комнате барышень.
Соня была к нему нежнее и преданнее чем прежде. Она, казалось, хотела показать ему, что его проигрыш был подвиг, за который она теперь еще больше любит его; но Николай теперь считал себя недостойным ее.
Он исписал альбомы девочек стихами и нотами, и не простившись ни с кем из своих знакомых, отослав наконец все 43 тысячи и получив росписку Долохова, уехал в конце ноября догонять полк, который уже был в Польше.



После своего объяснения с женой, Пьер поехал в Петербург. В Торжке на cтанции не было лошадей, или не хотел их смотритель. Пьер должен был ждать. Он не раздеваясь лег на кожаный диван перед круглым столом, положил на этот стол свои большие ноги в теплых сапогах и задумался.
– Прикажете чемоданы внести? Постель постелить, чаю прикажете? – спрашивал камердинер.
Пьер не отвечал, потому что ничего не слыхал и не видел. Он задумался еще на прошлой станции и всё продолжал думать о том же – о столь важном, что он не обращал никакого .внимания на то, что происходило вокруг него. Его не только не интересовало то, что он позже или раньше приедет в Петербург, или то, что будет или не будет ему места отдохнуть на этой станции, но всё равно было в сравнении с теми мыслями, которые его занимали теперь, пробудет ли он несколько часов или всю жизнь на этой станции.
Смотритель, смотрительша, камердинер, баба с торжковским шитьем заходили в комнату, предлагая свои услуги. Пьер, не переменяя своего положения задранных ног, смотрел на них через очки, и не понимал, что им может быть нужно и каким образом все они могли жить, не разрешив тех вопросов, которые занимали его. А его занимали всё одни и те же вопросы с самого того дня, как он после дуэли вернулся из Сокольников и провел первую, мучительную, бессонную ночь; только теперь в уединении путешествия, они с особенной силой овладели им. О чем бы он ни начинал думать, он возвращался к одним и тем же вопросам, которых он не мог разрешить, и не мог перестать задавать себе. Как будто в голове его свернулся тот главный винт, на котором держалась вся его жизнь. Винт не входил дальше, не выходил вон, а вертелся, ничего не захватывая, всё на том же нарезе, и нельзя было перестать вертеть его.
Вошел смотритель и униженно стал просить его сиятельство подождать только два часика, после которых он для его сиятельства (что будет, то будет) даст курьерских. Смотритель очевидно врал и хотел только получить с проезжего лишние деньги. «Дурно ли это было или хорошо?», спрашивал себя Пьер. «Для меня хорошо, для другого проезжающего дурно, а для него самого неизбежно, потому что ему есть нечего: он говорил, что его прибил за это офицер. А офицер прибил за то, что ему ехать надо было скорее. А я стрелял в Долохова за то, что я счел себя оскорбленным, а Людовика XVI казнили за то, что его считали преступником, а через год убили тех, кто его казнил, тоже за что то. Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чего жить, и что такое я? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?», спрашивал он себя. И не было ответа ни на один из этих вопросов, кроме одного, не логического ответа, вовсе не на эти вопросы. Ответ этот был: «умрешь – всё кончится. Умрешь и всё узнаешь, или перестанешь спрашивать». Но и умереть было страшно.
Торжковская торговка визгливым голосом предлагала свой товар и в особенности козловые туфли. «У меня сотни рублей, которых мне некуда деть, а она в прорванной шубе стоит и робко смотрит на меня, – думал Пьер. И зачем нужны эти деньги? Точно на один волос могут прибавить ей счастья, спокойствия души, эти деньги? Разве может что нибудь в мире сделать ее и меня менее подверженными злу и смерти? Смерть, которая всё кончит и которая должна притти нынче или завтра – всё равно через мгновение, в сравнении с вечностью». И он опять нажимал на ничего не захватывающий винт, и винт всё так же вертелся на одном и том же месте.
Слуга его подал ему разрезанную до половины книгу романа в письмах m mе Suza. [мадам Сюза.] Он стал читать о страданиях и добродетельной борьбе какой то Аmelie de Mansfeld. [Амалии Мансфельд.] «И зачем она боролась против своего соблазнителя, думал он, – когда она любила его? Не мог Бог вложить в ее душу стремления, противного Его воле. Моя бывшая жена не боролась и, может быть, она была права. Ничего не найдено, опять говорил себе Пьер, ничего не придумано. Знать мы можем только то, что ничего не знаем. И это высшая степень человеческой премудрости».
Всё в нем самом и вокруг него представлялось ему запутанным, бессмысленным и отвратительным. Но в этом самом отвращении ко всему окружающему Пьер находил своего рода раздражающее наслаждение.
– Осмелюсь просить ваше сиятельство потесниться крошечку, вот для них, – сказал смотритель, входя в комнату и вводя за собой другого, остановленного за недостатком лошадей проезжающего. Проезжающий был приземистый, ширококостый, желтый, морщинистый старик с седыми нависшими бровями над блестящими, неопределенного сероватого цвета, глазами.
Пьер снял ноги со стола, встал и перелег на приготовленную для него кровать, изредка поглядывая на вошедшего, который с угрюмо усталым видом, не глядя на Пьера, тяжело раздевался с помощью слуги. Оставшись в заношенном крытом нанкой тулупчике и в валеных сапогах на худых костлявых ногах, проезжий сел на диван, прислонив к спинке свою очень большую и широкую в висках, коротко обстриженную голову и взглянул на Безухого. Строгое, умное и проницательное выражение этого взгляда поразило Пьера. Ему захотелось заговорить с проезжающим, но когда он собрался обратиться к нему с вопросом о дороге, проезжающий уже закрыл глаза и сложив сморщенные старые руки, на пальце одной из которых был большой чугунный перстень с изображением Адамовой головы, неподвижно сидел, или отдыхая, или о чем то глубокомысленно и спокойно размышляя, как показалось Пьеру. Слуга проезжающего был весь покрытый морщинами, тоже желтый старичек, без усов и бороды, которые видимо не были сбриты, а никогда и не росли у него. Поворотливый старичек слуга разбирал погребец, приготовлял чайный стол, и принес кипящий самовар. Когда всё было готово, проезжающий открыл глаза, придвинулся к столу и налив себе один стакан чаю, налил другой безбородому старичку и подал ему. Пьер начинал чувствовать беспокойство и необходимость, и даже неизбежность вступления в разговор с этим проезжающим.
Слуга принес назад свой пустой, перевернутый стакан с недокусанным кусочком сахара и спросил, не нужно ли чего.
– Ничего. Подай книгу, – сказал проезжающий. Слуга подал книгу, которая показалась Пьеру духовною, и проезжающий углубился в чтение. Пьер смотрел на него. Вдруг проезжающий отложил книгу, заложив закрыл ее и, опять закрыв глаза и облокотившись на спинку, сел в свое прежнее положение. Пьер смотрел на него и не успел отвернуться, как старик открыл глаза и уставил свой твердый и строгий взгляд прямо в лицо Пьеру.
Пьер чувствовал себя смущенным и хотел отклониться от этого взгляда, но блестящие, старческие глаза неотразимо притягивали его к себе.


– Имею удовольствие говорить с графом Безухим, ежели я не ошибаюсь, – сказал проезжающий неторопливо и громко. Пьер молча, вопросительно смотрел через очки на своего собеседника.
– Я слышал про вас, – продолжал проезжающий, – и про постигшее вас, государь мой, несчастье. – Он как бы подчеркнул последнее слово, как будто он сказал: «да, несчастье, как вы ни называйте, я знаю, что то, что случилось с вами в Москве, было несчастье». – Весьма сожалею о том, государь мой.
Пьер покраснел и, поспешно спустив ноги с постели, нагнулся к старику, неестественно и робко улыбаясь.
– Я не из любопытства упомянул вам об этом, государь мой, но по более важным причинам. – Он помолчал, не выпуская Пьера из своего взгляда, и подвинулся на диване, приглашая этим жестом Пьера сесть подле себя. Пьеру неприятно было вступать в разговор с этим стариком, но он, невольно покоряясь ему, подошел и сел подле него.
– Вы несчастливы, государь мой, – продолжал он. – Вы молоды, я стар. Я бы желал по мере моих сил помочь вам.
– Ах, да, – с неестественной улыбкой сказал Пьер. – Очень вам благодарен… Вы откуда изволите проезжать? – Лицо проезжающего было не ласково, даже холодно и строго, но несмотря на то, и речь и лицо нового знакомца неотразимо привлекательно действовали на Пьера.
– Но если по каким либо причинам вам неприятен разговор со мною, – сказал старик, – то вы так и скажите, государь мой. – И он вдруг улыбнулся неожиданно, отечески нежной улыбкой.
– Ах нет, совсем нет, напротив, я очень рад познакомиться с вами, – сказал Пьер, и, взглянув еще раз на руки нового знакомца, ближе рассмотрел перстень. Он увидал на нем Адамову голову, знак масонства.
– Позвольте мне спросить, – сказал он. – Вы масон?
– Да, я принадлежу к братству свободных каменьщиков, сказал проезжий, все глубже и глубже вглядываясь в глаза Пьеру. – И от себя и от их имени протягиваю вам братскую руку.
– Я боюсь, – сказал Пьер, улыбаясь и колеблясь между доверием, внушаемым ему личностью масона, и привычкой насмешки над верованиями масонов, – я боюсь, что я очень далек от пониманья, как это сказать, я боюсь, что мой образ мыслей насчет всего мироздания так противоположен вашему, что мы не поймем друг друга.
– Мне известен ваш образ мыслей, – сказал масон, – и тот ваш образ мыслей, о котором вы говорите, и который вам кажется произведением вашего мысленного труда, есть образ мыслей большинства людей, есть однообразный плод гордости, лени и невежества. Извините меня, государь мой, ежели бы я не знал его, я бы не заговорил с вами. Ваш образ мыслей есть печальное заблуждение.
– Точно так же, как я могу предполагать, что и вы находитесь в заблуждении, – сказал Пьер, слабо улыбаясь.
– Я никогда не посмею сказать, что я знаю истину, – сказал масон, всё более и более поражая Пьера своею определенностью и твердостью речи. – Никто один не может достигнуть до истины; только камень за камнем, с участием всех, миллионами поколений, от праотца Адама и до нашего времени, воздвигается тот храм, который должен быть достойным жилищем Великого Бога, – сказал масон и закрыл глаза.
– Я должен вам сказать, я не верю, не… верю в Бога, – с сожалением и усилием сказал Пьер, чувствуя необходимость высказать всю правду.
Масон внимательно посмотрел на Пьера и улыбнулся, как улыбнулся бы богач, державший в руках миллионы, бедняку, который бы сказал ему, что нет у него, у бедняка, пяти рублей, могущих сделать его счастие.
– Да, вы не знаете Его, государь мой, – сказал масон. – Вы не можете знать Его. Вы не знаете Его, оттого вы и несчастны.
– Да, да, я несчастен, подтвердил Пьер; – но что ж мне делать?
– Вы не знаете Его, государь мой, и оттого вы очень несчастны. Вы не знаете Его, а Он здесь, Он во мне. Он в моих словах, Он в тебе, и даже в тех кощунствующих речах, которые ты произнес сейчас! – строгим дрожащим голосом сказал масон.
Он помолчал и вздохнул, видимо стараясь успокоиться.
– Ежели бы Его не было, – сказал он тихо, – мы бы с вами не говорили о Нем, государь мой. О чем, о ком мы говорили? Кого ты отрицал? – вдруг сказал он с восторженной строгостью и властью в голосе. – Кто Его выдумал, ежели Его нет? Почему явилось в тебе предположение, что есть такое непонятное существо? Почему ты и весь мир предположили существование такого непостижимого существа, существа всемогущего, вечного и бесконечного во всех своих свойствах?… – Он остановился и долго молчал.
Пьер не мог и не хотел прерывать этого молчания.
– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.
– Он не постигается умом, а постигается жизнью, – сказал масон.
– Я не понимаю, – сказал Пьер, со страхом чувствуя поднимающееся в себе сомнение. Он боялся неясности и слабости доводов своего собеседника, он боялся не верить ему. – Я не понимаю, – сказал он, – каким образом ум человеческий не может постигнуть того знания, о котором вы говорите.
Масон улыбнулся своей кроткой, отеческой улыбкой.
– Высшая мудрость и истина есть как бы чистейшая влага, которую мы хотим воспринять в себя, – сказал он. – Могу ли я в нечистый сосуд воспринять эту чистую влагу и судить о чистоте ее? Только внутренним очищением самого себя я могу до известной чистоты довести воспринимаемую влагу.
– Да, да, это так! – радостно сказал Пьер.
– Высшая мудрость основана не на одном разуме, не на тех светских науках физики, истории, химии и т. д., на которые распадается знание умственное. Высшая мудрость одна. Высшая мудрость имеет одну науку – науку всего, науку объясняющую всё мироздание и занимаемое в нем место человека. Для того чтобы вместить в себя эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека, и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.
– Да, да, – подтверждал Пьер.
– Погляди духовными глазами на своего внутреннего человека и спроси у самого себя, доволен ли ты собой. Чего ты достиг, руководясь одним умом? Что ты такое? Вы молоды, вы богаты, вы умны, образованы, государь мой. Что вы сделали из всех этих благ, данных вам? Довольны ли вы собой и своей жизнью?
– Нет, я ненавижу свою жизнь, – сморщась проговорил Пьер.
– Ты ненавидишь, так измени ее, очисти себя, и по мере очищения ты будешь познавать мудрость. Посмотрите на свою жизнь, государь мой. Как вы проводили ее? В буйных оргиях и разврате, всё получая от общества и ничего не отдавая ему. Вы получили богатство. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно? Нет. Вы пользовались их трудами, чтоб вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему? Нет. Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога, и что вы ненавидите свою жизнь. Тут нет ничего мудреного, государь мой! – После этих слов, масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл глаза. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо, и беззвучно шевелил губами. Он хотел сказать: да, мерзкая, праздная, развратная жизнь, – и не смел прерывать молчание.
Масон хрипло, старчески прокашлялся и кликнул слугу.
– Что лошади? – спросил он, не глядя на Пьера.
– Привели сдаточных, – отвечал слуга. – Отдыхать не будете?
– Нет, вели закладывать.
«Неужели же он уедет и оставит меня одного, не договорив всего и не обещав мне помощи?», думал Пьер, вставая и опустив голову, изредка взглядывая на масона, и начиная ходить по комнате. «Да, я не думал этого, но я вел презренную, развратную жизнь, но я не любил ее, и не хотел этого, думал Пьер, – а этот человек знает истину, и ежели бы он захотел, он мог бы открыть мне её». Пьер хотел и не смел сказать этого масону. Проезжающий, привычными, старческими руками уложив свои вещи, застегивал свой тулупчик. Окончив эти дела, он обратился к Безухому и равнодушно, учтивым тоном, сказал ему:
– Вы куда теперь изволите ехать, государь мой?
– Я?… Я в Петербург, – отвечал Пьер детским, нерешительным голосом. – Я благодарю вас. Я во всем согласен с вами. Но вы не думайте, чтобы я был так дурен. Я всей душой желал быть тем, чем вы хотели бы, чтобы я был; но я ни в ком никогда не находил помощи… Впрочем, я сам прежде всего виноват во всем. Помогите мне, научите меня и, может быть, я буду… – Пьер не мог говорить дальше; он засопел носом и отвернулся.
Масон долго молчал, видимо что то обдумывая.
– Помощь дается токмо от Бога, – сказал он, – но ту меру помощи, которую во власти подать наш орден, он подаст вам, государь мой. Вы едете в Петербург, передайте это графу Вилларскому (он достал бумажник и на сложенном вчетверо большом листе бумаги написал несколько слов). Один совет позвольте подать вам. Приехав в столицу, посвятите первое время уединению, обсуждению самого себя, и не вступайте на прежние пути жизни. Затем желаю вам счастливого пути, государь мой, – сказал он, заметив, что слуга его вошел в комнату, – и успеха…
Проезжающий был Осип Алексеевич Баздеев, как узнал Пьер по книге смотрителя. Баздеев был одним из известнейших масонов и мартинистов еще Новиковского времени. Долго после его отъезда Пьер, не ложась спать и не спрашивая лошадей, ходил по станционной комнате, обдумывая свое порочное прошедшее и с восторгом обновления представляя себе свое блаженное, безупречное и добродетельное будущее, которое казалось ему так легко. Он был, как ему казалось, порочным только потому, что он как то случайно запамятовал, как хорошо быть добродетельным. В душе его не оставалось ни следа прежних сомнений. Он твердо верил в возможность братства людей, соединенных с целью поддерживать друг друга на пути добродетели, и таким представлялось ему масонство.


Приехав в Петербург, Пьер никого не известил о своем приезде, никуда не выезжал, и стал целые дни проводить за чтением Фомы Кемпийского, книги, которая неизвестно кем была доставлена ему. Одно и всё одно понимал Пьер, читая эту книгу; он понимал неизведанное еще им наслаждение верить в возможность достижения совершенства и в возможность братской и деятельной любви между людьми, открытую ему Осипом Алексеевичем. Через неделю после его приезда молодой польский граф Вилларский, которого Пьер поверхностно знал по петербургскому свету, вошел вечером в его комнату с тем официальным и торжественным видом, с которым входил к нему секундант Долохова и, затворив за собой дверь и убедившись, что в комнате никого кроме Пьера не было, обратился к нему:
– Я приехал к вам с поручением и предложением, граф, – сказал он ему, не садясь. – Особа, очень высоко поставленная в нашем братстве, ходатайствовала о том, чтобы вы были приняты в братство ранее срока, и предложила мне быть вашим поручителем. Я за священный долг почитаю исполнение воли этого лица. Желаете ли вы вступить за моим поручительством в братство свободных каменьщиков?
Холодный и строгий тон человека, которого Пьер видел почти всегда на балах с любезною улыбкою, в обществе самых блестящих женщин, поразил Пьера.
– Да, я желаю, – сказал Пьер.
Вилларский наклонил голову. – Еще один вопрос, граф, сказал он, на который я вас не как будущего масона, но как честного человека (galant homme) прошу со всею искренностью отвечать мне: отреклись ли вы от своих прежних убеждений, верите ли вы в Бога?
Пьер задумался. – Да… да, я верю в Бога, – сказал он.
– В таком случае… – начал Вилларский, но Пьер перебил его. – Да, я верю в Бога, – сказал он еще раз.
– В таком случае мы можем ехать, – сказал Вилларский. – Карета моя к вашим услугам.
Всю дорогу Вилларский молчал. На вопросы Пьера, что ему нужно делать и как отвечать, Вилларский сказал только, что братья, более его достойные, испытают его, и что Пьеру больше ничего не нужно, как говорить правду.
Въехав в ворота большого дома, где было помещение ложи, и пройдя по темной лестнице, они вошли в освещенную, небольшую прихожую, где без помощи прислуги, сняли шубы. Из передней они прошли в другую комнату. Какой то человек в странном одеянии показался у двери. Вилларский, выйдя к нему навстречу, что то тихо сказал ему по французски и подошел к небольшому шкафу, в котором Пьер заметил невиданные им одеяния. Взяв из шкафа платок, Вилларский наложил его на глаза Пьеру и завязал узлом сзади, больно захватив в узел его волоса. Потом он пригнул его к себе, поцеловал и, взяв за руку, повел куда то. Пьеру было больно от притянутых узлом волос, он морщился от боли и улыбался от стыда чего то. Огромная фигура его с опущенными руками, с сморщенной и улыбающейся физиономией, неверными робкими шагами подвигалась за Вилларским.
Проведя его шагов десять, Вилларский остановился.
– Что бы ни случилось с вами, – сказал он, – вы должны с мужеством переносить всё, ежели вы твердо решились вступить в наше братство. (Пьер утвердительно отвечал наклонением головы.) Когда вы услышите стук в двери, вы развяжете себе глаза, – прибавил Вилларский; – желаю вам мужества и успеха. И, пожав руку Пьеру, Вилларский вышел.
Оставшись один, Пьер продолжал всё так же улыбаться. Раза два он пожимал плечами, подносил руку к платку, как бы желая снять его, и опять опускал ее. Пять минут, которые он пробыл с связанными глазами, показались ему часом. Руки его отекли, ноги подкашивались; ему казалось, что он устал. Он испытывал самые сложные и разнообразные чувства. Ему было и страшно того, что с ним случится, и еще более страшно того, как бы ему не выказать страха. Ему было любопытно узнать, что будет с ним, что откроется ему; но более всего ему было радостно, что наступила минута, когда он наконец вступит на тот путь обновления и деятельно добродетельной жизни, о котором он мечтал со времени своей встречи с Осипом Алексеевичем. В дверь послышались сильные удары. Пьер снял повязку и оглянулся вокруг себя. В комнате было черно – темно: только в одном месте горела лампада, в чем то белом. Пьер подошел ближе и увидал, что лампада стояла на черном столе, на котором лежала одна раскрытая книга. Книга была Евангелие; то белое, в чем горела лампада, был человечий череп с своими дырами и зубами. Прочтя первые слова Евангелия: «Вначале бе слово и слово бе к Богу», Пьер обошел стол и увидал большой, наполненный чем то и открытый ящик. Это был гроб с костями. Его нисколько не удивило то, что он увидал. Надеясь вступить в совершенно новую жизнь, совершенно отличную от прежней, он ожидал всего необыкновенного, еще более необыкновенного чем то, что он видел. Череп, гроб, Евангелие – ему казалось, что он ожидал всего этого, ожидал еще большего. Стараясь вызвать в себе чувство умиленья, он смотрел вокруг себя. – «Бог, смерть, любовь, братство людей», – говорил он себе, связывая с этими словами смутные, но радостные представления чего то. Дверь отворилась, и кто то вошел.
При слабом свете, к которому однако уже успел Пьер приглядеться, вошел невысокий человек. Видимо с света войдя в темноту, человек этот остановился; потом осторожными шагами он подвинулся к столу и положил на него небольшие, закрытые кожаными перчатками, руки.
Невысокий человек этот был одет в белый, кожаный фартук, прикрывавший его грудь и часть ног, на шее было надето что то вроде ожерелья, и из за ожерелья выступал высокий, белый жабо, окаймлявший его продолговатое лицо, освещенное снизу.
– Для чего вы пришли сюда? – спросил вошедший, по шороху, сделанному Пьером, обращаясь в его сторону. – Для чего вы, неверующий в истины света и не видящий света, для чего вы пришли сюда, чего хотите вы от нас? Премудрости, добродетели, просвещения?
В ту минуту как дверь отворилась и вошел неизвестный человек, Пьер испытал чувство страха и благоговения, подобное тому, которое он в детстве испытывал на исповеди: он почувствовал себя с глазу на глаз с совершенно чужим по условиям жизни и с близким, по братству людей, человеком. Пьер с захватывающим дыханье биением сердца подвинулся к ритору (так назывался в масонстве брат, приготовляющий ищущего к вступлению в братство). Пьер, подойдя ближе, узнал в риторе знакомого человека, Смольянинова, но ему оскорбительно было думать, что вошедший был знакомый человек: вошедший был только брат и добродетельный наставник. Пьер долго не мог выговорить слова, так что ритор должен был повторить свой вопрос.
– Да, я… я… хочу обновления, – с трудом выговорил Пьер.
– Хорошо, – сказал Смольянинов, и тотчас же продолжал: – Имеете ли вы понятие о средствах, которыми наш святой орден поможет вам в достижении вашей цели?… – сказал ритор спокойно и быстро.
– Я… надеюсь… руководства… помощи… в обновлении, – сказал Пьер с дрожанием голоса и с затруднением в речи, происходящим и от волнения, и от непривычки говорить по русски об отвлеченных предметах.
– Какое понятие вы имеете о франк масонстве?
– Я подразумеваю, что франк масонство есть fraterienité [братство]; и равенство людей с добродетельными целями, – сказал Пьер, стыдясь по мере того, как он говорил, несоответственности своих слов с торжественностью минуты. Я подразумеваю…
– Хорошо, – сказал ритор поспешно, видимо вполне удовлетворенный этим ответом. – Искали ли вы средств к достижению своей цели в религии?
– Нет, я считал ее несправедливою, и не следовал ей, – сказал Пьер так тихо, что ритор не расслышал его и спросил, что он говорит. – Я был атеистом, – отвечал Пьер.
– Вы ищете истины для того, чтобы следовать в жизни ее законам; следовательно, вы ищете премудрости и добродетели, не так ли? – сказал ритор после минутного молчания.
– Да, да, – подтвердил Пьер.
Ритор прокашлялся, сложил на груди руки в перчатках и начал говорить:
– Теперь я должен открыть вам главную цель нашего ордена, – сказал он, – и ежели цель эта совпадает с вашею, то вы с пользою вступите в наше братство. Первая главнейшая цель и купно основание нашего ордена, на котором он утвержден, и которого никакая сила человеческая не может низвергнуть, есть сохранение и предание потомству некоего важного таинства… от самых древнейших веков и даже от первого человека до нас дошедшего, от которого таинства, может быть, зависит судьба рода человеческого. Но так как сие таинство такого свойства, что никто не может его знать и им пользоваться, если долговременным и прилежным очищением самого себя не приуготовлен, то не всяк может надеяться скоро обрести его. Поэтому мы имеем вторую цель, которая состоит в том, чтобы приуготовлять наших членов, сколько возможно, исправлять их сердце, очищать и просвещать их разум теми средствами, которые нам преданием открыты от мужей, потрудившихся в искании сего таинства, и тем учинять их способными к восприятию оного. Очищая и исправляя наших членов, мы стараемся в третьих исправлять и весь человеческий род, предлагая ему в членах наших пример благочестия и добродетели, и тем стараемся всеми силами противоборствовать злу, царствующему в мире. Подумайте об этом, и я опять приду к вам, – сказал он и вышел из комнаты.
– Противоборствовать злу, царствующему в мире… – повторил Пьер, и ему представилась его будущая деятельность на этом поприще. Ему представлялись такие же люди, каким он был сам две недели тому назад, и он мысленно обращал к ним поучительно наставническую речь. Он представлял себе порочных и несчастных людей, которым он помогал словом и делом; представлял себе угнетателей, от которых он спасал их жертвы. Из трех поименованных ритором целей, эта последняя – исправление рода человеческого, особенно близка была Пьеру. Некое важное таинство, о котором упомянул ритор, хотя и подстрекало его любопытство, не представлялось ему существенным; а вторая цель, очищение и исправление себя, мало занимала его, потому что он в эту минуту с наслаждением чувствовал себя уже вполне исправленным от прежних пороков и готовым только на одно доброе.
Через полчаса вернулся ритор передать ищущему те семь добродетелей, соответствующие семи ступеням храма Соломона, которые должен был воспитывать в себе каждый масон. Добродетели эти были: 1) скромность , соблюдение тайны ордена, 2) повиновение высшим чинам ордена, 3) добронравие, 4) любовь к человечеству, 5) мужество, 6) щедрость и 7) любовь к смерти.
– В седьмых старайтесь, – сказал ритор, – частым помышлением о смерти довести себя до того, чтобы она не казалась вам более страшным врагом, но другом… который освобождает от бедственной сей жизни в трудах добродетели томившуюся душу, для введения ее в место награды и успокоения.
«Да, это должно быть так», – думал Пьер, когда после этих слов ритор снова ушел от него, оставляя его уединенному размышлению. «Это должно быть так, но я еще так слаб, что люблю свою жизнь, которой смысл только теперь по немногу открывается мне». Но остальные пять добродетелей, которые перебирая по пальцам вспомнил Пьер, он чувствовал в душе своей: и мужество , и щедрость , и добронравие , и любовь к человечеству , и в особенности повиновение , которое даже не представлялось ему добродетелью, а счастьем. (Ему так радостно было теперь избавиться от своего произвола и подчинить свою волю тому и тем, которые знали несомненную истину.) Седьмую добродетель Пьер забыл и никак не мог вспомнить ее.
В третий раз ритор вернулся скорее и спросил Пьера, всё ли он тверд в своем намерении, и решается ли подвергнуть себя всему, что от него потребуется.
– Я готов на всё, – сказал Пьер.
– Еще должен вам сообщить, – сказал ритор, – что орден наш учение свое преподает не словами токмо, но иными средствами, которые на истинного искателя мудрости и добродетели действуют, может быть, сильнее, нежели словесные токмо объяснения. Сия храмина убранством своим, которое вы видите, уже должна была изъяснить вашему сердцу, ежели оно искренно, более нежели слова; вы увидите, может быть, и при дальнейшем вашем принятии подобный образ изъяснения. Орден наш подражает древним обществам, которые открывали свое учение иероглифами. Иероглиф, – сказал ритор, – есть наименование какой нибудь неподверженной чувствам вещи, которая содержит в себе качества, подобные изобразуемой.
Пьер знал очень хорошо, что такое иероглиф, но не смел говорить. Он молча слушал ритора, по всему чувствуя, что тотчас начнутся испытанья.
– Ежели вы тверды, то я должен приступить к введению вас, – говорил ритор, ближе подходя к Пьеру. – В знак щедрости прошу вас отдать мне все драгоценные вещи.
– Но я с собою ничего не имею, – сказал Пьер, полагавший, что от него требуют выдачи всего, что он имеет.
– То, что на вас есть: часы, деньги, кольца…
Пьер поспешно достал кошелек, часы, и долго не мог снять с жирного пальца обручальное кольцо. Когда это было сделано, масон сказал:
– В знак повиновенья прошу вас раздеться. – Пьер снял фрак, жилет и левый сапог по указанию ритора. Масон открыл рубашку на его левой груди, и, нагнувшись, поднял его штанину на левой ноге выше колена. Пьер поспешно хотел снять и правый сапог и засучить панталоны, чтобы избавить от этого труда незнакомого ему человека, но масон сказал ему, что этого не нужно – и подал ему туфлю на левую ногу. С детской улыбкой стыдливости, сомнения и насмешки над самим собою, которая против его воли выступала на лицо, Пьер стоял, опустив руки и расставив ноги, перед братом ритором, ожидая его новых приказаний.
– И наконец, в знак чистосердечия, я прошу вас открыть мне главное ваше пристрастие, – сказал он.
– Мое пристрастие! У меня их было так много, – сказал Пьер.
– То пристрастие, которое более всех других заставляло вас колебаться на пути добродетели, – сказал масон.
Пьер помолчал, отыскивая.
«Вино? Объедение? Праздность? Леность? Горячность? Злоба? Женщины?» Перебирал он свои пороки, мысленно взвешивая их и не зная которому отдать преимущество.
– Женщины, – сказал тихим, чуть слышным голосом Пьер. Масон не шевелился и не говорил долго после этого ответа. Наконец он подвинулся к Пьеру, взял лежавший на столе платок и опять завязал ему глаза.
– Последний раз говорю вам: обратите всё ваше внимание на самого себя, наложите цепи на свои чувства и ищите блаженства не в страстях, а в своем сердце. Источник блаженства не вне, а внутри нас…
Пьер уже чувствовал в себе этот освежающий источник блаженства, теперь радостью и умилением переполнявший его душу.


Скоро после этого в темную храмину пришел за Пьером уже не прежний ритор, а поручитель Вилларский, которого он узнал по голосу. На новые вопросы о твердости его намерения, Пьер отвечал: «Да, да, согласен», – и с сияющею детскою улыбкой, с открытой, жирной грудью, неровно и робко шагая одной разутой и одной обутой ногой, пошел вперед с приставленной Вилларским к его обнаженной груди шпагой. Из комнаты его повели по коридорам, поворачивая взад и вперед, и наконец привели к дверям ложи. Вилларский кашлянул, ему ответили масонскими стуками молотков, дверь отворилась перед ними. Чей то басистый голос (глаза Пьера всё были завязаны) сделал ему вопросы о том, кто он, где, когда родился? и т. п. Потом его опять повели куда то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном Строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности. Во время этого путешествия Пьер заметил, что его называли то ищущим, то страждущим, то требующим, и различно стучали при этом молотками и шпагами. В то время как его подводили к какому то предмету, он заметил, что произошло замешательство и смятение между его руководителями. Он слышал, как шопотом заспорили между собой окружающие люди и как один настаивал на том, чтобы он был проведен по какому то ковру. После этого взяли его правую руку, положили на что то, а левою велели ему приставить циркуль к левой груди, и заставили его, повторяя слова, которые читал другой, прочесть клятву верности законам ордена. Потом потушили свечи, зажгли спирт, как это слышал по запаху Пьер, и сказали, что он увидит малый свет. С него сняли повязку, и Пьер как во сне увидал, в слабом свете спиртового огня, несколько людей, которые в таких же фартуках, как и ритор, стояли против него и держали шпаги, направленные в его грудь. Между ними стоял человек в белой окровавленной рубашке. Увидав это, Пьер грудью надвинулся вперед на шпаги, желая, чтобы они вонзились в него. Но шпаги отстранились от него и ему тотчас же опять надели повязку. – Теперь ты видел малый свет, – сказал ему чей то голос. Потом опять зажгли свечи, сказали, что ему надо видеть полный свет, и опять сняли повязку и более десяти голосов вдруг сказали: sic transit gloria mundi. [так проходит мирская слава.]
Пьер понемногу стал приходить в себя и оглядывать комнату, где он был, и находившихся в ней людей. Вокруг длинного стола, покрытого черным, сидело человек двенадцать, всё в тех же одеяниях, как и те, которых он прежде видел. Некоторых Пьер знал по петербургскому обществу. На председательском месте сидел незнакомый молодой человек, в особом кресте на шее. По правую руку сидел итальянец аббат, которого Пьер видел два года тому назад у Анны Павловны. Еще был тут один весьма важный сановник и один швейцарец гувернер, живший прежде у Курагиных. Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой было что то в роде алтаря с Евангелием и черепом. Кругом стола было 7 больших, в роде церковных, подсвечников. Двое из братьев подвели Пьера к алтарю, поставили ему ноги в прямоугольное положение и приказали ему лечь, говоря, что он повергается к вратам храма.
– Он прежде должен получить лопату, – сказал шопотом один из братьев.
– А! полноте пожалуйста, – сказал другой.
Пьер, растерянными, близорукими глазами, не повинуясь, оглянулся вокруг себя, и вдруг на него нашло сомнение. «Где я? Что я делаю? Не смеются ли надо мной? Не будет ли мне стыдно вспоминать это?» Но сомнение это продолжалось только одно мгновение. Пьер оглянулся на серьезные лица окружавших его людей, вспомнил всё, что он уже прошел, и понял, что нельзя остановиться на половине дороги. Он ужаснулся своему сомнению и, стараясь вызвать в себе прежнее чувство умиления, повергся к вратам храма. И действительно чувство умиления, еще сильнейшего, чем прежде, нашло на него. Когда он пролежал несколько времени, ему велели встать и надели на него такой же белый кожаный фартук, какие были на других, дали ему в руки лопату и три пары перчаток, и тогда великий мастер обратился к нему. Он сказал ему, чтобы он старался ничем не запятнать белизну этого фартука, представляющего крепость и непорочность; потом о невыясненной лопате сказал, чтобы он трудился ею очищать свое сердце от пороков и снисходительно заглаживать ею сердце ближнего. Потом про первые перчатки мужские сказал, что значения их он не может знать, но должен хранить их, про другие перчатки мужские сказал, что он должен надевать их в собраниях и наконец про третьи женские перчатки сказал: «Любезный брат, и сии женские перчатки вам определены суть. Отдайте их той женщине, которую вы будете почитать больше всех. Сим даром уверите в непорочности сердца вашего ту, которую изберете вы себе в достойную каменьщицу». И помолчав несколько времени, прибавил: – «Но соблюди, любезный брат, да не украшают перчатки сии рук нечистых». В то время как великий мастер произносил эти последние слова, Пьеру показалось, что председатель смутился. Пьер смутился еще больше, покраснел до слез, как краснеют дети, беспокойно стал оглядываться и произошло неловкое молчание.
Молчание это было прервано одним из братьев, который, подведя Пьера к ковру, начал из тетради читать ему объяснение всех изображенных на нем фигур: солнца, луны, молотка. отвеса, лопаты, дикого и кубического камня, столба, трех окон и т. д. Потом Пьеру назначили его место, показали ему знаки ложи, сказали входное слово и наконец позволили сесть. Великий мастер начал читать устав. Устав был очень длинен, и Пьер от радости, волнения и стыда не был в состоянии понимать того, что читали. Он вслушался только в последние слова устава, которые запомнились ему.
«В наших храмах мы не знаем других степеней, – читал „великий мастер, – кроме тех, которые находятся между добродетелью и пороком. Берегись делать какое нибудь различие, могущее нарушить равенство. Лети на помощь к брату, кто бы он ни был, настави заблуждающегося, подними упадающего и не питай никогда злобы или вражды на брата. Будь ласков и приветлив. Возбуждай во всех сердцах огнь добродетели. Дели счастье с ближним твоим, и да не возмутит никогда зависть чистого сего наслаждения. Прощай врагу твоему, не мсти ему, разве только деланием ему добра. Исполнив таким образом высший закон, ты обрящешь следы древнего, утраченного тобой величества“.
Кончил он и привстав обнял Пьера и поцеловал его. Пьер, с слезами радости на глазах, смотрел вокруг себя, не зная, что отвечать на поздравления и возобновления знакомств, с которыми окружили его. Он не признавал никаких знакомств; во всех людях этих он видел только братьев, с которыми сгорал нетерпением приняться за дело.
Великий мастер стукнул молотком, все сели по местам, и один прочел поучение о необходимости смирения.
Великий мастер предложил исполнить последнюю обязанность, и важный сановник, который носил звание собирателя милостыни, стал обходить братьев. Пьеру хотелось записать в лист милостыни все деньги, которые у него были, но он боялся этим выказать гордость, и записал столько же, сколько записывали другие.
Заседание было кончено, и по возвращении домой, Пьеру казалось, что он приехал из какого то дальнего путешествия, где он провел десятки лет, совершенно изменился и отстал от прежнего порядка и привычек жизни.


На другой день после приема в ложу, Пьер сидел дома, читая книгу и стараясь вникнуть в значение квадрата, изображавшего одной своей стороною Бога, другою нравственное, третьею физическое и четвертою смешанное. Изредка он отрывался от книги и квадрата и в воображении своем составлял себе новый план жизни. Вчера в ложе ему сказали, что до сведения государя дошел слух о дуэли, и что Пьеру благоразумнее бы было удалиться из Петербурга. Пьер предполагал ехать в свои южные имения и заняться там своими крестьянами. Он радостно обдумывал эту новую жизнь, когда неожиданно в комнату вошел князь Василий.
– Мой друг, что ты наделал в Москве? За что ты поссорился с Лёлей, mon сher? [дорогой мoй?] Ты в заблуждении, – сказал князь Василий, входя в комнату. – Я всё узнал, я могу тебе сказать верно, что Элен невинна перед тобой, как Христос перед жидами. – Пьер хотел отвечать, но он перебил его. – И зачем ты не обратился прямо и просто ко мне, как к другу? Я всё знаю, я всё понимаю, – сказал он, – ты вел себя, как прилично человеку, дорожащему своей честью; может быть слишком поспешно, но об этом мы не будем судить. Одно ты помни, в какое положение ты ставишь ее и меня в глазах всего общества и даже двора, – прибавил он, понизив голос. – Она живет в Москве, ты здесь. Помни, мой милый, – он потянул его вниз за руку, – здесь одно недоразуменье; ты сам, я думаю, чувствуешь. Напиши сейчас со мною письмо, и она приедет сюда, всё объяснится, а то я тебе скажу, ты очень легко можешь пострадать, мой милый.
Князь Василий внушительно взглянул на Пьера. – Мне из хороших источников известно, что вдовствующая императрица принимает живой интерес во всем этом деле. Ты знаешь, она очень милостива к Элен.
Несколько раз Пьер собирался говорить, но с одной стороны князь Василий не допускал его до этого, с другой стороны сам Пьер боялся начать говорить в том тоне решительного отказа и несогласия, в котором он твердо решился отвечать своему тестю. Кроме того слова масонского устава: «буди ласков и приветлив» вспоминались ему. Он морщился, краснел, вставал и опускался, работая над собою в самом трудном для него в жизни деле – сказать неприятное в глаза человеку, сказать не то, чего ожидал этот человек, кто бы он ни был. Он так привык повиноваться этому тону небрежной самоуверенности князя Василия, что и теперь он чувствовал, что не в силах будет противостоять ей; но он чувствовал, что от того, что он скажет сейчас, будет зависеть вся дальнейшая судьба его: пойдет ли он по старой, прежней дороге, или по той новой, которая так привлекательно была указана ему масонами, и на которой он твердо верил, что найдет возрождение к новой жизни.
– Ну, мой милый, – шутливо сказал князь Василий, – скажи же мне: «да», и я от себя напишу ей, и мы убьем жирного тельца. – Но князь Василий не успел договорить своей шутки, как Пьер с бешенством в лице, которое напоминало его отца, не глядя в глаза собеседнику, проговорил шопотом:
– Князь, я вас не звал к себе, идите, пожалуйста, идите! – Он вскочил и отворил ему дверь.
– Идите же, – повторил он, сам себе не веря и радуясь выражению смущенности и страха, показавшемуся на лице князя Василия.
– Что с тобой? Ты болен?
– Идите! – еще раз проговорил дрожащий голос. И князь Василий должен был уехать, не получив никакого объяснения.
Через неделю Пьер, простившись с новыми друзьями масонами и оставив им большие суммы на милостыни, уехал в свои именья. Его новые братья дали ему письма в Киев и Одессу, к тамошним масонам, и обещали писать ему и руководить его в его новой деятельности.


Дело Пьера с Долоховым было замято, и, несмотря на тогдашнюю строгость государя в отношении дуэлей, ни оба противника, ни их секунданты не пострадали. Но история дуэли, подтвержденная разрывом Пьера с женой, разгласилась в обществе. Пьер, на которого смотрели снисходительно, покровительственно, когда он был незаконным сыном, которого ласкали и прославляли, когда он был лучшим женихом Российской империи, после своей женитьбы, когда невестам и матерям нечего было ожидать от него, сильно потерял во мнении общества, тем более, что он не умел и не желал заискивать общественного благоволения. Теперь его одного обвиняли в происшедшем, говорили, что он бестолковый ревнивец, подверженный таким же припадкам кровожадного бешенства, как и его отец. И когда, после отъезда Пьера, Элен вернулась в Петербург, она была не только радушно, но с оттенком почтительности, относившейся к ее несчастию, принята всеми своими знакомыми. Когда разговор заходил о ее муже, Элен принимала достойное выражение, которое она – хотя и не понимая его значения – по свойственному ей такту, усвоила себе. Выражение это говорило, что она решилась, не жалуясь, переносить свое несчастие, и что ее муж есть крест, посланный ей от Бога. Князь Василий откровеннее высказывал свое мнение. Он пожимал плечами, когда разговор заходил о Пьере, и, указывая на лоб, говорил:
– Un cerveau fele – je le disais toujours. [Полусумасшедший – я всегда это говорил.]
– Я вперед сказала, – говорила Анна Павловна о Пьере, – я тогда же сейчас сказала, и прежде всех (она настаивала на своем первенстве), что это безумный молодой человек, испорченный развратными идеями века. Я тогда еще сказала это, когда все восхищались им и он только приехал из за границы, и помните, у меня как то вечером представлял из себя какого то Марата. Чем же кончилось? Я тогда еще не желала этой свадьбы и предсказала всё, что случится.
Анна Павловна по прежнему давала у себя в свободные дни такие вечера, как и прежде, и такие, какие она одна имела дар устроивать, вечера, на которых собиралась, во первых, la creme de la veritable bonne societe, la fine fleur de l'essence intellectuelle de la societe de Petersbourg, [сливки настоящего хорошего общества, цвет интеллектуальной эссенции петербургского общества,] как говорила сама Анна Павловна. Кроме этого утонченного выбора общества, вечера Анны Павловны отличались еще тем, что всякий раз на своем вечере Анна Павловна подавала своему обществу какое нибудь новое, интересное лицо, и что нигде, как на этих вечерах, не высказывался так очевидно и твердо градус политического термометра, на котором стояло настроение придворного легитимистского петербургского общества.
В конце 1806 года, когда получены были уже все печальные подробности об уничтожении Наполеоном прусской армии под Иеной и Ауерштетом и о сдаче большей части прусских крепостей, когда войска наши уж вступили в Пруссию, и началась наша вторая война с Наполеоном, Анна Павловна собрала у себя вечер. La creme de la veritable bonne societe [Сливки настоящего хорошего общества] состояла из обворожительной и несчастной, покинутой мужем, Элен, из MorteMariet'a, обворожительного князя Ипполита, только что приехавшего из Вены, двух дипломатов, тетушки, одного молодого человека, пользовавшегося в гостиной наименованием просто d'un homme de beaucoup de merite, [весьма достойный человек,] одной вновь пожалованной фрейлины с матерью и некоторых других менее заметных особ.
Лицо, которым как новинкой угащивала в этот вечер Анна Павловна своих гостей, был Борис Друбецкой, только что приехавший курьером из прусской армии и находившийся адъютантом у очень важного лица.
Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. Мы не перестанем высказывать свой непритворный на этот счет образ мыслей, и можем сказать только прусскому королю и другим: тем хуже для вас. Tu l'as voulu, George Dandin, [Ты этого хотел, Жорж Дандэн,] вот всё, что мы можем сказать. Вот что указывал политический термометр на вечере Анны Павловны. Когда Борис, который должен был быть поднесен гостям, вошел в гостиную, уже почти всё общество было в сборе, и разговор, руководимый Анной Павловной, шел о наших дипломатических сношениях с Австрией и о надежде на союз с нею.
Борис в щегольском, адъютантском мундире, возмужавший, свежий и румяный, свободно вошел в гостиную и был отведен, как следовало, для приветствия к тетушке и снова присоединен к общему кружку.
Анна Павловна дала поцеловать ему свою сухую руку, познакомила его с некоторыми незнакомыми ему лицами и каждого шопотом определила ему.
– Le Prince Hyppolite Kouraguine – charmant jeune homme. M r Kroug charge d'affaires de Kopenhague – un esprit profond, и просто: М r Shittoff un homme de beaucoup de merite [Князь Ипполит Курагин, милый молодой человек. Г. Круг, Копенгагенский поверенный в делах, глубокий ум. Г. Шитов, весьма достойный человек] про того, который носил это наименование.