Среднее имя

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Среднее имя (англ. middle name, также второе имя) — имя, обычно расположенное между личным именем и фамилией. Используется как элемент полного имени, в основном в Европе и западных странах. Как правило, по форме представляет собой второе личное имя, но в некоторых случаях такое имя традиционно даётся в честь матери или бабушки женщинам и в честь отца или деда мужчинам (что роднит его с отчеством, но не является тождественным ему).





Исландия

У исландцев нет фамилий. В Исландии человека называют его собственным именем, с прибавлением имени отца (изредка матери), что соответствует русскому отчеству.

Швеция

В Швеции среднее имя является второй фамилией. Супруг или супруга, после заключения брака может записать свою старую или новую фамилию мужа/жены себе в виде среднего имени (мелланнамна). Дети могут себе брать фамилию одного из родителей в качестве среднего имени, а другого родителя — в качестве фамилии и позже, при желании, менять их местами. Дополнительные личные имена (в честь матери/отца или бабушки/дедушки) являются первыми именами, из которых человеком выбирается основное, то, по которому его будут звать окружающие.

Англия

По статистике, всеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2812 дней] английские дети получают при рождении два имени — личное (first name) и среднее (middle). Обычай давать ребёнку среднее имя восходит к традиции присваивать новорожденному несколько личных имён. В современном английском именнике случаи присвоения двух или трёх средних имён встречаются чаще, чем полное отсутствие среднего имени. Хотя и нет закона, ограничивающего количество средних имён, больше четырёх дополнительных средних имён обычно не присваивается: Чарльз Филипп Артур Джордж, Эндрю Альберт Кристиан Эдвард, Эдвард Энтони Ричард Луи, Анна Элизабет Алиса Луиза. В настоящее время среднее имя играет роль дополнительного отличительного признака, особенно для лиц, которые носят широко распространённые имена и фамилии. В качестве средних имён используются как имена личные, так и географические названия, нарицательные имена и т. п. Часто в качестве средних имён используются фамилии людей, в честь которых они присваиваются.

Азербайджан

В Азербайджане среднее имя это имя отца и добавления в конце "оглы" ("oğlu"), что означает "сын" или "кызы" ("qızı"), что означает "дочь". Это соответствует русскому отчеству Стандартное азербайджанское имя "Анар Ариф оглы Алиев" буквально означает "Анар (сын Арифа) Алиев".

Израиль

В Израиле, особенно в религиозных семьях, детям нередко дают двойные имена. Это особенно часто встречается, если хотят назвать ребёнка в честь родственника, умершего (у ашкеназов) или живущего (у сефардов). Первое имя выбирают, какое понравилось родителям, а второе — в честь родственника или какого-нибудь праведника.

Также в еврейской традиции слабому новорожденному ребёнку дают второе имя Хаим (мальчикам) или Хая (девочкам) (в переводе: живой/живая), как послание или просьба ангелу.


Напишите отзыв о статье "Среднее имя"

Отрывок, характеризующий Среднее имя

Древние оставили нам образцы героических поэм, в которых герои составляют весь интерес истории, и мы все еще не можем привыкнуть к тому, что для нашего человеческого времени история такого рода не имеет смысла.
На другой вопрос: как даны были Бородинское и предшествующее ему Шевардинское сражения – существует точно так же весьма определенное и всем известное, совершенно ложное представление. Все историки описывают дело следующим образом:
Русская армия будто бы в отступлении своем от Смоленска отыскивала себе наилучшую позицию для генерального сражения, и таковая позиция была найдена будто бы у Бородина.
Русские будто бы укрепили вперед эту позицию, влево от дороги (из Москвы в Смоленск), под прямым почти углом к ней, от Бородина к Утице, на том самом месте, где произошло сражение.
Впереди этой позиции будто бы был выставлен для наблюдения за неприятелем укрепленный передовой пост на Шевардинском кургане. 24 го будто бы Наполеон атаковал передовой пост и взял его; 26 го же атаковал всю русскую армию, стоявшую на позиции на Бородинском поле.
Так говорится в историях, и все это совершенно несправедливо, в чем легко убедится всякий, кто захочет вникнуть в сущность дела.
Русские не отыскивали лучшей позиции; а, напротив, в отступлении своем прошли много позиций, которые были лучше Бородинской. Они не остановились ни на одной из этих позиций: и потому, что Кутузов не хотел принять позицию, избранную не им, и потому, что требованье народного сражения еще недостаточно сильно высказалось, и потому, что не подошел еще Милорадович с ополчением, и еще по другим причинам, которые неисчислимы. Факт тот – что прежние позиции были сильнее и что Бородинская позиция (та, на которой дано сражение) не только не сильна, но вовсе не есть почему нибудь позиция более, чем всякое другое место в Российской империи, на которое, гадая, указать бы булавкой на карте.
Русские не только не укрепляли позицию Бородинского поля влево под прямым углом от дороги (то есть места, на котором произошло сражение), но и никогда до 25 го августа 1812 года не думали о том, чтобы сражение могло произойти на этом месте. Этому служит доказательством, во первых, то, что не только 25 го не было на этом месте укреплений, но что, начатые 25 го числа, они не были кончены и 26 го; во вторых, доказательством служит положение Шевардинского редута: Шевардинский редут, впереди той позиции, на которой принято сражение, не имеет никакого смысла. Для чего был сильнее всех других пунктов укреплен этот редут? И для чего, защищая его 24 го числа до поздней ночи, были истощены все усилия и потеряно шесть тысяч человек? Для наблюдения за неприятелем достаточно было казачьего разъезда. В третьих, доказательством того, что позиция, на которой произошло сражение, не была предвидена и что Шевардинский редут не был передовым пунктом этой позиции, служит то, что Барклай де Толли и Багратион до 25 го числа находились в убеждении, что Шевардинский редут есть левый фланг позиции и что сам Кутузов в донесении своем, писанном сгоряча после сражения, называет Шевардинский редут левым флангом позиции. Уже гораздо после, когда писались на просторе донесения о Бородинском сражении, было (вероятно, для оправдания ошибок главнокомандующего, имеющего быть непогрешимым) выдумано то несправедливое и странное показание, будто Шевардинский редут служил передовым постом (тогда как это был только укрепленный пункт левого фланга) и будто Бородинское сражение было принято нами на укрепленной и наперед избранной позиции, тогда как оно произошло на совершенно неожиданном и почти не укрепленном месте.