Деньги

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Денежные средства»)
Перейти к: навигация, поиск
Финансы

Публичные финансы:

Международные финансы
Государственный бюджет
Местный бюджет


Частные финансы:

Корпоративные финансы
Финансы домохозяйств


Финансовые рынки:

Рынок денег
Валютный рынок
Фондовый рынок
Срочный рынок


Финансовые инструменты:

Бюджет
Бюджетный учёт
Налоги
Финансирование
Финансовое планирование
Финансовые активы
Авуары • Валюта • Деньги
Ценные бумаги
Финансовые коэффициенты
Финансовый менеджмент
Финансовый контроль


Финансовая деятельность:

Банковское дело
Страхование
Инвестирование
Лизинг


Финансовые институты:

Банк
Небанковская кредитная организация
Кредитный кооператив
Страховая компания
Инвестиционная компания
Инвестиционный фонд
Хедж-фонд
Взаимный фонд
Пенсионный фонд
Трастовая компания
Федеральное казначейство
Казначейство организации


Финансовое право

Де́ньги — специфический товар, обладающий наивысшей ликвидностью, служащий мерилом стоимости других товаров и услуг[1]. Деньги возникли в качестве альтернативы бартеру, то есть прямому обмену одних благ на другие, и, помимо основной функции, измерения стоимости товаров и услуг, используются ещё и как удобный посредник для их обмена.





Содержание

Общие положения

При помощи денег выражают стоимость различных товаров, поскольку деньги легко обмениваются на любой из них[2]. Такая денежная оценка делает разнородные товары легко сопоставимыми при обмене. По мнению сторонников трудовой теории стоимости, в частности К. Маркса, не деньги делают товары соизмеримыми, а наоборот: именно потому, что все товары представляют собой овеществлённый человеческий труд и, следовательно, сами по себе соизмеримы по количеству затраченного труда (сопоставляются затраты количества рабочего времени с учётом квалификации труда, необходимого для воспроизводства товаров). Это позволяет стоимость всех товаров измерять одним и тем же специфическим товаром, превращая этот последний в общую для них меру стоимости, то есть в деньги[3].

Обычно деньгами становится товар с высокой ликвидностью (его легче всего обменять на другой товар, например скот). Помимо меры стоимости для других товаров, деньги являются средством обращения, то есть тем товаром, который является посредником в процессе обмена[4]. Кроме того, функцию денег могут выполнять различные вещи, иные вещные права, обязательства и вещно-обязательственные комплексы.

В отличие от товаров, которые, после обмена уходят из обращения, деньги в качестве средства обращения всегда находятся в нём, непрерывно обслуживая акты обмена товарами[5].

В современных условиях в роли денег выступают не столько конкретные товары (например, золото или иные драгоценные металлы, из которых делаются инвестиционные монеты), сколько обязательства государства или центрального банка в форме банкнот[прим. 1]. Самостоятельной стоимости такие деньги не имеют и являются эквивалентом лишь номинально. Государство обязывает граждан принимать банкноты и монеты в качестве законного средства платежа на данной территории. Для Российской Федерации это указано в Федеральном законе от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (ст. 29, банкноты (банковские билеты) и монеты Банка России являются единственным законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации.; ст. 30, банкноты и монеты являются безусловными обязательствами Банка России и обязательны к приёму по нарицательной стоимости при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации) и в Гражданском кодексе Российской Федерации (ст. 140, рубль является законным платёжным средством, обязательным к приёму по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации).

Этимология

По самой распространённой версии, русское слово «деньги» (ед. ч., уст. «деньга») произошло от тюркского «теңге» или от хазарского «Тамга» — «тавро», «клеймо», «печать».

Тенге (данек в арабских странах; дангх в Персии; танка, тангка или таньга в Индии, на Цейлоне, в Тибете и в Непале; таньга или теньга в Хивинском и Кокандском ханствах, в Бухарском эмирате) — первоначально мелкая серебряная, а затем медная монета в странах Востока. В Древней Греции и в Персии эти монеты называли данака (греч. Δανακη; перс. danaka). Иногда так же называли ещё и греческий обол (например, согласно античным источникам, плату за перевоз усопших в загробный мир — обол Харона).

В «Хожении за три моря» Афанасия Никитина (XV век) индийские и китайские деньги называются тенка, тенки, например, «а родится дитя бѣло, ино гостю пошлины 300 тенекъ», «Почка алмаза новой копи по пять кени, чёрного — по четыре—шесть кени, а белого алмаза — одна тенка». Российские деньги в том же источнике называются рублями[6].

В настоящее время тенге — денежная единица в Казахстане, а также разменная монета в Туркмении.

Со времени формирования централизованного государства на Руси и начала регулярной чеканки монеты в Москве, деньгой стала называться монета достоинством в полкопейки, то есть одна двухсотая рубля. Кроме деньги, были и другие монеты: полушка — полденьги, одна четвёртая копейки; копейка; грош — две копейки; алтын — три копейки (см. пословицу: «Не было ни гроша, да вдруг алтын»); пятак — пять копеек; гривенник — десять копеек; пятиалтынник — пятнадцать копеек; двугривенник — двадцать копеек; полтина — полрубля, то есть пятьдесят копеек; рубль (от глагола «рубить»), или тин (от глагола «тинать», то есть «резать», «рубить», см. в Словаре Владимира Даля: «Монету вытинают чеканом»).

Функции

Основные функции денег

Деньги проявляют себя через свои функции. Обычно выделяют такие функции денег, как:

  • Мера стоимости. Разнородные товары приравниваются и обмениваются между собой на основании цены (коэффициента обмена, стоимости этих товаров, выраженных в количестве денег). Цена товара выполняет такую же измерительную функцию, как в геометрии длина у отрезков, в физике масса у тел. Для измерений не требуется досконально знать, что такое пространство или масса, достаточно уметь сравнивать искомую величину с эталоном. Денежная единица является эталоном для товаров. При этом использование денег в качестве меры стоимости самих денег (продажа денег в качестве товара, обмен денег на деньги) не имеет смысла[7]. Деньги выполняют функцию устойчивой меры стоимости, пока товарная масса по стоимости многократно превышает денежную. При выходе товарно-денежного обращения на уровень баланса товарной и денежной массы деньги утрачивают эту функцию.[8]
  • Средство обращения. Деньги используются в качестве посредника в обращении товаров. Для этой функции крайне важны лёгкость и скорость, с которой деньги могут обмениваться на любой другой товар (показатель ликвидность). При использовании денег товаропроизводитель получает возможность, например, продать свой товар сегодня, а купить сырьё лишь через день, неделю, месяц и т. д. При этом он может продавать свой товар в одном месте, а покупать нужный ему совсем в другом. Таким образом, деньги как средство обращения преодолевают временны́е и пространственные ограничения при обмене.
  • Средство платежа. Деньги используются при регистрации долгов и их уплаты. Эта функция получает самостоятельное значение для ситуаций нестабильных цен на товары. Например, был куплен в долг товар. Сумму долга выражают в деньгах, а не в количестве купленного товара. Последующие изменения цены на товар уже не влияют на сумму долга, которую нужно оплатить деньгами. Данную функцию деньги выполняют также при денежных отношениях с финансовыми органами. Сходную по смыслу роль играют деньги, когда в них выражают какие-либо экономические показатели.
  • Средство накопления. Деньги, накопленные, но не использованные, позволяют переносить покупательную способность из настоящего в будущее. Функцию средства накопления выполняют деньги, временно не участвующие в обороте. В отличие от товаров, деньги не исчезают при потреблении.[9] Однако нужно учитывать, что покупательная способность денег зависит от инфляции.
  • Мировые деньги. Внешнеторговые связи, международные займы, оказание услуг внешнему партнёру вызвали появление мировых денег. Они функционируют как всеобщее платёжное средство, всеобщее покупательное средство и всеобщая материализация общественного богатства. Мировыми деньгами обычно считают резервные валюты (в настоящее время это доллар США, швейцарский франк, евро, английский фунт, японская иена). Но для прямых международных платежей могут применяться деньги и других стран. Например, платёжная система CLS позволяет свободно конвертировать 18 валют. Любая из них выполняет роль международного платёжного средства — хотя бы частично, мировых денег.

Через функции денег раскрываются цели их использования.[9]

Прочие функции денег

Также иногда выделяют такие функции денег:

  • Средство формирования сокровищ. Если в условиях натуральных денег для сохранения баланса между денежной и товарной массами требовалось уменьшить количество денег в обращении, они начинали откладываться в виде сокровищ. Сокровища отличаются от накоплений тем, что накопления являются формой аккумуляции средств для конкретной цели; при достижении необходимого размера или в нужное время они тратятся. Сокровища делают без конкретной цели. Основная причина их образования — невозможность (либо нежелание) эффективного использования всего объёма наличных денег. Сокровища начинают тратить, когда потребность экономики в денежной массе увеличивается. В современных условиях символических денег роль сокровищ в регулировании денежной массы незначительна.
  • Функция мировых денег. Проявляется во взаимоотношениях между экономическими субъектами: государствами, юридическими и физическими лицами, находящимися в разных странах. До XX века роль мировых денег играли благородные металлы (в первую очередь, золото в форме монет или слитков), иногда драгоценные камни. В наши дни эту функцию обычно выполняют некоторые национальные валюты — доллар США, фунт стерлингов, евро и иена, хотя экономические субъекты могут использовать в международных сделках иные валюты. В некоторых странах законы запрещают использовать для сделок внутри страны иностранную валюту, в других это не запрещено. Евро является примером объединения валютных систем ряда стран, которое позволило решить проблему межгосударственных платежей между этими странами путём перехода на единую валюту.

История денег

До появления денег экономика функционировала на основе дара и долга.[10]

В различных регионах мира использовали в качестве денег различные вещи (товарные деньги):

  • на островах Океании и у ряда племён индейцев Южной Америки деньгами служили ракушки и жемчужины,
  • в Новой Зеландии в качестве денег использовались камни с отверстиями в середине,
  • во многих странах в качестве денег использовался скот, меха и шкуры животных, эти формы денег были наиболее древними и распространёнными, позднее в качестве денег стали использовать бруски, слитки, обрубки из металлов.
  • в Киевской Руси денежной единицей была гривна(золотые пластинки) однако, наряду с гривной в качестве денег использовались, шкуры, соль, мед, скот и т. п.

Постепенно роль денег перешла к металлам. Вероятно, сначала это были металлические предметы (наконечники стрел и копий, гвозди, утварь), затем слитки разной формы. Функцию денег выполняли медь, бронза, железо, серебро. Лишь в некоторых странах (в Ассирии и Египте) ещё за 2 тысячелетия до н. э. для денег использовали золото. Со временем в качестве денег стали использоваться слитки металла, что имело значительные неудобства: во-первых, количество металла требовалось каждый раз взвешивать; во-вторых, нужно было определять его пробу. Для предотвращения подделок и обвеса со временем металл стали отмечать публичным клеймом. Так возникли чеканная монета и монетные дворы[11].

С VII века до н. э. в обращении появляются чеканные монеты. Быстрое распространение монет связано с удобством их хранения, дробления и соединения, относительной большой стоимостью при небольшом весе и объёме, что очень удобно для обмена.

«… все первые денежные единицы были весовыми мерами зерна — мина, сикль, лира, фунт»[12].


Известны периоды в истории отдельных стран, когда использование монет по тем или иным причинам прекращалось, и в качестве денег вновь использовались товарные деньги. Так, на Руси в XII—XIV веках существовал безмонетный период, так как приток серебра из-за рубежа иссяк, а своих серебряных месторождений на Руси не было.

Иногда государство уменьшало действительное количество металла, содержавшееся в монетах. Например, Римский асс в последние времена республики был уменьшен до 11/24 своей первоначальной стоимости и стал весить только пол-унции вместо фунта. Это позволяло правителю уплачивать свои долги и выполнять обязательства при помощи меньшего количества металла, чем это требовалось бы первоначально.[11].

Первые бумажные деньги появились в Китае в 910 году. Самые ранние в мире выпуски банкнот были осуществлены в Стокгольме в 1661 году. В России первые бумажные деньги (ассигнации) были введены при Екатерине II (1769 г.)[13].

Долговая природа современных фиатных денег

Исторически первые банки были местом хранения денег и других ценностей. О наличии денег на хранении выдавался сертификат (квитанция), который удостоверял, что деньги находятся у банкира на хранении, и предъявитель сей бумаги получит определённую сумму. Теперь для оплаты крупной покупки достаточно было передать сертификат, а не стопку монет. Со временем эти сертификаты стали иметь такую же силу, как и реальные деньги.

Так появились первые бумажные деньги, возникшие из практики использования банковских сертификатов (квитанций). Само слово «банкнота» происходит от английских слов «bank note», что означает «банковская запись».

Экономическая суть банкноты — обязательство банка выдать натуральные деньги. Однако сейчас банки не обязаны обменивать банкноты на полновесные натуральные деньги. Сами банкноты теперь и являются деньгами.

Виды денег

  1. Действительные деньги (выражены золотом, серебром или другими драгоценными металлами) — это деньги, номинал которых соответствует реальной стоимости, то есть стоимости металла, из которого они изготовлены.
  2. Сейчас все современные денежные системы основываются на фиатных деньгах (то есть знаках стоимости, заместителях реальных денег). Но исторически выделяют четыре основных вида денег: товарные, обеспеченные, фиатные и кредитные.

Основные свойства денежного материала

Материал или товар, из которого изготавливаются деньги, обычно обладает рядом свойств:

  • качественная однородность (отдельные экземпляры товара, монеты, купюры не должны обладать уникальными свойствами);
  • делимость и объединяемость (свойство размена, деньги не должны существенно менять свои свойства, если их делить на мелкие части или объединять в одну крупную часть);
  • сохраняемость (деньги должны хорошо храниться, не изменяя своих физических и/или химических свойств на протяжении долгого времени);
  • портативность (высокая стоимость, заключённая в небольших объёме и массе);
  • узнаваемость (можно легко и быстро определить, что это за предмет);
  • безопасность (защищённость от хищения, подделки, изменения номинала и т. п.).

Товарные деньги

Товарные (вещественные, натуральные, действительные, настоящие) деньги — деньги, в роли которых выступает товар, обладающий самостоятельной стоимостью и полезностью. Такие товары могут использоваться не только в качестве денег: например, золотую монету можно переплавить в ювелирное украшение. Именно такими деньгами являются все товары, которые выступали эквивалентами на начальных этапах развития товарного обращения (скот, зерно, меха, жемчужины, ракушки Каури и т. п.), а также металлические деньги — медные, бронзовые, серебряные, золотые, платиновые полновесные монеты.

Адам Смит рассказывал, что в его время (XVIII век) в некоторых шотландских селениях между рабочими был распространён обычай платить торговцам вместо мелкой монеты железными гвоздями, которые охотно принимались и имели вполне определённую стоимость. То же самое говорит и Шевалье про каменноугольные округа Франции. В конце XIX века Швейнфурт нашёл у племени бонгоСудане) использование в качестве денег железных наконечников копий и лопаты.

Разные товары и сегодня выполняют функцию денег в специфических условиях. Например, сигареты у заключённых и военнопленных, водка[14] и сахар в периоды экономических кризисов, оружие и боеприпасы в местах вооружённых конфликтов. В условиях голода и инфляции продукты длительного хранения могут стать средством накопления для зажиточных людей.

Но постепенно товарные деньги уходят из оборота. Они неудобны для частого обращения, так как слишком тяжелы, неделимы или портятся при хранении. Но самое главное — они слишком дороги в изготовлении. Ведь стоимость их изготовления должна соответствовать их номиналу, иначе натуральные деньги не будут выполнять функцию идеального товара, выступающего эквивалентом стоимости других товаров. В то же время с развитием экономики потребность в деньгах увеличивается, что делает денежную систему государства слишком дорогой. Стоимость денег в такой экономике всегда сопоставима с размерами ВВП, то есть слишком много ресурсов направляется не на производство товаров и услуг, а на производство денег, что сокращает общий производственный потенциал страны.

В настоящее время товарные деньги используются как средство сбережения и для коллекций (инвестиционная монета).

Обеспеченные деньги

Обеспеченные (разменные, представительские) деньги — неполноценные деньги, в роли которых выступают знаки или сертификаты, которые могут быть обменены по предъявлению на фиксированное количество определённого товара или товарных денег, например, на золото или серебро. Фактически обеспеченные деньги являются представителями товарных денег.[9]

Считается, что первые обеспеченные деньги появились в Древнем Шумере, где для оплаты использовались фигурки овец и коз из обожжённой глины. Эти фигурки могли быть обменены по предъявлению на живых овец и коз.[15]

Первоначально банкноты удостоверяли наличие соответствующего количества полновесной монеты и являлись обеспеченными деньгами. Однако на сегодня, после отмены золотого стандарта, банкноты больше не гарантируются обменом на фиксированный товар и превратились в символические деньги, сохранив прежнее название.

Необеспеченные деньги

Необеспеченные деньги — неполноценные деньги, не имеющие товарного обеспечения и не обмениваемые на валютные металлы по твердо установленному курсу. Платежеспособность необеспеченных денег определяется доверительной стоимостью.[9]

Фиатные деньги

Фиатные (символические, бумажные, декретированные, ненастоящие) деньги — деньги, не имеющие самостоятельной стоимости или она несоразмерна с номиналом. Фиатные деньги не имеют ценности, но способны выполнять функции денег, поскольку государство принимает их в качестве уплаты налогов, а также объявляет законным платёжным средством на своей территории.

На сегодня основной формой фиатных денег являются банкноты и безналичные деньги, находящиеся на счёте в банке. При этом понятие «безналичные деньги» условно, так как речь идёт по существу о безналичных (безденежных) расчётах, то есть о расчётах должников с кредиторами без использования наличных денег. При расчётах наличными деньгами собственник денежных купюр (банкнот) непосредственно использует их по своему усмотрению, а при безналичных расчётах управомоченное лицо предъявляет к банку соответствующие требования, исполнение которых от него уже не зависит.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3236 дней] Это же относится к единицам стоимости электронных нефиатных платёжных систем (разновидность электронных денег).

С распространением платёжных карт и электронных денег банкноты постепенно вытесняются из обращения.

Электронные деньги

Кредитные деньги

Кредитные деньги — это права требования в будущем в отношении физических или юридических лиц, специальным образом оформленный долг, обычно в форме передаваемой ценной бумаги, которые можно использовать для покупки товаров (услуг) или оплаты собственных долгов. Оплата по таким долгам обычно производится в определённый срок, хотя есть варианты, когда оплата производится в любое время по первому требованию. Кредитные деньги несут в себе риск неисполнения требования.

Примеры кредитных денег: вексель, чек.

Деньги, обеспеченные временем

Теории денег

Ценность денег

Ценность денег, как средства обращения, заключается в их покупательной способности. Покупательная способность не обязательно должна быть обусловлена действительной стоимостью, например, стоимостью золота, из которого деньги изготовлены или на которое они легко и гарантированно могут быть обменены (золотой запас). Она может определяться доверием держателей денежных средств (смотри также паритет покупательной способности).

Ценность денег как средства сбережения определяется процентной ставкой, то есть ценой использования заёмных (взятых в долг) денег. При сравнении процентных ставок в разных валютах необходимо учитывать размер инфляции для получения правильного результата.

Денежная иллюзия

Это термин, описывающий склонность людей воспринимать номинальную стоимость денег, а не их реальную стоимость, выражающуюся в покупательной способности. Иначе говоря, большинство людей больше обращают внимание на цифровой номинал денег, хотя важны количественные соотношения при покупке товаров. Это заблуждение вызвано отсутствием самостоятельной ценности фиатных денег, реальной ценностью которых является их возможность обмена на товары и услуги, а также возможность платить налоги.

Психология денег

Направление психологии, изучающее отношение человека к деньгам и к другим людям в связи с денежными отношениями, а также влияние денежных факторов на поведение человека, в частности на принятие решений.

Закон Коперника — Грешема

Долгое время считалось, что закон был впервые постулирован в 1526 году в Трактате о деньгах польским астрономом, экономистом и математиком Николаем Коперником (1473—1543) и окончательно сформулирован в 1560 году английским финансистом Томасом Грешемом (1519—1579)[16]. Однако описываемый законом факт был отмечен ещё Аристофаном в V веке до н. э. в комедии «Лягушки»:

Как старинную монету и сегодняшний чекан.
Настоящими деньгами, неподдельными ничуть,
Лучшими из самых лучших, знаменитыми везде
Среди эллинов и даже в дальней варварской стране,
С крепким правильным чеканом, с пробой верной, золотой
Мы не пользуемся вовсе. Деньги медные в ходу,
Дурно выбитые, наспех, дрянь и порча, без цены[17].

В окончательном виде Закон Коперника — Грешема гласит: «Худшие деньги вытесняют из обращения лучшие», где под хорошими подразумеваются деньги, внутренняя стоимость которых выше либо номинальной стоимости, либо находящихся в обороте плохих денег с равной номинальной стоимостью. Закон был актуальным во время существования серебряных и золотых монет. Так, при понижении содержания ценных металлов в монетах при сохранении прежней номинальной стоимости ранее существовавшие монеты быстро выходили из употребления. Это объяснялось тем, что люди предпочитали сохранять хорошие деньги, расплачиваясь плохими.

В условиях свободного рынка формируются две независимые денежные единицы, обмениваемые по определённому курсу (например, ассигнационный и серебряный рубль). Поэтому лауреат Нобелевской премии по экономике 1999 года Роберт Манделл дополнил закон Грешема: «Плохие деньги вытесняют хорошие, если они имеют одинаковую цену» (англ. Bad money drives out good if they exchange for the same price)[18].

Закон денежного обращения (количества денег в обращении)

Экономический закон, который определяет количественное отношение между товарной и денежной массой, необходимое для выполнения деньгами функций средства обращения и средства платежа. Изменение количества денег, необходимых для обращения, прямо пропорционально изменению количества товаров в обращении и их цены, и обратно пропорционально скорости обращения денег.[19][20]

<math>K=\frac{\sum{}^{}T_{pr}Y-\sum{}^{}T_{cr}+\sum{}^{}T_{r/cr}-\sum{}^{}T_{c}}{O}</math>

<math>K</math> — количество денег в обращении;

<math>\sum{}^{}T_{pr}Y</math> — сумма цен товаров, подлежащих реализации;

<math>\sum{}^{}T_{cr}</math> — сумма цен товаров, платежи по которым выходят за рамки данного периода;

<math>\sum{}^{}T_{r/cr}</math> — сумма цен товаров, проданных в прошлые периоды, сроки платежей по которым наступили;

<math>\sum{}^{}T_{c}</math> — сумма взаимопогашенных платежей;

<math>O</math> — скорость оборота денежной единицы.

Денежная база

Денежная масса

Ликвидность

Деньги обладают максимальной ликвидностью, по сравнению с другими товарами. Ликвидность современных бумажных денег базируется на государственной политике взыскания налогов и системе законов, обязывающих рассматривать эту форму денег в качестве законного платёжного средства.

Денежные системы

Денежная система государства характеризуется:

Основные характеристики денежной системы, как правило, закрепляются в законодательстве страны. В Российской Федерации основные параметры денежной системы заданы следующими законами:

  • Конституцией Российской Федерации;
  • Законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»;
  • Законом «О валютном регулировании и валютном контроле»;
  • Законом «О банках и банковской деятельности»;
  • Законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма».

Так, статьёй 75 Конституции РФ зафиксировано, что:

  1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.
  2. Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

Глава VI Закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» расшифровывает положения Конституции:

Статья 27. Официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Один рубль состоит из 100 копеек. Введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются.

Статья 28. Официальное соотношение между рублём и золотом или другими драгоценными металлами не устанавливается.

Статья 29. Эмиссия наличных денег (банкнот и монеты), организация их обращения и изъятия из обращения на территории Российской Федерации осуществляются исключительно Банком России. Банкноты (банковские билеты) и монета Банка России являются единственным законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации. Их подделка и незаконное изготовление преследуются по закону.

Статья 30. Банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами. Банкноты и монета Банка России обязательны к приёму по нарицательной стоимости при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации.

Статья 31. Банкноты и монета Банка России не могут быть объявлены недействительными (утратившими силу законного средства платежа), если не установлен достаточно продолжительный срок их обмена на банкноты и монету Банка России нового образца. Не допускаются какие-либо ограничения в отношении сумм или субъектов обмена. При обмене банкнот и монеты Банка России старого образца на банкноты и монету Банка России нового образца срок изъятия банкнот и монеты из обращения не может быть менее одного года, но не должен превышать пять лет.

Статья 32. Банк России без ограничений обменивает ветхие и повреждённые банкноты в соответствии с установленными им правилами.

Статья 33. Совет директоров принимает решения о выпуске банкнот и монеты Банка России нового образца, об изъятии из обращения банкнот и монеты Банка России старого образца, утверждает номиналы и образцы новых денежных знаков. Описание новых денежных знаков публикуется в средствах массовой информации.

Эмиссия денег

Экзогенные и эндогенные деньги

В современной экономике деньги можно разделить на экзогенные (англ. exogenous money) и эндогенные (англ. endogenous money).

На объёмы экзогенных денег эмиссионный банк может оказывать влияние, расширяя или сужая монетизацию имеющихся в экономике активов (см. статью Денежная база).

Но наряду с центральным банком в создании кредитных денег принимают участие коммерческие банки, масштабы ссудной эмиссии которых испытывают на себе воздействие кредитно-денежной политики центрального банка. Эмитируемая ими денежная масса в форме безналичных денег выступает как эндогенные деньги (зависимая переменная, задаваемая изменениями экзогенной величины)[21].

Системы денежного счисления

Десятичная система счисления

Исторически наиболее распространёнными были двенадцатеричная (дуодецимальная), шестеричная (сексагезимальная) и четверичная системы денежного счисления. Со временем все прочие вытеснила десятичная система счисления, когда каждые 10 единиц определённого порядка составляют единицу следующего, более высокого порядка. Например, 10 центов = 1 дайм, 10 даймов = 1 доллар. В упрощённом (и наиболее распространённом) случае единица базовой валюты состоит из 100 производных единиц: 1 рубль = 100 копеек[23].

Из европейских стран десятичный принцип денежного счёта впервые был использован в России. С конца XIV и до начала XVIII века денежная система Руси была основана на комбинированной десятично-сексагезимальной системе счисления. Базовая денежная единица — московская денга — равнялась 12 копейки, 16 алтына и 1200 рубля. То есть уже тогда 1 рубль состоял из 100 копеек. Однако копейка в денежном счёте практически не участвовала, а рубль был как раз исключительно счётной единицей: если не считать неудавшегося эксперимента по введению рублёвой монеты при Алексее Михайловиче, то рубль как монета появился только в 1704 году. Денежная сумма меньше рубля выражалась только в денгах и алтынах. Рубль считался как 33 алтына и 2 денги, но не 100 копеек.

Десятичный принцип денежного счёта окончательно утвердился в России в 1704 году в результате денежной реформы Петра I, когда была выпущена монета достоинством 1 рубль, а счёт в денгах и алтынах был запрещён во всех государственных учреждениях. 15 февраля 1971 года, последней из развитых стран, на десятичный принцип денежного счисления перешла Великобритания. До этого в стране использовалась смешанная дуодецимально-двадцатеричная система (1 шиллинг = 12 пенсов; 1 фунт = 20 шиллингов = 240 пенсов)[24].

В настоящее время недесятичные системы денежного счисления используются только в трёх странах:

У некоторых валют производных никогда не существовало. Например, у национальной денежной единицы Вануату — вату. Необходимо однако отметить, что во многих государствах из-за недавней или продолжающейся гиперинфляции разменные денежные единицы не используются и не выпускаются де-факто, в лучшем случае являясь единицами счёта. Один из последних примеров — зимбабвийский доллар, номинал которого дошёл до 100 000 000 000 000 (сто триллионов долларов).

Состав разменных номиналов

С точки зрения состава номиналов для удобства расчётов ряд денежных знаков должен обладать следующими свойствами:

В СССР c 1961 года использовался ряд:

1 коп., 2 коп., 3 коп., 5 коп., 10 коп., 15 коп., 20 коп., 50 коп., 1 р., 3 р., 5 р., 10 р., 25 р., 50 р., 100 р., то есть более удобный для расчётов со сдачей.

Монеты 1 коп., 2 коп., 3 коп. и 5 коп. весили 1 г, 2 г, 3 г и 5 г и их можно было использовать как разновес.
Сейчас в России используют ряд:

1 коп., 5 коп., 10 коп., 50 коп., 1 р., 2 р., 5 р., 10 р., 50 р., 100 р., 500 р., 1000 р., 5000 р., то есть более удобный для расчётов без сдачи.

Для перекрытия наибольшего диапазона сумм наименьшим числом денежных знаков ряд денежных номиналов должен быть нелинейным. Одним из большого множества нелинейных рядов является логарифмический ряд. Наиболее экономичными из множества логарифмических рядов являются натуральнологарифмические ряды, но их применение в денежной системе неудобно, поскольку для людей более удобна десятичнологарифмическая система с номиналами 1, 10, 100, 1000… Подобная система используются в радиотехнике для номиналов радиодеталей. Для удобства расчётов внутри каждой декады должны быть промежуточные номиналы. Количество промежуточных номиналов внутри каждой декады должно соответствовать числу денежных операций внутри каждой декады. При одном промежуточном номинале в каждой декаде номиналы кратные <math>3*10^n</math> (3, 30, 300, 3000…) десятичные логарифмы которых равны lg(3)=0,48…, lg(30)=1,48…, lg(300)=2,48…, lg(3000)=3,48… и ближе других промежуточных номиналов к серединным значениям (0,5 1,5 2,5 3,5…) на десятичнологарифмической шкале номиналов, более равномерно заполняют десятичнологарифмическую шкалу номиналов, то есть наиболее экономичны по сравнению с другими промежуточными номиналами.

Денежные реформы

Отмывание денег

Коллективные и мировые деньги (валюты)

Мировые деньги — функция денег, заключающаяся в том, что деньги используются в качестве средства расчётов в международном платёжном обороте между странами.

Коллекционирование денег

Деньги, этика, религия

Деньги в искусстве

Библейские сюжеты

Памятники деньгам

Надгробия деньгам

Купцы, мытари, менялы

См. также

Портал «Нумизматика и бонистика»
Портал «Экономика»

Напишите отзыв о статье "Деньги"

Примечания

Примечания
  1. В периоды экономических кризисов и в других экстремальных условиях роль денег могут выполнять различные товары, обладающие необходимыми свойствами денег (ликвидностью, делимостью и т. п.). Так, в местах заключения роль денег традиционно выполняют сигареты, сахар и чай. По данным прессы, в американских тюрьмах, с уменьшением рациона питания, роль денег стала выполнять лапша быстрого приготовления ([www.bbc.com/russian/news-37162428 «В США самой популярной тюремной валютой стала лапша»])
Сноски

В квадратных скобках указано сокращённое название источника из раздела «Литература». Например, [КРФ] — «Конституция Российской Федерации».

  1. О бытовых значениях слова «деньги» как металлических, бумажных и других знаках стоимости см. статьи «Банкнота», «Монета», «Денежный знак» и др. («[dic.academic.ru/dic.nsf/mas/11444 Деньги]» // Малый академический словарь. — М.: Институт русского языка Академии наук СССР. Евгеньева А. П. 1957—1984.)
  2. Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. [slovari.yandex.ru/dict/economic/article/ses1/ses-1321.htm Деньги](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2900 дней)). Современный экономический словарь. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2007 г. с.25
  3. Карл Маркс. «Капитал», том I, глава III.
  4. Ирена Асмундсон и Джейда Онер. [www.imf.org/external/russian/pubs/ft/fandd/2012/09/pdf/basics.pdf Что такое деньги?] Финансы и развитие. Сентябрь 2012 стр 52-53
  5. Н. П. Белотелова, д. э. н., профессор, Ж. С. Белотелова, к. э. н, доцент [ir.nmu.org.ua/bitstream/handle/123456789/19890/dd9111b39328db9b5a396f67d6825588.pdf ДЕНЬГИ КРЕДИТ БАНКИ] Учебник — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2013. — 400 с. ISBN 978-5-394-01554-0
  6. [www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5068 ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ АФАНАСИЯ НИКИТИНА]
  7. Исаев Александр Аркадьевич Доктор экономических наук, доцент portfolio.vvsu.ru/education/tid/2906/. [abc.vvsu.ru/Books/u_fiktkap/default.asp Теория фиктивного капитала]. — Сайт цифровых учебно-методических материалов ВГУЭС // abc.vvsu.ru.
  8. В. А. Каменецкий, д.э.н., В. П. Патрикеев, [www.globecsi.ru/Articles/Rector/Ogl1.htm Основы социальной экономики Учебное пособие], глава 11 стр. 3, Москва, АТиСО, 2008, 512 с.,ISBN 5934410970
  9. 1 2 3 4 В. В. Иванов [и др.] ; под ред. В. В. Иванова, Б. И. Соколова. [biblio-online.ru/viewer/44298C93-6525-42C7-A281-1D64EB726945#page/25 Деньги, кредит, банки : учебник и практикум для академического бакалавриата]. — Москва: Издательство Юрайт, 2016.. — С. 25. — 371 с. с. — ISBN ISBN 978-5-9916-5172-1.
  10. David Graeber: Debt: The First 5000 Years, Melville 2011. Cf. [socialtextjournal.org/a-history-of-debt/ review]
  11. 1 2 Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. — Глава IV, 1776.
  12. [left.ru/2008/10/cockshott179.phtml Происхождение денег] // Фрагмент работы «Информация, деньги и стоимость» Кокшотта, Коттрелла, Райта и Майкельсона
  13. Булатов А. С. Экономика // Экономистъ. — М.: 2006. — С. 462.
  14. Юлия Латынина: «Водку не выпускают? Не верю! Водка в России больше, чем водка, это универсальная валюта, это как кислород в воздухе. Она всегда будет.» // [www.kp.ru/daily/23653.5/49626/ газета «Комсомольская правда» от 06 февраля 2006]
  15. Рушель Блаво. [finances.social/dengi_776_778/vyidelyaemyie-ekonomistami-vidyi-36709.html Как привлечь деньги,] (2010).
  16. [www.faito.ru/pages/infresources/fkglossary/glossary.php?word=%C7%E0%EA%EE%ED++%CA%EE%EF%E5%F0%ED%E8%EA%E0-%C3%F0%E5%F8%E5%EC%E0 Информационно-образовательный портал Phaeton]
  17. [АЛ, с. 358]
  18. [UAGL]
  19. Кропин Ю. А. , д. э. н. [cyberleninka.ru/article/n/zakon-denezhnogo-obrascheniya-v-istoricheskoy-retrospektive-i-v-sovremennyh-usloviyah Закон денежного обращения в исторической ретроспективе и в современных условиях]. — Журнал Экономика. Налоги. Право Выпуск № 1. — 2015. — С. 53 - 54.
  20. [kpfu.ru/pec_print?p_id=33741&p_lang= Нуртдинов Р.М., к. э. н.] [kpfu.ru/docs/F1996048700/N1_Posb.pdf Деньги и денежное обращение: Учебное пособие]. — Набережные Челны: Камский издательский дом, 2011. — С. 29 - 30. — 77 с.
  21. [lib.mabico.ru/474.html ДЕНЬГИ ЭНДОГЕННЫЕ И ЭКЗОГЕННЫЕ]
  22. Подробнее см. статьи «Кириллическая система счисления» и «Исторический символ рубля»
  23. [www.numizm.ru/html/d/des8ti4na8_sistema.html Десятичная система] // [СН]
  24. [www.arcamax.ru/books/spassky01/spassky09.htm РМС]
  25. 1 2 [n-t.ru/tp/in/la.htm Наталья Карпушина. «Liber аbaci» Леонардо Фибоначчи. Задача 4]

Литература

В квадратных скобках указано сокращение, используемое в примечании. Например, [КРФ] — «Конституция Российской Федерации».

Законы Российской Федерации о деньгах

  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=2875 Конституция Российской Федерации] (с учётом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6—ФКЗ, от 30.12.2008 № 7—ФКЗ). — Принята всенародным голосованием 12.12.1993. — Ст. 75, п. 1. — [КРФ]
  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=94168 О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)]. — Федеральный закон от 10.07.2002 № 86—ФЗ (ред. от 25.11.2009). — Принят ГД ФС РФ 27.06.2002. — [ЗЦБ]
  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=78544 О валютном регулировании и валютном контроле]. — Федеральный закон от 10.12.2003 № 173—ФЗ (ред. от 22.07.2008). — Принят ГД ФС РФ 21.11.2003. — [ЗВР]
  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=102872 О банках и банковской деятельности]. — Федеральный закон от 02.12.1990 N 395-1 (ред. от 23.07.2010). — [ЗББД]
  • [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=88479 О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма]. — Федеральный закон от 07.08.2001 № 115—ФЗ (ред. от 17.07.2009, с изм. и доп., вступившими в силу с 06.12.2009). — Принят ГД ФС РФ 13.07.2001. — [ЗПЛ]

Детская

  • [picasaweb.google.ru/rur.sign/GJFCEE# Что такое деньги]. — М.: Начала-Пресс, 1992. — (Комиксы Федерального резервного банка Нью-Йорка (Federal Reserve Bank of New York) «Идем к рынку»). — [КЧТД]
  • [picasaweb.google.ru/rur.sign/yBvgJ# Что такое чеки и электронные деньги]. — М.: Начала-Пресс, 1992. — (Комиксы Федерального резервного банка Нью-Йорка (Federal Reserve Bank of New York) «Идем к рынку»). — [КЧТЧ]
  • [picasaweb.google.ru/rur.sign/guMxuF# Что такое банки и сберегательные кассы]. — М.: Начала-Пресс, 1992. — (Комиксы Федерального резервного банка Нью-Йорка (Federal Reserve Bank of New York) «Идем к рынку»). — [КЧТБ]
  • [picasaweb.google.ru/rur.sign/NeCkfD# Что такое инфляция]. — М.: Начала-Пресс, 1992. — (Комиксы Федерального резервного банка Нью-Йорка (Federal Reserve Bank of New York) «Идем к рынку»). — [КЧТИ]
  • [picasaweb.google.ru/rur.sign/WqjIQE# Что такое торговля и мировой рынок]. — М.: Начала-Пресс, 1992. — (Комиксы Федерального резервного банка Нью-Йорка (Federal Reserve Bank of New York) «Идем к рынку»).

Научная, учебная

  • Mundell Robert. [www.columbia.edu/~ram15/grash.html Uses and Abuses of Gresham's Law in the History of Money] (англ.) // Zagreb Journal of Economics. — 1998. — Т. 2, № 2. — [UAGL]
  • Кейнс Дж. М. Трактат о денежной реформе // Кейнс Дж. М. Избранные произведения. — М.: Экономика, 1993. — ISBN 5-282-01544-7. — [ТДР]
  • Маркс К. [www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Kapital1/kapital1-03.html#c3 Деньги, или обращение товаров] // Маркс К. Капитал. — Т. 1, гл. 3. — [ККМ]
  • Мизес Л. фон. [www.libertarium.ru/libertarium/humanact Человеческая деятельность]. — 1949. — [МЧД]
  • Мюррей Р. [www.sapov.ru/journal/02/rothbard_money_01.htm Государство и Деньги]. — 1964. — [ГД]
  • Хайек Ф. фон. [www.libertarium.ru/libertarium/l_lib_prmoney Частные деньги]. — 1964. — [ХЧД]
  • Миллер Р., Ван-Хуз Д. Современные деньги и банковское дело: Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 2000. — ISBN 5-86225-8194 (русск.), ISBN 0-07-042335-0 (англ.).

Научно-популярная

  • Геращенко В. В. Россия и деньги. Что нас ждёт? — М.: Астрель: Русь-Олимп, 2009.
  • Фергюсон Н. Восхождение денег (The Ascent of Money: A Financial History of the World). — М.: Corpus, 2010. — ISBN 978-0-17-077906-2.

Историческая

  • Мэттингли Г. Монеты Рима. С древнейших времен до падения Западной Империи. — М.: Collector's Books, 2005. — ISBN 1-932525-37-8.. — [МР]
  • Спасский И. Г. [www.arcamax.ru/books/spassky01/spassky01.htm Русская монетная система. Историко-нумизматический очерк]. — 4-е, доп. — Л.: Аврора, 1970. — [РМС]
  • Юровский Л. Н. [www.arcamax.ru/books/spassky01/spassky01.htm Денежная политика Советской власти (1917—1927)]. — М.: Начала-Пресс, 1996. — ISBN 5-88581-052-4.. — [ДПСВ]
  • [www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=5068 Хождение за три моря Афанасия Никитина] // Библиотека литературы Древней Руси : Электронные публикации / Подготовка текста М. Д. Каган-Тарковской и Я. С. Лурье, перевод Л. С. Семенова, комментарии Я. С. Лурье и Л. С. Семенова. — [www.pushkinskijdom.ru/ Институт русской литературы (Пушкинский Дом) РАН], 2006—2009. — Т. 7. — [ХТМАН]

Справочная

  • [bigenc.ru/text/1948097 Деньги] / Л. Н. Красавина // Григорьев — Динамика. — М. : Большая Российская энциклопедия, 2007. — С. 542. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—, т. 8). — ISBN 978-5-85270-338-5.</span>
  • [abc.informbureau.com/html/aaiuae.html Деньги] // Экономический словарь.
  • Аксенова С. В. Монеты и банкноты России и СССР. Полная энциклопедия монет и банкнот России // Аксенова С. В., Жилкин А. В. — Ростов-на-Дону: Владис. М.: РиполКлассик, 2008.— 416 с. с ил. (Большой энциклопедический словарь). — ISBN 978-5-9567-0443-1 (Монеты и банкноты России и СССР). — ISBN 978-5-9567-0444-8 (Полная энциклопедия монет и банкнот России).
  • [www.numizm.ru/ Словарь нумизмата. Описание монет]. [www.webcitation.org/617VBG65g Архивировано из первоисточника 22 августа 2011]. — [СН]
    Включает статьи из следующих источников:
    • Нумизматический словарь / Зварич В. В.. — 4-е изд. — Львов, 1980.
    • Словарь нумизмата: Пер. с нем. / Фенглер Х., Гироу Г., Унгер В. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Радио и связь, 1993.
    • Современный экономический словарь. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Инфра-М, 2005.

Художественная

Ссылки

  • [www.russian-money.ru/ Сайт о деньгах России]
  • [ec-dejavu.ru/m/Money.html Деньги в древнем мире]
  • [sbornik-mudrosti.ru/poslovicy-i-pogovorki-pro-dengi/ Русские народные пословицы и поговорки про деньги]

Отрывок, характеризующий Деньги

У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.
Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. п., что Пьер терялся и только говорил ему:
– Да, да, так и сделайте.
Пьер не имел той практической цепкости, которая бы дала ему возможность непосредственно взяться за дело, и потому он не любил его и только старался притвориться перед управляющим, что он занят делом. Управляющий же старался притвориться перед графом, что он считает эти занятия весьма полезными для хозяина и для себя стеснительными.
В большом городе нашлись знакомые; незнакомые поспешили познакомиться и радушно приветствовали вновь приехавшего богача, самого большого владельца губернии. Искушения по отношению главной слабости Пьера, той, в которой он признался во время приема в ложу, тоже были так сильны, что Пьер не мог воздержаться от них. Опять целые дни, недели, месяцы жизни Пьера проходили так же озабоченно и занято между вечерами, обедами, завтраками, балами, не давая ему времени опомниться, как и в Петербурге. Вместо новой жизни, которую надеялся повести Пьер, он жил всё тою же прежней жизнью, только в другой обстановке.
Из трех назначений масонства Пьер сознавал, что он не исполнял того, которое предписывало каждому масону быть образцом нравственной жизни, и из семи добродетелей совершенно не имел в себе двух: добронравия и любви к смерти. Он утешал себя тем, что за то он исполнял другое назначение, – исправление рода человеческого и имел другие добродетели, любовь к ближнему и в особенности щедрость.
Весной 1807 года Пьер решился ехать назад в Петербург. По дороге назад, он намеревался объехать все свои именья и лично удостовериться в том, что сделано из того, что им предписано и в каком положении находится теперь тот народ, который вверен ему Богом, и который он стремился облагодетельствовать.
Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. Продолжая дело освобождения представлять невозможным, он распорядился постройкой во всех имениях больших зданий школ, больниц и приютов; для приезда барина везде приготовил встречи, не пышно торжественные, которые, он знал, не понравятся Пьеру, но именно такие религиозно благодарственные, с образами и хлебом солью, именно такие, которые, как он понимал барина, должны были подействовать на графа и обмануть его.
Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.
Пьер только не знал того, что там, где ему подносили хлеб соль и строили придел Петра и Павла, было торговое село и ярмарка в Петров день, что придел уже строился давно богачами мужиками села, теми, которые явились к нему, а что девять десятых мужиков этого села были в величайшем разорении. Он не знал, что вследствие того, что перестали по его приказу посылать ребятниц женщин с грудными детьми на барщину, эти самые ребятницы тем труднейшую работу несли на своей половине. Он не знал, что священник, встретивший его с крестом, отягощал мужиков своими поборами, и что собранные к нему ученики со слезами были отдаваемы ему, и за большие деньги были откупаемы родителями. Он не знал, что каменные, по плану, здания воздвигались своими рабочими и увеличили барщину крестьян, уменьшенную только на бумаге. Он не знал, что там, где управляющий указывал ему по книге на уменьшение по его воле оброка на одну треть, была наполовину прибавлена барщинная повинность. И потому Пьер был восхищен своим путешествием по именьям, и вполне возвратился к тому филантропическому настроению, в котором он выехал из Петербурга, и писал восторженные письма своему наставнику брату, как он называл великого мастера.
«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.


В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.
– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:
– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?
Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.
Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.
– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.
Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:
– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.
– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.
– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.