Проторумынский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Проторумы́нский язы́к (балканская латынь[1], общерумынский язык[2], общероманский язык восточного типа[2], недифферанцированный румынский язык[3], первоначальный румынский язык[3], прарумынский язык[3]; рум. limba română comună[4], limba română primitivă (comună)[5]) — условное название одного из этапов развития восточно-романских языков, на котором в романских идиомах Балканского полуострова впервые появились и закрепились их наиболее характерные современные признаки. Хронологические рамки проторумынского языка определяют VII—XI веками н. э.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1406 дней]





Хронология

Праязыки балкано-романских языков

Современные языки

Восточнороманская подгруппа включает следующие языки (диалекты)[6]:

Северодунайские

Некоторые современные лингвисты[10] считают, что «румынский» и «молдавский» являются разными названиями (лингвонимами) одного языка[11][12], в то время как Большая Российская Энциклопедия молдавский язык считает одним из восточно-романских языков[13].

Южнодунайские

История

После переселения славян на Балканский полуостров из древней Дакии в VI—VIII веках н. э. балканская латынь утрачивает все связи с западно-романским ареаломК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1264 дня]. Языки-мосты, связывавшие её с Италией, при этом быстро исчезают (далматинский, панноно-романский и др.) в ходе интенсивной славянизации Балкан.

Восточно-романский ареал со всех сторон оказывается окружён носителями славянских языков (болгары, сербы, тиверцы, словаки, русины, моравы). Латинский алфавит утрачивается, на смену ему приходят кириллица и церковнославянский язык, сопровождающий все православные обряды валаховК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1264 дня]. Асимметричное славяно-романское двуязычие VII-ХI веков приводит к качественно новым сдвигам в балканской латыни (развитие палатализации, йотизации, массовых лексических заимствований и др.). Немаловажно и усиливающееся влияние языков других народов (греческого, венгерского, тюркских и проч.) В этот период в восточно-романской речи всё отчётливее просматривается тенденция к формированию общей грамматической суперструктуры с соседними, неродственными языками; развивается так называемый балканский языковой союз.

Приток славян на Балканы ослабевает к началу ХI века. Этому способствуют активные тюркские и венгерские миграции. Славянский язык постепенно выходит из речевого обихода восточно-романских народов, но его длительное влияние привело к качественной перестройке бесписьменной восточно-романской речи. Наступает новый этап её развития: проторумынский языкК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1264 дня]. Не следует забывать, что в условиях постоянной языковой политизации с конца ХVIII века многие румынские, а также и западные историки-латинисты и романисты, особенно последователи так называемой Трансильванской школы, намеренно не делают различий между балканской латынью и валашским языком, игнорируя таким образом вклад славянских языков в развитие румынского языка.

Филогенетическое древо, отражающее порядок отделения романских языков от языка-предка
Проторумынский
IX в.

Арумынский


X(?) в.

Мегленорумынский


XI в.

Истрорумынский


Дако-румынский

Молдавский



Румынский



Влашский






Напишите отзыв о статье "Проторумынский язык"

Примечания

  1. Десятова М. Ю. [cyberleninka.ru/article/n/problema-opredeleniya-statusa-balkano-romanskih-yazykov Проблема определения статуса балкано-романских языков] // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 3: Филология. — 2006. — Вып. III. — № 2. — С. 50—51. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1991-6485&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1991-6485].
  2. 1 2 3 4 Репина Т. А. Исторические хроники XVII — нач. XVIII в. // [books.google.ru/books?hl=ru&id=8socAQAAIAAJ&dq=Румынский+дописьменный+язык&focus=searchwithinvolume&q=Проторумынский История румынского языка: учебник]. — СПб.: Изд-во С.-Петербургского университета, 2002. — С. 64. — ISBN 5-288-02915-6.
  3. 1 2 3 Ваксман Б. И. Языковая характеристика и статус восточнороманских языков: учебное пособие. — Калинин: Калининский гос. университет, 1983. — С. 26.
  4. Al. Rosetti, Istoria limbii române de la origini până în secolul al XVII-lea, Editura Științifică și Enciclopedică, București, 1986.
  5. Al. Philippide, Originea românilor, Iași, vol. I, 1923, vol. II, 1928.
  6. 1 2 3 Корлэтяну Н. Г. Исследование народной латыни и её отношений с романскими языками. — М.: Наука, 1974. — С. 103.
  7. [Human Rights and Collective Identity: Serbia 2004] — Helsinki Committee for Human Rights in Serbia, 1 янв. 2005 г. — 707 с. — С. 620
  8. [books.google.ru/books?id=whIP49KZ6xIC&pg=PA71&dq=Vlach+language+in+Serbia&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjUrsH9ieLNAhWqHJoKHXL9AP8Q6AEIIjAB#v=onepage&q&f=false Documents: Working Papers, 2008 Ordinary Session (second Part), 14-18 April 2008, Vol. 3: Documents 11464, 11471, 11513-11539]
  9. [webrzs.stat.gov.rs/WebSite/userFiles/file/Aktuelnosti/Saopstenje%20za%20javnost%20veroispovest%20maternji%20jezik%20i%20nac%20%20pripadnost.pdf Попис становништва 2011. у Републици Србији. Вероисповест, матерњи језик и национална припадност]
  10. Лухт Л. И., Нарумов Б. П. Румынский язык // Языки мира. Романские языки. — М., Academia, Институт языкознания РАН, 2001 — С. 575
  11. eNews: [enews.md/blogs/view/4383 «Молдавский язык древнее румынского» — Интервью с историком, автором первого молдавско-румынского словаря Василе Стати], 5 декабря 2013
  12. [www.britannica.com/eb/article-9083828/Romanian-language «Румынский язык» в энциклопедии «Britannica»]; Лухт Л. И., Нарумов Б. П. Румынский язык // Романские языки. М., 2001. С. 577.
  13. Нерознак В. П. [bigenc.ru/linguistics/text/1847515 Балканистика] // Большая Российская Энциклопедия
  14. Корлэтяну Н. Г. Исследование народной латыни и её отношений с романскими языками. — М.: Наука, 1974. — С. 102.

Литература

  • Корлэтяну Н. Г. Исследование народной латыни и её отношений с романскими языками. — М.: Наука, 1974. — 302 с.


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Проторумынский язык

– Ну, так так и скажи ему.
– Мама, вы сердитесь? Вы не сердитесь, голубушка, ну в чем же я виновата?
– Нет, да что же, мой друг? Хочешь, я пойду скажу ему, – сказала графиня, улыбаясь.
– Нет, я сама, только научите. Вам всё легко, – прибавила она, отвечая на ее улыбку. – А коли бы видели вы, как он мне это сказал! Ведь я знаю, что он не хотел этого сказать, да уж нечаянно сказал.
– Ну всё таки надо отказать.
– Нет, не надо. Мне так его жалко! Он такой милый.
– Ну, так прими предложение. И то пора замуж итти, – сердито и насмешливо сказала мать.
– Нет, мама, мне так жалко его. Я не знаю, как я скажу.
– Да тебе и нечего говорить, я сама скажу, – сказала графиня, возмущенная тем, что осмелились смотреть, как на большую, на эту маленькую Наташу.
– Нет, ни за что, я сама, а вы слушайте у двери, – и Наташа побежала через гостиную в залу, где на том же стуле, у клавикорд, закрыв лицо руками, сидел Денисов. Он вскочил на звук ее легких шагов.
– Натали, – сказал он, быстрыми шагами подходя к ней, – решайте мою судьбу. Она в ваших руках!
– Василий Дмитрич, мне вас так жалко!… Нет, но вы такой славный… но не надо… это… а так я вас всегда буду любить.
Денисов нагнулся над ее рукою, и она услыхала странные, непонятные для нее звуки. Она поцеловала его в черную, спутанную, курчавую голову. В это время послышался поспешный шум платья графини. Она подошла к ним.
– Василий Дмитрич, я благодарю вас за честь, – сказала графиня смущенным голосом, но который казался строгим Денисову, – но моя дочь так молода, и я думала, что вы, как друг моего сына, обратитесь прежде ко мне. В таком случае вы не поставили бы меня в необходимость отказа.
– Г'афиня, – сказал Денисов с опущенными глазами и виноватым видом, хотел сказать что то еще и запнулся.
Наташа не могла спокойно видеть его таким жалким. Она начала громко всхлипывать.
– Г'афиня, я виноват перед вами, – продолжал Денисов прерывающимся голосом, – но знайте, что я так боготво'ю вашу дочь и всё ваше семейство, что две жизни отдам… – Он посмотрел на графиню и, заметив ее строгое лицо… – Ну п'ощайте, г'афиня, – сказал он, поцеловал ее руку и, не взглянув на Наташу, быстрыми, решительными шагами вышел из комнаты.

На другой день Ростов проводил Денисова, который не хотел более ни одного дня оставаться в Москве. Денисова провожали у цыган все его московские приятели, и он не помнил, как его уложили в сани и как везли первые три станции.
После отъезда Денисова, Ростов, дожидаясь денег, которые не вдруг мог собрать старый граф, провел еще две недели в Москве, не выезжая из дому, и преимущественно в комнате барышень.
Соня была к нему нежнее и преданнее чем прежде. Она, казалось, хотела показать ему, что его проигрыш был подвиг, за который она теперь еще больше любит его; но Николай теперь считал себя недостойным ее.
Он исписал альбомы девочек стихами и нотами, и не простившись ни с кем из своих знакомых, отослав наконец все 43 тысячи и получив росписку Долохова, уехал в конце ноября догонять полк, который уже был в Польше.



После своего объяснения с женой, Пьер поехал в Петербург. В Торжке на cтанции не было лошадей, или не хотел их смотритель. Пьер должен был ждать. Он не раздеваясь лег на кожаный диван перед круглым столом, положил на этот стол свои большие ноги в теплых сапогах и задумался.
– Прикажете чемоданы внести? Постель постелить, чаю прикажете? – спрашивал камердинер.
Пьер не отвечал, потому что ничего не слыхал и не видел. Он задумался еще на прошлой станции и всё продолжал думать о том же – о столь важном, что он не обращал никакого .внимания на то, что происходило вокруг него. Его не только не интересовало то, что он позже или раньше приедет в Петербург, или то, что будет или не будет ему места отдохнуть на этой станции, но всё равно было в сравнении с теми мыслями, которые его занимали теперь, пробудет ли он несколько часов или всю жизнь на этой станции.
Смотритель, смотрительша, камердинер, баба с торжковским шитьем заходили в комнату, предлагая свои услуги. Пьер, не переменяя своего положения задранных ног, смотрел на них через очки, и не понимал, что им может быть нужно и каким образом все они могли жить, не разрешив тех вопросов, которые занимали его. А его занимали всё одни и те же вопросы с самого того дня, как он после дуэли вернулся из Сокольников и провел первую, мучительную, бессонную ночь; только теперь в уединении путешествия, они с особенной силой овладели им. О чем бы он ни начинал думать, он возвращался к одним и тем же вопросам, которых он не мог разрешить, и не мог перестать задавать себе. Как будто в голове его свернулся тот главный винт, на котором держалась вся его жизнь. Винт не входил дальше, не выходил вон, а вертелся, ничего не захватывая, всё на том же нарезе, и нельзя было перестать вертеть его.
Вошел смотритель и униженно стал просить его сиятельство подождать только два часика, после которых он для его сиятельства (что будет, то будет) даст курьерских. Смотритель очевидно врал и хотел только получить с проезжего лишние деньги. «Дурно ли это было или хорошо?», спрашивал себя Пьер. «Для меня хорошо, для другого проезжающего дурно, а для него самого неизбежно, потому что ему есть нечего: он говорил, что его прибил за это офицер. А офицер прибил за то, что ему ехать надо было скорее. А я стрелял в Долохова за то, что я счел себя оскорбленным, а Людовика XVI казнили за то, что его считали преступником, а через год убили тех, кто его казнил, тоже за что то. Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чего жить, и что такое я? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?», спрашивал он себя. И не было ответа ни на один из этих вопросов, кроме одного, не логического ответа, вовсе не на эти вопросы. Ответ этот был: «умрешь – всё кончится. Умрешь и всё узнаешь, или перестанешь спрашивать». Но и умереть было страшно.
Торжковская торговка визгливым голосом предлагала свой товар и в особенности козловые туфли. «У меня сотни рублей, которых мне некуда деть, а она в прорванной шубе стоит и робко смотрит на меня, – думал Пьер. И зачем нужны эти деньги? Точно на один волос могут прибавить ей счастья, спокойствия души, эти деньги? Разве может что нибудь в мире сделать ее и меня менее подверженными злу и смерти? Смерть, которая всё кончит и которая должна притти нынче или завтра – всё равно через мгновение, в сравнении с вечностью». И он опять нажимал на ничего не захватывающий винт, и винт всё так же вертелся на одном и том же месте.
Слуга его подал ему разрезанную до половины книгу романа в письмах m mе Suza. [мадам Сюза.] Он стал читать о страданиях и добродетельной борьбе какой то Аmelie de Mansfeld. [Амалии Мансфельд.] «И зачем она боролась против своего соблазнителя, думал он, – когда она любила его? Не мог Бог вложить в ее душу стремления, противного Его воле. Моя бывшая жена не боролась и, может быть, она была права. Ничего не найдено, опять говорил себе Пьер, ничего не придумано. Знать мы можем только то, что ничего не знаем. И это высшая степень человеческой премудрости».