Балканская латынь

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Балканская латынь (дако-романский язык) — один из региональных вариантов народной латыни, развившийся в северной части Балканского полуострова в IIIVI веках н.э. Ядром формирования балканской латыни стали романизованные провинции Дакия и Мёзия, отчасти также Древняя МакедонияК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 932 дня]. Несмотря на многочисленные споры о месте этногенеза румынского народа, носители балканской латыни, по-видимому, сохранялись по обоим берегам Дуная, в том числе и в Римской Дакии (ныне Трансильвания), которую римская администрация покинула в 271 годуК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 932 дня]. О сохранении романоязычного населения в Карпатах свидетельствует найденный «Бьертанский дар» IV века н. э. с надписью на латыниК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 932 дня]. Также одним из самых ранних письменных свидетельств сохранения латыни на Балканах стала знаменитая фраза, греческая «τόρνα, τόρνα, φράτρε», кириллица «Торна, торна, фратре» или латиница «Torna, torna fratre» (букв. перевод.: «Поворачивай, поворачивай, брат»), зафиксированная греческими военными хронистами в 587 годуК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 932 дня]. Балканская латынь легла в основу современных восточно-романских языковК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 932 дня]. Но некоторые её черты были утрачены в ходе контактов носителей с иноязычными народами, в первую очередь со славянамиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 932 дня].





Характеристика

Балканская латынь во многом обнаруживала те же тенденции, что и другие народно-латинские варианты (замена количественных различий гласных качественными, общие лексические сдвиги и др.). Особенностью дако-балканской латыни, однако, является сохранение различий между латинской долгой o (ō) и краткой у (ŭ). Также балканская латынь имела сильный автохтонный субстрат гето-дако-иллирийского происхождения. Субстратом объясняется переход латинского интервокального л > р (caelum > чер), наличие ряда автохтонных лексем (мош, чоарэ, копак, брэд, копил и др.). Но всё же до конца V века балканская латынь, в том числе и регионы к северу от Дуная, сохраняли лингвистические контакты с западно-романским ареалом и другими балкано-романскими ареалами.

Кроме балканской латыни Дакии и Мёзии, латинская речь которых обычно и подразумевается, когда употребляется данный термин, необходимо также упомянуть балканскую латынь адриатического побережья, носители которой не донесли её до наших дней, подвергшись славянизации.

Северная часть ареала адриатической латыни со временем эволюционировала в далматинский язык (весьма архаичный и своеобразный), который исчез в XIX веке. Южная же постепенно растворилась среди носителей албанского языка, оставив в нём значительные следы.

Помимо этого, в бывшей римской провинции Паннония, в районе озера Балатон (совр. Венгрия), до пришествия славян сохранялась так называемая Кестельская культура романизованного населения, и, по-видимому, имел распространение панноно-романский язык.

Эволюция

После массового переселения славян на Балканский полуостров в VI—VIII веках н. э., балканская латынь утрачивает связь с западно-романским ареалом. Языки-мосты, связывашие её с Италией, при этом быстро исчезают (далматинский, панноно-романский и др.) в ходе славянизации. Восточно-романский ареал со всех сторон оказывается окружён носителями славянских языков (болгары, сербы, тиверцы, словаки, русины, моравы). Латинская письменность утрачивается, на смену ей приходят кириллица и церковнославянский язык, сопровождающий православные обряды валахов. Асимметричное славяно-романское двуязычие VII-XI веков приводит к качественно новым сдвигам в балканской латыни (развитие палатализации, йотизации, массовых лексических заимствований и др.). Наступает новый этап её развития: проторумынский язык. При этом многие историки-латинисты, особенно последователи так называемой Трансильванской школы, не делают различий между балканской латынью и проторумынским языком, игнорируя таким образом немалый вклад славянских языков в развитие румынского.

См. также

Напишите отзыв о статье "Балканская латынь"

Литература

  • «Южнодунайские диалекты румынского языка». Дипломная работа студентки филологического факультета. Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова. — 1995

Отрывок, характеризующий Балканская латынь

– Ты как здесь? – спросил он.
– Ваше… ваше сиятельство, – проговорил Алпатыч и зарыдал… – Ваше, ваше… или уж пропали мы? Отец…
– Как ты здесь? – повторил князь Андрей.
Пламя ярко вспыхнуло в эту минуту и осветило Алпатычу бледное и изнуренное лицо его молодого барина. Алпатыч рассказал, как он был послан и как насилу мог уехать.
– Что же, ваше сиятельство, или мы пропали? – спросил он опять.
Князь Андрей, не отвечая, достал записную книжку и, приподняв колено, стал писать карандашом на вырванном листе. Он писал сестре:
«Смоленск сдают, – писал он, – Лысые Горы будут заняты неприятелем через неделю. Уезжайте сейчас в Москву. Отвечай мне тотчас, когда вы выедете, прислав нарочного в Усвяж».
Написав и передав листок Алпатычу, он на словах передал ему, как распорядиться отъездом князя, княжны и сына с учителем и как и куда ответить ему тотчас же. Еще не успел он окончить эти приказания, как верховой штабный начальник, сопутствуемый свитой, подскакал к нему.
– Вы полковник? – кричал штабный начальник, с немецким акцентом, знакомым князю Андрею голосом. – В вашем присутствии зажигают дома, а вы стоите? Что это значит такое? Вы ответите, – кричал Берг, который был теперь помощником начальника штаба левого фланга пехотных войск первой армии, – место весьма приятное и на виду, как говорил Берг.
Князь Андрей посмотрел на него и, не отвечая, продолжал, обращаясь к Алпатычу:
– Так скажи, что до десятого числа жду ответа, а ежели десятого не получу известия, что все уехали, я сам должен буду все бросить и ехать в Лысые Горы.
– Я, князь, только потому говорю, – сказал Берг, узнав князя Андрея, – что я должен исполнять приказания, потому что я всегда точно исполняю… Вы меня, пожалуйста, извините, – в чем то оправдывался Берг.
Что то затрещало в огне. Огонь притих на мгновенье; черные клубы дыма повалили из под крыши. Еще страшно затрещало что то в огне, и завалилось что то огромное.
– Урруру! – вторя завалившемуся потолку амбара, из которого несло запахом лепешек от сгоревшего хлеба, заревела толпа. Пламя вспыхнуло и осветило оживленно радостные и измученные лица людей, стоявших вокруг пожара.
Человек во фризовой шинели, подняв кверху руку, кричал:
– Важно! пошла драть! Ребята, важно!..
– Это сам хозяин, – послышались голоса.
– Так, так, – сказал князь Андрей, обращаясь к Алпатычу, – все передай, как я тебе говорил. – И, ни слова не отвечая Бергу, замолкшему подле него, тронул лошадь и поехал в переулок.


От Смоленска войска продолжали отступать. Неприятель шел вслед за ними. 10 го августа полк, которым командовал князь Андрей, проходил по большой дороге, мимо проспекта, ведущего в Лысые Горы. Жара и засуха стояли более трех недель. Каждый день по небу ходили курчавые облака, изредка заслоняя солнце; но к вечеру опять расчищало, и солнце садилось в буровато красную мглу. Только сильная роса ночью освежала землю. Остававшиеся на корню хлеба сгорали и высыпались. Болота пересохли. Скотина ревела от голода, не находя корма по сожженным солнцем лугам. Только по ночам и в лесах пока еще держалась роса, была прохлада. Но по дороге, по большой дороге, по которой шли войска, даже и ночью, даже и по лесам, не было этой прохлады. Роса не заметна была на песочной пыли дороги, встолченной больше чем на четверть аршина. Как только рассветало, начиналось движение. Обозы, артиллерия беззвучно шли по ступицу, а пехота по щиколку в мягкой, душной, не остывшей за ночь, жаркой пыли. Одна часть этой песочной пыли месилась ногами и колесами, другая поднималась и стояла облаком над войском, влипая в глаза, в волоса, в уши, в ноздри и, главное, в легкие людям и животным, двигавшимся по этой дороге. Чем выше поднималось солнце, тем выше поднималось облако пыли, и сквозь эту тонкую, жаркую пыль на солнце, не закрытое облаками, можно было смотреть простым глазом. Солнце представлялось большим багровым шаром. Ветра не было, и люди задыхались в этой неподвижной атмосфере. Люди шли, обвязавши носы и рты платками. Приходя к деревне, все бросалось к колодцам. Дрались за воду и выпивали ее до грязи.
Князь Андрей командовал полком, и устройство полка, благосостояние его людей, необходимость получения и отдачи приказаний занимали его. Пожар Смоленска и оставление его были эпохой для князя Андрея. Новое чувство озлобления против врага заставляло его забывать свое горе. Он весь был предан делам своего полка, он был заботлив о своих людях и офицерах и ласков с ними. В полку его называли наш князь, им гордились и его любили. Но добр и кроток он был только с своими полковыми, с Тимохиным и т. п., с людьми совершенно новыми и в чужой среде, с людьми, которые не могли знать и понимать его прошедшего; но как только он сталкивался с кем нибудь из своих прежних, из штабных, он тотчас опять ощетинивался; делался злобен, насмешлив и презрителен. Все, что связывало его воспоминание с прошедшим, отталкивало его, и потому он старался в отношениях этого прежнего мира только не быть несправедливым и исполнять свой долг.