Молдавский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Молдавский язык
Самоназвание:

limba moldovenească, лимба молдовеняскэ

Страны:

Молдавия, Приднестровская Молдавская Республика[1], Украина, Россия

Официальный статус:

Государства:
Молдавия Молдавия
Приднестровье Приднестровье
(непризнанно; кириллица)[2]
Региональный или локальный официальный язык:
Украина Украина:

Черновицкая область
Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Романская группа
Балкано-романская подгруппа
Письменность:

латиница (румынский алфавит) — в Молдавии,
кириллица (молдавский алфавит) — в Приднестровской Молдавской Республике,
историческая румынская кириллица)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

мол 460

ISO 639-1:

mo (отменён)

ISO 639-2:

mol (отменён)

ISO 639-3:

mol (отменён)

См. также: Проект:Лингвистика

Молда́вский язы́к (limba moldovenească, лимба молдовеняскэ) — язык, относящийся к балкано-романской подгруппе романских языков. Некоторые современные лингвисты[3] считают, что «румынский» и «молдавский» являются разными названиями (лингвонимами) одного языка[4][5], в то время как Большая Российская Энциклопедия молдавский язык считает одним из восточно-романских языков[6]. Помимо современной Молдавии, молдавский язык распространён также в западной части бывшего Молдавского княжества, в части ТрансильванииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1166 дней], а также на Буковине и в Одесской области (Украина).

Литературный молдавский язык начал оформляться в XVI—XVII веках, но окончательно формируется ко 2-й половине XIX века[7]. Языковые различия между румынским и молдавскими языками стали возникать в XIX веке, когда в возникшей в 1859 году Румынии начался период коррекции румынского языка, из которого активно изымались славянские лексемы[нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[8][9] и вводились новые французские, латинские и итальянские корни[10]. В XIX—XX веке в лексику румынского было введено значительное количество научных латинизмов. Языковое строительство нормы литературного молдавского языка, отличной от литературного румынского, продолжалось с 1924 по 1932 год, и с 1938 по 1940 год в СССР. С 1950-х годов происходил обратный процесс сближения молдавской и румынской языковых норм, и к концу 1980-х годов они стали практически неотличимы[11].

В настоящее время государственным языком Молдавии по конституции является «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики»[12], де-юре[13] идентичный литературному румынскому языку Румынии[14]. В декабре 2013 года Конституционный суд Молдавии признал официальным языком Молдавии румынский язык[15][16] на основе латиницы.

В Гагаузии молдавский язык является одним из трёх официальных (переписка с органами власти, предприятиями, организациями и учреждениями, расположенными за пределами Гагаузии, осуществляется на молдавском и русском языках). Одним из официальных языков непризнанной Приднестровской Молдавской Республики является молдавский язык на основе кириллической графики[2].





История

Ранняя история

В 1628 году вышла книга немецкого учёного И. Альштеда «Сокровища Хронологии», где в таблице языков и диалектов 24-х частей Земли упомянут и молдавский язык — lingua Moldavorum[17].

Памятники на молдавском языке (кириллицей) известны в Молдавском княжестве с XVII века (до этого языком администрации, церкви и литературы в Молдавском княжкестве и Валахии был церковнославянский язык, причём по построению фразы заметно, что для писцов он не был родным). Грамматика этого языка значительно отличалась от современной[18]. В середине XVII в. стараниями митрополита Варлаама в Яссах была основана первая в Молдове типография, для которой митрополит Дософтей (Досифей) выписал необходимые принадлежности из Москвы[19].

Дмитрий Кантемир в своём классическом «Описании Молдавии» (1714—1716 гг.) отмечает общность языка жителей дунайских княжеств и указывает на различие региональных диалектов:

У жителей Валахии и Трансильвании один общий язык с молдаванами, однако произношение более грубое, как, например: джюр валах произносит жур, то есть клянусь, как польское ż или французское j; думнедзеу, то есть бог — валаш. думнезеу; акму (теперь) — валаш. акума; ачела (тот) — валаш. ахела. Валахи употребляют некоторые слова, молдаванам не известные, которые, однако, в письме опускают, и во всем следуют по стопам молдаван в отношении языка и правописания и этим самым признают, что молдавский язык чище, чем их, хотя открыто заявить об этом их удерживает недоброжелательство, существующее между молдаванами и валахами[20].

Кантемир называет его «молдавским языком» (лат. lingua moldavica) и «языком молдаван» (лат. lingua moldavorum) и прямым текстом указывает на его связь с латынью:

Удивительно, говорит он, что язык молдаван и валахов содержит больше латинских слов, чем итальянский

Кириллическая письменность, использовавшаяся в молдавском языке, заметно отличалась от русской кириллицы. Так, существовала специальная буква џ для звука дж, а сочетание ын/ым передавалось специальной буквой, похожей на направленную вверх стрелку[20]. Таблицу молдавской кириллицы можно увидеть в уже цитированном труде Кантемира.

Кантемир, в своей работе «Хроника стародавности романо-молдо-влахов» (молд. Хроникул векимей а романо-молдо-влахилор) говорит, что дакский (валашский) и молдавский языки имеют самоназвания «румынский», в значении «римский»[21]:

Мы, молдаване, также себя называем римлянами, а язык наш — не дакским, не молдавским, а «румынским», и так, если хотим спросить чужестранца, знает ли наш язык, мы не спрашиваем: «Знаешь молдавский?», а спрашиваем: «Знаешь румынский?», то есть (по-латински): «Знаешь римский

В российской Бессарабии

После русско-турецкой войны в 1812 году восточная часть Молдавского княжества вошла в состав Российской империи и получила название Бессарабская область, а позже — Бессарабская губерния. В ней продолжал развиваться литературный язык на кириллице, одним из названий которого было «молдавский язык» (в то время как язык западной части Молдавского княжества и Валашского княжества, объединённых в новое государство Румыния, окончательно перешёл на латинскую графику в 1862 году). В 1814 году в Кишинёве был разработан и издан «Русско-молдавский букварь», в 1819 году — «Краткая российская грамматика с переводом на молдавский язык», которая впоследствии переиздавалась в Кишинёвской епархиальной типографии. В 1840 году в Петербурге были выпущены «Начертание правил валахо-молдавской грамматики» и «Собрание сочинений и переводов в валахо-молдавском языке» Я. Гинкулова (Хынку). Гинкулов предлагал использовать термины «валахо-молдавский язык» или «ромынский язык», как обобщающие для всего дако-румынского языкового пространства[22].

Начиная с 30—40-х гг. XIX в. проявляется тенденция к вытеснению молдавского языка из делопроизводства и сферы образования и замены его русским. В 1828 году было отменено обязательное ведение делопроизводства на молдавском языке[23]. В 1842 году истёк семилетний срок, в течение которого была возможность подавать жалобы и прошения на молдавском языке. В 1866 году наложен запрет на преподавание молдавского языка в Кишинёвской гимназии. Формальным поводом для запрета послужило то, что «по новому гимназическому уставу… вообще не полагается в наших гимназиях особых учителей для преподавания особых местных наречий»[24]. Через пять лет после исключения молдавского языка из курса Кишинёвской гимназии последовал указ о запрещении преподавания молдавского языка в уездных училищах Бессарабской области. Со второй половины XIX века происходит вытеснение молдавского языка из церковного богослужения. При епископе Павле (Лебедеве) было закрыто, по разным оценкам, от 340 до 417 церквей по причине того, что в них невозможно было организовать службу на русском языке[25]. При нём же перестала печататься молдавская версия «Кишинёвских епархиальных ведомостей». Таким образом, в последней трети XIX века молдавский язык в Бессарабии оставался исключительно разговорным языком крестьянского населения.

Возвращение молдавского языка в публичную сферу, систему образования и православное богослужение было связано с событиями революции 1905—1907 годов. В этот период начинается преподавание молдавского языка и церковно-молдавского пения в Кишинёвской духовной семинарии и других учебных заведениях Кишинёвской епархии, выходит ряд газет и журналов (См. статью Пресса в Молдавии). В литургической и околорелигиозной литературе использовались старомолдавская литературная норма и традиционный кириллический алфавит. Для светских текстов литературной нормы не существовало. Грамматика и лексика могли варьироваться от современной румынской нормы до подражания местным диалектам. Не существовало также единого алфавита. Чаще всего использовался либо русский алфавит, либо значительно упрощённая версия молдавской кириллицы, отличавшаяся от русифицированной версии написанием «ъ» вместо «э» и «й» вместо «ь» на конце слов. Реже практиковалась запись с помощью церковно-молдавского алфавита, но гражданским шрифтом.

В Российской империи термины «молдавский» и «румынский язык» употреблялись в качестве синонимов как русскими, так и молдавскими авторами[26]. Выбор того или другого наименования языка определялся в большинстве случаев контекстом или целевой аудиторией, которой был адресован тот или иной текст.

В межвоенный период

В 1918 году Бессарабия была присоединена к Румынии, где функционировал сформировавшийся в XIX в. литературный румынский язык. Тем не менее, его отличие от молдавского ощущалось многими. Так, крестьяне-кооператоры села Цибирика Оргеевского уезда в 1921 г. писали:

«Что означает слово „волумул“[27]? (…) Догадываемся, это какая-нибудь брошюра (книжечка). Если угадали, то, пожалуйста, не беспокойтесь опять присылать её, потому что читать её некому. (…) Говорим вам снова, если книжица для нас полезная, пишите её на молдавском или на русском (не шарахайтесь вы от русского языка, как чёрт от ладана), а не на румынском, потому что о румынском языке представление у нас слабое, не то чтобы ещё и понимать его».[28]

Пропагандисты румынского языка в Бессарабии признавали, что речь бессарабских молдаван заметно отличается от бухарестской нормы, и вынуждены были учитывать это в своей деятельности — вплоть до издания некоторых номеров своих газет на кириллице, что с 1 января 1919 г. было в Бессарабии запрещено[29].

Официальный статус молдавский язык получил в 1924 г. при создании на левом берегу Днестра Молдавской АССР в составе Украины; это сопровождалось ожесточёнными дискуссиями между «самобытниками», отстаивавшими идею литературного языка на основе диалектов Приднестровья, и «румынизаторами», ориентировавшимися на литературные румынские нормы.

На начальном этапе языкового строительства в Молдавской АССР для ряда местных политических деятелей (например, Павел Киор) создание отдельного молдавского языка было продиктовано не столько этнополитическими, сколько классовыми соображениями. Планировалось создать на базе народных говоров «пролетарский» молдавский язык как антипод «буржуазному» румынскому языку. В дальнейшем этот «народный язык» планировалось использовать в целях разжигания революции не только в Бессарабии, но и в Румынии[30]. Однако первая грамматика и словарь, составленные в МАССР Гавриилом Бучушкану в 1925 и 1926 гг., за исключением кириллического алфавита, мало чем отличались от большинства румынских грамматик того времени[31][уточните ссылку (уже 1232 дня)]. В июле 1927 года Молдавским научным комитетом были опубликованы правила правописания, основанные на «Молдавской грамматике» («Граматика молдовняскы»), разработанной Леонидом Маданом. Эти правила базировались на местных диалектах и представляли собой самую радикальную попытку создания самостоятельного молдавского языка, полностью отличного от румынского. Помимо воспроизведения народного говора, предполагалось введение в язык огромного количества неологизмов, составленных из молдавских или русских корней[32][уточните ссылку (уже 1232 дня)].

Пример текста на молдавском языке в тогдашней записи:

Ын сэкцыя историчаскы, Комитету штиинцыйник ш’о пус зэдачи сы алкэтуяскы история Марксисты а народулуй молдовинеск. Ынтыю лукру штиинцыйник ын партя 'вэцэрий нородулуй молдовинеск а ишы’н время ди маи апроапи.

Ын сэкцыя ди 'нвэцаря цэрий: Дин лукру 'нсэмнат дупэ програмы пэн чи-с стрынсы шы типэрити 'н кэрць осэгити кынтичи шы зыкэтоари нородничи молдовинешть. Ын унили райоани дяму-с организати шы о 'нчепут лукру организацыили шы черкурили ди 'нвэцаря цэрий.

— Материали ла даря ди самы а кырмий пи аний 1927 шы 1928 с'ездулуй а IV-ля а Сфатурилор[33]

По постановлению бюро Молдавского обкома партии от 2 февраля 1932 года предписывалось до конца года перейти на латинский алфавит. Вместе с переходом на латинский алфавит была осуществлена адаптация норм и правил румынского языка. В мае 1938 года кампания по латинизации была прекращена и молдавскому языку вернули кириллическую графику. Новая норма молдавского языка оставалась при этом достаточно близкой к румынской[34][уточните ссылку (уже 1232 дня)].

В Молдавской ССР

После присоединения к СССР Бессарабии и образования Молдавской ССР в 1940 оказалось, что приднестровские диалекты малопонятны основной массе молдаван. В связи с этим в 1951 году при поддержке Л. И. Брежнева (бывшего тогда первым секретарём ЦК КП(б) Молдавии) была проведена реформа: языковая норма стала основываться на говорах центральной части Молдавии и стала значительно ближе к румынскому литературному языку. При этом должна была учитываться письменная и фольклорная традиция[35]. В 1967 г. в молдавский кириллический алфавит была введена буква Ӂ, благодаря чему он обрёл окончательную форму.

В 1989 году большинство молдавских филологов и писателей отказались от идеи культивирования отдельного молдавского языка и признали тождество литературного молдавского и румынского. Причинами такого решения Л. И. Лухт и Б. П. Нарумов называют наличие общей литературной традиции у Румынии и Молдавии, незначительность расхождений между вариантами литературной нормы, слабость теоретических утверждений о том, что молдавский, в отличие от румынского, является особым продуктом романско-славянского симбиоза, политическая обстановка в связи с кризисом СССР[35].

31 августа 1989 года новое правительство Молдавской ССР (по требованию участников демонстрации, организованной националистическим Народным Фронтом Молдавии) отменило на своей территории кириллический алфавит и ввело румынское правописание на латинице для молдавского языка[36]. На территории ПМР кириллический алфавит был сохранён и используется по настоящее время.

Унификация с румынским языком

Орфография и алфавит

Основное различие между двумя вариантами написания (использование букв â и î для обозначения звука ы) было отменено публикацией «Орфографического словаря румынского языка» (разработан Академией наук Молдовы и рекомендован для использования с 15 ноября 2000 года). До этого на молдавском румынском было рекомендовано использовать î везде, где произносится звук ы, в то время как в стандартном румынском использовались оба символа в соответствии с этимологическим принципом. Однако многие публикации на румынском языке в Республике Молдова и до этого использовали â («Flux», «Accente», «Ziarul de Garda», «Timpul» и т. д.), Также и в Румынии есть публикации, которые используют старое написание, без â (Academia Caţavencu и др.). Тот факт, что официальная орфография, действовавшая в Молдове, требовала исключительного использования î, объясняется тем, что в момент, когда Академия наук Молдовы приняла латинский алфавит (после советского периода, когда использовалась кириллица), Румынская академия ещё не вернула символ â (буква â была полностью отменена в 1953 году).

Во время коммунистического периода и в первые годы после революции румынский в Румынии, в свою очередь, использовал одинаковое написание (письменно i и î). В 1993 году символ «â» был возвращён в румынский язык.

В Республике Молдова кириллица была заменена латиницей в 1989 году[37].

Современная ситуация

Некоторые официальные лица Молдавии в ранге министров неоднократно заявляли, что «молдавский и румынский — это один и тот же язык»[38][39]. По официальным данным переписи населения 2004 года в Молдавии 78,4 % молдаван назвали своим родным языком молдавский[40][41], а 18,8 % назвали родным языком румынский (в городах 30,9 %, в селах 13,0 %), но при ответе на вопрос о национальной принадлежности отнесли себя к молдаванам; в этих данных М. Н. Губогло видит указание на «начавшийся внутренний раскол молдавской этнопсихологической жизни»[42]. Обсуждение вопроса об именовании государственного языка Молдавии «молдавским» или «румынским» в настоящее время всегда имеет политический оттенок.

В школах и вузах современной Молдавии предмет «молдавский язык» отсутствует. Изучается предмет «румынский язык»[35]. Так же называется и основной язык преподавания в учебных заведениях Молдавии. Предмет «молдавский язык» (на кириллице) преподаётся только в вузах и средних учебных заведениях Приднестровья, факультативно начиная с первого класса, наряду с украинским языком

В 2008 году президент Молдавии Владимир Воронин, выступая на открытии Дней славянской письменности и культуры в Молдавии, заявил, что «кириллица — это первый алфавит молдавского народа. Книжная культура, церковная служба, светская документация и переписка — всё это в течение ряда веков было востребовано и развивалось в Молдавии на славянском языке, на кириллице, а уже позже на молдавском языке, но опять же на кириллице»[43].

В опубликованный в 2010 году молдавскими и российскими учеными в серии «Народы и культуры» коллективный труд «Молдаване» включена глава 3 «Молдавский язык», написанная в основном Василе Стати, который в 2003 году опубликовал собственный молдавско-румынский словарь (англ.)). В обоснование отличия молдавского от румынского Стати приводит следующие доводы: наличие в молдавском значительных славянских заимствований, некоторые из которых отсутствуют в румынском; наличие в румынском ряда цыганских заимствований; специфика молдавских говоров Левобережья Днестра; более ранняя фиксация глоттонима «молдавский» по сравнению с глоттонимом «румынский»[44]. «Молдавско-румынский словарь» Василе Стати был подвергнут критике многими молдавскими и румынскими лингвистами[45][46].

В 2013 году Народное Собрание Гагаузии постановило запретить использование термина «румынский язык» на территории автономии, аргументировав тем, что «использование этого термина противоречит Конституции»[47].

В Конституции Молдавии официальным языком государства назван «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики». В декабре 2013 года Конституционный суд Молдавии постановил, что Декларация о независимости Республики Молдова, в которой государственный язык назван «румынским», составляет единое целое с Конституцией, и, в случае противоречий между текстом Декларации о независимости и текстом Конституции, превалирует исходный текст Декларации о независимости[15].

Хотя изначально молдавскому языку были присвоены коды ISO 639: «mo» и «mol», в 2000-ые они были отменёны и сейчас у молдавского языка нет отдельного кода ISO. Также наиболее известный справочник по языкам мира — «Ethnologue: Languages of the World», который содержит сведения по более чем 7000 живых языков мира — не упоминает молдавский как отдельный язык, а как альтернативное название румынского[48].

Население страны использует оба названия. В то время как большинство сельских жителей во время последней переписи[49] указали своим родным языком молдавский, большинство жителей столицы[49] и, согласно опросам, люди с высшим образованием[50] склонны называть свой язык румынским. Самая высокая склонность к использованию названия "румынский язык" наблюдается у молодых людей, у людей с высшим образованием, у горожан и у людей с высоким достатком. Название "молдавский язык" чаще всего используют те жители Молдавии, для которых этот язык не является родным.[50]

На территории Молдавии существует движение молдовенистов, полагающих, что, несмотря на языковую идентичность молдавского языка с румынским, для государственного языка Молдавии следует использовать название «молдавский язык», в частности, потому что оно более древнее, чем лингвоним «румынский язык»[4]. Согласно проведённому в 2012 году опросу, 65 % граждан поддерживают это мнение[16][51].

См. также

Напишите отзыв о статье "Молдавский язык"

Примечания

  1. непризнанное государство
  2. 1 2 статья 12 [zakon-pmr.com/DetailDoc.aspx?document=62295 Конституции ПМР]
  3. Лухт Л. И., Нарумов Б. П. Румынский язык // Языки мира. Романские языки. — М., Academia, Институт языкознания РАН, 2001 — С. 575
  4. 1 2 eNews: [enews.md/blogs/view/4383 «Молдавский язык древнее румынского» — Интервью с историком, автором первого молдавско-румынского словаря Василе Стати], 5 декабря 2013
  5. [www.britannica.com/eb/article-9083828/Romanian-language «Румынский язык» в энциклопедии «Britannica»]; Лухт Л. И., Нарумов Б. П. Румынский язык // Романские языки. М., 2001. С. 577.
  6. Нерознак В. П. [bigenc.ru/linguistics/text/1847515 Балканистика] // Большая Российская Энциклопедия
  7. Корлэтяну Н. Г. Молдавский язык // БСЭ. — 1969—1978
  8. Бурега, 2010.
  9. Дамьян, 1998, с. 241.
  10. Демьянов С.[www.world-history.ru/countries_about/2348.html Создание единого Румынского государства]
  11. King, Charles. Forging a Soviet Moldovan Nation // The Moldovans: Romania, Russia, and the Politics of Culture. — Hoover Press, 2000. — P. 107-108. — 303 p. — ISBN 9780817997922.
  12. [www.president.md/titlul1 Ст. 13 Конституции Республики Молдова]
  13. [lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=312813&lang=2 Закон Nr. 3465 от 01.09.1989 о функционировании языков на территории Молдавской ССР]: «Закрепление Конституцией (Основным Законом) Молдавской Советской Социалистической Республики статуса молдавского языка как государственного призвано способствовать достижению полноты суверенитета республики и созданию необходимых гарантий для его полноценной и всесторонней реализации во всех сферах политической, экономической, социальной и культурной жизни. Молдавская ССР поддерживает получение образования и удовлетворение своих культурных потребностей на родном языке молдаванами, проживающими за пределами республики, а с учетом реальности молдавско-румынской языковой идентичности — и румынами, проживающими на территории СССР.»
  14. Лухт, Нарумов, с. 575.
  15. 1 2 [newsmoldova.ru/newsline/20131205/194778483.html КС Молдовы решил, что государственным языком Республики Молдова является румынский], Информационное агентство «Новости-Молдова» (5 декабря 2013). Проверено 19 декабря 2013.
  16. 1 2 [lenta.ru/news/2013/12/05/language/ Государственным языком Молдавии признали румынский], Lenta.ru (5 декабря 2013). Проверено 19 декабря 2013.
  17. [historymoldavia.blogspot.com/2014/08/blog-post_30.html Паскарь Евгений. История Названия молдавского языка.]
  18. Славяно-молдавские летописи XV—XVI вв. Сост. Ф. А. Грекул; Отв. ред. В. А. Буганов. — М.: Наука, 1976.
  19. История Молдавской ССР. В двух томах Т. I. Изд. 2-е. Отв. ред. Л. В. Черепнин. С. 272.
  20. 1 2 Кантемир Д. [www.vostlit.info/Texts/rus4/Kantemir/frametext3.htm Описание Молдавии]. Кишинев. 1973. С. 189—190
  21.  (рум.)[www.timpul.md/articol/de-ce-moldoveanul-dimitrie-cantemir-spunea-ca-e-roman-33928.html De ce MOLDOVEANUL Dimitrie Cantemir spunea că e ROMÂN?], timpul.md, 19 мая 2012
  22. Гинкулов Я. Начертание правил валахо-молдавской грамматики. СПб., 1840. С. II
  23. Heitmann, K., 1989, Moldauisch. In Holtus, G., Metzeltin, M. și Schmitt, C. (eds), Lexicon der Romanschinen Linguistik, Tübingen, vol 3. 508-21.
  24. Решение Государственного Совета «о прекращении преподавания молдавского языка в Кишинёвской гимназии» // Negru Gh. Ţarismus şi mişcarea naţională a românilor din Basarabia. Chişinău, 2000. P. 128.
  25. Ciobanu, Ştefan. Cultura românească în Basarabia sub stăpânirea rusă. Chişinău, 1991. P. 118.
  26. Igor Şarov, Andrei Cuşco. Identitatea naţională a basarabenilor în istoriografia rusă din secolul XIX // Basarabia: dilemele identităţii. Iaşi, 2002.
  27. Volumul — том.
  28. Шорников П. М. Бессарабский фронт (1918—1940 гг.) — 2-е изд., перераб. и доп. — Тирасполь: Полиграфист, 2011. С.148. Со ссылкой на: Enescu F. Certificat de studii şi propagandă. — ChişinăuŞ f.a. P.9.
  29. Шорников П. М. Указ. соч. Стр. 150—152.
  30. King, Charles. Moldovenii: România, Rusia şi politica culturală, Chişinău, Editura ARC, 2005. P. 63.
  31. Ibidem. P. 64
  32. Ibidem. P. 69
  33. Politica de moldovenizare în R.A.S.S. Moldovenească: culeg. de doc. şi materiale / alcăt. si st. Introductiv: Argentina Gribincea, Mihai Gribincea, Ion Şişcanu. – Ch. :Civitas, 2004. P. 88.
  34. Ibidem. PP. 80 — 84.
  35. 1 2 3 Лухт Л. И., Нарумов Б. П. Румынский язык // Романские языки. М., 2001. С. 580
  36.  (англ.) «[dev.eurac.edu:8085/mugs2/do/blob.pdf?type=pdf&serial=1047909431571 Romanian Nationalism in the Republic of Moldova]» by Andrei Panici, American University in Bulgaria, 2002; pages 39-41
  37. Diana Nissler: [ewwg.vlamynck.eu/cst/cst-mold/a_dia.html Language in Moldova — observations in streets and houses in the Republic of Moldova] (Limbile în Moldova — observații pe străzile și în casele din Republica Moldova)
  38. [www.azi.md/news?ID=20643 Moldova Azi]
  39. www.jurnal.md/articol.php?id=1708&editie=283
  40. [demoscope.ru/weekly/2006/0249/analit08.php Некоторые итоги переписи 2004 года в Молдавии]
  41. www.statistica.md/recensamint/Nationalitatea_si_limba_materna.xls
  42. Губогло М. Н. Языковая жизнь молдаван в постсоветский период // Молдаване. М.: Наука, 2010. С. 95, 101, 104
  43. [www.regnum.ru/news/1003001.html Президент Молдавии: Кириллица — это первый алфавит молдавского народа] // REGNUM. — 20.05.2008.
  44. Стати В. Н. Происхождение и строение молдавского языка // Молдаване. М.: Наука, 2010. С. 84-91
  45. [www.contrafort.md/old/2003/105-106/570.html Un monument al minciunii şi al urii — 'Dicţionarul moldovenesc-românesc' al lui Vasile Stati]
  46. [www.revista22.ro/se-sparie-gandul-589.html «Se sparie gandul…» — Revista 22 — saptamanal independent de analiza politica si actualitate culturala]
  47. Независимая Молдова, 2013.
  48.  (англ.)[www.ethnologue.com/country/MD/languages Languages of Moldova @ethnologue.com]
  49. 1 2 National Bureau of Statistics of the Republic of Moldova: [www.statistica.md/pageview.php?l=ru&id=2234&idc=295 Перепись населения 2004]: Демографические, национальные, языковые и культурные характеристики
  50. 1 2  (рум.) [www.ipp.md/public/files/Barometru/BOP_11.2012_prima_parte.pdf CBS AXA/IPP nov. 2012]
  51. Гурская, Зинаида. [www.ukrinform.ua/rus/news/moldavane_ne_hotyat_pereimenovivat_moldavskiy_yazik_v_ruminskiy___opros_1466119 Молдаване не хотят переименовывать молдавский язык в румынский - опрос], Укринформ (20 ноября 2012). Проверено 19 декабря 2013.

Литература

  • Бурега В. [www.religion.in.ua/main/history/5174-bessarabskoe-pravoslavie-mezhdu-rumyniej-i-rossiej.html «Бессарабское православие» между Румынией и Россией. Часть первая, 21 июля 2010]. — 2010.
  • Галущенко O. [www.iatp.md/articles/borba.htm Борьба между румынизаторами и самобытниками в Молдавской АССР (20-е годы)] // Ежегодный исторический альманах Приднестровья. — 2002. — № 6.
  • Галущенко O. [www.iatp.md/articles/galuscenco/Galuscenco1.htm Борьба между румынизаторами и самобытниками в Молдавской АССР (30-е годы)].
  • Дамьян Н. [ndb.md/wp-content/uploads/2014/06/Relatiile-moldo-bulgare-in-epoca-medie-si-moderna.compressed.pdf Румынско-болгарские параллели на уровне лексики] // Молдавско-болгарские отношения в средние века и новое время. Доклады международной научной конференции (Кишинёв. 21–23 октября 1996 г.). — Кишинёв: S.Ş.B., 1998. — С. 239–242.
  • Сергиевский М.В. Материалы по изучению живых молдавских говоров на территории СССР // Учёные записки Института языка и литературы. — М., 1927. — Т. I. — С. 71-95.
  • Сергиевский М.В. К истории создания литературного языка в Румынии // Учёные записки Института языка и литературы. — М., 1927. — Т. III. — С. 114-132.
  • [www.nm.md/article/narodnoe-sobranie-gagauzii-postanovilo-zapretit-ispolzovanie-termina-rumynskiy-yazyk-na Народное собрание Гагаузии постановило запретить использование термина «румынский язык» на территории автономии] // Независимая Молдова. 04.10.2013. — Кишинёв, 2013. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1857-1824&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1857-1824].
  • King, Charles Ambivalence of Authenticity, or How the Moldovan Language was Made // Slavic Review. — 1999. — Т. 58, № 1. — С. 117-142.  (англ.)
  • Caşu, I. "Politica naţională" în Molodva Sovietică, 1944-1989. — Chişinău: Editura Cartdidact, 2000. — ISBN 9975-940-29-3.
  • Stati V. Dicţionar moldovenesc-românesc. — Chişinău: Tipografia Centrală, 2003. — ISBN 9975-78-248-5.
  • Negru, Elena. Politica etnoculturală în R.A.S.S. Moldovenească (1924 — 1940). — Chişinău: Prut Internaţional, 2002. — ISBN 9975-69-395-4.
  • Dyer D.L. The Romanian Dialect of Moldova: A Study in Language and Politics. — Lewiston, NY: Edwin Mellen Press, 1999. — ISBN 0-7734-8037-4.  (англ.)
  • Dyer D.L. Studies in Moldovan. — New York: Columbia University Press (East European Monographs), 1996. — ISBN 0-88033-351-0.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на молдавском языке
«Паӂина принчипалэ» Раздел закрыт для редактирования в декабре 2006

«Википедия» содержит раздел
на румынском языке
«Pagina principală»

В Викисловаре список слов молдавского языка содержится в категории «Молдавский язык»
  • [www.actualitati.md/ru/analitika/o-moldavskom-yazyke О молдавском языке]
  • [www.acad.ro/com2003/pag_com03_0327.htm Comunicat despre sesiunea ştiinţifică Unitatea limbii române — cu privire specială la Basarabia şi Bucovina, opiniile lingviştilor Eugeniu Coşeriu, Silviu Berejan ş.a.]
  • [www.contrafort.md/2003/108-109/617_18.html Evocare Eugeniu Coșeriu], Contrafort
  • [www.contrafort.md/2003/105-106/570.html Scriitori de la Chișinău despre dicționarul lui Vasile Stati], Contrafort
  • [www.contrafort.md/2004/111-112/661.html Memoriul PEN Clubului din Republica Moldova (cu privire la sutuația drepturilor omului, suprimarea disciplinei școlare «Istoria Românilor» și politica de moldovenizare], Contrafort
  • [www.contrafort.md/2002/90-91/338.html Conferință ținută de Tamara Cărăuș, despre chestiuni de identitate în Moldova], Contrafort
  • [www.mnsu.edu/emuseum/cultural/oldworld/europe/moldavia.html Informații culese Jesse Schuld]
  • [www.east-west-wg.org/cst/cst-mold/newnat.html Articol de Attila Demkó]
  • [www.omniglot.com/writing/moldovan.htm Pronunția și alfabetul chirilic moldovenesc. Acest articol susține că moldoveneasca este un dialect al limbii române.]
  • [www.kspmr.idknet.com/md/ Curtea Constituțională a Transnistriei (cu litere chirilice)]
  • [education.yahoo.com/reference/encyclopedia/entry/Romnilang Columbia Encyclopedia: articol despre limba română, care susține că româna este vorbită de 3 milioane de persoane în Republica Moldova]
  • [education.yahoo.com/reference/encyclopedia/entry/Moldova Columbia Encyclopedia: articol despre Republica Moldova, care susține că de fapt moldoveneasca este identică cu româna]
  • Interviu cu Vasile Stati ([www.ziua.ro/pics/2007/11/14/1194982971.mp3 Partea întâi] și [www.ziua.ro/pics/2007/11/14/1194983109.mp3 Partea a doua])
  • George Damian, [www.centruldestudii.ro/csrr/contact/2007/10_01contact.pdf «Minciuna Moldovenismului»], Contact, 11 noiembrie 2007, p. 6.
  • [www.jurnalul.ro/jurnalul-national/a-xiii-a-sesiune-a-sovietului-suprem-a-oficializat-statutul-limbii-moldovenesti-519447.htm A XIII-a sesiune a Sovietului Suprem a oficializat statutul limbii moldovenești], 31 august 2009, Florin Mihai, Jurnalul Național
  • [www.jurnalul.ro/jurnalul-national/limba-alfabet-au-strigat-basarabenii-acum-20-de-ani-519351.htm «Limbă! Alfabet!» au strigat basarabenii acum 20 de ani], 30 august 2009, Florin Mihai, Jurnalul Național

Отрывок, характеризующий Молдавский язык

Графиня Ростова с дочерьми и уже с большим числом гостей сидела в гостиной. Граф провел гостей мужчин в кабинет, предлагая им свою охотницкую коллекцию турецких трубок. Изредка он выходил и спрашивал: не приехала ли? Ждали Марью Дмитриевну Ахросимову, прозванную в обществе le terrible dragon, [страшный дракон,] даму знаменитую не богатством, не почестями, но прямотой ума и откровенною простотой обращения. Марью Дмитриевну знала царская фамилия, знала вся Москва и весь Петербург, и оба города, удивляясь ей, втихомолку посмеивались над ее грубостью, рассказывали про нее анекдоты; тем не менее все без исключения уважали и боялись ее.
В кабинете, полном дыма, шел разговор о войне, которая была объявлена манифестом, о наборе. Манифеста еще никто не читал, но все знали о его появлении. Граф сидел на отоманке между двумя курившими и разговаривавшими соседями. Граф сам не курил и не говорил, а наклоняя голову, то на один бок, то на другой, с видимым удовольствием смотрел на куривших и слушал разговор двух соседей своих, которых он стравил между собой.
Один из говоривших был штатский, с морщинистым, желчным и бритым худым лицом, человек, уже приближавшийся к старости, хотя и одетый, как самый модный молодой человек; он сидел с ногами на отоманке с видом домашнего человека и, сбоку запустив себе далеко в рот янтарь, порывисто втягивал дым и жмурился. Это был старый холостяк Шиншин, двоюродный брат графини, злой язык, как про него говорили в московских гостиных. Он, казалось, снисходил до своего собеседника. Другой, свежий, розовый, гвардейский офицер, безупречно вымытый, застегнутый и причесанный, держал янтарь у середины рта и розовыми губами слегка вытягивал дымок, выпуская его колечками из красивого рта. Это был тот поручик Берг, офицер Семеновского полка, с которым Борис ехал вместе в полк и которым Наташа дразнила Веру, старшую графиню, называя Берга ее женихом. Граф сидел между ними и внимательно слушал. Самое приятное для графа занятие, за исключением игры в бостон, которую он очень любил, было положение слушающего, особенно когда ему удавалось стравить двух говорливых собеседников.
– Ну, как же, батюшка, mon tres honorable [почтеннейший] Альфонс Карлыч, – говорил Шиншин, посмеиваясь и соединяя (в чем и состояла особенность его речи) самые народные русские выражения с изысканными французскими фразами. – Vous comptez vous faire des rentes sur l'etat, [Вы рассчитываете иметь доход с казны,] с роты доходец получать хотите?
– Нет с, Петр Николаич, я только желаю показать, что в кавалерии выгод гораздо меньше против пехоты. Вот теперь сообразите, Петр Николаич, мое положение…
Берг говорил всегда очень точно, спокойно и учтиво. Разговор его всегда касался только его одного; он всегда спокойно молчал, пока говорили о чем нибудь, не имеющем прямого к нему отношения. И молчать таким образом он мог несколько часов, не испытывая и не производя в других ни малейшего замешательства. Но как скоро разговор касался его лично, он начинал говорить пространно и с видимым удовольствием.
– Сообразите мое положение, Петр Николаич: будь я в кавалерии, я бы получал не более двухсот рублей в треть, даже и в чине поручика; а теперь я получаю двести тридцать, – говорил он с радостною, приятною улыбкой, оглядывая Шиншина и графа, как будто для него было очевидно, что его успех всегда будет составлять главную цель желаний всех остальных людей.
– Кроме того, Петр Николаич, перейдя в гвардию, я на виду, – продолжал Берг, – и вакансии в гвардейской пехоте гораздо чаще. Потом, сами сообразите, как я мог устроиться из двухсот тридцати рублей. А я откладываю и еще отцу посылаю, – продолжал он, пуская колечко.
– La balance у est… [Баланс установлен…] Немец на обухе молотит хлебец, comme dit le рroverbe, [как говорит пословица,] – перекладывая янтарь на другую сторону ртa, сказал Шиншин и подмигнул графу.
Граф расхохотался. Другие гости, видя, что Шиншин ведет разговор, подошли послушать. Берг, не замечая ни насмешки, ни равнодушия, продолжал рассказывать о том, как переводом в гвардию он уже выиграл чин перед своими товарищами по корпусу, как в военное время ротного командира могут убить, и он, оставшись старшим в роте, может очень легко быть ротным, и как в полку все любят его, и как его папенька им доволен. Берг, видимо, наслаждался, рассказывая всё это, и, казалось, не подозревал того, что у других людей могли быть тоже свои интересы. Но всё, что он рассказывал, было так мило степенно, наивность молодого эгоизма его была так очевидна, что он обезоруживал своих слушателей.
– Ну, батюшка, вы и в пехоте, и в кавалерии, везде пойдете в ход; это я вам предрекаю, – сказал Шиншин, трепля его по плечу и спуская ноги с отоманки.
Берг радостно улыбнулся. Граф, а за ним и гости вышли в гостиную.

Было то время перед званым обедом, когда собравшиеся гости не начинают длинного разговора в ожидании призыва к закуске, а вместе с тем считают необходимым шевелиться и не молчать, чтобы показать, что они нисколько не нетерпеливы сесть за стол. Хозяева поглядывают на дверь и изредка переглядываются между собой. Гости по этим взглядам стараются догадаться, кого или чего еще ждут: важного опоздавшего родственника или кушанья, которое еще не поспело.
Пьер приехал перед самым обедом и неловко сидел посредине гостиной на первом попавшемся кресле, загородив всем дорогу. Графиня хотела заставить его говорить, но он наивно смотрел в очки вокруг себя, как бы отыскивая кого то, и односложно отвечал на все вопросы графини. Он был стеснителен и один не замечал этого. Большая часть гостей, знавшая его историю с медведем, любопытно смотрели на этого большого толстого и смирного человека, недоумевая, как мог такой увалень и скромник сделать такую штуку с квартальным.
– Вы недавно приехали? – спрашивала у него графиня.
– Oui, madame, [Да, сударыня,] – отвечал он, оглядываясь.
– Вы не видали моего мужа?
– Non, madame. [Нет, сударыня.] – Он улыбнулся совсем некстати.
– Вы, кажется, недавно были в Париже? Я думаю, очень интересно.
– Очень интересно..
Графиня переглянулась с Анной Михайловной. Анна Михайловна поняла, что ее просят занять этого молодого человека, и, подсев к нему, начала говорить об отце; но так же, как и графине, он отвечал ей только односложными словами. Гости были все заняты между собой. Les Razoumovsky… ca a ete charmant… Vous etes bien bonne… La comtesse Apraksine… [Разумовские… Это было восхитительно… Вы очень добры… Графиня Апраксина…] слышалось со всех сторон. Графиня встала и пошла в залу.
– Марья Дмитриевна? – послышался ее голос из залы.
– Она самая, – послышался в ответ грубый женский голос, и вслед за тем вошла в комнату Марья Дмитриевна.
Все барышни и даже дамы, исключая самых старых, встали. Марья Дмитриевна остановилась в дверях и, с высоты своего тучного тела, высоко держа свою с седыми буклями пятидесятилетнюю голову, оглядела гостей и, как бы засучиваясь, оправила неторопливо широкие рукава своего платья. Марья Дмитриевна всегда говорила по русски.
– Имениннице дорогой с детками, – сказала она своим громким, густым, подавляющим все другие звуки голосом. – Ты что, старый греховодник, – обратилась она к графу, целовавшему ее руку, – чай, скучаешь в Москве? Собак гонять негде? Да что, батюшка, делать, вот как эти пташки подрастут… – Она указывала на девиц. – Хочешь – не хочешь, надо женихов искать.
– Ну, что, казак мой? (Марья Дмитриевна казаком называла Наташу) – говорила она, лаская рукой Наташу, подходившую к ее руке без страха и весело. – Знаю, что зелье девка, а люблю.
Она достала из огромного ридикюля яхонтовые сережки грушками и, отдав их именинно сиявшей и разрумянившейся Наташе, тотчас же отвернулась от нее и обратилась к Пьеру.
– Э, э! любезный! поди ка сюда, – сказала она притворно тихим и тонким голосом. – Поди ка, любезный…
И она грозно засучила рукава еще выше.
Пьер подошел, наивно глядя на нее через очки.
– Подойди, подойди, любезный! Я и отцу то твоему правду одна говорила, когда он в случае был, а тебе то и Бог велит.
Она помолчала. Все молчали, ожидая того, что будет, и чувствуя, что было только предисловие.
– Хорош, нечего сказать! хорош мальчик!… Отец на одре лежит, а он забавляется, квартального на медведя верхом сажает. Стыдно, батюшка, стыдно! Лучше бы на войну шел.
Она отвернулась и подала руку графу, который едва удерживался от смеха.
– Ну, что ж, к столу, я чай, пора? – сказала Марья Дмитриевна.
Впереди пошел граф с Марьей Дмитриевной; потом графиня, которую повел гусарский полковник, нужный человек, с которым Николай должен был догонять полк. Анна Михайловна – с Шиншиным. Берг подал руку Вере. Улыбающаяся Жюли Карагина пошла с Николаем к столу. За ними шли еще другие пары, протянувшиеся по всей зале, и сзади всех по одиночке дети, гувернеры и гувернантки. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. Звуки домашней музыки графа заменились звуками ножей и вилок, говора гостей, тихих шагов официантов.
На одном конце стола во главе сидела графиня. Справа Марья Дмитриевна, слева Анна Михайловна и другие гостьи. На другом конце сидел граф, слева гусарский полковник, справа Шиншин и другие гости мужского пола. С одной стороны длинного стола молодежь постарше: Вера рядом с Бергом, Пьер рядом с Борисом; с другой стороны – дети, гувернеры и гувернантки. Граф из за хрусталя, бутылок и ваз с фруктами поглядывал на жену и ее высокий чепец с голубыми лентами и усердно подливал вина своим соседям, не забывая и себя. Графиня так же, из за ананасов, не забывая обязанности хозяйки, кидала значительные взгляды на мужа, которого лысина и лицо, казалось ей, своею краснотой резче отличались от седых волос. На дамском конце шло равномерное лепетанье; на мужском всё громче и громче слышались голоса, особенно гусарского полковника, который так много ел и пил, всё более и более краснея, что граф уже ставил его в пример другим гостям. Берг с нежной улыбкой говорил с Верой о том, что любовь есть чувство не земное, а небесное. Борис называл новому своему приятелю Пьеру бывших за столом гостей и переглядывался с Наташей, сидевшей против него. Пьер мало говорил, оглядывал новые лица и много ел. Начиная от двух супов, из которых он выбрал a la tortue, [черепаховый,] и кулебяки и до рябчиков он не пропускал ни одного блюда и ни одного вина, которое дворецкий в завернутой салфеткою бутылке таинственно высовывал из за плеча соседа, приговаривая или «дрей мадера», или «венгерское», или «рейнвейн». Он подставлял первую попавшуюся из четырех хрустальных, с вензелем графа, рюмок, стоявших перед каждым прибором, и пил с удовольствием, всё с более и более приятным видом поглядывая на гостей. Наташа, сидевшая против него, глядела на Бориса, как глядят девочки тринадцати лет на мальчика, с которым они в первый раз только что поцеловались и в которого они влюблены. Этот самый взгляд ее иногда обращался на Пьера, и ему под взглядом этой смешной, оживленной девочки хотелось смеяться самому, не зная чему.
Николай сидел далеко от Сони, подле Жюли Карагиной, и опять с той же невольной улыбкой что то говорил с ней. Соня улыбалась парадно, но, видимо, мучилась ревностью: то бледнела, то краснела и всеми силами прислушивалась к тому, что говорили между собою Николай и Жюли. Гувернантка беспокойно оглядывалась, как бы приготавливаясь к отпору, ежели бы кто вздумал обидеть детей. Гувернер немец старался запомнить вое роды кушаний, десертов и вин с тем, чтобы описать всё подробно в письме к домашним в Германию, и весьма обижался тем, что дворецкий, с завернутою в салфетку бутылкой, обносил его. Немец хмурился, старался показать вид, что он и не желал получить этого вина, но обижался потому, что никто не хотел понять, что вино нужно было ему не для того, чтобы утолить жажду, не из жадности, а из добросовестной любознательности.


На мужском конце стола разговор всё более и более оживлялся. Полковник рассказал, что манифест об объявлении войны уже вышел в Петербурге и что экземпляр, который он сам видел, доставлен ныне курьером главнокомандующему.
– И зачем нас нелегкая несет воевать с Бонапартом? – сказал Шиншин. – II a deja rabattu le caquet a l'Autriche. Je crains, que cette fois ce ne soit notre tour. [Он уже сбил спесь с Австрии. Боюсь, не пришел бы теперь наш черед.]
Полковник был плотный, высокий и сангвинический немец, очевидно, служака и патриот. Он обиделся словами Шиншина.
– А затэ м, мы лосты вый государ, – сказал он, выговаривая э вместо е и ъ вместо ь . – Затэм, что импэ ратор это знаэ т. Он в манифэ стэ сказал, что нэ можэ т смотрэт равнодушно на опасности, угрожающие России, и что бэ зопасност империи, достоинство ее и святост союзов , – сказал он, почему то особенно налегая на слово «союзов», как будто в этом была вся сущность дела.
И с свойственною ему непогрешимою, официальною памятью он повторил вступительные слова манифеста… «и желание, единственную и непременную цель государя составляющее: водворить в Европе на прочных основаниях мир – решили его двинуть ныне часть войска за границу и сделать к достижению „намерения сего новые усилия“.
– Вот зачэм, мы лосты вый государ, – заключил он, назидательно выпивая стакан вина и оглядываясь на графа за поощрением.
– Connaissez vous le proverbe: [Знаете пословицу:] «Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена», – сказал Шиншин, морщась и улыбаясь. – Cela nous convient a merveille. [Это нам кстати.] Уж на что Суворова – и того расколотили, a plate couture, [на голову,] а где y нас Суворовы теперь? Je vous demande un peu, [Спрашиваю я вас,] – беспрестанно перескакивая с русского на французский язык, говорил он.
– Мы должны и драться до послэ днэ капли кров, – сказал полковник, ударяя по столу, – и умэ р р рэ т за своэ го импэ ратора, и тогда всэ й будэ т хорошо. А рассуждать как мо о ожно (он особенно вытянул голос на слове «можно»), как мо о ожно менше, – докончил он, опять обращаясь к графу. – Так старые гусары судим, вот и всё. А вы как судитэ , молодой человек и молодой гусар? – прибавил он, обращаясь к Николаю, который, услыхав, что дело шло о войне, оставил свою собеседницу и во все глаза смотрел и всеми ушами слушал полковника.
– Совершенно с вами согласен, – отвечал Николай, весь вспыхнув, вертя тарелку и переставляя стаканы с таким решительным и отчаянным видом, как будто в настоящую минуту он подвергался великой опасности, – я убежден, что русские должны умирать или побеждать, – сказал он, сам чувствуя так же, как и другие, после того как слово уже было сказано, что оно было слишком восторженно и напыщенно для настоящего случая и потому неловко.
– C'est bien beau ce que vous venez de dire, [Прекрасно! прекрасно то, что вы сказали,] – сказала сидевшая подле него Жюли, вздыхая. Соня задрожала вся и покраснела до ушей, за ушами и до шеи и плеч, в то время как Николай говорил. Пьер прислушался к речам полковника и одобрительно закивал головой.
– Вот это славно, – сказал он.
– Настоящэ й гусар, молодой человэк, – крикнул полковник, ударив опять по столу.
– О чем вы там шумите? – вдруг послышался через стол басистый голос Марьи Дмитриевны. – Что ты по столу стучишь? – обратилась она к гусару, – на кого ты горячишься? верно, думаешь, что тут французы перед тобой?
– Я правду говору, – улыбаясь сказал гусар.
– Всё о войне, – через стол прокричал граф. – Ведь у меня сын идет, Марья Дмитриевна, сын идет.
– А у меня четыре сына в армии, а я не тужу. На всё воля Божья: и на печи лежа умрешь, и в сражении Бог помилует, – прозвучал без всякого усилия, с того конца стола густой голос Марьи Дмитриевны.
– Это так.
И разговор опять сосредоточился – дамский на своем конце стола, мужской на своем.
– А вот не спросишь, – говорил маленький брат Наташе, – а вот не спросишь!
– Спрошу, – отвечала Наташа.
Лицо ее вдруг разгорелось, выражая отчаянную и веселую решимость. Она привстала, приглашая взглядом Пьера, сидевшего против нее, прислушаться, и обратилась к матери:
– Мама! – прозвучал по всему столу ее детски грудной голос.
– Что тебе? – спросила графиня испуганно, но, по лицу дочери увидев, что это была шалость, строго замахала ей рукой, делая угрожающий и отрицательный жест головой.
Разговор притих.
– Мама! какое пирожное будет? – еще решительнее, не срываясь, прозвучал голосок Наташи.
Графиня хотела хмуриться, но не могла. Марья Дмитриевна погрозила толстым пальцем.
– Казак, – проговорила она с угрозой.
Большинство гостей смотрели на старших, не зная, как следует принять эту выходку.
– Вот я тебя! – сказала графиня.
– Мама! что пирожное будет? – закричала Наташа уже смело и капризно весело, вперед уверенная, что выходка ее будет принята хорошо.
Соня и толстый Петя прятались от смеха.
– Вот и спросила, – прошептала Наташа маленькому брату и Пьеру, на которого она опять взглянула.
– Мороженое, только тебе не дадут, – сказала Марья Дмитриевна.
Наташа видела, что бояться нечего, и потому не побоялась и Марьи Дмитриевны.
– Марья Дмитриевна? какое мороженое! Я сливочное не люблю.
– Морковное.
– Нет, какое? Марья Дмитриевна, какое? – почти кричала она. – Я хочу знать!
Марья Дмитриевна и графиня засмеялись, и за ними все гости. Все смеялись не ответу Марьи Дмитриевны, но непостижимой смелости и ловкости этой девочки, умевшей и смевшей так обращаться с Марьей Дмитриевной.
Наташа отстала только тогда, когда ей сказали, что будет ананасное. Перед мороженым подали шампанское. Опять заиграла музыка, граф поцеловался с графинюшкою, и гости, вставая, поздравляли графиню, через стол чокались с графом, детьми и друг с другом. Опять забегали официанты, загремели стулья, и в том же порядке, но с более красными лицами, гости вернулись в гостиную и кабинет графа.


Раздвинули бостонные столы, составили партии, и гости графа разместились в двух гостиных, диванной и библиотеке.
Граф, распустив карты веером, с трудом удерживался от привычки послеобеденного сна и всему смеялся. Молодежь, подстрекаемая графиней, собралась около клавикорд и арфы. Жюли первая, по просьбе всех, сыграла на арфе пьеску с вариациями и вместе с другими девицами стала просить Наташу и Николая, известных своею музыкальностью, спеть что нибудь. Наташа, к которой обратились как к большой, была, видимо, этим очень горда, но вместе с тем и робела.
– Что будем петь? – спросила она.
– «Ключ», – отвечал Николай.
– Ну, давайте скорее. Борис, идите сюда, – сказала Наташа. – А где же Соня?
Она оглянулась и, увидав, что ее друга нет в комнате, побежала за ней.
Вбежав в Сонину комнату и не найдя там свою подругу, Наташа пробежала в детскую – и там не было Сони. Наташа поняла, что Соня была в коридоре на сундуке. Сундук в коридоре был место печалей женского молодого поколения дома Ростовых. Действительно, Соня в своем воздушном розовом платьице, приминая его, лежала ничком на грязной полосатой няниной перине, на сундуке и, закрыв лицо пальчиками, навзрыд плакала, подрагивая своими оголенными плечиками. Лицо Наташи, оживленное, целый день именинное, вдруг изменилось: глаза ее остановились, потом содрогнулась ее широкая шея, углы губ опустились.
– Соня! что ты?… Что, что с тобой? У у у!…
И Наташа, распустив свой большой рот и сделавшись совершенно дурною, заревела, как ребенок, не зная причины и только оттого, что Соня плакала. Соня хотела поднять голову, хотела отвечать, но не могла и еще больше спряталась. Наташа плакала, присев на синей перине и обнимая друга. Собравшись с силами, Соня приподнялась, начала утирать слезы и рассказывать.
– Николенька едет через неделю, его… бумага… вышла… он сам мне сказал… Да я бы всё не плакала… (она показала бумажку, которую держала в руке: то были стихи, написанные Николаем) я бы всё не плакала, но ты не можешь… никто не может понять… какая у него душа.
И она опять принялась плакать о том, что душа его была так хороша.
– Тебе хорошо… я не завидую… я тебя люблю, и Бориса тоже, – говорила она, собравшись немного с силами, – он милый… для вас нет препятствий. А Николай мне cousin… надобно… сам митрополит… и то нельзя. И потом, ежели маменьке… (Соня графиню и считала и называла матерью), она скажет, что я порчу карьеру Николая, у меня нет сердца, что я неблагодарная, а право… вот ей Богу… (она перекрестилась) я так люблю и ее, и всех вас, только Вера одна… За что? Что я ей сделала? Я так благодарна вам, что рада бы всем пожертвовать, да мне нечем…
Соня не могла больше говорить и опять спрятала голову в руках и перине. Наташа начинала успокоиваться, но по лицу ее видно было, что она понимала всю важность горя своего друга.
– Соня! – сказала она вдруг, как будто догадавшись о настоящей причине огорчения кузины. – Верно, Вера с тобой говорила после обеда? Да?
– Да, эти стихи сам Николай написал, а я списала еще другие; она и нашла их у меня на столе и сказала, что и покажет их маменьке, и еще говорила, что я неблагодарная, что маменька никогда не позволит ему жениться на мне, а он женится на Жюли. Ты видишь, как он с ней целый день… Наташа! За что?…
И опять она заплакала горьче прежнего. Наташа приподняла ее, обняла и, улыбаясь сквозь слезы, стала ее успокоивать.
– Соня, ты не верь ей, душенька, не верь. Помнишь, как мы все втроем говорили с Николенькой в диванной; помнишь, после ужина? Ведь мы всё решили, как будет. Я уже не помню как, но, помнишь, как было всё хорошо и всё можно. Вот дяденьки Шиншина брат женат же на двоюродной сестре, а мы ведь троюродные. И Борис говорил, что это очень можно. Ты знаешь, я ему всё сказала. А он такой умный и такой хороший, – говорила Наташа… – Ты, Соня, не плачь, голубчик милый, душенька, Соня. – И она целовала ее, смеясь. – Вера злая, Бог с ней! А всё будет хорошо, и маменьке она не скажет; Николенька сам скажет, и он и не думал об Жюли.
И она целовала ее в голову. Соня приподнялась, и котеночек оживился, глазки заблистали, и он готов был, казалось, вот вот взмахнуть хвостом, вспрыгнуть на мягкие лапки и опять заиграть с клубком, как ему и было прилично.
– Ты думаешь? Право? Ей Богу? – сказала она, быстро оправляя платье и прическу.
– Право, ей Богу! – отвечала Наташа, оправляя своему другу под косой выбившуюся прядь жестких волос.
И они обе засмеялись.
– Ну, пойдем петь «Ключ».
– Пойдем.
– А знаешь, этот толстый Пьер, что против меня сидел, такой смешной! – сказала вдруг Наташа, останавливаясь. – Мне очень весело!
И Наташа побежала по коридору.
Соня, отряхнув пух и спрятав стихи за пазуху, к шейке с выступавшими костями груди, легкими, веселыми шагами, с раскрасневшимся лицом, побежала вслед за Наташей по коридору в диванную. По просьбе гостей молодые люди спели квартет «Ключ», который всем очень понравился; потом Николай спел вновь выученную им песню.
В приятну ночь, при лунном свете,
Представить счастливо себе,
Что некто есть еще на свете,
Кто думает и о тебе!
Что и она, рукой прекрасной,
По арфе золотой бродя,
Своей гармониею страстной
Зовет к себе, зовет тебя!
Еще день, два, и рай настанет…
Но ах! твой друг не доживет!
И он не допел еще последних слов, когда в зале молодежь приготовилась к танцам и на хорах застучали ногами и закашляли музыканты.

Пьер сидел в гостиной, где Шиншин, как с приезжим из за границы, завел с ним скучный для Пьера политический разговор, к которому присоединились и другие. Когда заиграла музыка, Наташа вошла в гостиную и, подойдя прямо к Пьеру, смеясь и краснея, сказала:
– Мама велела вас просить танцовать.
– Я боюсь спутать фигуры, – сказал Пьер, – но ежели вы хотите быть моим учителем…
И он подал свою толстую руку, низко опуская ее, тоненькой девочке.
Пока расстанавливались пары и строили музыканты, Пьер сел с своей маленькой дамой. Наташа была совершенно счастлива; она танцовала с большим , с приехавшим из за границы . Она сидела на виду у всех и разговаривала с ним, как большая. У нее в руке был веер, который ей дала подержать одна барышня. И, приняв самую светскую позу (Бог знает, где и когда она этому научилась), она, обмахиваясь веером и улыбаясь через веер, говорила с своим кавалером.
– Какова, какова? Смотрите, смотрите, – сказала старая графиня, проходя через залу и указывая на Наташу.
Наташа покраснела и засмеялась.
– Ну, что вы, мама? Ну, что вам за охота? Что ж тут удивительного?

В середине третьего экосеза зашевелились стулья в гостиной, где играли граф и Марья Дмитриевна, и большая часть почетных гостей и старички, потягиваясь после долгого сиденья и укладывая в карманы бумажники и кошельки, выходили в двери залы. Впереди шла Марья Дмитриевна с графом – оба с веселыми лицами. Граф с шутливою вежливостью, как то по балетному, подал округленную руку Марье Дмитриевне. Он выпрямился, и лицо его озарилось особенною молодецки хитрою улыбкой, и как только дотанцовали последнюю фигуру экосеза, он ударил в ладоши музыкантам и закричал на хоры, обращаясь к первой скрипке:
– Семен! Данилу Купора знаешь?
Это был любимый танец графа, танцованный им еще в молодости. (Данило Купор была собственно одна фигура англеза .)
– Смотрите на папа, – закричала на всю залу Наташа (совершенно забыв, что она танцует с большим), пригибая к коленам свою кудрявую головку и заливаясь своим звонким смехом по всей зале.
Действительно, всё, что только было в зале, с улыбкою радости смотрело на веселого старичка, который рядом с своею сановитою дамой, Марьей Дмитриевной, бывшей выше его ростом, округлял руки, в такт потряхивая ими, расправлял плечи, вывертывал ноги, слегка притопывая, и всё более и более распускавшеюся улыбкой на своем круглом лице приготовлял зрителей к тому, что будет. Как только заслышались веселые, вызывающие звуки Данилы Купора, похожие на развеселого трепачка, все двери залы вдруг заставились с одной стороны мужскими, с другой – женскими улыбающимися лицами дворовых, вышедших посмотреть на веселящегося барина.
– Батюшка то наш! Орел! – проговорила громко няня из одной двери.
Граф танцовал хорошо и знал это, но его дама вовсе не умела и не хотела хорошо танцовать. Ее огромное тело стояло прямо с опущенными вниз мощными руками (она передала ридикюль графине); только одно строгое, но красивое лицо ее танцовало. Что выражалось во всей круглой фигуре графа, у Марьи Дмитриевны выражалось лишь в более и более улыбающемся лице и вздергивающемся носе. Но зато, ежели граф, всё более и более расходясь, пленял зрителей неожиданностью ловких выверток и легких прыжков своих мягких ног, Марья Дмитриевна малейшим усердием при движении плеч или округлении рук в поворотах и притопываньях, производила не меньшее впечатление по заслуге, которую ценил всякий при ее тучности и всегдашней суровости. Пляска оживлялась всё более и более. Визави не могли ни на минуту обратить на себя внимания и даже не старались о том. Всё было занято графом и Марьею Дмитриевной. Наташа дергала за рукава и платье всех присутствовавших, которые и без того не спускали глаз с танцующих, и требовала, чтоб смотрели на папеньку. Граф в промежутках танца тяжело переводил дух, махал и кричал музыкантам, чтоб они играли скорее. Скорее, скорее и скорее, лише, лише и лише развертывался граф, то на цыпочках, то на каблуках, носясь вокруг Марьи Дмитриевны и, наконец, повернув свою даму к ее месту, сделал последнее па, подняв сзади кверху свою мягкую ногу, склонив вспотевшую голову с улыбающимся лицом и округло размахнув правою рукой среди грохота рукоплесканий и хохота, особенно Наташи. Оба танцующие остановились, тяжело переводя дыхание и утираясь батистовыми платками.
– Вот как в наше время танцовывали, ma chere, – сказал граф.
– Ай да Данила Купор! – тяжело и продолжительно выпуская дух и засучивая рукава, сказала Марья Дмитриевна.


В то время как у Ростовых танцовали в зале шестой англез под звуки от усталости фальшививших музыкантов, и усталые официанты и повара готовили ужин, с графом Безухим сделался шестой удар. Доктора объявили, что надежды к выздоровлению нет; больному дана была глухая исповедь и причастие; делали приготовления для соборования, и в доме была суетня и тревога ожидания, обыкновенные в такие минуты. Вне дома, за воротами толпились, скрываясь от подъезжавших экипажей, гробовщики, ожидая богатого заказа на похороны графа. Главнокомандующий Москвы, который беспрестанно присылал адъютантов узнавать о положении графа, в этот вечер сам приезжал проститься с знаменитым Екатерининским вельможей, графом Безухим.
Великолепная приемная комната была полна. Все почтительно встали, когда главнокомандующий, пробыв около получаса наедине с больным, вышел оттуда, слегка отвечая на поклоны и стараясь как можно скорее пройти мимо устремленных на него взглядов докторов, духовных лиц и родственников. Князь Василий, похудевший и побледневший за эти дни, провожал главнокомандующего и что то несколько раз тихо повторил ему.
Проводив главнокомандующего, князь Василий сел в зале один на стул, закинув высоко ногу на ногу, на коленку упирая локоть и рукою закрыв глаза. Посидев так несколько времени, он встал и непривычно поспешными шагами, оглядываясь кругом испуганными глазами, пошел чрез длинный коридор на заднюю половину дома, к старшей княжне.
Находившиеся в слабо освещенной комнате неровным шопотом говорили между собой и замолкали каждый раз и полными вопроса и ожидания глазами оглядывались на дверь, которая вела в покои умирающего и издавала слабый звук, когда кто нибудь выходил из нее или входил в нее.
– Предел человеческий, – говорил старичок, духовное лицо, даме, подсевшей к нему и наивно слушавшей его, – предел положен, его же не прейдеши.
– Я думаю, не поздно ли соборовать? – прибавляя духовный титул, спрашивала дама, как будто не имея на этот счет никакого своего мнения.
– Таинство, матушка, великое, – отвечало духовное лицо, проводя рукою по лысине, по которой пролегало несколько прядей зачесанных полуседых волос.
– Это кто же? сам главнокомандующий был? – спрашивали в другом конце комнаты. – Какой моложавый!…
– А седьмой десяток! Что, говорят, граф то не узнает уж? Хотели соборовать?
– Я одного знал: семь раз соборовался.
Вторая княжна только вышла из комнаты больного с заплаканными глазами и села подле доктора Лоррена, который в грациозной позе сидел под портретом Екатерины, облокотившись на стол.
– Tres beau, – говорил доктор, отвечая на вопрос о погоде, – tres beau, princesse, et puis, a Moscou on se croit a la campagne. [прекрасная погода, княжна, и потом Москва так похожа на деревню.]
– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]