Сардинский язык

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Сардинский язык
Самоназвание:

Sardu, limba sarda

Страны:

Италия, Австралия, Германия, США, Великобритания

Регионы:

Сардиния

Официальный статус:

Сардиния

Общее число говорящих:

845 тыс.[1]

Классификация
Категория:

Языки Италии

Индоевропейская семья

Романская группа
Итало-романская подгруппа
Письменность:

латиница

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

срд 583

ISO 639-1:

sc

ISO 639-2:

srd

ISO 639-3:

srd

См. также: Проект:Лингвистика

Сарди́нский язы́к (редко са́рдский, сард. limba sarda, камп. lingua sarda) — язык романской группы индоевропейской семьи, на котором говорит население острова Сардиния (Италия), за исключением крайней северной оконечности, где распространён корсиканский диалект итальянского языка, и нескольких городов западного побережья, где живут носители каталанского и лигурийского языков.





Лингвогеография

Ареал и численность

В 2006 году из 1 600 000 жителей острова 83 % понимали сардинский, 52 % могли говорить на нём, но лишь для 26 % он являлся родным. Носителей сардинского больше в центре и на юге острова. Чаще всего это пожилые люди, представители более низких и необразованных слоёв общества. Активно усваиваться детьми сардинский перестал с 1970-х годов[2].

Статус

Имеет статус регионального языка Европейского союза. Количество носителей — около 0,85 млн.

Общее количество носителей (сассарский и галлурский) оценивается в 1 200 000 человек[3].

Диалекты

Собственно сардинский языковой тип представлен в диалектах центра и севера острова (логудорский и нуорский диалекты). Южные диалекты (кампиданские) более подвержены влиянию континентальных диалектов, хотя в некоторых моментах они архаичнее логудорских. На крайнем севере Сардинии распространены сассарский и галлурский, близкие к корсиканскому (который, в свою очередь, исторически является диалектом сардинского типа, на который оказали очень мощное вторичное влияние тосканские и генуэзские говоры).

История

В доисторический период Сардинию населяли автохтонные племена илийцев, баларов и корсов. Существовали финикийские (с IX века до н. э.), карфагенские (с VI века до н. э.) и греческие торговые колонии. В 238 году до н. э. Сардиния была завоёвана Римской республикой, после чего подверглась романизации. В 456—534 годах н. э. Сардинией управляли вандалы. Затем до начала IX века Сардиния входила в состав Византии. После этого некоторое время на Сардинии существовали независимые государства — юдикаты. С 1323 года Сардинию постепенно завоёвывает Арагон. В 1479 году Сардиния стала частью Испанского королевства. В 1707 году Сардинию захватила Австрия, однако уже через 13 лет было образовано независимое Сардинское королевство, которое в 1861 году стало частью объединённой Италии[4].

Лингвистическая характеристика

Морфология

Ряд черт сардинского языка отличает его ото всех или почти всех прочих романских языков: так, например, определённый артикль в нём восходит не к местоимению лат. ille 'тот', а к лат. ipse 'сам': ср. в нуорском диалекте su, sa, мн. ч. sus, sas (сходное явление имело место в древних пиренейских говорах). Среди архаичных черт сардинского — отсутствие палатализации заднеязычных перед гласными переднего ряда (к примеру, kentu — сто, при итальянском cento [ˈtʃento], французском cent [sɑ̃], испанском ciento [θjento] или [sjento]), сохранение конечных -t и -s в глагольном спряжении (правда, последняя черта встречается в южноитальянских диалектах так называемой зоны Лаусберга, с другой стороны, в части сардинских диалектов -t исчез). Однако, в сардинском произошло и множество инноваций, таких как развитие эпентетических гласных, различные изменения интервокальных согласных и пр.

Синтаксис

Базовым является порядок SVO, но часто встречается также SOV. Определение обычно следует за определяемым. Вопросы строятся при помощи интонации и инверсии[5].

Лексика

Бо́льшая часть лексики сардинского языка восходит к латыни. Небольшой пласт субстратной лексики восходит к палеосардскому языку, например, béga «плодородная равнина», mátta «дерево, растение». Имеются заимствования из финикийского (tzikkiría «укроп», tzíppiri «розмарин»), греческого (kaskáre «зевать», kálamu «душная жара»). Много заимствований из итальянского, испанского и каталанского языков. Через испанский в сардинский попадали также арабизмы. От большинства других романских языков сардинский отличается почти полным отсутствием германизмов. Лишь небольшое количество слов германского происхождения перешло в своё время в сардинский из народной латыни или попало через итальянское посредство[6][7].

Напишите отзыв о статье "Сардинский язык"

Примечания

  1. Объединённая численность Sardinian, Campidanese (345,000 (2000)) и Sardinian, Logudorese (500,000 (Salminen 1993)) по данным Ethnologue 2005, если прибавить к ним корсиканско-сардинские наречия (галлурское и сассарское), получится 1045 тыс. чел.
  2. Andreose A., Renzi L. Geography and distribution of the Romance languages in Europe // Tha Cambridge History of the Romance languages. — New York: Cambridge University Press, 2013. — Т. II. — P. 302.
  3. [www.ethnologue.com/language/ruo Ethnologue report for language code: srd] (англ.).
  4. Нарумов Б. П. Сардинский язык // Романские языки. — М.: Academia, 2001. — С. 160. — ISBN 5-87444-016-X.
  5. Нарумов Б. П. Сардинский язык // Романские языки. — М.: Academia, 2001. — С. 182. — ISBN 5-87444-016-X.
  6. Нарумов Б. П. Сардинский язык // Романские языки. — М.: Academia, 2001. — С. 184. — ISBN 5-87444-016-X.
  7. Tagliavini C. Le origini delle lingue neolatine. — Bologna: Pàtron Editore, 1982. — P. 392-393.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на сардинском языке
«Pàgina printzipale»

В Викисловаре список слов сардинского языка содержится в категории «Сардинский язык»
  • [www.ditzionariu.org/ итальянско-французско-англо-немецко-каталанско-сардинский словарь]

Отрывок, характеризующий Сардинский язык

– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.