Язов, Дмитрий Тимофеевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Дмитрий Тимофеевич Язов<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">2014 год</td></tr>

Министр обороны СССР
30 мая 1987 года — 29 августа 1991 года
Глава правительства: Николай Иванович Рыжков
Валентин Сергеевич Павлов
Президент: Горбачёв, Михаил Сергеевич
Предшественник: Сергей Леонидович Соколов
Преемник: Евгений Иванович Шапошников
Кандидат
в члены Политбюро ЦК КПСС
26 июня 1987 года — 13 июля 1990 года
 
Рождение: 8 ноября 1924(1924-11-08) (95 лет)
дер. Язово, Омская губерния, РСФСР, СССР[1]
Отец: Тимофей Яковлевич Язов
Мать: Мария Федосеевна Язова
Супруга: Екатерина Федоровна (1946—1975); Эмма Евгеньевна (с 1976)
Партия: КПСС (1944—1991)
Образование: Московское пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР;
Военная академия имени М. В. Фрунзе;
Военная академия Генерального штаба
 
Военная служба
Годы службы: 19411994
Принадлежность: СССР СССР
Россия Россия
Род войск: Сухопутные войска
Звание:
Командовал: 4-я армия,
Центральная группа войск,
Среднеазиатский военный округ,
Дальневосточный военный округ,
ГУ кадров МО СССР,
Министерство обороны СССР
Сражения: Великая Отечественная война,
Карибский кризис,
Афганская война
 
Автограф:
 
Награды:

Иностранные награды:

Конфессиональные награды:

Дми́трий Тимофе́евич Я́зов (род. 8 ноября 1924 года[2][3], д. Язово, Покровская волость, Калачинский уезд, Омская губерния — ныне с. Язово Оконешниковского района Омской области) — советский государственный и политический деятель, военачальник. Последний из военачальников, которым было присвоено воинское звание Маршал Советского Союза, единственный ныне здравствующий Маршал Советского Союза (1990). Министр обороны СССР (1987—1991). Последний министр обороны СССР — участник Великой Отечественной войны. Член ГКЧП (18—21 августа 1991 года). Почётный гражданин Омской области.





Биография

Родился в деревне Язово Крестинской волости Калачинского уезда Омской губернии[1]. Отец — Язов Тимофей Яковлевич (умер в 1933(4?[3]) году), мать — Язова Мария Федосеевна, оба крестьяне. В семье было четверо детей.

Великая Отечественная война

В Красную Армию вступил добровольно в ноябре 1941 года семнадцатилетним парнем, не успев окончить среднюю школу. Когда пошёл в армию, приписал себе год. Сказал, что родился в 1923 году[4]. Был зачислен на обучение в Московское Краснознаменное пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР (размещавшееся в эвакуации в Новосибирске в период 02.11.1941 — 28.01.1942) и окончил его в июне 1942 года[5][6]. Аттестат об окончании школы получил только в 1953 году, уже будучи майором.

На фронтах Великой Отечественной войны с августа 1942 года. Воевал на Волховском и Ленинградском фронтах в должностях командира стрелкового взвода[7] и командира стрелковой роты[7], командира взвода[8] фронтовых курсов младших лейтенантов 483 стрелкового полка 177-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта. Участвовал в обороне Ленинграда, в наступательных операциях советских войск в Прибалтике, в блокаде Курляндской группировки германских войск. В 1944 году вступил в ВКП(б).

Дважды был ранен в бою. После первого ранения в ногу вернулся в строй через два месяца.

«Во время наступления меня снарядом подбросило, видимо, в болото попал снаряд. Хорошо подбросило. Получил в ногу ранение и отбил почки»

— Дмитрий Язов. «Ветераны—70»[9]

Второе ранение, в голову и лицо, получил во время прорыва блокады Ленинграда в 1943 году. После излечения был назначен командиром взвода фронтовых курсов. За подвиги в годы Великой Отечественной войны награждён орденом Красной Звезды в 1945 году. За время войны окончил также фронтовые курсы усовершенствования командного состава (комсостава) Волховского фронта.

Служба после войны

Я в армии с 17 лет, а матом ругаться так и не научился, считаю, что мат хорош в колхозе, когда быки не слушаются. А с людьми нельзя[3].

Сразу после Победы был направлен на Курсы усовершенствования офицеров пехоты Красной Армии, которые окончил в 1946 году и был назначен командиром стрелковой роты. Только в 1953 году, будучи в звании майора, окончил вечернюю школу, а 1956 годуВоенную академию имени М. В. Фрунзе с золотой медалью. По окончании академии назначен командиром мотострелкового батальона. С октября 1958 года — старший офицер в Управлении[8] боевой подготовки Ленинградского военного округа. С октября 1961 года — командир 400 мотострелкового полка 63-й гвардейской стрелковой дивизии, полковник (20.06.1962). На должность командира полка был назначен по личному указанию Маршала Советского Союза В. И. Чуйкова[10]. В период Карибского кризиса 400-й мотострелковый полк Язова был скрытно переброшен на Кубу и находился там с сентября 1962 года по октябрь 1963 года в боевой готовности для отражения вторжения войск США на остров[11]. С сентября 1963 года — заместитель, а затем начальник отдела планирования и общевойсковой подготовки штаба Ленинградского военного округа (до 1965 года).

В 1967 году окончил Военную академию Генерального штаба[8]. С октября 1967 года — командир мотострелковой дивизии[8], генерал-майор (22.02.1968). С марта 1971 года — командир армейского корпуса[8], генерал-лейтенант (15.12.1972). С января 1973 года — командующий 4-й армией[8]. С мая 1974 года — начальник управления в Главном управлении кадров Министерства обороны СССР[8]. С октября 1976 года — первый заместитель командующего войсками Дальневосточного военного округа[8], генерал-полковник (28.10.1977).

С января 1979 года — командующий войсками Центральной группы войск[8] на территории Чехословакии. С ноября 1980 года — командующий войсками Среднеазиатского военного округа[8], генерал армии (6.02.1984). С июня 1984 года — командующий войсками Дальневосточного военного округа[8], по некоторым сообщениям СМИ, во время службы на Дальнем Востоке подружился с Ким Ир Сеном. С января 1987 года — начальник Главного управления кадров (ГУК) — заместитель Министра обороны СССР[8] по кадрам. В этой должности находился всего четыре месяца.

Министр обороны СССР

Внешние изображения
[www.rg.ru/img/content/4/47/57/yazov6.jpg Министр обороны СССР Д.Т. Язов и президент США Джордж Буш-старший, 1989 г.]

Назначен на должность министра обороны СССР указом Президиума Верховного совета СССР от 30 мая 1987 года неожиданно для себя, после полёта Маттиаса Руста и последующей отставки министра Маршала Советского Союза С. Л. Соколова. Первые три года в должности министра Язов оставался генералом армии, что было необычно (с 1935 года все главы военного ведомства были Маршалами Советского Союза, за исключением Сталина, который, в 1941 году став наркомом обороны, до 1943 года не имел никакого звания). Лишь 28 апреля 1990 года Президент СССР М. С. Горбачёв присвоил Д. Т. Язову звание Маршала Советского Союза[12]. Это было последним присвоением такого звания в истории СССР.

Д. Т. Язов стал министром обороны в сложное для страны и армии время, когда М. С. Горбачёвым были приняты политические решения о сокращении ядерного вооружения. Он, как и большинство высшего военного руководства страны, был не согласен с тем, что сокращение нужно проводить такими темпами и в таком широком ассортименте. Также вынужден был выполнять решение о сокращении армии, готовить вывод группировок советских войск с территории иностранных государств (ГСВГ, ЦГВ, ЮГВ, СВГ, ГСВМ).

На посту министра обороны СССР, в соответствии с заключёнными в апреле 1988 года Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг ДРА, осуществляет вывод ограниченного контингента Советских войск из Афганистана в 1988—1989 годах.

В марте 1991 года в связи с реорганизацией советского правительства (создание Кабинета Министров при Президенте СССР) переназначен на пост Министра обороны СССР Указом Президента СССР[13].

Член КПСС с 1944 года, кандидат в члены ЦК КПСС с февраля 1981 года, член ЦК КПСС с июня 1987 по август 1991 года, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с июня 1987 по июль 1990 года. Член Президентского Совета СССР в марте — декабре 1990 года. Член Совета безопасности СССР в марте — декабре 1991 года[14]. Депутат Верховного Совета СССР 10-11 созывов (1979—89).

ГКЧП

Консерватор Язов был непопулярен в кругах сторонников перестройки; в 1991 году примкнул к готовящемуся ГКЧП и с первого дня вошёл в его состав; в Москву по его приказу были введены танки и тяжёлая военная техника.

Отправился в Форос к Горбачёву и тотчас по возвращении был арестован в аэропорту Внуково-2 в ночь на 22 августа 1991 года[15].

В аресте Язова лично участвовали министр внутренних дел РСФСР Виктор Баранников и Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков[16][17]. Следователем было предъявлено официальное обвинение по статье 64 УК РСФСР — измена Родине.

В день ареста был издан Указ Президента СССР об освобождении Язова от обязанностей Министра обороны СССР, который был внесен на рассмотрение сессии Верховного Совета СССР[18] (согласно пункту 3 статьи 113 и пункту 6 статьи 127. 3 Конституции СССР члены союзного правительства назначаются и освобождаются от должности президентом СССР с согласия Верховного Совета). Также в этот день в Доме отдыха «Сенеж» Управления делами Совета Министров РСФСР[19] (на озере Сенеж) состоялся первый допрос Язова. Министр обороны заявил, что никакого заговора не было, а было решение организовать поездку к Горбачёву, чтобы тот согласился временно возложить свои полномочия на Янаева и никто не обсуждал вопрос о физической ликвидации Горбачёва[20]. Вместе с тем, он заявил, что чувствует себя виноватым перед Горбачёвым и его женой, а также перед народом и КПСС. И назвал действия ГКЧП «глупостью», которая не должна повториться[21]. Этот допрос проводился без адвоката. После этого допроса Язов вместе с другим членом ГКЧП Тизяковым были доставлены в следственный изолятор г. Кашина (Калининская область). 25 августа Язова перевели в Матросскую тишину[17].

После ареста Язова, жену выселили из квартиры на улице Косыгина, сберкнижки с накоплениями были арестованы. Жила она у родственников. Эмме Евгеньевне отказали в медпомощи врачей госпиталя, за которым она была закреплена. Не было денег на дорогостоящие лекарства. Пришлось продать шубы, мебель, украшения[22].

Утром 22 августа, перед первым допросом, обратился к Горбачёву с записанным на видео посланием, в котором он зачитывал письмо и называл себя «старым дураком», сожалел об участии в этой «авантюре» и просил прощения у президента СССР[23]. Через 20 лет после этих событий Язов скажет, что не помнил, что говорил, так как не спал сутки. А инициатором этого письма и видео он назвал Молчанова[17]. В день допроса Владимир Молчанов брал интервью у Язова[24]. В своих воспоминаниях Язов уточнил, что его уговаривали обратиться с покаянной речью к Горбачёву для защиты от статьи, которую ему «шьют», и под влиянием усталости он поддался на уговоры телевизионных репортёров[25].

29 августа 1991 года Верховный Совет СССР по представлению президента Горбачева утвердил в должности министра обороны Евгения Шапошникова[26], по сути одобрив освобождение Язова от исполнения обязанностей министра (за день до этого арестованный Язов формально стал и. о. министра обороны в результате отставки Кабинета Министров[27]).

19 декабря 1991 года был заочно признан виновным по ст. 88, ч. 2 УК Литовской ССР (попытка совершения госпереворота), в причастности к событиям в Вильнюсе в январе 1991 года. Статья предусматривает заключение до 15 лет или расстрел[28].

26 января 1993 года экс-министр обороны был освобождён из-под стражи вместе с другими членами ГКЧП Янаевым, Павловым, Крючковым, Тизяковым и Баклановым[29].

498 дней и ночей в «Матросской Тишине». Целый день в камере горел свет, ночью зажигалась красная лампа. Я пытался прикрыть её газетой, но тут же входил майор и срывал: не положено ...
[10]

23 февраля 1994 амнистирован Государственной Думой Федерального Собрания РФ[30]. Перед этим, 7 февраля 1994 года, был уволен с военной службы[31] и награждён именным пистолетом; в дальнейшем продолжал участвовать в ветеранских мероприятиях, присутствует среди почётных гостей на парадах Победы. Неоднократно выступает с воспоминаниями о ГКЧП, в которых утверждает, что заговора против государственной власти тогда не было[32]. Также утверждает, что не отказался от амнистии в отличие от своего бывшего зама Валентина Варенникова, потому, что в противном случае был бы осуждён за порчу асфальта на улицах Москвы танками[17][33].

В отставке

Внешние изображения
[www.rg.ru/img/content/4/47/57/yazov5.jpg Д. Т. Язов с Фиделем Кастро, 2002 г.]

После отставки некоторое время занимал должности главного военного советника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России[8], главного советника-консультанта начальника Военной академии Генерального штаба[34][35]. После воссоздания в 2008 году службы генеральных инспекторов Минобороны России — ведущий аналитик (генеральный инспектор) Управления генеральных инспекторов Министерства обороны Российской Федерации.

С 2000 по 2010 годы возглавлял Комитет памяти Маршала Советского Союза Г. К. Жукова[36], а в настоящее время является активным членом президиума данного Комитета[37].

Член руководящих органов ряда общественных организаций (в том числе Форума «Общественное признание»[38] и пр.).

Консультант начальника Военно-мемориального центра Вооружённых Сил Российской Федерации[39].

Дмитрий Тимофеевич пишет книги и увлекается поэзией.

В январе 2016 года Генеральная прокуратура Литовской республики на суде по «делу 13 января» заочно обвинила Д. Т. Язова в создании «организованной группы из 160 военных и политических деятелей с целью возвращения Литвы в состав СССР»[40].

Семья

Внешние изображения
[www.rg.ru/img/content/4/47/57/yazov3.jpg С супругой Екатериной Федоровной, сыном Игорем и дочерью Леной, 1955 год.]
  • Первый брак — с Екатериной Федоровной Журавлёвой. Познакомились в марте 1943 года, поженились в 1946 году. Скончалась в 1975 году.
  • Второй брак — с Эммой Евгеньевной.

У Дмитрия Тимофеевича было четверо детей и семеро внуков. Старшая дочь погибла в возрасте двух лет, в 1949 году упала в кипяток. Старший сын Игорь, штурман подводной лодки, умер в 1994 году в возрасте 44 лет. Один внук разбился на машине и погиб в 16 лет[41]. Язов — сват маршала бронетанковых войск О. А. Лосика.

Адреса в Москве

  • Будучи министром обороны СССР, проживал в доме ЦК КПСС на ул. Косыгина.

Награды

СССР

России

Конфессиональные

Иностранных государств

Почётные звания

Киновоплощения

Документальные фильмы

  •  [youtube.com/watch?v=gcN8555TQMQ «Маршал Язов. По своим не стреляю». Режиссёр Андрей Гречиха. Студия «Лекс-фильм», 2013 г.]
  •  [youtube.com/watch?v=nUcQxgWyrxI «Дмитрий Язов. Последний маршал Советского Союза».]
  •  [youtube.com/watch?v=EVbZGVQUU8A «Элита страны Советов. Маршал Дмитрий Язов», 2007 г.]
  •  [youtube.com/watch?v=a5cuXZoABhI «Д. Т. Язов. Воспоминания о Великой Отечественной Войне».]

Библиография

  • Язов Д. Т. На страже социализма и мира. — М.: Воениздат, 1987. — 95 с. — (Курсом XXVII Съезда КПСС).
  • Язов Д. Т. Верны Отчизне. — М.: Воениздат, 1988. — 352 с.
  • Язов Д. Т. О военном балансе и ракетно-ядерном паритете. — М.: АП «Новости», 1988. — 15 с.
  • Язов Д. Т. Оборонное строительство: новые подходы. — М.: Воениздат, 1989. — 62 с. — ISBN 978-5-203-00921-0.
  • Язов Д. Т. Военная реформа. — М.: Воениздат, 1990. — 78 с. — ISBN 978-5-203-01241-8.
  • Язов Д. Т. Недопущение войны — высшая цель Вооружённых Сил СССР. — М.: АП «Новости», 1990. — 30 с.
  • Язов Д. Т. Удары судьбы : Воспоминания солдата и маршала. — М.: Палея, 1999. — 536 с. — ISBN 5-86020-256-X.
  • Язов Д. Т. Фотолетопись. — М.: Издательский дом «Мегапир», 2004. — 183 с. — ISBN 5-98501-009-0.
  • Язов Д. Т. «Поклонимся великим тем годам …»: Сборник докладов и выступлений. — М.: Мегапир, 2005. — 200 с. — ISBN 978-5-98501-016-9.
  • Язов Д. Т. Карибский кризис : Сорок лет спустя. — М.: Издательский дом «Мегапир», 2006. — 456 с.
  • Язов Д. Т. Маршал Соколов. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 206 с. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03276-7.
  • Язов Д. Т. Маршал Советского Союза. — М.: Эксмо, 2010. — 432 с. — ISBN 978-5-699-42346-0.
  • Язов Д. Т. Гуртьевцы. От Омска до Берлина. — Минск: Белфакс, 2010. — 255 с. — ISBN 978-985-6828-49-5.
  • Язов Д. Т. Панфиловцы в боях за Родину. — М.: Красная звезда, 2011. — 220 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-94691-447-5.
  • Язов Д. Т. Август 1991. Где была армия?. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2011. — 240 с. — ISBN 978-5-699-50434-3.

Увлечения

Дмитрий Тимофеевич любит поэзию. Сам пишет стихи, наизусть знает всего «Евгения Онегина», так же, как «Маскарад» Лермонтова, «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова, стихи Маяковского и Есенина[47].

Напишите отзыв о статье "Язов, Дмитрий Тимофеевич"

Литература

  • Ивашов Л. Г. Маршал Язов. Роковой август 91-го. Правда о «путче». — Библиотечка журнала «Мужество», 1992.

Публикации

  • [www.mk.ru/politics/article/2013/11/07/942026-posledniy-marshal-sssr-yazov-otsenil-reformyi-gorbacheva-serdyukova-i-shoygu.html Последний маршал СССР Язов оценил реформы Горбачева, Сердюкова и Шойгу.]// МК, 8-14 ноября 2013 г.
  • [www.blago-mh.ru/issues/05/09_yazov.php Уроки жизни Маршала Язова.]// Журнал «Мужской характер».
  • [topwar.ru/24710-yazov-dmitriy-timofeevich-posledniy-sovetskiy-marshal.html Язов Дмитрий Тимофеевич — последний советский маршал.]// «Военное обозрение», 26 февраля 2013 г.
  • [www.rg.ru/2004/11/05/yazov.html Маршал с прямой спиной.]// Российская газета, 5.11.2004 г.
  • [portal-kultura.ru/articles/armiya/55582-posledniy-marshal-imperii/?print=Y&CODE=55582-posledniy-marshal-imperii Последний маршал империи.]// Культура, 13.08.2014 г.

Примечания

  1. 1 2 Ныне Оконешниковский район, Омская область, Россия
  2. По утверждению самого Язова, он родился не в 1923, а в 1924 году, а «лишний» год приписал себе, чтобы попасть на фронт (см.: Гордон Д. [www.bulvar.com.ua/arch/2008/32/48a1c2139197d/ Экс-министр обороны СССР Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: «Руста специально послали на Красную площадь, чтобы дискредитировать наше военное руководство. Может быть, даже по договоренности с Горбачевым»] // Бульвар Гордона : газета. — 2008, 12 августа. — № 32 (172).)
  3. 1 2 3 [www.rg.ru/2013/12/05/marshal.html Дмитрий Язов рассказал «РГ» о жизни маршала на пенсии — Александр Ярошенко — Российская газета]
  4. [www.mk.ru/politics/article/2013/11/07/942026-posledniy-marshal-sssr-yazov-otsenil-reformyi-gorbacheva-serdyukova-i-shoygu.html Последний маршал СССР Язов оценил реформы Горбачева, Сердюкова и Шойгу — Политические новости России и мира — МК].
  5. [mkpu.ru/index.php?sitepage=vipusk&y=1942 Выпуск 1942'го года]. Фото кремлёвцев по выпускам. МосВОКУ им. Верховного Совета РСФСР. Проверено 19 августа 2013.
  6. [mkpu.ru/index.php?sitepage=about/history Краткая история училища]. МосВОКУ им. Верховного Совета РСФСР. Проверено 19 августа 2013.
  7. 1 2 Мухин В. [nvo.ng.ru/realty/2010-04-30/1_yazov.html Дмитрий Язов: «С фальсификаторами истории надо бороться…»] // Независимое военное обозрение. — 2010, 30 апреля.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [www.biografija.ru/biography/yazov-dmitrij-timofeevich.htm Язов Дмитрий Тимофеевич — Биография]
  9. [tvzvezda.ru/schedule/new_star/content/201502201547-diaz.htm/201505071817-kg8q.htm Ветеран ВОВ Дмитрий Язов прошел путь от лейтенанта до маршала - Телеканал «Звезда»]
  10. 1 2 [portal-kultura.ru/articles/armiya/55582-posledniy-marshal-imperii/?print=Y&CODE=55582-posledniy-marshal-imperii Последний маршал империи]
  11. Щеглов А. [www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=3118&level1=main&level2=articles Командировка на Кубу. Из воспоминаний военного переводчика] // Научно-культурологический журнал. — 2012, 1 февраля. — № 2 (240). — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1814-0149&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1814-0149].
  12. Указ Президента СССР от 28 апреля 1990 года № 93 [www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=ESU;n=13606 «О присвоении генералу армии Язову Д. Т. воинского звания Маршала Советского Союза»]
  13. Указ Президента СССР от 1 марта 1991 года № УП-1571 [www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=ESU;n=12477 «О назначении тов. Язова Д. Т. Министром обороны СССР»] согласие на переназначение дано [base.garant.ru/6336447/ постановлением Верховного Совета СССР от 1 марта 1991 г. № 1981-I]
  14. Указ Президента СССР от 13 марта 1991 г. № УП-1622, согласие на назначение дано [archive.is/CQEGE постановлением Верховного Совета СССР от 7 марта 1991 г. № 2010-I]
  15. Крах авантюры: день четвертый. 22 августа 1991 года // [web.archive.org/web/20160407134924/old.russ.ru/antolog/1991/putch4.htm Путч. Хроника тревожных дней]. — Прогресс, 1991.
  16. [litfile.net/pages/472214/423000-424000?page=1 Дмитрий Язов — Август 1991. Где была армия ?]
  17. 1 2 3 4 Баранец В. [www.kp.ru/radio/26511/3400664/ Бывший министр обороны СССР Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: «Как это было в августе 91-го?»] // Радио «Комсомольская правда». — 2011, 19 августа.
  18. [www.worklib.ru/laws/ussr/10000491.php Указ Президента СССР от 22.08.1991 г. № УП-2447а].
  19. [www.myvoyage.ru/xml/x3-4920.htm Описание дома отдыха "Сенеж"].
  20. [my.mail.ru/mail/artem.korukin/video/12292/12570.htm Программа "Вести". Специальный выпуск: Репортаж Spiegel-TV о ГКЧП. Эфир от 20 октября 1991 г. Часть 1.]
  21. [my.mail.ru/mail/artem.korukin/video/12292/12572.html?related_deep=1 Программа "Вести". Специальный выпуск: Репортаж Spiegel-TV о ГКЧП. Эфир от 20 октября 1991 г. Часть 3.]
  22. [www.kp.ru/daily/23318/30442/ «Генерал командует армией, а я — генералом!» // KP.RU].
  23. [www.youtube.com/watch?v=Sk1CSADcQrc Жаркий август 91 года (РТР, 2001)] см. на 52:25
  24. [youtube.com/watch?v=O2MI_KHIC8w До и после полуночи. ГКЧП 19-22 Августа 1991] на YouTube
  25. Д. Т. Язов [litread.me/pages/472214/423000-424000?page=3 Август 1991. Где была армия ?]
  26. [archive.is/hiGdP Постановление Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 г. N 2370-I «О членах Кабинета Министров СССР»]
  27. Постановление Верховного Совета СССР от 28 августа 1991 г. № 2366-I "Об освобождении Павлова В.С. от обязанностей Премьер-министра СССР". Согласно части 2 статьи 13 Закона СССР «О Кабинете Министров СССР» отставка Премьер-министра влекла за собой отставку Кабинета Министров в полном составе. Согласно части 3 статьи 13 данного закона члены союзного правительства (включая и арестованного к этому моменту Язова) сохраняли свои посты в ранге и. о. до назначения новых министров.
  28. [www.kommersant.ru/doc/2056 Дело о перевороте в Литве: следствие окончено, преступники разбежались]
  29. [www.kommersant.ru/doc/36887?isSearch=True Ъ-Газета — Пресс-конференция по делу ГКЧП]
  30. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 г. № 65-1 ГД «Об объявлении политической и экономической амнистии»
  31. Указ Президента России от 07.02.1994 г. № 250 «Об увольнении с военной службы в отставку Язова Д. Т. и Варенникова В. И.»
  32. Сирин Л. [www.fontanka.ru/2010/05/11/042/ Дмитрий Язов: Чем Сталин хуже Наполеона?!]. Фонтанка.Ру (11 мая 2010). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7apTGnB Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  33. [portal-kultura.ru/articles/person/55582-posledniy-marshal-imperii/ Последний маршал империи — История — Газета «Культура»]
  34. [www.viperson.ru/wind.php?ID=1825 Язов Дмитрий Тимофеевич]. Viperson.ru. Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7areqTG Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  35. [www.temadnya.ru/spravka/17aug2001/754.html Биография Дмитрия Язова: консультирует Академию Генштаба]. Тема дня. Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7asbDlb Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  36. [function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=11999434@egNews Маршалу Советского Союза Дмитрию Язову — 90 лет : Министерство обороны Российской Федерации]
  37. [zhukov-marshal.narod.ru/prezidium.html Президиум Комитета]. Комитет памяти Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7au9cdR Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  38. Ямшанов Б. [www.rg.ru/2008/05/08/op.html Подвиги и признание : Общественная палата предлагает создать специальную структуру для помощи ветеранам] // Российская газета. — 2008, 8 мая.
  39. [archive.kremlin.ru/text/docs/2004/11/79546.shtml Ветераны Вооруженных Сил России, принимавшие участие во встрече с Президентом]. Президент России : официальный сайт (2004, 17 ноября). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7av3lMQ Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  40. [news.mail.ru/politics/24681759/?frommail=10 Литва обвинила экс-министра обороны СССР Язова в военных преступлениях - Новости Политики - Новости Mail.Ru]
  41. [www.ogoniok.com/archive/2003/4819/40-64-64/ Огонек: РОДОМ ИЗ ЯЗОВА].
  42. [www.ntv.ru/novosti/179239/ За заслуги перед Отечеством]. НТВ (2 ноября 2009). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7avsY4b Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  43. [kremlin.ru/news/46978 Владимир Путин поздравил маршала Дмитрия Язова с 90-летием]
  44. [palm.newsru.com/russia/17nov2004/yazov.html Путин наградил участника ГКЧП Дмитрия Язова орденом Почета]. NEWSru.com (17 ноября 2004). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7b1E04G Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  45. [www.patriarchia.ru/db/print/3480.html Награждение церковными орденами военачальников и ветеранов Великой Отечественной войны (список награждённых)]. РПЦ : официальный сайт Московского Патриархата (5 мая 2005). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7b1xSal Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  46. Березовская Т. [omskgazeta.ru/sobtiya/paradny_mundir_poslednego_marshala/ Парадный мундир последнего маршала]. Вечерний Омск (1 июля 2013). Проверено 17 июля 2013. [www.webcitation.org/6IEa012ph Архивировано из первоисточника 19 июля 2013].
  47. [pravdavisor.ru/stream/rasskazyvaet-marshal-yazov/ Рассказывает маршал Язов — stream].

Ссылки

  • [structure.mil.ru/management/info.htm?id=11345848@SD_Employee Дмитрий Тимофеевич Язов на сайте Минобороны России]
  • Баранец В., Герасименко С. Маршал Советского Союза Дмитрий Язов: Возможно, ГКЧП был клубом самоубийц… // Комсомольская Правда. — 2001, 16 августа.
  • [otvaga2004.narod.ru/otvaga2004/caleidoscope/interview_01.htm] (недоступная ссылка) Проверено 19 августа 2013., [www.redstar.ru/2005/04/27_04/1_02.html] (недоступная ссылка) Проверено 19 августа 2013.
  • Выхристюк З., Куджева Е. [www.blago-mh.ru/issues/05/09_yazov.php Уроки жизни Маршала Язова] // Мужской характер. — 2004. — № 5.
  • Белов В., Казанская О. [www.profile.ru/items_2483 Звезду маршалу Язову!]. Профиль (29 июня 1998). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7b2cGXO Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  • [www.dp.ru/a/2011/08/19/CHlen_GKCHP_Dmitrij_JAzov/ Член ГКЧП Дмитрий Язов: «Американцы засунули 5 трлн для того, чтобы ликвидировать Советский Союз»]. Dp.ru (19 августа 2011). Проверено 19 августа 2013. [www.webcitation.org/6J7b4ZePr Архивировано из первоисточника 25 августа 2013].
  • [sovross.ru/articles/1443/25749 Зачем маршала Язова объявили в международный розыск?]

Отрывок, характеризующий Язов, Дмитрий Тимофеевич

Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался.


Пьер сидел против Долохова и Николая Ростова. Он много и жадно ел и много пил, как и всегда. Но те, которые его знали коротко, видели, что в нем произошла в нынешний день какая то большая перемена. Он молчал всё время обеда и, щурясь и морщась, глядел кругом себя или остановив глаза, с видом совершенной рассеянности, потирал пальцем переносицу. Лицо его было уныло и мрачно. Он, казалось, не видел и не слышал ничего, происходящего вокруг него, и думал о чем то одном, тяжелом и неразрешенном.
Этот неразрешенный, мучивший его вопрос, были намеки княжны в Москве на близость Долохова к его жене и в нынешнее утро полученное им анонимное письмо, в котором было сказано с той подлой шутливостью, которая свойственна всем анонимным письмам, что он плохо видит сквозь свои очки, и что связь его жены с Долоховым есть тайна только для одного него. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Всякий раз, как нечаянно взгляд его встречался с прекрасными, наглыми глазами Долохова, Пьер чувствовал, как что то ужасное, безобразное поднималось в его душе, и он скорее отворачивался. Невольно вспоминая всё прошедшее своей жены и ее отношения с Долоховым, Пьер видел ясно, что то, что сказано было в письме, могло быть правда, могло по крайней мере казаться правдой, ежели бы это касалось не его жены. Пьер вспоминал невольно, как Долохов, которому было возвращено всё после кампании, вернулся в Петербург и приехал к нему. Пользуясь своими кутежными отношениями дружбы с Пьером, Долохов прямо приехал к нему в дом, и Пьер поместил его и дал ему взаймы денег. Пьер вспоминал, как Элен улыбаясь выражала свое неудовольствие за то, что Долохов живет в их доме, и как Долохов цинически хвалил ему красоту его жены, и как он с того времени до приезда в Москву ни на минуту не разлучался с ними.
«Да, он очень красив, думал Пьер, я знаю его. Для него была бы особенная прелесть в том, чтобы осрамить мое имя и посмеяться надо мной, именно потому, что я хлопотал за него и призрел его, помог ему. Я знаю, я понимаю, какую соль это в его глазах должно бы придавать его обману, ежели бы это была правда. Да, ежели бы это была правда; но я не верю, не имею права и не могу верить». Он вспоминал то выражение, которое принимало лицо Долохова, когда на него находили минуты жестокости, как те, в которые он связывал квартального с медведем и пускал его на воду, или когда он вызывал без всякой причины на дуэль человека, или убивал из пистолета лошадь ямщика. Это выражение часто было на лице Долохова, когда он смотрел на него. «Да, он бретёр, думал Пьер, ему ничего не значит убить человека, ему должно казаться, что все боятся его, ему должно быть приятно это. Он должен думать, что и я боюсь его. И действительно я боюсь его», думал Пьер, и опять при этих мыслях он чувствовал, как что то страшное и безобразное поднималось в его душе. Долохов, Денисов и Ростов сидели теперь против Пьера и казались очень веселы. Ростов весело переговаривался с своими двумя приятелями, из которых один был лихой гусар, другой известный бретёр и повеса, и изредка насмешливо поглядывал на Пьера, который на этом обеде поражал своей сосредоточенной, рассеянной, массивной фигурой. Ростов недоброжелательно смотрел на Пьера, во первых, потому, что Пьер в его гусарских глазах был штатский богач, муж красавицы, вообще баба; во вторых, потому, что Пьер в сосредоточенности и рассеянности своего настроения не узнал Ростова и не ответил на его поклон. Когда стали пить здоровье государя, Пьер задумавшись не встал и не взял бокала.
– Что ж вы? – закричал ему Ростов, восторженно озлобленными глазами глядя на него. – Разве вы не слышите; здоровье государя императора! – Пьер, вздохнув, покорно встал, выпил свой бокал и, дождавшись, когда все сели, с своей доброй улыбкой обратился к Ростову.
– А я вас и не узнал, – сказал он. – Но Ростову было не до этого, он кричал ура!
– Что ж ты не возобновишь знакомство, – сказал Долохов Ростову.
– Бог с ним, дурак, – сказал Ростов.
– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]
На другой день, в 8 часов утра, Пьер с Несвицким приехали в Сокольницкий лес и нашли там уже Долохова, Денисова и Ростова. Пьер имел вид человека, занятого какими то соображениями, вовсе не касающимися до предстоящего дела. Осунувшееся лицо его было желто. Он видимо не спал ту ночь. Он рассеянно оглядывался вокруг себя и морщился, как будто от яркого солнца. Два соображения исключительно занимали его: виновность его жены, в которой после бессонной ночи уже не оставалось ни малейшего сомнения, и невинность Долохова, не имевшего никакой причины беречь честь чужого для него человека. «Может быть, я бы то же самое сделал бы на его месте, думал Пьер. Даже наверное я бы сделал то же самое; к чему же эта дуэль, это убийство? Или я убью его, или он попадет мне в голову, в локоть, в коленку. Уйти отсюда, бежать, зарыться куда нибудь», приходило ему в голову. Но именно в те минуты, когда ему приходили такие мысли. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?»
Когда всё было готово, сабли воткнуты в снег, означая барьер, до которого следовало сходиться, и пистолеты заряжены, Несвицкий подошел к Пьеру.
– Я бы не исполнил своей обязанности, граф, – сказал он робким голосом, – и не оправдал бы того доверия и чести, которые вы мне сделали, выбрав меня своим секундантом, ежели бы я в эту важную минуту, очень важную минуту, не сказал вам всю правду. Я полагаю, что дело это не имеет достаточно причин, и что не стоит того, чтобы за него проливать кровь… Вы были неправы, не совсем правы, вы погорячились…
– Ах да, ужасно глупо… – сказал Пьер.
– Так позвольте мне передать ваше сожаление, и я уверен, что наши противники согласятся принять ваше извинение, – сказал Несвицкий (так же как и другие участники дела и как и все в подобных делах, не веря еще, чтобы дело дошло до действительной дуэли). – Вы знаете, граф, гораздо благороднее сознать свою ошибку, чем довести дело до непоправимого. Обиды ни с одной стороны не было. Позвольте мне переговорить…
– Нет, об чем же говорить! – сказал Пьер, – всё равно… Так готово? – прибавил он. – Вы мне скажите только, как куда ходить, и стрелять куда? – сказал он, неестественно кротко улыбаясь. – Он взял в руки пистолет, стал расспрашивать о способе спуска, так как он до сих пор не держал в руках пистолета, в чем он не хотел сознаваться. – Ах да, вот так, я знаю, я забыл только, – говорил он.
– Никаких извинений, ничего решительно, – говорил Долохов Денисову, который с своей стороны тоже сделал попытку примирения, и тоже подошел к назначенному месту.
Место для поединка было выбрано шагах в 80 ти от дороги, на которой остались сани, на небольшой полянке соснового леса, покрытой истаявшим от стоявших последние дни оттепелей снегом. Противники стояли шагах в 40 ка друг от друга, у краев поляны. Секунданты, размеряя шаги, проложили, отпечатавшиеся по мокрому, глубокому снегу, следы от того места, где они стояли, до сабель Несвицкого и Денисова, означавших барьер и воткнутых в 10 ти шагах друг от друга. Оттепель и туман продолжались; за 40 шагов ничего не было видно. Минуты три всё было уже готово, и всё таки медлили начинать, все молчали.


– Ну, начинать! – сказал Долохов.
– Что же, – сказал Пьер, всё так же улыбаясь. – Становилось страшно. Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Денисов первый вышел вперед до барьера и провозгласил:
– Так как п'отивники отказались от п'ими'ения, то не угодно ли начинать: взять пистолеты и по слову т'и начинать сходиться.
– Г…'аз! Два! Т'и!… – сердито прокричал Денисов и отошел в сторону. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника. Рот его, как и всегда, имел на себе подобие улыбки.
– Так когда хочу – могу стрелять! – сказал Пьер, при слове три быстрыми шагами пошел вперед, сбиваясь с протоптанной дорожки и шагая по цельному снегу. Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь как бы из этого пистолета не убить самого себя. Левую руку он старательно отставлял назад, потому что ему хотелось поддержать ею правую руку, а он знал, что этого нельзя было. Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова, и потянув пальцем, как его учили, выстрелил. Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ждал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из за дыма показалась его фигура. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что то сказал ему.
– Не…е…т, – проговорил сквозь зубы Долохов, – нет, не кончено, – и сделав еще несколько падающих, ковыляющих шагов до самой сабли, упал на снег подле нее. Левая рука его была в крови, он обтер ее о сюртук и оперся ею. Лицо его было бледно, нахмуренно и дрожало.
– Пожалу… – начал Долохов, но не мог сразу выговорить… – пожалуйте, договорил он с усилием. Пьер, едва удерживая рыдания, побежал к Долохову, и хотел уже перейти пространство, отделяющее барьеры, как Долохов крикнул: – к барьеру! – и Пьер, поняв в чем дело, остановился у своей сабли. Только 10 шагов разделяло их. Долохов опустился головой к снегу, жадно укусил снег, опять поднял голову, поправился, подобрал ноги и сел, отыскивая прочный центр тяжести. Он глотал холодный снег и сосал его; губы его дрожали, но всё улыбаясь; глаза блестели усилием и злобой последних собранных сил. Он поднял пистолет и стал целиться.
– Боком, закройтесь пистолетом, – проговорил Несвицкий.
– 3ак'ойтесь! – не выдержав, крикнул даже Денисов своему противнику.
Пьер с кроткой улыбкой сожаления и раскаяния, беспомощно расставив ноги и руки, прямо своей широкой грудью стоял перед Долоховым и грустно смотрел на него. Денисов, Ростов и Несвицкий зажмурились. В одно и то же время они услыхали выстрел и злой крик Долохова.
– Мимо! – крикнул Долохов и бессильно лег на снег лицом книзу. Пьер схватился за голову и, повернувшись назад, пошел в лес, шагая целиком по снегу и вслух приговаривая непонятные слова:
– Глупо… глупо! Смерть… ложь… – твердил он морщась. Несвицкий остановил его и повез домой.
Ростов с Денисовым повезли раненого Долохова.
Долохов, молча, с закрытыми глазами, лежал в санях и ни слова не отвечал на вопросы, которые ему делали; но, въехав в Москву, он вдруг очнулся и, с трудом приподняв голову, взял за руку сидевшего подле себя Ростова. Ростова поразило совершенно изменившееся и неожиданно восторженно нежное выражение лица Долохова.
– Ну, что? как ты чувствуешь себя? – спросил Ростов.
– Скверно! но не в том дело. Друг мой, – сказал Долохов прерывающимся голосом, – где мы? Мы в Москве, я знаю. Я ничего, но я убил ее, убил… Она не перенесет этого. Она не перенесет…
– Кто? – спросил Ростов.
– Мать моя. Моя мать, мой ангел, мой обожаемый ангел, мать, – и Долохов заплакал, сжимая руку Ростова. Когда он несколько успокоился, он объяснил Ростову, что живет с матерью, что ежели мать увидит его умирающим, она не перенесет этого. Он умолял Ростова ехать к ней и приготовить ее.
Ростов поехал вперед исполнять поручение, и к великому удивлению своему узнал, что Долохов, этот буян, бретёр Долохов жил в Москве с старушкой матерью и горбатой сестрой, и был самый нежный сын и брат.


Пьер в последнее время редко виделся с женою с глазу на глаз. И в Петербурге, и в Москве дом их постоянно бывал полон гостями. В следующую ночь после дуэли, он, как и часто делал, не пошел в спальню, а остался в своем огромном, отцовском кабинете, в том самом, в котором умер граф Безухий.
Он прилег на диван и хотел заснуть, для того чтобы забыть всё, что было с ним, но он не мог этого сделать. Такая буря чувств, мыслей, воспоминаний вдруг поднялась в его душе, что он не только не мог спать, но не мог сидеть на месте и должен был вскочить с дивана и быстрыми шагами ходить по комнате. То ему представлялась она в первое время после женитьбы, с открытыми плечами и усталым, страстным взглядом, и тотчас же рядом с нею представлялось красивое, наглое и твердо насмешливое лицо Долохова, каким оно было на обеде, и то же лицо Долохова, бледное, дрожащее и страдающее, каким оно было, когда он повернулся и упал на снег.
«Что ж было? – спрашивал он сам себя. – Я убил любовника , да, убил любовника своей жены. Да, это было. Отчего? Как я дошел до этого? – Оттого, что ты женился на ней, – отвечал внутренний голос.
«Но в чем же я виноват? – спрашивал он. – В том, что ты женился не любя ее, в том, что ты обманул и себя и ее, – и ему живо представилась та минута после ужина у князя Василья, когда он сказал эти невыходившие из него слова: „Je vous aime“. [Я вас люблю.] Всё от этого! Я и тогда чувствовал, думал он, я чувствовал тогда, что это было не то, что я не имел на это права. Так и вышло». Он вспомнил медовый месяц, и покраснел при этом воспоминании. Особенно живо, оскорбительно и постыдно было для него воспоминание о том, как однажды, вскоре после своей женитьбы, он в 12 м часу дня, в шелковом халате пришел из спальни в кабинет, и в кабинете застал главного управляющего, который почтительно поклонился, поглядел на лицо Пьера, на его халат и слегка улыбнулся, как бы выражая этой улыбкой почтительное сочувствие счастию своего принципала.
«А сколько раз я гордился ею, гордился ее величавой красотой, ее светским тактом, думал он; гордился тем своим домом, в котором она принимала весь Петербург, гордился ее неприступностью и красотой. Так вот чем я гордился?! Я тогда думал, что не понимаю ее. Как часто, вдумываясь в ее характер, я говорил себе, что я виноват, что не понимаю ее, не понимаю этого всегдашнего спокойствия, удовлетворенности и отсутствия всяких пристрастий и желаний, а вся разгадка была в том страшном слове, что она развратная женщина: сказал себе это страшное слово, и всё стало ясно!
«Анатоль ездил к ней занимать у нее денег и целовал ее в голые плечи. Она не давала ему денег, но позволяла целовать себя. Отец, шутя, возбуждал ее ревность; она с спокойной улыбкой говорила, что она не так глупа, чтобы быть ревнивой: пусть делает, что хочет, говорила она про меня. Я спросил у нее однажды, не чувствует ли она признаков беременности. Она засмеялась презрительно и сказала, что она не дура, чтобы желать иметь детей, и что от меня детей у нее не будет».
Потом он вспомнил грубость, ясность ее мыслей и вульгарность выражений, свойственных ей, несмотря на ее воспитание в высшем аристократическом кругу. «Я не какая нибудь дура… поди сам попробуй… allez vous promener», [убирайся,] говорила она. Часто, глядя на ее успех в глазах старых и молодых мужчин и женщин, Пьер не мог понять, отчего он не любил ее. Да я никогда не любил ее, говорил себе Пьер; я знал, что она развратная женщина, повторял он сам себе, но не смел признаться в этом.
И теперь Долохов, вот он сидит на снегу и насильно улыбается, и умирает, может быть, притворным каким то молодечеством отвечая на мое раскаянье!»
Пьер был один из тех людей, которые, несмотря на свою внешнюю, так называемую слабость характера, не ищут поверенного для своего горя. Он переработывал один в себе свое горе.
«Она во всем, во всем она одна виновата, – говорил он сам себе; – но что ж из этого? Зачем я себя связал с нею, зачем я ей сказал этот: „Je vous aime“, [Я вас люблю?] который был ложь и еще хуже чем ложь, говорил он сам себе. Я виноват и должен нести… Что? Позор имени, несчастие жизни? Э, всё вздор, – подумал он, – и позор имени, и честь, всё условно, всё независимо от меня.
«Людовика XVI казнили за то, что они говорили, что он был бесчестен и преступник (пришло Пьеру в голову), и они были правы с своей точки зрения, так же как правы и те, которые за него умирали мученической смертью и причисляли его к лику святых. Потом Робеспьера казнили за то, что он был деспот. Кто прав, кто виноват? Никто. А жив и живи: завтра умрешь, как мог я умереть час тому назад. И стоит ли того мучиться, когда жить остается одну секунду в сравнении с вечностью? – Но в ту минуту, как он считал себя успокоенным такого рода рассуждениями, ему вдруг представлялась она и в те минуты, когда он сильнее всего выказывал ей свою неискреннюю любовь, и он чувствовал прилив крови к сердцу, и должен был опять вставать, двигаться, и ломать, и рвать попадающиеся ему под руки вещи. «Зачем я сказал ей: „Je vous aime?“ все повторял он сам себе. И повторив 10 й раз этот вопрос, ему пришло в голову Мольерово: mais que diable allait il faire dans cette galere? [но за каким чортом понесло его на эту галеру?] и он засмеялся сам над собою.
Ночью он позвал камердинера и велел укладываться, чтоб ехать в Петербург. Он не мог оставаться с ней под одной кровлей. Он не мог представить себе, как бы он стал теперь говорить с ней. Он решил, что завтра он уедет и оставит ей письмо, в котором объявит ей свое намерение навсегда разлучиться с нею.
Утром, когда камердинер, внося кофе, вошел в кабинет, Пьер лежал на отоманке и с раскрытой книгой в руке спал.
Он очнулся и долго испуганно оглядывался не в силах понять, где он находится.
– Графиня приказала спросить, дома ли ваше сиятельство? – спросил камердинер.
Но не успел еще Пьер решиться на ответ, который он сделает, как сама графиня в белом, атласном халате, шитом серебром, и в простых волосах (две огромные косы en diademe [в виде диадемы] огибали два раза ее прелестную голову) вошла в комнату спокойно и величественно; только на мраморном несколько выпуклом лбе ее была морщинка гнева. Она с своим всёвыдерживающим спокойствием не стала говорить при камердинере. Она знала о дуэли и пришла говорить о ней. Она дождалась, пока камердинер уставил кофей и вышел. Пьер робко чрез очки посмотрел на нее, и, как заяц, окруженный собаками, прижимая уши, продолжает лежать в виду своих врагов, так и он попробовал продолжать читать: но чувствовал, что это бессмысленно и невозможно и опять робко взглянул на нее. Она не села, и с презрительной улыбкой смотрела на него, ожидая пока выйдет камердинер.
– Это еще что? Что вы наделали, я вас спрашиваю, – сказала она строго.
– Я? что я? – сказал Пьер.
– Вот храбрец отыскался! Ну, отвечайте, что это за дуэль? Что вы хотели этим доказать! Что? Я вас спрашиваю. – Пьер тяжело повернулся на диване, открыл рот, но не мог ответить.
– Коли вы не отвечаете, то я вам скажу… – продолжала Элен. – Вы верите всему, что вам скажут, вам сказали… – Элен засмеялась, – что Долохов мой любовник, – сказала она по французски, с своей грубой точностью речи, выговаривая слово «любовник», как и всякое другое слово, – и вы поверили! Но что же вы этим доказали? Что вы доказали этой дуэлью! То, что вы дурак, que vous etes un sot, [что вы дурак,] так это все знали! К чему это поведет? К тому, чтобы я сделалась посмешищем всей Москвы; к тому, чтобы всякий сказал, что вы в пьяном виде, не помня себя, вызвали на дуэль человека, которого вы без основания ревнуете, – Элен всё более и более возвышала голос и одушевлялась, – который лучше вас во всех отношениях…
– Гм… гм… – мычал Пьер, морщась, не глядя на нее и не шевелясь ни одним членом.
– И почему вы могли поверить, что он мой любовник?… Почему? Потому что я люблю его общество? Ежели бы вы были умнее и приятнее, то я бы предпочитала ваше.
– Не говорите со мной… умоляю, – хрипло прошептал Пьер.
– Отчего мне не говорить! Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников (des аmants), а я этого не сделала, – сказала она. Пьер хотел что то сказать, взглянул на нее странными глазами, которых выражения она не поняла, и опять лег. Он физически страдал в эту минуту: грудь его стесняло, и он не мог дышать. Он знал, что ему надо что то сделать, чтобы прекратить это страдание, но то, что он хотел сделать, было слишком страшно.
– Нам лучше расстаться, – проговорил он прерывисто.
– Расстаться, извольте, только ежели вы дадите мне состояние, – сказала Элен… Расстаться, вот чем испугали!
Пьер вскочил с дивана и шатаясь бросился к ней.
– Я тебя убью! – закричал он, и схватив со стола мраморную доску, с неизвестной еще ему силой, сделал шаг к ней и замахнулся на нее.
Лицо Элен сделалось страшно: она взвизгнула и отскочила от него. Порода отца сказалась в нем. Пьер почувствовал увлечение и прелесть бешенства. Он бросил доску, разбил ее и, с раскрытыми руками подступая к Элен, закричал: «Вон!!» таким страшным голосом, что во всем доме с ужасом услыхали этот крик. Бог знает, что бы сделал Пьер в эту минуту, ежели бы
Элен не выбежала из комнаты.

Через неделю Пьер выдал жене доверенность на управление всеми великорусскими имениями, что составляло большую половину его состояния, и один уехал в Петербург.


Прошло два месяца после получения известий в Лысых Горах об Аустерлицком сражении и о погибели князя Андрея, и несмотря на все письма через посольство и на все розыски, тело его не было найдено, и его не было в числе пленных. Хуже всего для его родных было то, что оставалась всё таки надежда на то, что он был поднят жителями на поле сражения, и может быть лежал выздоравливающий или умирающий где нибудь один, среди чужих, и не в силах дать о себе вести. В газетах, из которых впервые узнал старый князь об Аустерлицком поражении, было написано, как и всегда, весьма кратко и неопределенно, о том, что русские после блестящих баталий должны были отретироваться и ретираду произвели в совершенном порядке. Старый князь понял из этого официального известия, что наши были разбиты. Через неделю после газеты, принесшей известие об Аустерлицкой битве, пришло письмо Кутузова, который извещал князя об участи, постигшей его сына.
«Ваш сын, в моих глазах, писал Кутузов, с знаменем в руках, впереди полка, пал героем, достойным своего отца и своего отечества. К общему сожалению моему и всей армии, до сих пор неизвестно – жив ли он, или нет. Себя и вас надеждой льщу, что сын ваш жив, ибо в противном случае в числе найденных на поле сражения офицеров, о коих список мне подан через парламентеров, и он бы поименован был».
Получив это известие поздно вечером, когда он был один в. своем кабинете, старый князь, как и обыкновенно, на другой день пошел на свою утреннюю прогулку; но был молчалив с приказчиком, садовником и архитектором и, хотя и был гневен на вид, ничего никому не сказал.
Когда, в обычное время, княжна Марья вошла к нему, он стоял за станком и точил, но, как обыкновенно, не оглянулся на нее.
– А! Княжна Марья! – вдруг сказал он неестественно и бросил стамеску. (Колесо еще вертелось от размаха. Княжна Марья долго помнила этот замирающий скрип колеса, который слился для нее с тем,что последовало.)
Княжна Марья подвинулась к нему, увидала его лицо, и что то вдруг опустилось в ней. Глаза ее перестали видеть ясно. Она по лицу отца, не грустному, не убитому, но злому и неестественно над собой работающему лицу, увидала, что вот, вот над ней повисло и задавит ее страшное несчастие, худшее в жизни, несчастие, еще не испытанное ею, несчастие непоправимое, непостижимое, смерть того, кого любишь.
– Mon pere! Andre? [Отец! Андрей?] – Сказала неграциозная, неловкая княжна с такой невыразимой прелестью печали и самозабвения, что отец не выдержал ее взгляда, и всхлипнув отвернулся.
– Получил известие. В числе пленных нет, в числе убитых нет. Кутузов пишет, – крикнул он пронзительно, как будто желая прогнать княжну этим криком, – убит!
Княжна не упала, с ней не сделалось дурноты. Она была уже бледна, но когда она услыхала эти слова, лицо ее изменилось, и что то просияло в ее лучистых, прекрасных глазах. Как будто радость, высшая радость, независимая от печалей и радостей этого мира, разлилась сверх той сильной печали, которая была в ней. Она забыла весь страх к отцу, подошла к нему, взяла его за руку, потянула к себе и обняла за сухую, жилистую шею.
– Mon pere, – сказала она. – Не отвертывайтесь от меня, будемте плакать вместе.
– Мерзавцы, подлецы! – закричал старик, отстраняя от нее лицо. – Губить армию, губить людей! За что? Поди, поди, скажи Лизе. – Княжна бессильно опустилась в кресло подле отца и заплакала. Она видела теперь брата в ту минуту, как он прощался с ней и с Лизой, с своим нежным и вместе высокомерным видом. Она видела его в ту минуту, как он нежно и насмешливо надевал образок на себя. «Верил ли он? Раскаялся ли он в своем неверии? Там ли он теперь? Там ли, в обители вечного спокойствия и блаженства?» думала она.
– Mon pere, [Отец,] скажите мне, как это было? – спросила она сквозь слезы.
– Иди, иди, убит в сражении, в котором повели убивать русских лучших людей и русскую славу. Идите, княжна Марья. Иди и скажи Лизе. Я приду.
Когда княжна Марья вернулась от отца, маленькая княгиня сидела за работой, и с тем особенным выражением внутреннего и счастливо спокойного взгляда, свойственного только беременным женщинам, посмотрела на княжну Марью. Видно было, что глаза ее не видали княжну Марью, а смотрели вглубь – в себя – во что то счастливое и таинственное, совершающееся в ней.
– Marie, – сказала она, отстраняясь от пялец и переваливаясь назад, – дай сюда твою руку. – Она взяла руку княжны и наложила ее себе на живот.
Глаза ее улыбались ожидая, губка с усиками поднялась, и детски счастливо осталась поднятой.
Княжна Марья стала на колени перед ней, и спрятала лицо в складках платья невестки.
– Вот, вот – слышишь? Мне так странно. И знаешь, Мари, я очень буду любить его, – сказала Лиза, блестящими, счастливыми глазами глядя на золовку. Княжна Марья не могла поднять головы: она плакала.
– Что с тобой, Маша?
– Ничего… так мне грустно стало… грустно об Андрее, – сказала она, отирая слезы о колени невестки. Несколько раз, в продолжение утра, княжна Марья начинала приготавливать невестку, и всякий раз начинала плакать. Слезы эти, которых причину не понимала маленькая княгиня, встревожили ее, как ни мало она была наблюдательна. Она ничего не говорила, но беспокойно оглядывалась, отыскивая чего то. Перед обедом в ее комнату вошел старый князь, которого она всегда боялась, теперь с особенно неспокойным, злым лицом и, ни слова не сказав, вышел. Она посмотрела на княжну Марью, потом задумалась с тем выражением глаз устремленного внутрь себя внимания, которое бывает у беременных женщин, и вдруг заплакала.
– Получили от Андрея что нибудь? – сказала она.
– Нет, ты знаешь, что еще не могло притти известие, но mon реrе беспокоится, и мне страшно.
– Так ничего?
– Ничего, – сказала княжна Марья, лучистыми глазами твердо глядя на невестку. Она решилась не говорить ей и уговорила отца скрыть получение страшного известия от невестки до ее разрешения, которое должно было быть на днях. Княжна Марья и старый князь, каждый по своему, носили и скрывали свое горе. Старый князь не хотел надеяться: он решил, что князь Андрей убит, и не смотря на то, что он послал чиновника в Австрию розыскивать след сына, он заказал ему в Москве памятник, который намерен был поставить в своем саду, и всем говорил, что сын его убит. Он старался не изменяя вести прежний образ жизни, но силы изменяли ему: он меньше ходил, меньше ел, меньше спал, и с каждым днем делался слабее. Княжна Марья надеялась. Она молилась за брата, как за живого и каждую минуту ждала известия о его возвращении.


– Ma bonne amie, [Мой добрый друг,] – сказала маленькая княгиня утром 19 го марта после завтрака, и губка ее с усиками поднялась по старой привычке; но как и во всех не только улыбках, но звуках речей, даже походках в этом доме со дня получения страшного известия была печаль, то и теперь улыбка маленькой княгини, поддавшейся общему настроению, хотя и не знавшей его причины, – была такая, что она еще более напоминала об общей печали.
– Ma bonne amie, je crains que le fruschtique (comme dit Фока – повар) de ce matin ne m'aie pas fait du mal. [Дружочек, боюсь, чтоб от нынешнего фриштика (как называет его повар Фока) мне не было дурно.]
– А что с тобой, моя душа? Ты бледна. Ах, ты очень бледна, – испуганно сказала княжна Марья, своими тяжелыми, мягкими шагами подбегая к невестке.
– Ваше сиятельство, не послать ли за Марьей Богдановной? – сказала одна из бывших тут горничных. (Марья Богдановна была акушерка из уездного города, жившая в Лысых Горах уже другую неделю.)
– И в самом деле, – подхватила княжна Марья, – может быть, точно. Я пойду. Courage, mon ange! [Не бойся, мой ангел.] Она поцеловала Лизу и хотела выйти из комнаты.
– Ах, нет, нет! – И кроме бледности, на лице маленькой княгини выразился детский страх неотвратимого физического страдания.
– Non, c'est l'estomac… dites que c'est l'estomac, dites, Marie, dites…, [Нет это желудок… скажи, Маша, что это желудок…] – и княгиня заплакала детски страдальчески, капризно и даже несколько притворно, ломая свои маленькие ручки. Княжна выбежала из комнаты за Марьей Богдановной.
– Mon Dieu! Mon Dieu! [Боже мой! Боже мой!] Oh! – слышала она сзади себя.
Потирая полные, небольшие, белые руки, ей навстречу, с значительно спокойным лицом, уже шла акушерка.
– Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку.
– Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует.