Монголия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Монголия
Монгол Улс
Флаг Герб
Гимн: «Национальный гимн Монголии»
Основано * 209 год до н. э. (основание Хуннской империи)
Дата независимости 11 июля 1921 Монгольская народная революция , изгнанию и разгром китайцев, победу в Монгольская операция(Действия советских и монгольских войск привели к изгнанию и разгром войска белогвардейцев во главе с генерал-лейтенанта Р. Ф. Унгерн-Штернберга) (от Независимость от Китайская республика)
Официальный язык Монгольский
Столица Улан-Батор
Крупнейшие города Улан-Батор, Эрдэнэт, Дархан
Форма правления Парламентская республика
Президент
Премьер-министр
Цахиагийн Элбэгдорж
Жаргалтулгын Эрдэнэбат
Госрелигия светское государство
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
18-я в мире
1 564 116 км²
0,6
Население
• Оценка (2015)
Плотность

3 000 000[1] чел. (137-е)
1,8 чел./км² (195-я)
ВВП (ППС)
  • Итого (2012)
  • На душу населения

15,275 млрд[2]долл.
5 462[2] долл.
ВВП (номинал)
  • Итого (2012)
  • На душу населения

10,271 млрд[2]долл.
3 673[2] долл.
ИЧР (2015) 0,727[3] (высокий) (90-е место)
Названия жителей Монголы
Валюта Монгольский тугрик (MNT, код 496)
Интернет-домены .mn
Телефонный код +976
Часовые пояса +7 … +8
Координаты: 46°49′00″ с. ш. 104°00′00″ в. д. / 46.81667° с. ш. 104.00000° в. д. / 46.81667; 104.00000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=46.81667&mlon=104.00000&zoom=9 (O)] (Я)

Монго́лия (монг. Монгол Улс, старомонг. ) — государство в Центральной Азии. Граничит с Россией на севере и с Китаем на востоке, юге и западе. Выхода к морю не имеет.

Площадь — 1 564 116 км². Столица — Улан-Батор.

Государство является участником почти всех структур ООН, а также некоторых структур СНГ в качестве наблюдателя[4]. Официальный язык — монгольский, с письменностью на кириллице.





Содержание

История

Древняя история Монголии

В доисторические времена территорию Монголии покрывали леса и болота, на плоскогорьях расстилались луга и степи. Первые гоминиды, чьи останки обнаружены на территории Монголии, имеют возраст около 850 тыс. лет.

Создание Хуннской империи

В IV веке до н. э. в степи, примыкавшей к окраине Гоби складывается новый народ — хунны. В III веке до н. э. хунны, населявшие территорию Монголии, вступили в борьбу с китайскими государствами. В 202 году до н. э. была создана первая империя кочевых племён — империя Хуннов под предводительством Модун Шанью, сына степных кочевников. О существовании империи хунну есть много свидетельств из китайских источников разных эпох. Хунны до 93 г. н. э. правили в монгольской степи, а после них появлялись несколько монгольских, тюркских и киргизских ханств, такие как Сяньби, Жужаньский каганат, Восточно-тюркский каганат, Кыргызский каганат и Киданьский каганат.

Становление Монгольского государства

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

В начале XII века разрозненные монгольские племена предприняли очередную попытку объединиться в государство, которое напоминало скорее союз племён и вошло в историю под названием Хамаг Монгол. Его первым правителем был Хайду-хан. Его внук Хабул-хан был уже в состоянии одержать временную победу над соседними районами империи Цзинь, и от него откупились небольшой данью. Однако его преемник Амбагай-хан был схвачен враждебным монгольским племенем татар (в дальнейшем, название «татары» было закреплено за тюркскими народностями) и передан чжурчжэням, которые предали его мучительной казни. Через несколько лет татарами был убит Есүгей баатар (монг. Есүхэй баатар), отец Темучжина (монг. Тэмүүжин) — будущего Чингисхана

К власти Темучин шёл постепенно, сначала ему оказал покровительство Ван-хан, правитель кереитов в Центральной Монголии. Как только Темучин обрёл достаточное количество сторонников, он покорил три самых сильных племенных объединения в Монголии: татарское на востоке (1202 год), своих бывших покровителей кереитов в Центральной Монголии (1203) и найманов на западе (1204 год). На курултае — съезде монгольской знати в 1206 году — он был провозглашён верховным ханом всех монголов и получил титул Чингисхана.

Создание империи Чингисхана и Монгольская империя

Монгольская империя появилась в 1206 году в результате объединения монгольских племён между Маньчжурией и Алтайскими горами и провозглашения Чингисхана верховным ханом. Чингисхан правил Монголией с 1206 года по 1227 год. Монгольское государство значительно расширилось за счёт ведения Чингисханом ряда военных кампаний — известных своей жестокостью — охвативших большую часть Азии и территории Китая (Улус Великого Хана), Средней Азии (Чагатайский улус), Ирана (Государство Ильханов) и часть Древнерусского государства (улус Джучи или Золотая Орда). Это была самая крупная империя, включавшая в себя самую большую в мировой истории смежную территорию. Она простиралась от современных Польши на западе до Кореи на востоке, и от Сибири на севере до Оманского залива и Вьетнама на юге.

Однако вследствие значительных различий культур завоёванных земель, государство оказалось неоднородным, и с 1294 года начался медленный процесс распада.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1755 дней]

Монгольская империя Юань (12711368)

В 1260 году после перенесения столицы из Каракорума в Ханбалык на территории современного Китая, началось проникновение тибетского буддизма в среду монгольской знати[5]. В 1351 году в результате антимонгольского восстания империя Юань была разрушена, а Китай отделился от Монголии. В 1380 году войска китайской династии Мин сожгли Каракорум.

Постимперский период (1368—1691)

После возвращения юаньских ханов в Монголию была объявлена династия Северная Юань. Последующий период, т. н. период «малых ханов», характеризовался слабой властью великого хана и постоянными междоусобными войнами. Неоднократно верховная власть в стране переходила в руки не-чингисидов, например, ойратского Эсэн-тайши. Последний раз объединить разрозненные монгольские тумены удалось Даян-хану Бату-Мункэ к концу XV века.

В XVI веке в Монголию вновь проник и занял твёрдые позиции тибетский буддизм. Монгольские и ойратские ханы и князья активно участвовали в тибетских междоусобицах между школами гелуг и кагью.

Позднемонгольские государства в составе империи Цин

Маньчжуры оккупировали:

и включили их в состав всекитайской империи Цин, управляемой маньчжурской династией Айсин Гёро. Вновь независимость Монголия обрела в 1911 году во время Синьхайской революции, разрушившей империю Цин.

Богдо-ханская Монголия

В 1911 году в Китае произошла Синьхайская революция, разрушившая империю Цин.

В 1911 году в Монголии произошла национальная революция. Во главе провозглашённого 1 декабря 1911 года монгольского государства находился Богдо-хан (Богдо-гэгэн VIII). По Кяхтинскому договору 1915 года Монголия была признана автономией в составе Китайской республики. В 1919 году страна была оккупирована китайцами, а автономия была ликвидирована генералом Сюй Шучжэном. В 1921 году дивизия российского генерала Р. Ф. фон Унгерн-Штернберга совместно с монголами выбила китайцев из столицы Монголии — Урги. Летом 1921 года войска РСФСР, Дальневосточной республики и красных монголов нанесли ряд поражений Унгерну. В Урге было создано Народное правительство, власть Богдо-гэгэна была ограничена. После его смерти в 1924 г. Монголия была объявлена народной республикой.

Вплоть до окончания Второй мировой войны единственным государством, признавшим независимость Монголии, был СССР.

Монгольская Народная Республика

В 1924 году, после смерти религиозного лидера и монарха Богдо-хана, при поддержке со стороны Советского Союза, была провозглашена Монгольская Народная Республика. К власти пришли Пелжедиин Генден, Анандин Амар и Хорлогийн Чойбалсан. С 1934 года Сталин требовал от Гендена развернуть репрессии против буддийского духовенства, чего Генден не хотел, будучи глубоко религиозным человеком. Он старался уравновесить влияние Москвы и даже обвинял Сталина в «красном империализме» — за что и поплатился: в 1936 году был смещён со всех постов и помещён под домашний арест, а затем «приглашён» на отдых на Чёрное море, арестован и расстрелян в Москве в 1937 году. На его месте оказался Амар, который тоже был вскоре снят со своих постов и расстрелян. Страной стал управлять Чойбалсан, четко выполнявший все указания Сталина.

С начала 1930-х годов набирали свою силу репрессии по образцу советских: была проведена коллективизация крупного рогатого скота, уничтожение буддийских монастырей и «врагов народа» (в Монголии к 1920 году приблизительно одна треть мужского населения были монахами, и функционировало около 750 монастырей)[6]. Жертвами политических репрессий, имевших место в 1937—1938 годах, стали 36 тысяч человек (то есть около 5 % населения страны), больше половины из которых составили буддийские монахи[7]. Религия была запрещена, были уничтожены сотни монастырей и храмов (полностью или частично уцелели только 6 монастырей).

Японский империализм был для Монголии важнейшей внешнеполитической проблемой, особенно после вторжения японцев в соседнюю Маньчжурию в 1931 году. В Советско-японской войне 1939 года совместными действиями советских и монгольских войск на Халхин-Голе была отражена агрессия Японии на территорию республики. Монголия, как союзник СССР, оказала посильную экономическую помощь СССР в годы Великой Отечественной войны, также принимала участие в разгроме японской Квантунской армии в 1945 году.

В августе 1945 года монгольские войска также участвовали в советско-монгольской стратегической наступательной операции во Внутренней Монголии. Угроза воссоединения Внутренней и Внешней Монголии заставила Китай пойти на предложение о референдуме по признанию статус-кво и независимости Монгольской Народной Республики. Референдум состоялся 20 октября 1945 года, и (в соответствии с официальными цифрами) 99,99 % избирателей, внесённых в списки, проголосовали за независимость. После создания КНР, обе страны взаимно признали одна другую 6 октября 1949 года. После признания независимости со стороны Китая Монголию признали другие государства. Китай несколько раз ставил вопрос о «возвращении» Внешней Монголии, но получал категорический отказ со стороны СССР[8]. Последней страной, признавшей независимость Монголии, стала Китайская Республика (Тайвань) в связи с потерей националистической партией Гоминьдан в 2002 году большинства в парламенте.

26 января 1952 года к власти пришёл Юмжагийн Цэдэнбал, бывший соратник Чойбалсана. В 1956, и вновь в 1962 году, МНРП осудила культ личности Чойбалсана, в стране произошла относительно нерепрессивная коллективизация сельского хозяйства, сопровождавшаяся внедрением в народные массы бесплатной медицины и образования и определённых социальных гарантий. В 1961 году МНР стала членом ООН, в 1962 году — членом возглавляемой СССР организации Совета Экономической Взаимопомощи. На территории Монголии были размещены части 39-й общевойсковой армии и другие войсковые части Забайкальского военного округа (55 тыс. чел.) СССР, МНР встала на сторону СССР в период обострения советско-китайских отношений. Монголия стала получателем массированной экономической помощи со стороны СССР и ряда стран СЭВ.

В связи с тяжёлой болезнью, в августе 1984 года при непосредственном участии ЦК КПСС Ю. Цэдэнбал был смещён со всех постов, отправлен на пенсию и вплоть до самой смерти в 1991 году находился в Москве. Генеральным секретарём ЦК МНРП, Председателем Президиума Великого Народного Хурала стал Жамбын Батмунх.

Перестройка в Монголии

В 1987 году Ж. Батмунх вслед за СССР объявил о курсе на Перестройку[9]. 7 декабря 1989 г. состоялся первый несанкционированный властями митинг, лозунгами которого стали курс на демократизацию страны, обновление партии, ведение жесткой борьбы с недостойными общественными явлениями. В январе — марте 1990 года возникло несколько оппозиционных партий и движений (Движение социалистической демократии, Монгольская демократическая партия, Монгольская социал-демократическая партия и другие)[9]. В марте 1990 года прошёл пленум МНРП, на котором члены её Политбюро подали в отставку, а 21 марта 1990 года был избран новый Генеральный секретарь Гомбожавин Очирбат[9]. В мае 1990 года на сессии ВНХ была исключена статья Конституции о руководящей роли МНРП, приняты Закон о политических партиях, решение о досрочных выборах и об учреждении в стране Малого государственного Хурала и поста президента[9]. Пленум ЦК партии также принял решения: об исключении из рядов МНРП Ю. Цэдэнбала (его заочно обвинили в том, что в период его руководства страной многие члены партии подверглись преследованиям и гонениям), о начале работы по реабилитации невинно осуждённых и пострадавших в годы политических репрессий 1930—1950-х годов[9]. На первом заседании обновлённого Политбюро ЦК МНРП было принято решение о переходе на самофинансирование МНРП и сокращении бюрократического аппарата, в частности аппарата ЦК партии[9]. Также Политбюро разрешило издание новой независимой газеты[9]. В августе 1990 года прошли первые выборы на многопартийной основе Великого Народного Хурала, победу на которых одержала МНРП (61,7 % голосов)[9]. Несмотря на победу МНРП пошла на создание первого коалиционного правительства, хотя первый президент Пунсалмаагийн Очирбат (делегат от МНРП) был избран не всенародным голосованием, а на сессии Великого Народного Хурала[9]. В феврале 1991 года на XX съезде МНРП Генеральным секретарём был избран Б. Даш-Ёндон, который провозгласил в качестве партийной идеологии так называемую «центристскую идеологию»[9]. После запрета КПСС, в сентябре 1991 года президент П. Очирбат утвердил закон МНРП «Об отказе от партийного членства при исполнении должностных обязанностей», распространённый на президента, вице-президента, председателя Малого Хурала, председателей судов, членов судов и судей всех уровней, прокуроров и следователей всех уровней, военнослужащих, полиции, органов государственной безопасности, исправительно-трудовых колоний, дипломатических служб, руководителей и сотрудников государственной прессы и информационной службы[9].

Современная Монголия

В январе 1992 года была принята новая Конституция Монголии, а в феврале того же года — новая программа МНРП[9]. Однако МНРП сохраняла власть: на прошедших в июне 1992 года выборах в Великий Народный Хурал она получила 70 мест, «Демократический Альянс» — только 4 места, МСДП — 1 место и 1 мандат был предоставлен беспартийному самовыдвиженцу[9]. МНРП начало быстро осуществлять рыночные реформы, в частности приватизацию — в 1993 году частный сектор произвел 60 % ВВП страны[9]. Поголовье скота возросло с 25,8 млн голов в 1990 году до 28,5 млн голов в 1995 году[9]. Однако в кризисе оказалась перерабатывающая промышленность (число занятых в ней сократилось с 123400 человек в 1990 году до 67300 в 1995 году).

Вскоре экономическое положение резко ухудшилось и в начале 1993 года в Улан-Баторе была введена карточная система: столичный житель в месяц получал 2,3 кг муки 1-го сорта, 1,7 кг муки 2-го сорта и 2 кг мяса[9]. Инфляция за 1992 год составила 352 %[9]. В июне 1993 года на всеобщих президентских выборах победил П. Очирбат (57,8 % голосов), который ранее отказался от членства в МНРП и был выдвинут оппозиционными партиями[9]. В январе 1996 года было введено государственное финансирование партий[9]. На парламентских выборах 1996 года победу одержал оппозиционный Демократический союз (50 мест), тогда как МНРП получила только 25 мест[9]. Демократический союз продолжил приватизацию, отпустил цены, провел чистку госаппарата от членов МНРП[9]. Результатом стало возвращение к власти МНРП: в мае 1997 года кандидат от этой партии Н. Багабанди стал президентом Монголии, а в 2000 году партия выиграла выборы в Великий Народный Хурал, получив 72 из 76 мандатов[9]. Победе МНРП фактически способствовало убийство 2 октября 1998 года популярного лидера демократического движения С. Зорига[9]. В 2001 году представитель МНРП Н. Багабанди был переизбран президентом. Вскоре в МНРП возник раскол, ряд членов был исключен из партии[9]. В 2004 году МНРП на парламентских выборах получила только 38 мандатов, что привело к формированию коалиционного правительства во главе с демократом Ц. Элбэгдоржем[9].

Вскоре МНРП взяла реванш: на президентских выборах 2005 года победил её кандидат Н. Энхбаяр, а в 2006 году 10 министров-членов МНРП вышли из коалиционного правительства, что привело к его отставке[9]. В 2008 году после парламентских выборов и (в конечном счёте МНРП получила 39 мандатов, а Демократическая партия 25 мест) было образовано коалиционное правительство: 8 членов МНРП и 5 членов Демократической партии[9]. На президентских выборах 2010 года победу одержал представитель Демократической партии Ц. Элбэгдорж[9]. В 2012 году был арестован и осужден экс-президент Н. Энхбаяр за события во время «юрточной революции», за растрату государственного имущество и взятки. В том же году Демократическая партия получила большинство мест в парламенте[9].

Государственное устройство

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Монголия — парламентская республика. Здесь действует Конституция Монголии от 13 января 1992 года, вступившая в силу 12 февраля 1992 года.

21 ноября 1991 года Великий народный хурал принял решение изменить название страны и после вступления в силу новой конституции (12 февраля 1992 года) МНР стала называться Монголия.

Глава государства — президент, избираемый на альтернативной основе путём всеобщего прямого и тайного голосования сроком на 4 года. Президент может переизбираться ещё на один срок.

В отсутствие президента функции главы государства исполняет председатель Великого государственного хурала. Президент является также главнокомандующим вооружённых сил страны.

Законодательную власть осуществляет парламент — Великий государственный хурал (ВГХ) в составе 76 членов, избираемых всенародно путём тайного голосования сроком на 4 года. Возглавляют ВГХ председатель, зампред и генсекретарь, избираемые тайным голосованием из его состава.

Исполнительную власть осуществляет правительство, формируемое ВГХ по предложению премьер-министра и согласованию с президентом. Кандидатуру главы Кабинета министров представляет на рассмотрение ВГХ президент. Правительство подотчётно ВГХ.

На местах власть осуществляют органы местного самоуправления: аймачные, городские, районные и сомонные хуралы, депутаты которых избираются населением сроком на 4 года.

Политическое устройство

С июля 1996 по июль 2000 г. страной управляла коалиция новых партий, одержавших победу на парламентских выборах в июне 1996. Крупнейшей в коалиции являлась Монгольская национально-демократическая партия (НДП), образованная в 1992 на базе слияния ряда либеральных и консервативных партий и группировок. В 2001 НДП была переименована в Демократическую партию. В коалицию вошли также Монгольская социал-демократическая партия (МСДП, основана в 1990), Партия Зелёных (экологическая) и Религиозная демократическая партия (клерикально-либеральная, создана в 1990).

На выборах 2000 к власти вернулась ранее правившая Монгольская народно-революционная партия (МНРП). МНРП была создана как Монгольская народная партия на основе слияния в июле 1920 двух подпольных революционных кружков. Программа партии, принятая на её I съезде в марте 1921 ориентировалась на «антиимпериалистическую, антифеодальную народную революцию». С июля 1921 МНП стала правящей партией, установила тесные связи с советскими коммунистами и Коминтерном. III съезд МНП в августе 1924 официально провозгласил курс на переход от феодализма к социализму, «минуя капитализм», что было закреплено в партийной программе, принятой на IV съезде в 1925. В марте 1925 МНП переименовали в МНРП, которая превратилась в марксистско-ленинскую партию. Программа, одобренная X съездом (1940), предусматривала переход от «революционно-демократического этапа» развития к социалистическому, а программа 1966 — завершение «строительства социализма». Однако в начале 1990-х МНРП официально отказалась от марксизма-ленинизма и стала выступать за переход к рыночной экономике при сохранении стабильности общества и подъёме благосостояния населения. Новая программа, принятая в феврале 1997, определяет её как демократическую и социалистическую партию.

Помимо двух основных политических сил, в Монголии действуют и другие партии и организации: Объединённая партия национальных традиций, объединившая в 1993 несколько правых группировок, Альянс родины (включил Монгольскую демократическую новую социалистическую партию и Монгольскую партию труда) и др.

Текущая политическая ситуация

29 июня 2008 в Монголии разразился внутриполитический кризис, начавшийся с раскола кабинета министров — Народно-революционная партия (МНРП) заявила о своём выходе из коалиционного правительства.

1 июля в Улан-Баторе произошли массовые беспорядки. Около полутора тысяч сторонников премьер-министра Цахиагийна Элбэгдоржа, представляющего Демократическую партию (ДП), собрались на центральной площади Улан-Батора на акцию протеста против решения МНРП. Они выбили стеклянные двери главного входа штаб-квартиры МНРП и, несмотря на сопротивление 300 полицейских, ворвались в здание. Никого из руководства партии нападающие не обнаружили, но несколько часов здание находилось под их контролем[10].

Эти действия привели к нарушению своеобразного «перемирия» между двумя крупнейшими политическими силами страны. Нынешняя правительственная коалиция была сформирована в результате сложных и длительных переговоров после выборов 2004 года, когда ни одна из двух основных партий не получила достаточного количества мест в парламенте для самостоятельного формирования правительства. МНРП получила 38 мест из 76, ДП — 34 места. По итогам переговоров НРП получила 10 из 18 министерских портфелей, а ДП — 8 и пост председателя правительства.

Вечером 13 января парламент Монголии проголосовал за отставку коалиционного правительства.

Хотя в результате выборов 29 июня 2008 практически полный контроль получила Монгольская Народно-Революционная Партия (46 депутатских мест из 76), она сформировала коалиционное правительство. Число портфелей распределено: 60% МНРП, и 40 %ДП

1 июля 2008 г. избиратели Демократической партии и других оппозиционных партий организовали демонстрацию протеста против, по их мнению, фальсификации результатов прошедших выборов, позднее вылившуюся в беспорядки, многочисленные поджоги и грабежи в центре Улан-Батора, при подавлении которых властями погибли 5 человек, большое число участников беспорядков были ранены, сотни людей были арестованы.

18 июня 2009 года вступил в должность президента лидер оппозиции Цахиагийн Элбэгдорж[11], он стал 4-м президентом Монголии.

В настоящее время МНРП официально вернула себе старое название — Монгольская Народная Партия (МНП). Название МНРП за собой сохранила небольшая партия, выделившаяся из неё.

География

Рельеф местности

Монголия имеет площадь 1 564 116 км²[12][13] (19 место в мире, после Ирана) и в основном представляет собой плато (возвышенная равнина с ровной или волнистой слабо расчленённой поверхностью, ограниченная отчётливыми уступами от соседних равнинных пространств) приподнятое на высоту 900—1500 м над уровнем моря. Над этим плато возвышается ряд горных массивов и хребтов. Самый высокий из них — Монгольский Алтай, протянувшийся на западе и юго-западе территории страны на расстояние 900 км. Его продолжением являются более низкие, не образующие единого массива хребты, получившие общее название Гобийский Алтай.

Вдоль границы с Сибирью на северо-западе Монголии расположены несколько хребтов, не образующих единого массива: Хан Хухэй, Улан Тайга, Восточный Саян, на северо-востоке — горный массив Хэнтэй, в центральной части Монголии — массив Хангай, разделяющийся на несколько самостоятельных хребтов.

На восток и юг от Улан-Батора в сторону границы с Китаем высота Монгольского плато постепенно уменьшается, и оно переходит в равнины — плоские и ровные на востоке, холмистые на юге. Юг, юго-запад и юго-восток Монголии занимает пустыня Гоби, которая продолжается на севере центральной части Китая. По ландшафтным признакам Гоби — пустыня отнюдь не однородная, она состоит из участков песчаных, скалистых, покрытых мелкими осколками камней, ровных на многие километры и холмистых, разных по цвету — монголы выделяют особо Жёлтую, Красную и Чёрную Гоби. Наземные источники воды здесь очень редки, но уровень подземных вод высокий.

Реки Монголии рождаются в горах. Большинство из них — верховья великих рек Сибири и Дальнего Востока, несущих свои воды в сторону Северного Ледовитого и Тихого океанов. Самые крупные реки страны — Селенга (в границах Монголии — 600 км), Керулен (1100 км), Тэсийн-Гол (568 км), Онон (300 км), Халхин-Гол, Кобдо и др. Самая полноводная — Селенга. Она берёт начало с одного из хребтов Хангая, принимает в себя несколько крупных притоков — Орхон, Хануй-Гол, Чулутын-Гол, Дэлгэр-Мурэн и др. Скорость её течения — от 1,5 до 3 м в секунду. В любую погоду её быстрые холодные воды, текущие в глинисто-песчаных берегах, а потому всегда мутные, имеют тёмно-серый цвет. Селенга замерзает на полгода, средняя толщина льда — от 1 до 1,5 м. Имеет два паводка в году: весенний (снеговой) и летний (дождевой). Средняя глубина при самом низком уровне воды — не менее 2 м. Покинув пределы Монголии, Селенга течёт по территории Бурятии и впадает в Байкал.

Реки в западной и юго-западной частях страны, стекая с гор, попадают в межгорные котловины, выхода в океан не имеют и, как правило, заканчивают свой путь в одном из озёр.

В Монголии насчитывается свыше тысячи постоянных озёр и гораздо большее количество временных, образующихся в период дождей и исчезающих в период засухи. В раннечетвертичный период значительная часть территории Монголии представляла собой внутреннее море, разделившееся позднее на несколько крупных водоёмов. Нынешние озёра — то, что от них осталось. Самые крупные из них находятся в котловине Больших озёр на северо-западе страны — Убсу-нур, Хара-Ус-нур, Хиргис-нур, глубина их не превышает нескольких метров. На востоке страны имеются озера Буйр-нур и Хух-нур. В гигантской тектонической впадине к северу от Хангая расположено озеро Хубсугул (глубина до 238 м), схожее с Байкалом по составу воды, реликтовой флоре и фауне.

Климат

В Монголии резко континентальный климат с суровой зимой и сухим жарким летом. В столице, городе Улан-Баторе, расположенном примерно посередине между горными массивами северо-запада и пустынной засушливой зоной юго-востока страны, температура колеблется от минус 25° С — 35° С зимой, до плюс 25° С — 35° С летом. Улан-Батор — одна из самых холодных зимних столиц в мире: самый холодный месяц — январь. Самый тёплый месяц — июль.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2621 день]

Если на северо-западе ежегодно выпадает 250—510 мм осадков, то в Улан-Баторе — лишь 230—300 мм, ещё меньше осадков выпадает в пустынной области Гоби.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2621 день]

В горных районах, на севере и западе страны часто бывает холодно. На большей части страны летом жарко и очень холодно зимой, со средними показателями января понижающимися до −30 °C [14].

Административное деление

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Монголия делится на 21 аймак, которые в свою очередь имеют в своем составе 329 сомонов[15]. Столица Улан-Батор является самостоятельной административной единицей. В состав Монголии входят аймаки:

Адресная система Монголии

Из-за значительного количества в стране временных поселений (сомонов), изменяющих пространственное положение со временем, традиционные адресные системы (город, улица, дом) не слишком подходят для Монголии.

2 февраля 2008 года Правительство Монголии приняло решение[16] об адаптации для нужд страны технологии Универсальной Адресной Системы (Universal Address System), то есть использовании Natural Area Code (NAC)[17] для адресации объектов на местности.

Эта система позволяет адресовать на местности в пределах Земли как целые регионы, так и города, отдельные дома и даже мелкие объекты с точностью до метра. Чем более точно указан адрес, тем длиннее его код.

Например, адрес города Улан-Батор в целом — [www.travelgis.com/map.asp?addr=RV-W%20QZ RV-W QZ], а памятника в центре площади Сухэ-Батора в Улан-Баторе — [www.travelgis.com/map.asp?addr=RW8SK%20QZKSL RW8SK QZKSL].

Суть адресного кода NAC весьма проста и сходна с номенклатурной системой именования отдельных листов карт масштабного ряда или с системой пространственной индексации Oracle Spatial.

Универсальная адресная система носит глобальный характер и хорошо подходит для использования в системах цифровой картографии, геоинформационых и навигационных системах.

Экономика

Хотя большее число людей проживают в городах, экономика Монголии сосредоточена в таких отраслях, как добыча полезных ископаемых и сельское хозяйство[12]. Такие минеральные ресурсы, как медь, уголь, молибден, олово, вольфрам и золото составляют значительную часть промышленного производства страны[12].

В период с 1924 по 1991 годы МНР получила крупную финансово-экономическую помощь от СССР. На пик оказания этой помощи приходится одна треть её ВВП. В начале 1990-х годов и в следующем десятилетии, экономика Монголии испытала сильный спад с последующей стагнацией.

ВВП по ППС: 15,17 млрд долларов (2012)[12].

ВВП на душу населения по ППС (2012): 5400 доллара[12].

Уровень безработицы: 9% (2011)[12][18].

Экспорт: (4,385 млрд долл. в 2011) — медь и другие цветные металлы, плавиковый шпат, урановая руда, уголь, нефть, одежда, сельскохозяйственные животные, шерсть, шкуры, продукты животного происхождения, кашемир[12].

Основные покупатели в 2011 — Китай (85,7 %), Канада (6,3 %), на 10-м месте Россия (3 %)[12].

Импорт: (6,739 млрд долл. в 2012) — машины и машинное оборудование, топливо, автомобили, продовольствие, промышленные потребительские товары, химикаты, строительные материалы, сигареты и табачные изделия, бытовая техника, мыла и моющие средства, сахар, чай[12].

Основные поставщики в 2011 — Китай (43,4 %), Россия (23,3 %, в основном поставляются нефть и электричество), Южная Корея (5,6 %), Япония (5,1 %)[12].

Внешний долг — 2,564 млрд долл. (на 31 декабря 2011)

Монголия является членом Всемирной торговой организации (с 1997 года)[12].

Основными торговыми партнёрами страны являются Китай и Россия, и экономика Монголии во многом зависит от этих стран. В 2006 году 68,4 % экспорта Монголии осуществлялось в Китай, в то время как на импорт приходилось всего 29,8 %[19]. Монголия импортирует около 95 % нефтепродуктов и часть электричества из России.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1755 дней]

Население

Численность населения — согласно данным национальной статистики (и данным ООН) на середину 2010 года составляла 3,1 млн человек (оценка Бюро переписей США на ноябрь 2010 составляет 2,8 млн чел[12].).

На один квадратный километр приходится 1,8 человека.

Годовой прирост — 1,44 % (2013)[12].

Фертильность — 2,23 родов на женщину[12].

Младенческая смертность — 40 на 1000 рождённых.

Средняя продолжительность жизни — 65 лет у мужчин, 70 лет у женщин[12].

Этнический состав — монголы 94,9 %, тюрки (в основном казахи) — 5 %, китайцы и русские — 0,1 %[20].

На монгольском языке говорит более 95 % населения[21]. В средних школах также изучают традиционную монгольскую письменность.

Считается, что около 9 млн монголов живут вне Монголии, в том числе около 7 млн — в Китае[22], в России, согласно переписи 2010 года, халха-монголов насчитывалось 2986 человек, кроме того в России проживают родственные монголам народы буряты (461 389 человека) и калмыки (183 372 человека)[23].

Религия

Краткая история

В 1578 году в стране был официально принят тибетский буддизм, однако шаманизм продолжает практиковаться небольшой частью населения (в первую очередь на севере страны). К моменту Народной революции 1921 года в стране насчитывалось 755 буддистских монастырей и 120 тысяч монахов и священников (при общем населении страны в 650 тыс. чел.)[24]. В конце 1934 года в Монголии насчитывалось 843 главных буддистских монастыря, около 3000 храмов и часовен и 6000 других строений, принадлежащих монастырям. Монахи составляли 48 % взрослого мужского населения. В результате репрессий, к концу 1930-х годов все монастыри были закрыты или уничтожены, а их имущество национализировано, однако только часть строений была использована, подавляющая часть монастырей разрушена (из всех относительно сохранились только 6)[25]. По минимальной оценке 18 тысяч монахов были казнены[26]. Только в одном из массовых захоронений, обнаруженных у города Мурэн, были найдены останки 5 тысяч расстрелянных монахов (то есть свыше 1 % всего взрослого населения страны на тот период)[27].

После Второй мировой войны антирелигиозная политика была смягчена: в 1949 году в Улан-Баторе был снова открыт монастырь Гандан, с 1970 года при нём начал работу Буддийский университет, в 1979 и 1982 годах Монголию посетил Далай-лама XIV. Видимо руководство МНР как и советское рассматривало религиозную организацию как орган борьбы за мир, потому Буддийская община Монголии с 1969 года стала членом Азиатской буддийской конференции за мир[28]. Декларированная конституцией 1960 года свобода вероисповедания была обеспечена только в конце 1980-х годов, и началось возрождение традиционных буддизма, шаманизма, ислама (среди казахов). С начала 1990-х годов начали свою деятельность зарубежные христианские миссии, бахаисты, мунисты и мормоны.

Современная статистика религий

Центральная регистрация религиозных общин не предусмотрена законодательством Монголии, поэтому приводимые в Статистическом ежегоднике Монголии за 2007 год поступившие с мест сведения о количестве монастырей и храмов (только в тех в которых в течение года проводились религиозные службы) не отличаются полнотой: 138 буддистских (в том числе в аймаках Баян-Улгий, Говь-Алтай, Говь-Сумбэр и Умнеговь только по 1), 89 христианских (из них 64 в Улан-Баторе, 12 в Дархане, 6 в Эрдэнэте), 20 исламских (17 в аймаке Баян-Улгий и 3 в Ховде ) и 2 прочих. В 2011 году в стране насчитывалось около 170 буддийских храмов и монастырей и 5000 лам[29].

Сведения, публикуемые Государственным департаментом США в ежегодных Докладах о свободе религии в Монголии (готовятся посольством США в этой стране) приведены в таблице:

Количество официально зарегистрированных мест отправления культа
Религия 2002[30] 2003[31] 2004[32] 2005[33] 2006[34] 2007[35] 2008[36] 2009[37] 2010[38]
Буддизм 90 151 172 191 206 217 217 239 254
Христианство 40 76 95 127 127 143 161 161 198
Ислам 1 4 4 5 5 24 44 44 44
Тенгрианство 2 5 5 7
Бахаизм 4 5 5 5 5 5 5 5 5
Другие 3 3 14 3 3
Всего ок.150 239 279 328 357 391 432 457 511

При переписи населения 2010 года гражданам Монголии старше 15 лет был задан вопрос об отношении к религии[39]:

Отношение к религии граждан Монголии старше 15 лет
отношение
к религии
численность
(человек)
доля
%
буддизм 1 009 357 53,0
ислам 57 702 3,0
шаманизм 55 174 2,9
христианство 41 117 2,1
другие религии 6 933 0,4
атеизм 735 283 38,6
ВСЕГО 1 905 969 100,0

Служба Гэллапа по результатам глобального опроса общественного мнения, проведенного в 2007—2008 годах, поместила Монголию на десятое место среди наименее религиозных стран мира (между Францией и Белоруссией): лишь 27 % опрошенных респондентов заявили, что «религия является важной частью повседневной жизни»[40].

Буддизм в Монголии

Тибетский буддизм является традиционной религией всех монголоязычных народов и народностей Монголии, а также тюркоязычных тувинцев. Буддисты составляют 53 % населения[20], абсолютное большинство во всех регионах Монголии за исключением аймака Баян-Улгий. Среди них встречаются и некоторое количество шаманистов, чаще всего сочетающих исповедание буддизма, поэтому точное определение доли шаманистов не представляется возможным[20].

Ислам в Монголии

Казахи, составляющие 88,7 % населения аймака Баян-Улгий и 11,5 % населения аймака Ховд (несколько тысяч казахов мигрировало в Улан-Батор и др. крупнейшие города севера страны), традиционно исповедуют суннитский ислам. Их численность в 1956 году составляла 37 тыс. (4,3 % населения), к 1989 году возросла до 121 тыс. (6,1 % населения). Массовая репатриация казахов-оралманов в Казахстан привела к сокращению их числа до 103 тыс. (4,3 %) в 2000 году[41]. Однако к 2007 году численность казахов вновь возросла до 140 тыс. (5,4 % населения)[42]. Численность других мусульманских этносов (узбеки, уйгуры, татары и др.) в сумме не превышает нескольких сот человек. На северо-западе Монголии в Убсунурском аймаке имеется небольшая (9 тыс. чел. по данным переписи 2000 г., 7 тыс. чел по данным текущего регистрационного учёта в 2007 г.) этническая группа хотонов, которые были переселены в Монголию из Восточного Туркестана св.300 лет назад и в то время были тюрками-мусульманами. За прошедшее время хотонами был воспринят монгольский язык, а большая часть исламской обрядности была вытеснена перенятой у окружающего населения буддийской и шаманистской. Хотоны сохранили только некоторые элементы исламских традиций (в частности обрезание). В настоящее время в среде хотонов растет исламская самоидентификация.

Христианство в Монголии

По данным «Энциклопедии религий» Дж. Г. Мелтона в 2010 году в Монголии насчитывалось 47,1 тыс. христиан[43]. Исследование Pew Research Center насчитало в стране 60 тыс. христиан[44]. При этом, за десятилетие 2000—2010 гг. христианство было самой быстрорастущей религией страны (ежегодный прирост составлял 6 %)[43].

Большинство монгольских христиан — прихожане различных протестантских церквей (34-40 тыс. верующих). Численность католиков оценивается в 200 человек[45]. Ещё 9 тыс. верующих относятся к маргинальному христианству (преимущественно мормоны и свидетели Иеговы)[43].

По данным церковных источников, в 2007 году в стране действовало по меньшей мере ещё 250 незарегистрированных евангелических церквей[36].

Православия в стране придерживаются 1,4 тыс. человек[46]. Значительную долю прихожан Свято-Троицкого прихода Русской православной церкви в Улан-Баторе составляют осевшие в городе выходцы из бывшего СССР, а также приезжающие в Монголию на работу, учёбу или отдых граждане РФ, Украины, Белоруссии и др. стран. В 2009 году в Улан-Баторе был освящён православный Троицкий храм[47]; Троицким приходом начала издаваться православная газета на монгольском языке[48]. Имеются планы строительства храма-часовни в Эрдэнэте[49].

Общество и культура

Культура Монголии находится под сильным влиянием традиционного монгольского кочевого образа жизни, а также под влиянием тибетского буддизма, китайской и русской культур.

Ценности и традиции

Любовь к своему происхождению и семье ценятся в монгольской культуре; это проявляется во всем, от старой монгольской литературы и до современной поп-музыки. Другой важнейшей характерной чертой степняков является гостеприимство. Юрта — важная составляющая монгольской национальной самобытности; вплоть до настоящего времени в юртах проживает много монголов.

Образование

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Образование — одно из приоритетных направлений внутренней политики Монголии. К настоящему времени неграмотность в стране практически уничтожена, благодаря созданию сезонных школ-интернатов для детей из семей кочевников (в 2003 неграмотное население в Монголии составляло 2 %).

Десятилетнее образование было обязательным для всех детей от 6 до 16 лет (шесть из них — начальная школа). Обязательное школьное образование, однако, было продлено на два года для всех первоклассников в 2008—2009 учебном году. Новая система, таким образом, не будет полностью введена в действие до 2019—2020 учебного года. Кроме того, предлагаются курсы профессиональной подготовки для молодых людей в возрасте 16-18 лет. На сегодняшний день в Монголии имеется достаточно университетов. Монгольский государственный университет в Улан-Баторе, основанный в 1942 году — крупнейший и старейший университет страны; в 2006 году в нём училось около 12 000 студентов.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1755 дней]

Здоровье

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

С 1990 года в Монголии происходят социальные перемены и улучшения в здравоохранении. Существует ещё немало возможностей для совершенствования, особенно в малонаселённых районах[50]. Младенческая смертность в Монголии — 4,3 %[51] в то время как средняя продолжительность жизни женщин составляет 70 лет; для мужчин — 65 лет. Общий коэффициент рождаемости в стране (SFT) — 1,87.

Система здравоохранения включает в себя 17 специализированных больниц, четыре региональных диагностических и лечебных центра, девять районных больниц, 21 аймачная и 323 сомонные больницы. Кроме того, есть 536 частных больниц. В 2002 году в стране было 33 273 работников здравоохранения, из которых 6 823 — врачи. На 10 000 жителей Монголии приходится 75,7 больничных коек.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1755 дней]

Искусство, литература и музыка

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Одни из самых ранних примеров монгольского изобразительного искусства — наскальные рисунки и бронзовое и медное оружие с изображениями животных. Тут также находится каменная стела железного века. На монгольское искусство сильное влияние оказали изобразительные каноны тибетского буддизма, а также индийское, непальское и китайское искусство. В начале XX века в Монголии начала развиваться традиция светской живописи, её основоположником стал Балдугийн Шарав. После революции долгое время единственным допустимым стилем в монгольской живописи был социалистический реализм, и лишь в 1960-е годы художники получили возможность отойти от канонов. Первыми представителями модернизма в Монголии были Чойдогийн Базарваань и Бадамжавын Чогсом.

Старейшим литературно-историческим памятником является «Сокровенное сказание монголов» (XIII в.). В XIII—XV вв. создаются повести («Сказ о 32 деревянных людях»), литература дидактического характера («Поучения Чингис-хана», «Ключ разума», «Шастра о мудром мальчике сироте и девяти сподвижниках Чингис-хана», «Повесть о двух скакунах Чингис-хана»), переводятся буддийские трактаты с санскрита, тибетского и уйгурского языков. В XVIII веке после продолжительного периода смут возобновляется перевод буддийской литературы с тибетского языка, а также романов и новелл с китайского. После революции 1921 года появляются переводы художественных произведений с русского языка. Одним из основоположников современной монгольской литературы является писатель, поэт и общественный деятель Дашдоржийн Нацагдорж, первый переводчик произведений Пушкина на монгольский язык. С 50-х годов XX века на монгольский язык переводится классические произведения мировой литературы, монгольская проза и поэзия получает мощный толчок к развитию, ознаменованный такими именами, как Ч. Лодойдамба, Б. Ринчен, Б. Явуухулан. Произведения данных авторов вошли в изданную в СССР в первой половине 80-х гг. XX века «Библиотеки монгольской литературы» в 16 томах. К поколению молодых литераторов начала XXI века относится поэт и писатель Г. Аюрзана, удостоенный в 2003 году премией Союза монгольских писателей «Золотое перо» за роман «Мираж».

Инструментальный ансамбль занимает важное место в монгольской музыке. Народные инструменты: аманхур (варган), моринхур (т. н. «монгольская виолончель») и лимб (бамбуковая флейта). Существуют традиционные произведения для ключевых инструментов в монгольской музыке. Вокальное искусство также имеет давнюю традицию, которое получило наиболее яркое выражение в т. н. «протяжных песнях». Некоторые из этих песен («Пороги Керулена», «Вершина счастья и благополучия» и т. д.) известны с XVII века, и манера их исполнения бережно передается из поколения в поколение. В XX веке начался синтез западной классической музыки с традиционной монгольской (опера «Три печальных холма», музыкальные пьесы композитора С. Гончигсумла). Со второй половины XX в. стал развиваться эстрадно-джазовый жанр. В настоящее время в Монголии получило распространение все направления классической и популярной музыки.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1755 дней]

Спорт

Надом — один из двух традиционных национальных праздников Монголии наряду с Цаган саром; ежегодные празднества проходят по всей Монголии с 11 по 13 июля. Игры состоят из монгольской борьбы, стрельбы из лука и конных скачек.

В современных видах спорта монголы традиционно сильны в одиночных видах. Это бокс, вольная борьба, дзюдо, пулевая стрельба. По числу олимпийских наград, приходящихся на душу населения, Монголия опережает многие высокоразвитые страны. Активными темпами развивается довольно экзотические виды спорта для монголов, как бодибилдинг и пауэрлифтинг.

Очень хороших результатов монголы добились в священной для Японии виде борьбы, как сумо. С конца XX века монголы безраздельно властвуют в этом виде спорта. В высшем дивизоне борются 42 борца; из них 12 монголов. До недавнего времени, высшим титулом японской национальной борьбы ёкодзуна обладали 2 монгола, но после отставки ёкодзуны Асасёрю (Долгорсурэн Дагвадорж) в январе 2010 года на дохё выступал только один «Великий Чемпион» — Хакухо (Давааджаргал Мунхбат). На 16 июля 2014 года на дохё выступают ещё 2 монгольских ёкодзуны: Харумафудзи-Солнечный Конь (Даваанямын Бямбадорж) с 2012 года и Какурю-Журавль-Дракон (Мангалжалавын Ананд) с 2014 года.

Средства массовой информации

Монгольские СМИ были тесно связаны с советскими через МНРП. Газета «Унэн» (Правда) напоминала «Правду». Правительство жёстко контролировало СМИ вплоть до демократических реформ 1990-х годов. Государственные газеты были приватизированы только в 1999 году. После этого началось бурное развитие СМИ.

На шестьсот национальных газет приходится более чем 300 тысяч номеров в год. Существует вещательная государственная радиокомпания — «Монголрадио» (основана в 1934 году), и государственная телекомпания — «Монголтелевиз» (основана в 1967 году). У «Монголрадио» — три канала внутреннего вещания (два на монгольском языке и один на казахском). Также Монгольское государственное радио ведёт с 1964 года передачи по каналу иновещания, известному как «Голос Монголии». Передачи ведутся на монгольском, русском, английском, китайском и японском языках. У монгольского государственного телевидения «Монголтелевиз» — два канала. Почти все граждане имеют доступ к гостелеканалу. Помимо этих госкомпаний, в стране существует около 100 частных радио и 40 телеканалов. Почти все они ежедневно выходят в эфир, выпускаются также номера газет и журналов. Почти все жители имеют доступ не только к местным телеканалам, но и к кабельному телевидению с 50 каналами, в которые также включены несколько российских каналов. Хорошо развита международная информационная связь между Монголией, КНР и граничащими с ними регионами России[52].

Армия

Численность Вооружённых сил 10,3 тыс. чел. (2012). Комплектование осуществляется по призыву, срок службы составляет 12 месяцев. Призываются мужчины в возрасте c 18 до 25 лет. Мобилизационные ресурсы — 819 тыс. чел., в том числе годных к военной службе 530,6 тыс. чел.

Вооружение: 620 танков (370 танков Т-54 и Т- 55, 250 танков Т- 62), 120 БРДМ-2, 310 БМП-1, 150 БТР-60,  450 - БТР-80, 450 орудий ПА, 130 РСЗО БМ-21, 140 минометов, 200 противотанковых пушек калибров 85 и 100 мм.

ПВО: 800 чел., 8 боевых самолетов, 11 боевых вертолетов. Самолетный и вертолетный парк: 8 МиГ-21 ПФМ, 2 МИГ-21УС, 15 Ан-2, 12 Ан-24, 3 Ан-26, 2 Боинг 727, 4 китайских самолета «HARBIN Y-12″, 11 вертолетов Ми-24. Наземная ПВО: 150 ЗУ и 250 ПЗРК.

В настоящее время в армии Монголии проводится реформа, направленная на повышение боеспособности и обновление технического парка ВВТ. В этом процессе активное участие принимают российские, американские и другие специалисты.

С 2002 года Монголия участвует в миротворческой деятельности. За это время в разных операциях приняли участие 3200 монгольских военнослужащих. 1800 из них служили под мандатом ООН, а оставшиеся 1400 — под международным мандатом.

Военный бюджет Монголии составляет 1,4 % бюджета страны.

Транспорт в Монголии

В Монголии есть автомобильный, железнодорожный, водный (речной) и воздушный транспорт. Для судоходства доступны реки Селенга, Орхон и озеро Хубсугул.

В Монголии две основные железнодорожные магистрали: железная дорога Чойбалсан-Борзя связывает Монголию с Россией, а Трансмонгольская железная дорога — начинается с Транссибирской железной дороги в России в городе Улан-Удэ, пересекает Монголию, проходит через Улан-Батор, а затем через Замын-Уудэ уходит в Китай на Эрэн-Хото, где присоединяется к китайской железнодорожной системе[53].

Большинство сухопутных дорог в Монголии — гравийные или грунтовые. Есть дороги с твёрдым покрытием от Улан-Батора к российской и китайской границе, и от Дархана.

Монголия имеет ряд внутренних аэропортов. Единственный международный аэропорт — Международный аэропорт Чингисхан вблизи Улан-Батора. Прямое воздушное сообщение существует между Монголией и Южной Кореей, Китаем, Японией, Россией, Казахстаном и Германией.

Морской флот

Монголия является второй (после Казахстана) по территории страной в мире, не имеющей прямого выхода ни к какому океану[54]. Тем не менее, это не помешало ей в феврале 2003 года зарегистрировать свой судовой регистр (The Mongolia Ship Registry Pte Ltd).

Напишите отзыв о статье "Монголия"

Примечания

  1. [en.nso.mn/ National Statistical Office of Mongolia]
  2. 1 2 3 4 [databank.worldbank.org/data/views/reports/tableview.aspx Международный Банк, World DataBank: World Development Indicators, версия от 27 ноября 2013 года]
  3. [hdr.undp.org/sites/default/files/hdr_2015_statistical_annex.pdf 2015 Human Development Report Statistical Annex]. United Nations Development Programme (2015). Проверено 14 декабря 2015.
  4. [www.obozrevatel.com/news/2008/8/19/254266.htm Грузия проиграла, а СНГ будет жить вечно!]. Обозреватель (19.08.2008). [www.webcitation.org/616CbK2OF Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  5. [tpark.ict.nsc.ru/mongolia.htm Монголия]
  6. [www.orientmag.com/8-30.htm ORIENT: Mongolia — The Bhudda and the Khan]
  7. [rus.ruvr.ru/2008/09/11/860500.html Отметили день репрессированных. Передача «Радио Монголии» в эфире радио «Голос России» от 11.09.2008]
  8. Внешняя Монголия после победы китайской революции станет частью Китайской федерации. Мы в своё время ставили вопрос, нельзя ли вернуть Внешнюю Монголию Китаю. Они (СССР) сказали нет. Мао Цзэдун
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 www.bscnet.ru/upload/iblock/8a3/vestnik_4_16_.pdf
  10. [www.rg.ru/2006/01/12/mongolia-anons.html В столице Монголии произошли массовые беспорядки. Парламент страны рассматривает вопрос об отставке правительства]. Российская газета (12 января 2006). Проверено 13 августа 2010.
  11. [lenta.ru/lib/14189989/ Lenta.ru:: Элбэгдорж, Цахиагийн]
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/mg.html The World Factbook: Mongolia] // CIA
  13. The World Factbook (cia.gov), [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/rankorder/2147rank.html Country Comparison: Area  (Проверено 13 апреля 2012)].
  14. [www.imcg.net/media/download_gallery/gpd/asia/mongolia.pdf - The first domain name on the Internet]
  15. Montsame News Agency. Mongolia. 2006, информационное агентство «Монцамэ»; ISBN 99929-0-627-8, стр. 46
  16. [www.legalinfo.mn/insys/lawmain.php?vlawid=32116&vtype=3 Решение Правительства Монголии об адаптации NAC, 2 февраля 2008 г.]  (монг.)
  17. [www.nacgeo.com/nacsite/documents/nac.asp Natural Area Code (NAC)] (англ.)
  18. Statistical Yearbook of Mongolia 2006, National Statistical Office, Ulaanbaatar, 2007
  19. Morris Rossabi, [www.jamestown.org/publications_details.php?volume_id=408&issue_id=3322&article_id=2369703 Beijing’s growing politico-economic leverage over Ulaanbaatar], The Jamestown Foundation, 2005-05-05, (retrieved 2007-05-29)
  20. 1 2 3 The World Factbook (cia.gov), [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/mg.html East & Southeast Asia: Mongolia (People and Society) — last updated on March 29, 2012  (Проверено 13 апреля 2012)].
  21. [www.newsru.com/world/15mar2007/mongolia.html В школах Монголии вводят русский язык как обязательный]. NEWSru (15 марта 2007). Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/61774CUm1 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  22. [www.stats.gov.cn/tjsj/pcsj/rkpc/6rp/excel/A0201.xls Population of China according to ethnic group 2010]
  23. [www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-01.pdf Национальный состав населения]. Всероссийская перепись населения 2010 года. Проверено 3 февраля 2014.
  24. С. И. Брук Население мира. Этнодемографический справочник. М., Наука. 1986. С. 400
  25. [www.country-studies.com/mongolia/buddhism.html Federal Research Division of the Library of Congress under the Country Studies/Area Handbook Program Mongolia country studies: Buddhism] // [www.country-studies.com/ country-studies.com]  (англ.) (Проверено 13 апреля 2012)
  26. [www.chriskaplonski.com/downloads/bullets.pdf Kaplonski Christopher. Thyrty tousands bullets. Remembering political repression in Mongolia // Historical injustice and democratic transition in Eastern Asia and Northern Europe. Ghosts at the table of democracy — Edited by Kenneth Christie and Robert Cribb — London and New York: Routledge Curzon, Taylor & Francis Group, 2002 — pp. 155−168.]
  27. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9D0CE7D81538F930A15753C1A967958260 Mass Buddhist Grave Reported in Mongolia — NYTimes.com]
  28. www.kigiran.com/sites/default/files/vestnik_3_2012.pdf С. 96
  29. www.kigiran.com/sites/default/files/vestnik_3_2012.pdf С. 97
  30. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2002 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2002/13902.htm Mongolia2]
  31. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2003 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2003/24313.htm Mongolia]
  32. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2004 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2004/35419.htm Mongolia]
  33. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2005 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2005/51522.htm Mongolia]
  34. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2006 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2006/71350.htm Mongolia]
  35. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2007 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2007/90146.htm Mongolia]
  36. 1 2 Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2008 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2008/108416.htm Mongolia]
  37. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2009 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2009/127280.htm Mongolia]
  38. Государственный департамент США. Доклад о свободе религии, 2010 (на англ.)[www.state.gov/g/drl/rls/irf/2010/148885.htm Mongolia]
  39. [www.toollogo2010.mn/doc/Main%20results_20110615_to%20EZBH_for%20print.pdf Предварительные итоги переписи населения 2010 года] (Монстат)
  40. [www.gallup.com/poll/114211/Alabamians-Iranians-Common.aspx What Alabamians and Iranians Have in Common]
  41. [www.ses.edu.mn/books/ptrc/ptrc_10.pdf «Монгол улсын ястангуудын тоо, байршилд гарч буй өөрчлөлтуудийн асуудалд» М. Баянтөр, Г. Нямдаваа, З. Баярмаа pp.57-70]
  42. [www.citizenmongolia.com/index.php?option=com_content&task=view&id=25&Itemid=50 Государственный центр Монголии по регистрации граждан]
  43. 1 2 3 J. Gordon Melton, Martin Baumann. Religions of the World: A Comprehensive Encyclopedia of Beliefs and Practices. — Second Edition. — Santa Barbara, California; Denver, Colorado; Oxford, England: ABC-CLIO, 2010. — С. 1937. — ISBN 978-1-59884-203-6.
  44. [features.pewforum.org/global-christianity/population-number.php Global Christianity] (англ.). The Pew Forum on Religion & Public Life (19 December 2011). Проверено 13 мая 2013. [www.webcitation.org/6Gocow72Q Архивировано из первоисточника 23 мая 2013]. (2010 год)
  45. Rustam Sabirov. [www.tol.org/client/article/10627-missionaries-of-the-steppes.html Missionaries of the Steppes] (англ.). Transitions Online (10 September 2003). Проверено 19 октября 2013.
  46. J. Gordon Melton, Martin Baumann. Religions of the World: A Comprehensive Encyclopedia of Beliefs and Practices. — Oxford, England: ABC CLIO, 2002. — С. 880. — ISBN 1-57607-223-1.
  47. [www.eph.md/ru/news/Ortodoxia_in_lume/1736.html Освящен единственный русский православный храм в Монголии 23.06.2009]
  48. [www.eph.md/ru/news/Ortodoxia_in_lume/2308.html В Улан-Баторе начала выходить православная газета на монгольском языке 21.10.2009]
  49. [www.pravoslavie.mn Сайт «Православие в Монголии»]
  50. [www.nso.mn/mdg/eng_goals4.htm The National Statistical Office of Mongolia: Goal 4 — Reduce Child Mortality]
  51. [ubpost.mongolnews.mn/index.php?option=com_content&task=view&id=1244&Itemid=1 UBPost: Child Mortality Rate Has Decreased, UNICEF Says]
  52. [www.aisttv.ru/ru/Страницы/%22Середина%20земли%22 Информация о проекте «Середина земли» на сайте ТК «АИСТ»]
  53. [www.lonelyplanet.com/mongolia/eastern-mongolia/choibalsan/transport/getting-there-away Transport in Choibalsan — Lonely Planet Travel Information]
  54. [www.gecont.ru/articles/econ/mongolia.htm Экономика и промышленность Монголии. Монголия в мировой экономике]. Проверено 7 августа 2012. [www.webcitation.org/69y2r5Id6 Архивировано из первоисточника 16 августа 2012].

Литература

  • Археология и этнография Монголии. — Новосибирск, 1978.
  • Архивные материалы о монгольских и тюркских народах в академических собраниях России: Доклады научной конференции / Составитель И. В. Кульганек. Ответственный редактор С. Г. Кляшторный. — СПб.: «Петербургское востоковедение», 2000. — 160 с.
  • Баабар. История Монголии: От мирового господства до советского сателлита / Пер. с англ. Казань: Татар. кн. изд., 2010. — 543 с. — ISBN 978-5-298-01937-8 / 9785298019378
  • Балдаев Р. Л. Народное образование в Монгольской Народной Республике. — М., 1971.
  • Белов Е. А. Россия и Монголия (1911—1919 гг.). — М., 1999
  • Бира Ш. Монгольская историография (XIII—XVII вв.). — М., 1978.
  • Викторова Л. Л. Монголы. Происхождение народа и истоки культуры. — М., 1980.
  • Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов. — Л., 1934.
  • Владимирцов Б. Я. Работы по литературе монгольских народов. — М., 2003.
  • Ганжуров В. Ц. Россия-Монголия: история, проблемы, современность. — Улан-Удэ, 1997.
  • Геология Монгольской Народной Республики, т. 1-3. — M., 1973-77.
  • Герасимович Л. К. Литература Монгольской Народной Республики 1921—1964 годов. Л., 1965.
  • Герасимович Л. К. Монгольская литература XIII- начала XX в.: Материалы к лекциям. — Элиста, 2006. — 362 с.
  • Грайворонский В. В. Современное аратство Монголии. Социальные проблемы переходного периода, 1980—1995. — М., 1997.
  • Гунгаадаш Б. Монголия сегодня. — М., 1969.
  • Даревская Е. М. Сибирь и Монголия. Очерки русско-монгольских связей в конце ХIХ начале ХХ в. — Омск, 1994.
  • Жуковская Н. Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. — М.: Наука, 1988.
  • История советско-монгольских отношений. — М., 1981.
  • Кара Д. Книги монгольских кочевников (семь веков монгольской письменности). — М., 1972.
  • Книга Монголии. Альманах библиофила. XXIV. — М., 1988.
  • Кочешков Н. В. Народное искусство монголов. — М., 1973.
  • Лиштованный Е. И. Монголия в истории Восточной Сибири (XVII—XX вв.) — Иркутск: ИГУ, 2001.
  • Лузянин С. Г. Россия -Монголия — Китай в первой половине ХХ в. — М., 2000.
  • Майдар Д. Памятники истории и культуры Монголии. — М., 1981.
  • Монголо-ойротский героический эпос. Перевод и вступление Б. Я. Владимирцова. — Пр.-М.: Госиздат, 1923. — 254 с.
  • Монгольская поэзия. — М., 1957.
  • MONGOLICA. К 750-летию «Сокровенного сказания». — М., 1993.
  • Неклюдов С. Ю. Героический эпос монгольских народов. — М., 1984.
  • Пржевальский Н. М. Путешествие в Уссурийском крае. Монголия и страна тангутов. Москва, Дрофа, 2008. — ISBN 978-5-358-04759-4, 978-5-358-07823-9
  • Родионов В. А. Россия и Монголия: новая модель отношений в начале XXI века. — Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2009.
  • Рона-Таш А. По следам кочевников. Монголия глазами этнографа: Пер. с венгерского. — М., 1964.
  • Рощин С. К. Политическая история Монголии (1921—1940 гг.). — М., 1999.
  • Симуков А. Д. Труды о Монголии и для Монголии. В 2 т. / Сост. Ю. Конагая, Б. Баяраа, И. Лхагвасурэн. Осака, 2007. Т.1-977 с.; Т. 2 — 635 с.
  • Сотрудничество СССР и МНР в области науки и культуры. — Новосибирск, 1983.
  • Татаро-монголы в Азии и Европе. — М., 1970.
  • Уварова Г. А. Современный монгольский театр 1921—1945. — М.-Л., 1947.
  • Шара Туджи. Монгольская летопись XVII века. Сводн. текст, пер., введ. и примеч. Н. П. Шастиной. — М.-Л., 1957. — 199 с.
  • Эпос монгольских народов. — М.-Л., АН СССР, 1948. — 248 с.
  • Изобразительное искусство Монгольской Народной Республики. — М., 1956.
  • Живопись Монгольской Народной Республики.[Альбом]. — М., 1960.
  • Современное искусство Монголии. [Каталог]. — М., 1968.
  • Цултэм Ням-Осорын. Искусство Монголии с древнейших времен до начала XX в. — М., 1982.
  • Шинкарев Л. И. Монголы: традиции, реальности, надежды. — М.: Сов. Россия, 1981.
  • Юсупова Т. И. Монгольская комиссия Академии наук. История создания и деятельности (1925—1953). — СПб: Изд-во «Нестор-История», 2006. — 280 с.
  • «HISTORIA MONGALORUM», Giovanni da Pian di Carpine, 1245—1247, («История Монголов» Плано Карпини), пер. с ит. на монг. Л. Нямаа. — Улан-Батор: Интерпресс, 2006.
  • Ling, Elaine. Mongolia: Land of the Deer Stone. Lodima Press. 2009. — ISBN 978-1-888899-57-3, 2010. — ISBN 978-1-888899-02-6 (ошибоч.).
  • Isaak Levin. La Mongolie historique, géographique, politique: Avec une carte. — Paris: Payot, 1937. — 252 p.

Ссылки

На русском языке
  • [ru.vom.mn/ О Монголии по материалам русских передач Радио «Голос Монголии» из Улан-Батора, текст, аудио]
  • Монголия в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [www.mongol.su Всё о Монголии, путешествия, туризм, жизнь и прошлое в Монголии]
  • [www.mongolia-russia.mn/lang-ru/law Основные российско-монгольские межправительственные соглашения]
  • [www.mtz.mn/ Улан-Баторская Железная Дорога]
  • [ru.trekearth.com/gallery/Asia/Mongolia/ Фотографии Монголии]
  • [buryatia.asia/category/mongoliya/ Большая подборка статей по истории, культуре и политике Монголии]
  • [yurta.su/maps/125-karta-mongolia.html Карта Монголии, 1925 г.]
  • Путеводитель «Монголия» в Викигиде
На английском языке
  • [www.cia.gov/index.html The World Factbook] (англ.). CIA (cia.gov).
  • Mongolia в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [www.president.mn/ President of Mongolia]
  • [www.parl.gov.mn/ The State Great Hural (Parliament) of Mongolia]
  • [www.mfa.gov.mn/ Министерство иностранных дел Монголии] (монг.)

Отрывок, характеризующий Монголия

Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.
Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.
– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.
Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:
– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.
– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.
– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.
Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они прошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
– Ну, что же вы думаете об этом? – спросил Пьер, – что же вы молчите?
– Что я думаю? я слушал тебя. Всё это так, – сказал князь Андрей. – Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека, и законы, управляющие миром. Да кто же мы – люди? Отчего же вы всё знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его. – Верите вы в будущую жизнь? – спросил он.
– В будущую жизнь? – повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более, что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.
– Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды – всё ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого. Разве я не чувствую, что я в этом огромном бесчисленном количестве существ, в которых проявляется Божество, – высшая сила, как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше. Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся) и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть… Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть…. Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей.
– Ну да, ну да, – говорил Пьер, – разве не то же самое и я говорю!
– Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И, я заглянул…
– Ну так что ж! вы знаете, что есть там и что есть кто то? Там есть – будущая жизнь. Кто то есть – Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и уже заложены, и уж солнце скрылось до половины, и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
– Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны теченья с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул, и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но всё робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.
– Да, коли бы это так было! – сказал он. – Однако пойдем садиться, – прибавил князь Андрей, и выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз, после Аустерлица, он увидал то высокое, вечное небо, которое он видел лежа на Аустерлицком поле, и что то давно заснувшее, что то лучшее что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе. Чувство это исчезло, как скоро князь Андрей вступил опять в привычные условия жизни, но он знал, что это чувство, которое он не умел развить, жило в нем. Свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь.


Уже смерклось, когда князь Андрей и Пьер подъехали к главному подъезду лысогорского дома. В то время как они подъезжали, князь Андрей с улыбкой обратил внимание Пьера на суматоху, происшедшую у заднего крыльца. Согнутая старушка с котомкой на спине, и невысокий мужчина в черном одеянии и с длинными волосами, увидав въезжавшую коляску, бросились бежать назад в ворота. Две женщины выбежали за ними, и все четверо, оглядываясь на коляску, испуганно вбежали на заднее крыльцо.
– Это Машины божьи люди, – сказал князь Андрей. – Они приняли нас за отца. А это единственно, в чем она не повинуется ему: он велит гонять этих странников, а она принимает их.
– Да что такое божьи люди? – спросил Пьер.
Князь Андрей не успел отвечать ему. Слуги вышли навстречу, и он расспрашивал о том, где был старый князь и скоро ли ждут его.
Старый князь был еще в городе, и его ждали каждую минуту.
Князь Андрей провел Пьера на свою половину, всегда в полной исправности ожидавшую его в доме его отца, и сам пошел в детскую.
– Пойдем к сестре, – сказал князь Андрей, возвратившись к Пьеру; – я еще не видал ее, она теперь прячется и сидит с своими божьими людьми. Поделом ей, она сконфузится, а ты увидишь божьих людей. C'est curieux, ma parole. [Это любопытно, честное слово.]
– Qu'est ce que c'est que [Что такое] божьи люди? – спросил Пьер
– А вот увидишь.
Княжна Марья действительно сконфузилась и покраснела пятнами, когда вошли к ней. В ее уютной комнате с лампадами перед киотами, на диване, за самоваром сидел рядом с ней молодой мальчик с длинным носом и длинными волосами, и в монашеской рясе.
На кресле, подле, сидела сморщенная, худая старушка с кротким выражением детского лица.
– Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu? [Андрей, почему не предупредили меня?] – сказала она с кротким упреком, становясь перед своими странниками, как наседка перед цыплятами.
– Charmee de vous voir. Je suis tres contente de vous voir, [Очень рада вас видеть. Я так довольна, что вижу вас,] – сказала она Пьеру, в то время, как он целовал ее руку. Она знала его ребенком, и теперь дружба его с Андреем, его несчастие с женой, а главное, его доброе, простое лицо расположили ее к нему. Она смотрела на него своими прекрасными, лучистыми глазами и, казалось, говорила: «я вас очень люблю, но пожалуйста не смейтесь над моими ». Обменявшись первыми фразами приветствия, они сели.
– А, и Иванушка тут, – сказал князь Андрей, указывая улыбкой на молодого странника.
– Andre! – умоляюще сказала княжна Марья.
– Il faut que vous sachiez que c'est une femme, [Знай, что это женщина,] – сказал Андрей Пьеру.
– Andre, au nom de Dieu! [Андрей, ради Бога!] – повторила княжна Марья.
Видно было, что насмешливое отношение князя Андрея к странникам и бесполезное заступничество за них княжны Марьи были привычные, установившиеся между ними отношения.
– Mais, ma bonne amie, – сказал князь Андрей, – vous devriez au contraire m'etre reconaissante de ce que j'explique a Pierre votre intimite avec ce jeune homme… [Но, мой друг, ты должна бы быть мне благодарна, что я объясняю Пьеру твою близость к этому молодому человеку.]
– Vraiment? [Правда?] – сказал Пьер любопытно и серьезно (за что особенно ему благодарна была княжна Марья) вглядываясь через очки в лицо Иванушки, который, поняв, что речь шла о нем, хитрыми глазами оглядывал всех.
Княжна Марья совершенно напрасно смутилась за своих. Они нисколько не робели. Старушка, опустив глаза, но искоса поглядывая на вошедших, опрокинув чашку вверх дном на блюдечко и положив подле обкусанный кусочек сахара, спокойно и неподвижно сидела на своем кресле, ожидая, чтобы ей предложили еще чаю. Иванушка, попивая из блюдечка, исподлобья лукавыми, женскими глазами смотрел на молодых людей.
– Где, в Киеве была? – спросил старуху князь Андрей.
– Была, отец, – отвечала словоохотливо старуха, – на самое Рожество удостоилась у угодников сообщиться святых, небесных тайн. А теперь из Колязина, отец, благодать великая открылась…
– Что ж, Иванушка с тобой?
– Я сам по себе иду, кормилец, – стараясь говорить басом, сказал Иванушка. – Только в Юхнове с Пелагеюшкой сошлись…
Пелагеюшка перебила своего товарища; ей видно хотелось рассказать то, что она видела.
– В Колязине, отец, великая благодать открылась.
– Что ж, мощи новые? – спросил князь Андрей.
– Полно, Андрей, – сказала княжна Марья. – Не рассказывай, Пелагеюшка.
– Ни… что ты, мать, отчего не рассказывать? Я его люблю. Он добрый, Богом взысканный, он мне, благодетель, рублей дал, я помню. Как была я в Киеве и говорит мне Кирюша юродивый – истинно Божий человек, зиму и лето босой ходит. Что ходишь, говорит, не по своему месту, в Колязин иди, там икона чудотворная, матушка пресвятая Богородица открылась. Я с тех слов простилась с угодниками и пошла…
Все молчали, одна странница говорила мерным голосом, втягивая в себя воздух.
– Пришла, отец мой, мне народ и говорит: благодать великая открылась, у матушки пресвятой Богородицы миро из щечки каплет…
– Ну хорошо, хорошо, после расскажешь, – краснея сказала княжна Марья.
– Позвольте у нее спросить, – сказал Пьер. – Ты сама видела? – спросил он.
– Как же, отец, сама удостоилась. Сияние такое на лике то, как свет небесный, а из щечки у матушки так и каплет, так и каплет…
– Да ведь это обман, – наивно сказал Пьер, внимательно слушавший странницу.
– Ах, отец, что говоришь! – с ужасом сказала Пелагеюшка, за защитой обращаясь к княжне Марье.
– Это обманывают народ, – повторил он.
– Господи Иисусе Христе! – крестясь сказала странница. – Ох, не говори, отец. Так то один анарал не верил, сказал: «монахи обманывают», да как сказал, так и ослеп. И приснилось ему, что приходит к нему матушка Печерская и говорит: «уверуй мне, я тебя исцелю». Вот и стал проситься: повези да повези меня к ней. Это я тебе истинную правду говорю, сама видела. Привезли его слепого прямо к ней, подошел, упал, говорит: «исцели! отдам тебе, говорит, в чем царь жаловал». Сама видела, отец, звезда в ней так и вделана. Что ж, – прозрел! Грех говорить так. Бог накажет, – поучительно обратилась она к Пьеру.
– Как же звезда то в образе очутилась? – спросил Пьер.
– В генералы и матушку произвели? – сказал князь Aндрей улыбаясь.
Пелагеюшка вдруг побледнела и всплеснула руками.
– Отец, отец, грех тебе, у тебя сын! – заговорила она, из бледности вдруг переходя в яркую краску.
– Отец, что ты сказал такое, Бог тебя прости. – Она перекрестилась. – Господи, прости его. Матушка, что ж это?… – обратилась она к княжне Марье. Она встала и чуть не плача стала собирать свою сумочку. Ей, видно, было и страшно, и стыдно, что она пользовалась благодеяниями в доме, где могли говорить это, и жалко, что надо было теперь лишиться благодеяний этого дома.
– Ну что вам за охота? – сказала княжна Марья. – Зачем вы пришли ко мне?…
– Нет, ведь я шучу, Пелагеюшка, – сказал Пьер. – Princesse, ma parole, je n'ai pas voulu l'offenser, [Княжна, я право, не хотел обидеть ее,] я так только. Ты не думай, я пошутил, – говорил он, робко улыбаясь и желая загладить свою вину. – Ведь это я, а он так, пошутил только.
Пелагеюшка остановилась недоверчиво, но в лице Пьера была такая искренность раскаяния, и князь Андрей так кротко смотрел то на Пелагеюшку, то на Пьера, что она понемногу успокоилась.


Странница успокоилась и, наведенная опять на разговор, долго потом рассказывала про отца Амфилохия, который был такой святой жизни, что от ручки его ладоном пахло, и о том, как знакомые ей монахи в последнее ее странствие в Киев дали ей ключи от пещер, и как она, взяв с собой сухарики, двое суток провела в пещерах с угодниками. «Помолюсь одному, почитаю, пойду к другому. Сосну, опять пойду приложусь; и такая, матушка, тишина, благодать такая, что и на свет Божий выходить не хочется».
Пьер внимательно и серьезно слушал ее. Князь Андрей вышел из комнаты. И вслед за ним, оставив божьих людей допивать чай, княжна Марья повела Пьера в гостиную.
– Вы очень добры, – сказала она ему.
– Ах, я право не думал оскорбить ее, я так понимаю и высоко ценю эти чувства!
Княжна Марья молча посмотрела на него и нежно улыбнулась. – Ведь я вас давно знаю и люблю как брата, – сказала она. – Как вы нашли Андрея? – спросила она поспешно, не давая ему времени сказать что нибудь в ответ на ее ласковые слова. – Он очень беспокоит меня. Здоровье его зимой лучше, но прошлой весной рана открылась, и доктор сказал, что он должен ехать лечиться. И нравственно я очень боюсь за него. Он не такой характер как мы, женщины, чтобы выстрадать и выплакать свое горе. Он внутри себя носит его. Нынче он весел и оживлен; но это ваш приезд так подействовал на него: он редко бывает таким. Ежели бы вы могли уговорить его поехать за границу! Ему нужна деятельность, а эта ровная, тихая жизнь губит его. Другие не замечают, а я вижу.
В 10 м часу официанты бросились к крыльцу, заслышав бубенчики подъезжавшего экипажа старого князя. Князь Андрей с Пьером тоже вышли на крыльцо.
– Это кто? – спросил старый князь, вылезая из кареты и угадав Пьера.
– AI очень рад! целуй, – сказал он, узнав, кто был незнакомый молодой человек.
Старый князь был в хорошем духе и обласкал Пьера.
Перед ужином князь Андрей, вернувшись назад в кабинет отца, застал старого князя в горячем споре с Пьером.
Пьер доказывал, что придет время, когда не будет больше войны. Старый князь, подтрунивая, но не сердясь, оспаривал его.
– Кровь из жил выпусти, воды налей, тогда войны не будет. Бабьи бредни, бабьи бредни, – проговорил он, но всё таки ласково потрепал Пьера по плечу, и подошел к столу, у которого князь Андрей, видимо не желая вступать в разговор, перебирал бумаги, привезенные князем из города. Старый князь подошел к нему и стал говорить о делах.
– Предводитель, Ростов граф, половины людей не доставил. Приехал в город, вздумал на обед звать, – я ему такой обед задал… А вот просмотри эту… Ну, брат, – обратился князь Николай Андреич к сыну, хлопая по плечу Пьера, – молодец твой приятель, я его полюбил! Разжигает меня. Другой и умные речи говорит, а слушать не хочется, а он и врет да разжигает меня старика. Ну идите, идите, – сказал он, – может быть приду, за ужином вашим посижу. Опять поспорю. Мою дуру, княжну Марью полюби, – прокричал он Пьеру из двери.
Пьер теперь только, в свой приезд в Лысые Горы, оценил всю силу и прелесть своей дружбы с князем Андреем. Эта прелесть выразилась не столько в его отношениях с ним самим, сколько в отношениях со всеми родными и домашними. Пьер с старым, суровым князем и с кроткой и робкой княжной Марьей, несмотря на то, что он их почти не знал, чувствовал себя сразу старым другом. Они все уже любили его. Не только княжна Марья, подкупленная его кроткими отношениями к странницам, самым лучистым взглядом смотрела на него; но маленький, годовой князь Николай, как звал дед, улыбнулся Пьеру и пошел к нему на руки. Михаил Иваныч, m lle Bourienne с радостными улыбками смотрели на него, когда он разговаривал с старым князем.
Старый князь вышел ужинать: это было очевидно для Пьера. Он был с ним оба дня его пребывания в Лысых Горах чрезвычайно ласков, и велел ему приезжать к себе.
Когда Пьер уехал и сошлись вместе все члены семьи, его стали судить, как это всегда бывает после отъезда нового человека и, как это редко бывает, все говорили про него одно хорошее.


Возвратившись в этот раз из отпуска, Ростов в первый раз почувствовал и узнал, до какой степени сильна была его связь с Денисовым и со всем полком.
Когда Ростов подъезжал к полку, он испытывал чувство подобное тому, которое он испытывал, подъезжая к Поварскому дому. Когда он увидал первого гусара в расстегнутом мундире своего полка, когда он узнал рыжего Дементьева, увидал коновязи рыжих лошадей, когда Лаврушка радостно закричал своему барину: «Граф приехал!» и лохматый Денисов, спавший на постели, выбежал из землянки, обнял его, и офицеры сошлись к приезжему, – Ростов испытывал такое же чувство, как когда его обнимала мать, отец и сестры, и слезы радости, подступившие ему к горлу, помешали ему говорить. Полк был тоже дом, и дом неизменно милый и дорогой, как и дом родительский.
Явившись к полковому командиру, получив назначение в прежний эскадрон, сходивши на дежурство и на фуражировку, войдя во все маленькие интересы полка и почувствовав себя лишенным свободы и закованным в одну узкую неизменную рамку, Ростов испытал то же успокоение, ту же опору и то же сознание того, что он здесь дома, на своем месте, которые он чувствовал и под родительским кровом. Не было этой всей безурядицы вольного света, в котором он не находил себе места и ошибался в выборах; не было Сони, с которой надо было или не надо было объясняться. Не было возможности ехать туда или не ехать туда; не было этих 24 часов суток, которые столькими различными способами можно было употребить; не было этого бесчисленного множества людей, из которых никто не был ближе, никто не был дальше; не было этих неясных и неопределенных денежных отношений с отцом, не было напоминания об ужасном проигрыше Долохову! Тут в полку всё было ясно и просто. Весь мир был разделен на два неровные отдела. Один – наш Павлоградский полк, и другой – всё остальное. И до этого остального не было никакого дела. В полку всё было известно: кто был поручик, кто ротмистр, кто хороший, кто дурной человек, и главное, – товарищ. Маркитант верит в долг, жалованье получается в треть; выдумывать и выбирать нечего, только не делай ничего такого, что считается дурным в Павлоградском полку; а пошлют, делай то, что ясно и отчетливо, определено и приказано: и всё будет хорошо.
Вступив снова в эти определенные условия полковой жизни, Ростов испытал радость и успокоение, подобные тем, которые чувствует усталый человек, ложась на отдых. Тем отраднее была в эту кампанию эта полковая жизнь Ростову, что он, после проигрыша Долохову (поступка, которого он, несмотря на все утешения родных, не мог простить себе), решился служить не как прежде, а чтобы загладить свою вину, служить хорошо и быть вполне отличным товарищем и офицером, т. е. прекрасным человеком, что представлялось столь трудным в миру, а в полку столь возможным.
Ростов, со времени своего проигрыша, решил, что он в пять лет заплатит этот долг родителям. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга.

Армия наша после неоднократных отступлений, наступлений и сражений при Пултуске, при Прейсиш Эйлау, сосредоточивалась около Бартенштейна. Ожидали приезда государя к армии и начала новой кампании.
Павлоградский полк, находившийся в той части армии, которая была в походе 1805 года, укомплектовываясь в России, опоздал к первым действиям кампании. Он не был ни под Пултуском, ни под Прейсиш Эйлау и во второй половине кампании, присоединившись к действующей армии, был причислен к отряду Платова.
Отряд Платова действовал независимо от армии. Несколько раз павлоградцы были частями в перестрелках с неприятелем, захватили пленных и однажды отбили даже экипажи маршала Удино. В апреле месяце павлоградцы несколько недель простояли около разоренной до тла немецкой пустой деревни, не трогаясь с места.
Была ростепель, грязь, холод, реки взломало, дороги сделались непроездны; по нескольку дней не выдавали ни лошадям ни людям провианта. Так как подвоз сделался невозможен, то люди рассыпались по заброшенным пустынным деревням отыскивать картофель, но уже и того находили мало. Всё было съедено, и все жители разбежались; те, которые оставались, были хуже нищих, и отнимать у них уж было нечего, и даже мало – жалостливые солдаты часто вместо того, чтобы пользоваться от них, отдавали им свое последнее.
Павлоградский полк в делах потерял только двух раненых; но от голоду и болезней потерял почти половину людей. В госпиталях умирали так верно, что солдаты, больные лихорадкой и опухолью, происходившими от дурной пищи, предпочитали нести службу, через силу волоча ноги во фронте, чем отправляться в больницы. С открытием весны солдаты стали находить показывавшееся из земли растение, похожее на спаржу, которое они называли почему то машкин сладкий корень, и рассыпались по лугам и полям, отыскивая этот машкин сладкий корень (который был очень горек), саблями выкапывали его и ели, несмотря на приказания не есть этого вредного растения.
Весною между солдатами открылась новая болезнь, опухоль рук, ног и лица, причину которой медики полагали в употреблении этого корня. Но несмотря на запрещение, павлоградские солдаты эскадрона Денисова ели преимущественно машкин сладкий корень, потому что уже вторую неделю растягивали последние сухари, выдавали только по полфунта на человека, а картофель в последнюю посылку привезли мерзлый и проросший. Лошади питались тоже вторую неделю соломенными крышами с домов, были безобразно худы и покрыты еще зимнею, клоками сбившеюся шерстью.
Несмотря на такое бедствие, солдаты и офицеры жили точно так же, как и всегда; так же и теперь, хотя и с бледными и опухлыми лицами и в оборванных мундирах, гусары строились к расчетам, ходили на уборку, чистили лошадей, амуницию, таскали вместо корма солому с крыш и ходили обедать к котлам, от которых вставали голодные, подшучивая над своею гадкой пищей и своим голодом. Также как и всегда, в свободное от службы время солдаты жгли костры, парились голые у огней, курили, отбирали и пекли проросший, прелый картофель и рассказывали и слушали рассказы или о Потемкинских и Суворовских походах, или сказки об Алеше пройдохе, и о поповом батраке Миколке.
Офицеры так же, как и обыкновенно, жили по двое, по трое, в раскрытых полуразоренных домах. Старшие заботились о приобретении соломы и картофеля, вообще о средствах пропитания людей, младшие занимались, как всегда, кто картами (денег было много, хотя провианта и не было), кто невинными играми – в свайку и городки. Об общем ходе дел говорили мало, частью оттого, что ничего положительного не знали, частью оттого, что смутно чувствовали, что общее дело войны шло плохо.
Ростов жил, попрежнему, с Денисовым, и дружеская связь их, со времени их отпуска, стала еще теснее. Денисов никогда не говорил про домашних Ростова, но по нежной дружбе, которую командир оказывал своему офицеру, Ростов чувствовал, что несчастная любовь старого гусара к Наташе участвовала в этом усилении дружбы. Денисов видимо старался как можно реже подвергать Ростова опасностям, берег его и после дела особенно радостно встречал его целым и невредимым. На одной из своих командировок Ростов нашел в заброшенной разоренной деревне, куда он приехал за провиантом, семейство старика поляка и его дочери, с грудным ребенком. Они были раздеты, голодны, и не могли уйти, и не имели средств выехать. Ростов привез их в свою стоянку, поместил в своей квартире, и несколько недель, пока старик оправлялся, содержал их. Товарищ Ростова, разговорившись о женщинах, стал смеяться Ростову, говоря, что он всех хитрее, и что ему бы не грех познакомить товарищей с спасенной им хорошенькой полькой. Ростов принял шутку за оскорбление и, вспыхнув, наговорил офицеру таких неприятных вещей, что Денисов с трудом мог удержать обоих от дуэли. Когда офицер ушел и Денисов, сам не знавший отношений Ростова к польке, стал упрекать его за вспыльчивость, Ростов сказал ему:
– Как же ты хочешь… Она мне, как сестра, и я не могу тебе описать, как это обидно мне было… потому что… ну, оттого…
Денисов ударил его по плечу, и быстро стал ходить по комнате, не глядя на Ростова, что он делывал в минуты душевного волнения.
– Экая дуг'ацкая ваша пог'ода Г'остовская, – проговорил он, и Ростов заметил слезы на глазах Денисова.


В апреле месяце войска оживились известием о приезде государя к армии. Ростову не удалось попасть на смотр который делал государь в Бартенштейне: павлоградцы стояли на аванпостах, далеко впереди Бартенштейна.
Они стояли биваками. Денисов с Ростовым жили в вырытой для них солдатами землянке, покрытой сучьями и дерном. Землянка была устроена следующим, вошедшим тогда в моду, способом: прорывалась канава в полтора аршина ширины, два – глубины и три с половиной длины. С одного конца канавы делались ступеньки, и это был сход, крыльцо; сама канава была комната, в которой у счастливых, как у эскадронного командира, в дальней, противуположной ступеням стороне, лежала на кольях, доска – это был стол. С обеих сторон вдоль канавы была снята на аршин земля, и это были две кровати и диваны. Крыша устраивалась так, что в середине можно было стоять, а на кровати даже можно было сидеть, ежели подвинуться ближе к столу. У Денисова, жившего роскошно, потому что солдаты его эскадрона любили его, была еще доска в фронтоне крыши, и в этой доске было разбитое, но склеенное стекло. Когда было очень холодно, то к ступеням (в приемную, как называл Денисов эту часть балагана), приносили на железном загнутом листе жар из солдатских костров, и делалось так тепло, что офицеры, которых много всегда бывало у Денисова и Ростова, сидели в одних рубашках.
В апреле месяце Ростов был дежурным. В 8 м часу утра, вернувшись домой, после бессонной ночи, он велел принести жару, переменил измокшее от дождя белье, помолился Богу, напился чаю, согрелся, убрал в порядок вещи в своем уголке и на столе, и с обветрившимся, горевшим лицом, в одной рубашке, лег на спину, заложив руки под голову. Он приятно размышлял о том, что на днях должен выйти ему следующий чин за последнюю рекогносцировку, и ожидал куда то вышедшего Денисова. Ростову хотелось поговорить с ним.
За шалашом послышался перекатывающийся крик Денисова, очевидно разгорячившегося. Ростов подвинулся к окну посмотреть, с кем он имел дело, и увидал вахмистра Топчеенко.
– Я тебе пг'иказывал не пускать их жг'ать этот ког'ень, машкин какой то! – кричал Денисов. – Ведь я сам видел, Лазаг'чук с поля тащил.
– Я приказывал, ваше высокоблагородие, не слушают, – отвечал вахмистр.
Ростов опять лег на свою кровать и с удовольствием подумал: «пускай его теперь возится, хлопочет, я свое дело отделал и лежу – отлично!» Из за стенки он слышал, что, кроме вахмистра, еще говорил Лаврушка, этот бойкий плутоватый лакей Денисова. Лаврушка что то рассказывал о каких то подводах, сухарях и быках, которых он видел, ездивши за провизией.
За балаганом послышался опять удаляющийся крик Денисова и слова: «Седлай! Второй взвод!»
«Куда это собрались?» подумал Ростов.
Через пять минут Денисов вошел в балаган, влез с грязными ногами на кровать, сердито выкурил трубку, раскидал все свои вещи, надел нагайку и саблю и стал выходить из землянки. На вопрос Ростова, куда? он сердито и неопределенно отвечал, что есть дело.
– Суди меня там Бог и великий государь! – сказал Денисов, выходя; и Ростов услыхал, как за балаганом зашлепали по грязи ноги нескольких лошадей. Ростов не позаботился даже узнать, куда поехал Денисов. Угревшись в своем угле, он заснул и перед вечером только вышел из балагана. Денисов еще не возвращался. Вечер разгулялся; около соседней землянки два офицера с юнкером играли в свайку, с смехом засаживая редьки в рыхлую грязную землю. Ростов присоединился к ним. В середине игры офицеры увидали подъезжавшие к ним повозки: человек 15 гусар на худых лошадях следовали за ними. Повозки, конвоируемые гусарами, подъехали к коновязям, и толпа гусар окружила их.
– Ну вот Денисов всё тужил, – сказал Ростов, – вот и провиант прибыл.
– И то! – сказали офицеры. – То то радешеньки солдаты! – Немного позади гусар ехал Денисов, сопутствуемый двумя пехотными офицерами, с которыми он о чем то разговаривал. Ростов пошел к нему навстречу.
– Я вас предупреждаю, ротмистр, – говорил один из офицеров, худой, маленький ростом и видимо озлобленный.
– Ведь сказал, что не отдам, – отвечал Денисов.
– Вы будете отвечать, ротмистр, это буйство, – у своих транспорты отбивать! Наши два дня не ели.
– А мои две недели не ели, – отвечал Денисов.
– Это разбой, ответите, милостивый государь! – возвышая голос, повторил пехотный офицер.
– Да вы что ко мне пристали? А? – крикнул Денисов, вдруг разгорячась, – отвечать буду я, а не вы, а вы тут не жужжите, пока целы. Марш! – крикнул он на офицеров.
– Хорошо же! – не робея и не отъезжая, кричал маленький офицер, – разбойничать, так я вам…
– К чог'ту марш скорым шагом, пока цел. – И Денисов повернул лошадь к офицеру.
– Хорошо, хорошо, – проговорил офицер с угрозой, и, повернув лошадь, поехал прочь рысью, трясясь на седле.
– Собака на забог'е, живая собака на забог'е, – сказал Денисов ему вслед – высшую насмешку кавалериста над верховым пехотным, и, подъехав к Ростову, расхохотался.
– Отбил у пехоты, отбил силой транспорт! – сказал он. – Что ж, не с голоду же издыхать людям?
Повозки, которые подъехали к гусарам были назначены в пехотный полк, но, известившись через Лаврушку, что этот транспорт идет один, Денисов с гусарами силой отбил его. Солдатам раздали сухарей в волю, поделились даже с другими эскадронами.
На другой день, полковой командир позвал к себе Денисова и сказал ему, закрыв раскрытыми пальцами глаза: «Я на это смотрю вот так, я ничего не знаю и дела не начну; но советую съездить в штаб и там, в провиантском ведомстве уладить это дело, и, если возможно, расписаться, что получили столько то провианту; в противном случае, требованье записано на пехотный полк: дело поднимется и может кончиться дурно».
Денисов прямо от полкового командира поехал в штаб, с искренним желанием исполнить его совет. Вечером он возвратился в свою землянку в таком положении, в котором Ростов еще никогда не видал своего друга. Денисов не мог говорить и задыхался. Когда Ростов спрашивал его, что с ним, он только хриплым и слабым голосом произносил непонятные ругательства и угрозы…
Испуганный положением Денисова, Ростов предлагал ему раздеться, выпить воды и послал за лекарем.
– Меня за г'азбой судить – ох! Дай еще воды – пускай судят, а буду, всегда буду подлецов бить, и госудаг'ю скажу. Льду дайте, – приговаривал он.
Пришедший полковой лекарь сказал, что необходимо пустить кровь. Глубокая тарелка черной крови вышла из мохнатой руки Денисова, и тогда только он был в состоянии рассказать все, что с ним было.
– Приезжаю, – рассказывал Денисов. – «Ну, где у вас тут начальник?» Показали. Подождать не угодно ли. «У меня служба, я зa 30 верст приехал, мне ждать некогда, доложи». Хорошо, выходит этот обер вор: тоже вздумал учить меня: Это разбой! – «Разбой, говорю, не тот делает, кто берет провиант, чтоб кормить своих солдат, а тот кто берет его, чтоб класть в карман!» Так не угодно ли молчать. «Хорошо». Распишитесь, говорит, у комиссионера, а дело ваше передастся по команде. Прихожу к комиссионеру. Вхожу – за столом… Кто же?! Нет, ты подумай!…Кто же нас голодом морит, – закричал Денисов, ударяя кулаком больной руки по столу, так крепко, что стол чуть не упал и стаканы поскакали на нем, – Телянин!! «Как, ты нас с голоду моришь?!» Раз, раз по морде, ловко так пришлось… «А… распротакой сякой и… начал катать. Зато натешился, могу сказать, – кричал Денисов, радостно и злобно из под черных усов оскаливая свои белые зубы. – Я бы убил его, кабы не отняли.
– Да что ж ты кричишь, успокойся, – говорил Ростов: – вот опять кровь пошла. Постой же, перебинтовать надо. Денисова перебинтовали и уложили спать. На другой день он проснулся веселый и спокойный. Но в полдень адъютант полка с серьезным и печальным лицом пришел в общую землянку Денисова и Ростова и с прискорбием показал форменную бумагу к майору Денисову от полкового командира, в которой делались запросы о вчерашнем происшествии. Адъютант сообщил, что дело должно принять весьма дурной оборот, что назначена военно судная комиссия и что при настоящей строгости касательно мародерства и своевольства войск, в счастливом случае, дело может кончиться разжалованьем.
Дело представлялось со стороны обиженных в таком виде, что, после отбития транспорта, майор Денисов, без всякого вызова, в пьяном виде явился к обер провиантмейстеру, назвал его вором, угрожал побоями и когда был выведен вон, то бросился в канцелярию, избил двух чиновников и одному вывихнул руку.
Денисов, на новые вопросы Ростова, смеясь сказал, что, кажется, тут точно другой какой то подвернулся, но что всё это вздор, пустяки, что он и не думает бояться никаких судов, и что ежели эти подлецы осмелятся задрать его, он им ответит так, что они будут помнить.
Денисов говорил пренебрежительно о всем этом деле; но Ростов знал его слишком хорошо, чтобы не заметить, что он в душе (скрывая это от других) боялся суда и мучился этим делом, которое, очевидно, должно было иметь дурные последствия. Каждый день стали приходить бумаги запросы, требования к суду, и первого мая предписано было Денисову сдать старшему по себе эскадрон и явиться в штаб девизии для объяснений по делу о буйстве в провиантской комиссии. Накануне этого дня Платов делал рекогносцировку неприятеля с двумя казачьими полками и двумя эскадронами гусар. Денисов, как всегда, выехал вперед цепи, щеголяя своей храбростью. Одна из пуль, пущенных французскими стрелками, попала ему в мякоть верхней части ноги. Может быть, в другое время Денисов с такой легкой раной не уехал бы от полка, но теперь он воспользовался этим случаем, отказался от явки в дивизию и уехал в госпиталь.


В июне месяце произошло Фридландское сражение, в котором не участвовали павлоградцы, и вслед за ним объявлено было перемирие. Ростов, тяжело чувствовавший отсутствие своего друга, не имея со времени его отъезда никаких известий о нем и беспокоясь о ходе его дела и раны, воспользовался перемирием и отпросился в госпиталь проведать Денисова.
Госпиталь находился в маленьком прусском местечке, два раза разоренном русскими и французскими войсками. Именно потому, что это было летом, когда в поле было так хорошо, местечко это с своими разломанными крышами и заборами и своими загаженными улицами, оборванными жителями и пьяными и больными солдатами, бродившими по нем, представляло особенно мрачное зрелище.
В каменном доме, на дворе с остатками разобранного забора, выбитыми частью рамами и стеклами, помещался госпиталь. Несколько перевязанных, бледных и опухших солдат ходили и сидели на дворе на солнушке.
Как только Ростов вошел в двери дома, его обхватил запах гниющего тела и больницы. На лестнице он встретил военного русского доктора с сигарою во рту. За доктором шел русский фельдшер.
– Не могу же я разорваться, – говорил доктор; – приходи вечерком к Макару Алексеевичу, я там буду. – Фельдшер что то еще спросил у него.
– Э! делай как знаешь! Разве не всё равно? – Доктор увидал подымающегося на лестницу Ростова.
– Вы зачем, ваше благородие? – сказал доктор. – Вы зачем? Или пуля вас не брала, так вы тифу набраться хотите? Тут, батюшка, дом прокаженных.
– Отчего? – спросил Ростов.
– Тиф, батюшка. Кто ни взойдет – смерть. Только мы двое с Макеевым (он указал на фельдшера) тут трепемся. Тут уж нашего брата докторов человек пять перемерло. Как поступит новенький, через недельку готов, – с видимым удовольствием сказал доктор. – Прусских докторов вызывали, так не любят союзники то наши.
Ростов объяснил ему, что он желал видеть здесь лежащего гусарского майора Денисова.
– Не знаю, не ведаю, батюшка. Ведь вы подумайте, у меня на одного три госпиталя, 400 больных слишком! Еще хорошо, прусские дамы благодетельницы нам кофе и корпию присылают по два фунта в месяц, а то бы пропали. – Он засмеялся. – 400, батюшка; а мне всё новеньких присылают. Ведь 400 есть? А? – обратился он к фельдшеру.
Фельдшер имел измученный вид. Он, видимо, с досадой дожидался, скоро ли уйдет заболтавшийся доктор.
– Майор Денисов, – повторил Ростов; – он под Молитеном ранен был.
– Кажется, умер. А, Макеев? – равнодушно спросил доктор у фельдшера.
Фельдшер однако не подтвердил слов доктора.
– Что он такой длинный, рыжеватый? – спросил доктор.
Ростов описал наружность Денисова.
– Был, был такой, – как бы радостно проговорил доктор, – этот должно быть умер, а впрочем я справлюсь, у меня списки были. Есть у тебя, Макеев?
– Списки у Макара Алексеича, – сказал фельдшер. – А пожалуйте в офицерские палаты, там сами увидите, – прибавил он, обращаясь к Ростову.
– Эх, лучше не ходить, батюшка, – сказал доктор: – а то как бы сами тут не остались. – Но Ростов откланялся доктору и попросил фельдшера проводить его.
– Не пенять же чур на меня, – прокричал доктор из под лестницы.
Ростов с фельдшером вошли в коридор. Больничный запах был так силен в этом темном коридоре, что Ростов схватился зa нос и должен был остановиться, чтобы собраться с силами и итти дальше. Направо отворилась дверь, и оттуда высунулся на костылях худой, желтый человек, босой и в одном белье.
Он, опершись о притолку, блестящими, завистливыми глазами поглядел на проходящих. Заглянув в дверь, Ростов увидал, что больные и раненые лежали там на полу, на соломе и шинелях.
– А можно войти посмотреть? – спросил Ростов.
– Что же смотреть? – сказал фельдшер. Но именно потому что фельдшер очевидно не желал впустить туда, Ростов вошел в солдатские палаты. Запах, к которому он уже успел придышаться в коридоре, здесь был еще сильнее. Запах этот здесь несколько изменился; он был резче, и чувствительно было, что отсюда то именно он и происходил.
В длинной комнате, ярко освещенной солнцем в большие окна, в два ряда, головами к стенам и оставляя проход по середине, лежали больные и раненые. Большая часть из них были в забытьи и не обратили вниманья на вошедших. Те, которые были в памяти, все приподнялись или подняли свои худые, желтые лица, и все с одним и тем же выражением надежды на помощь, упрека и зависти к чужому здоровью, не спуская глаз, смотрели на Ростова. Ростов вышел на середину комнаты, заглянул в соседние двери комнат с растворенными дверями, и с обеих сторон увидал то же самое. Он остановился, молча оглядываясь вокруг себя. Он никак не ожидал видеть это. Перед самым им лежал почти поперек середняго прохода, на голом полу, больной, вероятно казак, потому что волосы его были обстрижены в скобку. Казак этот лежал навзничь, раскинув огромные руки и ноги. Лицо его было багрово красно, глаза совершенно закачены, так что видны были одни белки, и на босых ногах его и на руках, еще красных, жилы напружились как веревки. Он стукнулся затылком о пол и что то хрипло проговорил и стал повторять это слово. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Слово это было: испить – пить – испить! Ростов оглянулся, отыскивая того, кто бы мог уложить на место этого больного и дать ему воды.
– Кто тут ходит за больными? – спросил он фельдшера. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым.
– Здравия желаю, ваше высокоблагородие! – прокричал этот солдат, выкатывая глаза на Ростова и, очевидно, принимая его за больничное начальство.
– Убери же его, дай ему воды, – сказал Ростов, указывая на казака.
– Слушаю, ваше высокоблагородие, – с удовольствием проговорил солдат, еще старательнее выкатывая глаза и вытягиваясь, но не трогаясь с места.
– Нет, тут ничего не сделаешь, – подумал Ростов, опустив глаза, и хотел уже выходить, но с правой стороны он чувствовал устремленный на себя значительный взгляд и оглянулся на него. Почти в самом углу на шинели сидел с желтым, как скелет, худым, строгим лицом и небритой седой бородой, старый солдат и упорно смотрел на Ростова. С одной стороны, сосед старого солдата что то шептал ему, указывая на Ростова. Ростов понял, что старик намерен о чем то просить его. Он подошел ближе и увидал, что у старика была согнута только одна нога, а другой совсем не было выше колена. Другой сосед старика, неподвижно лежавший с закинутой головой, довольно далеко от него, был молодой солдат с восковой бледностью на курносом, покрытом еще веснушками, лице и с закаченными под веки глазами. Ростов поглядел на курносого солдата, и мороз пробежал по его спине.
– Да ведь этот, кажется… – обратился он к фельдшеру.
– Уж как просили, ваше благородие, – сказал старый солдат с дрожанием нижней челюсти. – Еще утром кончился. Ведь тоже люди, а не собаки…
– Сейчас пришлю, уберут, уберут, – поспешно сказал фельдшер. – Пожалуйте, ваше благородие.
– Пойдем, пойдем, – поспешно сказал Ростов, и опустив глаза, и сжавшись, стараясь пройти незамеченным сквозь строй этих укоризненных и завистливых глаз, устремленных на него, он вышел из комнаты.


Пройдя коридор, фельдшер ввел Ростова в офицерские палаты, состоявшие из трех, с растворенными дверями, комнат. В комнатах этих были кровати; раненые и больные офицеры лежали и сидели на них. Некоторые в больничных халатах ходили по комнатам. Первое лицо, встретившееся Ростову в офицерских палатах, был маленький, худой человечек без руки, в колпаке и больничном халате с закушенной трубочкой, ходивший в первой комнате. Ростов, вглядываясь в него, старался вспомнить, где он его видел.
– Вот где Бог привел свидеться, – сказал маленький человек. – Тушин, Тушин, помните довез вас под Шенграбеном? А мне кусочек отрезали, вот… – сказал он, улыбаясь, показывая на пустой рукав халата. – Василья Дмитриевича Денисова ищете? – сожитель! – сказал он, узнав, кого нужно было Ростову. – Здесь, здесь и Тушин повел его в другую комнату, из которой слышался хохот нескольких голосов.
«И как они могут не только хохотать, но жить тут»? думал Ростов, всё слыша еще этот запах мертвого тела, которого он набрался еще в солдатском госпитале, и всё еще видя вокруг себя эти завистливые взгляды, провожавшие его с обеих сторон, и лицо этого молодого солдата с закаченными глазами.
Денисов, закрывшись с головой одеялом, спал не постели, несмотря на то, что был 12 й час дня.
– А, Г'остов? 3до'ово, здо'ово, – закричал он всё тем же голосом, как бывало и в полку; но Ростов с грустью заметил, как за этой привычной развязностью и оживленностью какое то новое дурное, затаенное чувство проглядывало в выражении лица, в интонациях и словах Денисова.
Рана его, несмотря на свою ничтожность, все еще не заживала, хотя уже прошло шесть недель, как он был ранен. В лице его была та же бледная опухлость, которая была на всех гошпитальных лицах. Но не это поразило Ростова; его поразило то, что Денисов как будто не рад был ему и неестественно ему улыбался. Денисов не расспрашивал ни про полк, ни про общий ход дела. Когда Ростов говорил про это, Денисов не слушал.
Ростов заметил даже, что Денисову неприятно было, когда ему напоминали о полке и вообще о той, другой, вольной жизни, которая шла вне госпиталя. Он, казалось, старался забыть ту прежнюю жизнь и интересовался только своим делом с провиантскими чиновниками. На вопрос Ростова, в каком положении было дело, он тотчас достал из под подушки бумагу, полученную из комиссии, и свой черновой ответ на нее. Он оживился, начав читать свою бумагу и особенно давал заметить Ростову колкости, которые он в этой бумаге говорил своим врагам. Госпитальные товарищи Денисова, окружившие было Ростова – вновь прибывшее из вольного света лицо, – стали понемногу расходиться, как только Денисов стал читать свою бумагу. По их лицам Ростов понял, что все эти господа уже не раз слышали всю эту успевшую им надоесть историю. Только сосед на кровати, толстый улан, сидел на своей койке, мрачно нахмурившись и куря трубку, и маленький Тушин без руки продолжал слушать, неодобрительно покачивая головой. В середине чтения улан перебил Денисова.
– А по мне, – сказал он, обращаясь к Ростову, – надо просто просить государя о помиловании. Теперь, говорят, награды будут большие, и верно простят…
– Мне просить государя! – сказал Денисов голосом, которому он хотел придать прежнюю энергию и горячность, но который звучал бесполезной раздражительностью. – О чем? Ежели бы я был разбойник, я бы просил милости, а то я сужусь за то, что вывожу на чистую воду разбойников. Пускай судят, я никого не боюсь: я честно служил царю, отечеству и не крал! И меня разжаловать, и… Слушай, я так прямо и пишу им, вот я пишу: «ежели бы я был казнокрад…
– Ловко написано, что и говорить, – сказал Тушин. Да не в том дело, Василий Дмитрич, – он тоже обратился к Ростову, – покориться надо, а вот Василий Дмитрич не хочет. Ведь аудитор говорил вам, что дело ваше плохо.
– Ну пускай будет плохо, – сказал Денисов. – Вам написал аудитор просьбу, – продолжал Тушин, – и надо подписать, да вот с ними и отправить. У них верно (он указал на Ростова) и рука в штабе есть. Уже лучше случая не найдете.
– Да ведь я сказал, что подличать не стану, – перебил Денисов и опять продолжал чтение своей бумаги.
Ростов не смел уговаривать Денисова, хотя он инстинктом чувствовал, что путь, предлагаемый Тушиным и другими офицерами, был самый верный, и хотя он считал бы себя счастливым, ежели бы мог оказать помощь Денисову: он знал непреклонность воли Денисова и его правдивую горячность.
Когда кончилось чтение ядовитых бумаг Денисова, продолжавшееся более часа, Ростов ничего не сказал, и в самом грустном расположении духа, в обществе опять собравшихся около него госпитальных товарищей Денисова, провел остальную часть дня, рассказывая про то, что он знал, и слушая рассказы других. Денисов мрачно молчал в продолжение всего вечера.
Поздно вечером Ростов собрался уезжать и спросил Денисова, не будет ли каких поручений?
– Да, постой, – сказал Денисов, оглянулся на офицеров и, достав из под подушки свои бумаги, пошел к окну, на котором у него стояла чернильница, и сел писать.
– Видно плетью обуха не пег'ешибешь, – сказал он, отходя от окна и подавая Ростову большой конверт. – Это была просьба на имя государя, составленная аудитором, в которой Денисов, ничего не упоминая о винах провиантского ведомства, просил только о помиловании.
– Передай, видно… – Он не договорил и улыбнулся болезненно фальшивой улыбкой.


Вернувшись в полк и передав командиру, в каком положении находилось дело Денисова, Ростов с письмом к государю поехал в Тильзит.
13 го июня, французский и русский императоры съехались в Тильзите. Борис Друбецкой просил важное лицо, при котором он состоял, о том, чтобы быть причислену к свите, назначенной состоять в Тильзите.
– Je voudrais voir le grand homme, [Я желал бы видеть великого человека,] – сказал он, говоря про Наполеона, которого он до сих пор всегда, как и все, называл Буонапарте.
– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.