Ставропольская губерния

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ставропольская губерния
Губерния Российской империи 
Герб
Страна

Российская империя Российская империя

Адм. центр

Ставрополь

Население

873 301[1] чел. 

Плотность

чел/км²

Площадь

52 793,1 вёрст² (60 600 км²) км² 

Дата образования

1847


Преемственность
← Кавказская губерния Северо-Кавказский край →

Ставропольская губерния — административная единица Российской империи и РСФСР. Губернский город — Ставрополь.





География

Граничила с Кубанской областью на западе, с Землёй Войска Донского и Астраханской губернией на севере и с Терской областью на юге и востоке. Наибольшая длина с северо-запада на юго-восток — 472 км (442 версты), наибольшая ширина — 216 км (202 версты). Ставропольская губерния лежала между 44°6' и 46°35' северной широты. Площадь её — 60600 км² (53246 кв. вёрст).

Ставропольская губерния в своей северной части представляет обширную равнину, отделяющуюся едва заметной впадиной, по которой течёт Маныч, а на небольшом протяжении и Средний Егорлык, от степей Астраханской губернии и Земли Донского Войска. На востоке Ставропольская губерния, постепенно понижаясь по мере приближения к Каспийскому морю, без резкой границы переходит в так называемые Караногайские степи, которые в 1888 году отделены от неё и присоединены к Терской области. На западе и юге она также не отделяется никакими естественными преградами от Кубанской и Терской областей. Представляя в общем степной характер, Ставропольская губерния только в юго-западной части своей (вблизи города Ставрополя и по сторонам долины Калауса) прорезается невысокими горами.

История

Рескриптом императрицы Екатерины II на имя правившего должность генерал-губернатора Саратовского и Кавказского генерал-поручика Павла Потёмкина от 5 мая 1785 года вместо Астраханской губернии было организовано Кавказское наместничество. Губернским городом был указан Екатериноград и назначено разделение уездов Кавказской губернии и области того же имени.[2]

В 1790 году из-за необустроенности Екатеринограда центр наместничества перенесён в Астрахань.

В 1796 году наместничество преобразовано в Астраханскую губернию.

В 1802 году указом императора Александра I от 15 ноября Кавказская область выделена из Астраханской губернии в самостоятельную губернию с центром в городе Георгиевске. Губерния занимала территорию от Каспийского моря до Усть-Лабы и от Маныча до предгорий. Земли современного Ставрополья составляли ядро этой губернии.

24 июля 1822 года Кавказская губерния переименована в область без изменения прежних границ, уездный город Ставрополь назначается областным городом.[3]

2 мая 1847 года Кавказская область переименована в Ставропольскую губернию без изменения границ[4].

В 1858 году в Ставропольской губернии появились первые почтовые марки[5].

В 1860 году указом от 8 февраля из состава Ставропольской губернии выводятся вновь образованные Терская и Кубанская области и территория губернии приближается к современным границам Ставропольского края. С небольшими изменениями Ставропольская губерния просуществовала до 1924 года. В октябре 1924 года создаётся Северо-Кавказский край и Ставропольская губерния преобразуется в округ в составе указанного края[6].

29 ноября 1866 года заштатный город Моздок отчислен от Ставропольской губернии к Терской области[7].

9 декабря 1867 года город Кизляр с частью уезда отчислен от Ставропольской губернии к Терской области. Образован Новогригорьевский уезд с центром в селе Прасковея[7].

В 1868 году Ставропольская губерния разделена на три уезда: Ставропольский, Пятигорский и Новогригорьевский. От Ставропольской губернии к Терской области отчислен заштатный город Георгиевск[7].

C 1 января 1913 года В Ставропольской губернии введено земство.

Административное деление

В конце XIX века Ставропольская губерния разделялась на 4 уезда и территорию кочующих народов:

Уезд Уездный город Площадь,
вёрст²
Население[1]
(1897), чел.
1 Александровский с. Александровское (10 257 чел.) 10 286,2 180 506
2 Медвеженский с. Медвежье (12 383 чел.) 6 305,9 232 929
3 Новогригорьевский с. Благодарное (12 212 чел.) 10 767,7 246 644
4 Ставропольский г. Ставрополь (41 590 чел.) 6 756,4 165 442
5 Территория кочующих народов - 18 676,9 47 780

В 1900 году был упразднен Новогригорьевский уезд, на его территории и части территории Александровского уезда были образованы:

В 1910 году Прасковейский уезд переименован в Святокрестовский с центром в городе Святой Крест. В 1920 году в Ставропольской губернии было следующее деление:

Уезд Уездный город Количество волостей[8]
1 Александровский с. Александровское 22
2 Медвеженский с. Медвежье 40
3 Благодарненский с. Благодарное 40
4 Ставропольский г. Ставрополь 23
5 Святокрестовский г. Святого Креста 26
6 Туркменский район 5
7 Ачикулакский район 5

В 1921 году Святокрестовский уезд был передан Терской губернии. В ноябре 1922 года Ачикулакский район отошёл к Дагестанской АССР. В таком виде губерния сохранялась до упразднения в 1924 году.

Руководство губернии

Генерал-губернатор Саратовский и Кавказский

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Потёмкин Павел Сергеевич действительный камергер, генерал-поручик
1785—1792

Рязанский, Тамбовский и Кавказский генерал-губернатор

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Гудович Иван Васильевич граф, генерал-аншеф
1793—1798

Астраханские военные губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Морков Иринарх Иванович граф, генерал-лейтенант
1798—1799
Киселёв генерал-лейтенант
1799
Кноринг Карл Фёдорович генерал-лейтенант
1799—1802

Главноуправляющие Грузией, Астраханские и Кавказские военные губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Цицианов Павел Дмитриевич князь, генерал от инфантерии
08.09.1802—08.02.1806
Гудович Иван Васильевич граф, генерал-фельдмаршал
02.06.1806—05.03.1809
Тормасов Александр Петрович генерал от кавалерии
05.03.1809—09.1811
Паулуччи Филипп Осипович маркиз, генерал-лейтенант
09.1811—16.02.1812
Ртищев Николай Фёдорович генерал от инфантерии
16.02.1812—12.10.1816
Ермолов Алексей Петрович генерал от инфантерии
12.10.1816—16.03.1827
Паскевич Иван Фёдорович граф Эриванский, генерал-фельдмаршал
16.03.1827—28.04.1831

Губернаторы Кавказской губернии

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Каспаров Иван Петрович тайный советник
1802—1804
Гильденшольд Христиан Петрович действительный статский советник
1804—1805
Картвелин Николай Михайлович действительный статский советник
1805—1809
Малинский Марк Леонтьевич действительный статский советник
1809—1811
Брискорн Яков Максимович действительный статский советник
1811—1813
Малинский Марк Леонтьевич действительный статский советник
1813—1820
Вакансия
1820—1822

Начальники Кавказской области

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Сталь Карл Фёдорович генерал-майор
1823—1826
Эммануэль Григорий Арсентьевич генерал от кавалерии
1826—1829
Стрекалов Степан Степанович генерал-майор
1829—1832
Вельяминов Алексей Александрович генерал-лейтенант
1832—1836
Таубе Максим Максимович генерал-лейтенант
1836—1838
Граббе Павел Христофорович генерал-адъютант, генерал-лейтенант
1838—1844

Губернаторы Кавказской области

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Таубе Максим Максимович генерал-майор
1832—1836
Семёнов Алексей Васильевич действительный статский советник
1838—1840
Хомутов Иван Петрович действительный статский советник
1840—1841
Ситников Василий Семёнович действительный статский советник
1841—1843
Ольшевский Марцелин Матвеевич генерал-майор
1843—1846

Губернаторы Ставропольской губернии

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Волоцкой Александр Алексеевич генерал-майор (генерал-лейтенант)
1847—1859
Брянчанинов Пётр Александрович действительный статский советник
1859—1862
Пащенко Константин Львович действительный статский советник
1862—1868К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3840 дней]
Властов Георгий Константинович действительный статский советник
1868—1872К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3840 дней]
Остен-Сакен Максимилиан Андреевич действительный статский советник
1872—1877
Ден Владимир Александрович генерал-майор
1877—1883
Зиссерман Карл Львович действительный статский советник
15.05.1883—12.03.1887
Никифораки Николай Егорович генерал-лейтенант
12.03.1887—15.02.1904
Вельяминов Александр Николаевич статский советник
27.02.1904—10.10.1905
Свечин Иван Николаевич генерал-майор
13.10.1905—31.01.1906
Эльснер Евгений Феликсович полковник
19.02.1906—02.09.1906
Янушевич Бронислав Мечиславович действительный статский советник
02.09.1906—1916
Оболенский Сергей Дмитриевич князь, полковник
1916 — 6.03.1917

Губернские комиссары Ставропольской губернии

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Кухтин А. И.
6 — 13.03.1917
Старлычанов Дмитрий Дмитриевич
13.03.1917 — январь 1918

Председатели губисполкома Ставропольской губернии

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Мещеряков Георгий Иванович
1 (14).01 — апрель 1918
Дейнеко А.
апрель — июнь 1918

Военные губернаторы Ставропольской губернии

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Глазенап Пётр Владимирович полковник (генерал-майор)
июль 1918 — апрель 1919
Валуев Аркадий Михайлович генерал-лейтенант
апрель — 17 (30).07.1919
Кортацци Георгий Иванович генерал-майор
24.07 (6.08) — 8 (21).11.1919

Губернские предводители дворянства

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Копытовский Савва Романович надворный советник
1795—1804
Хастатов Аким Васильевич генерал-майор
1804—1807
Устинов Дмитрий Кононович капитан
1807—1812
Ребров Алексей Фёдорович надворный советник
1812—1818

(21.02(05.03).1776, г. Москва – 23.09(05.10).1862, г. Пятигорск), помещик, основатель шелководства и виноделия на Ставрополье
Ростованов Георгий Евстафьевич майор
1818—1841
Калантарёв Герасим Степанович штабс-ротмистр
1841—1853
Ростованов Евстафий Иванович подполковник
1853—1858
Капанов Артемий Иванович подполковник
1858—1859
Бетаки Василий Афанасьевич полковник
1859—1862
Сердаковский Дионисий Михайлович
1862—1875
Попко Иван Диомидович генерал-лейтенант
04.01.1876—30.08.1893
Росляков Константин Алексеевич надворный советник, и. д.
30.08.1893—04.01.1896
Мачканин Павел Александрович генерал-майор
22.02.1896—1903
Горошко Иван Трофимович действительный статский советник
1903—1907
Краснов Михаил Васильевич действительный статский советник
01.01.1907—12.02.1913
Бурсак Сергей Павлович коллежский асессор
12.02.1913—1917

Вице-губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Бухарин Иван Яковлевич коллежский советник
1803—1806
Венецкой Осип Гаврилович коллежский советник
1806—1809
Целов Семён Кузьмич коллежский советник
1809—1812
Врангель Пётр Карлович коллежский советник
1812—1815
Алферьев Алексей Герасимович коллежский советник
1815—1818
Тюфяев Кирилл Яковлевич коллежский советник
1818—1821
Грабба-Горский Осип Викентьевич статский советник
02.10.1821—05.05.1822
Рубашевский Иван Иванович коллежский советник
05.05.1822—1824
Адлерберг Карл Фёдорович статский советник
1824—1828
Мечников Егор Ильич коллежский советник
1828—1830
Архипов Николай Иванович коллежский советник
1832—1833
Должности не имелось
1833—1839
Наумов Николай Николаевич действительный статский советник
1839—1840

Ставропольские вице-губернаторы

Ф. И. О. Титул, чин, звание Время замещения должности
Борзенко Александр Алексеевич статский советник
1847—1855
Брянчанинов Пётр Александрович статский советник
1855—1859
Вольфрам Фёдор Христофорович статский советник
1863—1865
Абрамович Адам Михайлович статский советник
1873—1877
Зиссерман Карл Львович коллежский советник
1877—1880
Высоцкий Александр Александрович действительный статский советник
01.07.1883—24.11.1888
Тилло Адольф Андреевич действительный статский советник
24.11.1888—18.02.1893
Ключарёв Александр Степанович действительный статский советник
09.04.1893—18.05.1902
Ладыженский Митрофан Васильевич действительный статский советник
18.05.1902—05.12.1903
Гарднер Борис Владимирович коллежский асессор (надворный советник)
05.12.1903—02.09.1907
Пономарёв Михаил Александрович статский советник
02.09.1907—1913
Шервашидзе Дмитрий Георгиевич князь, коллежский асессор (надворный советник)
1913—1917

Население

По данным переписи 1897 года в Ставропольской губернии было 873301 жителей и принадлежит к слабо заселенным губерниям Европейской России. В губернском городе Ставрополе 41590 жителей, в остальных городах — менее 15 тысяч в каждом.

Языковой состав по переписи 1897года определявшая языковую ,а не национальную принадлежность(великоруссы,малоруссы и белорусы относились к единой русской народности ,разделённые только наречиями)[9]:

Уезд Великорусское наречие(русские) Малорусское наречие(русские) ногайцы трухмены калмыки немцы армяне татары
Губерния в целом 55,2 %
482 495
36,6 %
319 817
2,3 %
19 651
1,7 %
14 896
1,2 %
10 814

8 601

5 385

3 245
Александровский 56,8 % 38,3 % 2,1 %
Медвеженский 53,1 % 45,5 %
Новогригорьевский 45,6 % 50,7 % 1,6 %
Ставропольский 85,2 % 10,2 % 1,7 %
Территория
кочующих народов
6,1 % 5,5 % 33,3 % 31,0 % 19,9 % 1,9 % 1,4 %

Определенные изменения произошли к 1909 году. Сводка по списку населенных мест. [[disk.yandex.ru/client/disk%7Cslider/disk/Stavropol%201909.jpg]]

Напишите отзыв о статье "Ставропольская губерния"

Примечания

  1. 1 2 [demoscope.ru/weekly/ssp/rus_gub_97.php?reg=67 Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г.]. [www.webcitation.org/65Z9X3DZG Архивировано из первоисточника 19 февраля 2012].
  2. Полный свод законов Российской империи 16.193
  3. Полный свод законов Российской империи 29.138
  4. [www.altstav.ru/stv/stv6.php УКАЗ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I № 21164. О ИМЕНОВАНИИ КАВКАЗСКОЙ ОБЛАСТИ СТАВРОПОЛЬСКОЮ ГУБЕРНИЕЮ. — ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. — ТОМ. XXII . — ОТД. 1. — СПБ. — 1848. — С. 396.]
  5. [www.skunb.ru/document/2463/ Памятные даты по Ставропольскому краю на 2013 год]
  6. [www.stavregion.ru/o_stavropolskom_krae/history/ История Ставропольского края](недоступная ссылка — история). [web.archive.org/20100105092824/www.stavregion.ru/o_stavropolskom_krae/history/ Архивировано из первоисточника 5 января 2010].
  7. 1 2 3 [stavropolgid.ru/knigi/stavropol-i-ego-okrestnosti/2123-hronika-administrativno-territorialnyh-izmenenij-kosnuvshihsja-stavropole-s-1785-goda-po-nastojaschee-vremja?start=180 Хроника административно-территориальных изменений, коснувшихся Ставрополье с 1785 года по настоящее время]
  8. [www.soldat.ru/files/f/rsfsr_01_08_1921.rar РСФСР — август 1921 г]
  9. [demoscope.ru/weekly/ssp/emp_lan_97_uezd.php?reg=476 Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей]

См. также

Ссылки

Отрывок, характеризующий Ставропольская губерния


Берг, зять Ростовых, был уже полковник с Владимиром и Анной на шее и занимал все то же покойное и приятное место помощника начальника штаба, помощника первого отделения начальника штаба второго корпуса.
Он 1 сентября приехал из армии в Москву.
Ему в Москве нечего было делать; но он заметил, что все из армии просились в Москву и что то там делали. Он счел тоже нужным отпроситься для домашних и семейных дел.
Берг, в своих аккуратных дрожечках на паре сытых саврасеньких, точно таких, какие были у одного князя, подъехал к дому своего тестя. Он внимательно посмотрел во двор на подводы и, входя на крыльцо, вынул чистый носовой платок и завязал узел.
Из передней Берг плывущим, нетерпеливым шагом вбежал в гостиную и обнял графа, поцеловал ручки у Наташи и Сони и поспешно спросил о здоровье мамаши.
– Какое теперь здоровье? Ну, рассказывай же, – сказал граф, – что войска? Отступают или будет еще сраженье?
– Один предвечный бог, папаша, – сказал Берг, – может решить судьбы отечества. Армия горит духом геройства, и теперь вожди, так сказать, собрались на совещание. Что будет, неизвестно. Но я вам скажу вообще, папаша, такого геройского духа, истинно древнего мужества российских войск, которое они – оно, – поправился он, – показали или выказали в этой битве 26 числа, нет никаких слов достойных, чтоб их описать… Я вам скажу, папаша (он ударил себя в грудь так же, как ударял себя один рассказывавший при нем генерал, хотя несколько поздно, потому что ударить себя в грудь надо было при слове «российское войско»), – я вам скажу откровенно, что мы, начальники, не только не должны были подгонять солдат или что нибудь такое, но мы насилу могли удерживать эти, эти… да, мужественные и древние подвиги, – сказал он скороговоркой. – Генерал Барклай до Толли жертвовал жизнью своей везде впереди войска, я вам скажу. Наш же корпус был поставлен на скате горы. Можете себе представить! – И тут Берг рассказал все, что он запомнил, из разных слышанных за это время рассказов. Наташа, не спуская взгляда, который смущал Берга, как будто отыскивая на его лице решения какого то вопроса, смотрела на него.
– Такое геройство вообще, каковое выказали российские воины, нельзя представить и достойно восхвалить! – сказал Берг, оглядываясь на Наташу и как бы желая ее задобрить, улыбаясь ей в ответ на ее упорный взгляд… – «Россия не в Москве, она в сердцах се сынов!» Так, папаша? – сказал Берг.
В это время из диванной, с усталым и недовольным видом, вышла графиня. Берг поспешно вскочил, поцеловал ручку графини, осведомился о ее здоровье и, выражая свое сочувствие покачиваньем головы, остановился подле нее.
– Да, мамаша, я вам истинно скажу, тяжелые и грустные времена для всякого русского. Но зачем же так беспокоиться? Вы еще успеете уехать…
– Я не понимаю, что делают люди, – сказала графиня, обращаясь к мужу, – мне сейчас сказали, что еще ничего не готово. Ведь надо же кому нибудь распорядиться. Вот и пожалеешь о Митеньке. Это конца не будет?
Граф хотел что то сказать, но, видимо, воздержался. Он встал с своего стула и пошел к двери.
Берг в это время, как бы для того, чтобы высморкаться, достал платок и, глядя на узелок, задумался, грустно и значительно покачивая головой.
– А у меня к вам, папаша, большая просьба, – сказал он.
– Гм?.. – сказал граф, останавливаясь.
– Еду я сейчас мимо Юсупова дома, – смеясь, сказал Берг. – Управляющий мне знакомый, выбежал и просит, не купите ли что нибудь. Я зашел, знаете, из любопытства, и там одна шифоньерочка и туалет. Вы знаете, как Верушка этого желала и как мы спорили об этом. (Берг невольно перешел в тон радости о своей благоустроенности, когда он начал говорить про шифоньерку и туалет.) И такая прелесть! выдвигается и с аглицким секретом, знаете? А Верочке давно хотелось. Так мне хочется ей сюрприз сделать. Я видел у вас так много этих мужиков на дворе. Дайте мне одного, пожалуйста, я ему хорошенько заплачу и…
Граф сморщился и заперхал.
– У графини просите, а я не распоряжаюсь.
– Ежели затруднительно, пожалуйста, не надо, – сказал Берг. – Мне для Верушки только очень бы хотелось.
– Ах, убирайтесь вы все к черту, к черту, к черту и к черту!.. – закричал старый граф. – Голова кругом идет. – И он вышел из комнаты.
Графиня заплакала.
– Да, да, маменька, очень тяжелые времена! – сказал Берг.
Наташа вышла вместе с отцом и, как будто с трудом соображая что то, сначала пошла за ним, а потом побежала вниз.
На крыльце стоял Петя, занимавшийся вооружением людей, которые ехали из Москвы. На дворе все так же стояли заложенные подводы. Две из них были развязаны, и на одну из них влезал офицер, поддерживаемый денщиком.
– Ты знаешь за что? – спросил Петя Наташу (Наташа поняла, что Петя разумел: за что поссорились отец с матерью). Она не отвечала.
– За то, что папенька хотел отдать все подводы под ранепых, – сказал Петя. – Мне Васильич сказал. По моему…
– По моему, – вдруг закричала почти Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, – по моему, это такая гадость, такая мерзость, такая… я не знаю! Разве мы немцы какие нибудь?.. – Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она, боясь ослабеть и выпустить даром заряд своей злобы, повернулась и стремительно бросилась по лестнице. Берг сидел подле графини и родственно почтительно утешал ее. Граф с трубкой в руках ходил по комнате, когда Наташа, с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.
– Это гадость! Это мерзость! – закричала она. – Это не может быть, чтобы вы приказали.
Берг и графиня недоумевающе и испуганно смотрели на нее. Граф остановился у окна, прислушиваясь.
– Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! – закричала она. – Они остаются!..
– Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
– Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже… Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка… Маменька, ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе… Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.
– Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому нибудь! – сказала она, еще не вдруг сдаваясь.
– Маменька, голубушка, простите меня!
Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.
– Mon cher, ты распорядись, как надо… Я ведь не знаю этого, – сказала она, виновато опуская глаза.
– Яйца… яйца курицу учат… – сквозь счастливые слезы проговорил граф и обнял жену, которая рада была скрыть на его груди свое пристыженное лицо.
– Папенька, маменька! Можно распорядиться? Можно?.. – спрашивала Наташа. – Мы все таки возьмем все самое нужное… – говорила Наташа.
Граф утвердительно кивнул ей головой, и Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала по зале в переднюю и по лестнице на двор.
Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы. В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину. На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и всё искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
– Четверых еще можно взять, – говорил управляющий, – я свою повозку отдаю, а то куда же их?
– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.
Отдали еще и гардеробную повозку и отправили ее за ранеными через два дома. Все домашние и прислуга были весело оживлены. Наташа находилась в восторженно счастливом оживлении, которого она давно не испытывала.
– Куда же его привязать? – говорили люди, прилаживая сундук к узкой запятке кареты, – надо хоть одну подводу оставить.
– Да с чем он? – спрашивала Наташа.
– С книгами графскими.
– Оставьте. Васильич уберет. Это не нужно.
В бричке все было полно людей; сомневались о том, куда сядет Петр Ильич.
– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.
Коляска, в которой везли князя Андрея, проезжая мимо крыльца, обратила на себя внимание Сони, устраивавшей вместе с девушкой сиденья для графини в ее огромной высокой карете, стоявшей у подъезда.
– Это чья же коляска? – спросила Соня, высунувшись в окно кареты.
– А вы разве не знали, барышня? – отвечала горничная. – Князь раненый: он у нас ночевал и тоже с нами едут.
– Да кто это? Как фамилия?
– Самый наш жених бывший, князь Болконский! – вздыхая, отвечала горничная. – Говорят, при смерти.
Соня выскочила из кареты и побежала к графине. Графиня, уже одетая по дорожному, в шали и шляпе, усталая, ходила по гостиной, ожидая домашних, с тем чтобы посидеть с закрытыми дверями и помолиться перед отъездом. Наташи не было в комнате.
– Maman, – сказала Соня, – князь Андрей здесь, раненый, при смерти. Он едет с нами.
Графиня испуганно открыла глаза и, схватив за руку Соню, оглянулась.
– Наташа? – проговорила она.
И для Сони и для графини известие это имело в первую минуту только одно значение. Они знали свою Наташу, и ужас о том, что будет с нею при этом известии, заглушал для них всякое сочувствие к человеку, которого они обе любили.
– Наташа не знает еще; но он едет с нами, – сказала Соня.
– Ты говоришь, при смерти?
Соня кивнула головой.
Графиня обняла Соню и заплакала.
«Пути господни неисповедимы!» – думала она, чувствуя, что во всем, что делалось теперь, начинала выступать скрывавшаяся прежде от взгляда людей всемогущая рука.
– Ну, мама, все готово. О чем вы?.. – спросила с оживленным лицом Наташа, вбегая в комнату.
– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?
– Ничего… Нет…
– Очень дурное для меня?.. Что такое? – спрашивала чуткая Наташа.
Соня вздохнула и ничего не ответила. Граф, Петя, m me Schoss, Мавра Кузминишна, Васильич вошли в гостиную, и, затворив двери, все сели и молча, не глядя друг на друга, посидели несколько секунд.
Граф первый встал и, громко вздохнув, стал креститься на образ. Все сделали то же. Потом граф стал обнимать Мавру Кузминишну и Васильича, которые оставались в Москве, и, в то время как они ловили его руку и целовали его в плечо, слегка трепал их по спине, приговаривая что то неясное, ласково успокоительное. Графиня ушла в образную, и Соня нашла ее там на коленях перед разрозненно по стене остававшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.)
На крыльце и на дворе уезжавшие люди с кинжалами и саблями, которыми их вооружил Петя, с заправленными панталонами в сапоги и туго перепоясанные ремнями и кушаками, прощались с теми, которые оставались.
Как и всегда при отъездах, многое было забыто и не так уложено, и довольно долго два гайдука стояли с обеих сторон отворенной дверцы и ступенек кареты, готовясь подсадить графиню, в то время как бегали девушки с подушками, узелками из дому в кареты, и коляску, и бричку, и обратно.
– Век свой все перезабудут! – говорила графиня. – Ведь ты знаешь, что я не могу так сидеть. – И Дуняша, стиснув зубы и не отвечая, с выражением упрека на лице, бросилась в карету переделывать сиденье.
– Ах, народ этот! – говорил граф, покачивая головой.
Старый кучер Ефим, с которым одним только решалась ездить графиня, сидя высоко на своих козлах, даже не оглядывался на то, что делалось позади его. Он тридцатилетним опытом знал, что не скоро еще ему скажут «с богом!» и что когда скажут, то еще два раза остановят его и пошлют за забытыми вещами, и уже после этого еще раз остановят, и графиня сама высунется к нему в окно и попросит его Христом богом ехать осторожнее на спусках. Он знал это и потому терпеливее своих лошадей (в особенности левого рыжего – Сокола, который бил ногой и, пережевывая, перебирал удила) ожидал того, что будет. Наконец все уселись; ступеньки собрались и закинулись в карету, дверка захлопнулась, послали за шкатулкой, графиня высунулась и сказала, что должно. Тогда Ефим медленно снял шляпу с своей головы и стал креститься. Форейтор и все люди сделали то же.
– С богом! – сказал Ефим, надев шляпу. – Вытягивай! – Форейтор тронул. Правый дышловой влег в хомут, хрустнули высокие рессоры, и качнулся кузов. Лакей на ходу вскочил на козлы. Встряхнуло карету при выезде со двора на тряскую мостовую, так же встряхнуло другие экипажи, и поезд тронулся вверх по улице. В каретах, коляске и бричке все крестились на церковь, которая была напротив. Остававшиеся в Москве люди шли по обоим бокам экипажей, провожая их.
Наташа редко испытывала столь радостное чувство, как то, которое она испытывала теперь, сидя в карете подле графини и глядя на медленно подвигавшиеся мимо нее стены оставляемой, встревоженной Москвы. Она изредка высовывалась в окно кареты и глядела назад и вперед на длинный поезд раненых, предшествующий им. Почти впереди всех виднелся ей закрытый верх коляски князя Андрея. Она не знала, кто был в ней, и всякий раз, соображая область своего обоза, отыскивала глазами эту коляску. Она знала, что она была впереди всех.
В Кудрине, из Никитской, от Пресни, от Подновинского съехалось несколько таких же поездов, как был поезд Ростовых, и по Садовой уже в два ряда ехали экипажи и подводы.
Объезжая Сухареву башню, Наташа, любопытно и быстро осматривавшая народ, едущий и идущий, вдруг радостно и удивленно вскрикнула:
– Батюшки! Мама, Соня, посмотрите, это он!
– Кто? Кто?
– Смотрите, ей богу, Безухов! – говорила Наташа, высовываясь в окно кареты и глядя на высокого толстого человека в кучерском кафтане, очевидно, наряженного барина по походке и осанке, который рядом с желтым безбородым старичком в фризовой шинели подошел под арку Сухаревой башни.
– Ей богу, Безухов, в кафтане, с каким то старым мальчиком! Ей богу, – говорила Наташа, – смотрите, смотрите!
– Да нет, это не он. Можно ли, такие глупости.
– Мама, – кричала Наташа, – я вам голову дам на отсечение, что это он! Я вас уверяю. Постой, постой! – кричала она кучеру; но кучер не мог остановиться, потому что из Мещанской выехали еще подводы и экипажи, и на Ростовых кричали, чтоб они трогались и не задерживали других.
Действительно, хотя уже гораздо дальше, чем прежде, все Ростовы увидали Пьера или человека, необыкновенно похожего на Пьера, в кучерском кафтане, шедшего по улице с нагнутой головой и серьезным лицом, подле маленького безбородого старичка, имевшего вид лакея. Старичок этот заметил высунувшееся на него лицо из кареты и, почтительно дотронувшись до локтя Пьера, что то сказал ему, указывая на карету. Пьер долго не мог понять того, что он говорил; так он, видимо, погружен был в свои мысли. Наконец, когда он понял его, посмотрел по указанию и, узнав Наташу, в ту же секунду отдаваясь первому впечатлению, быстро направился к карете. Но, пройдя шагов десять, он, видимо, вспомнив что то, остановился.
Высунувшееся из кареты лицо Наташи сияло насмешливою ласкою.
– Петр Кирилыч, идите же! Ведь мы узнали! Это удивительно! – кричала она, протягивая ему руку. – Как это вы? Зачем вы так?
Пьер взял протянутую руку и на ходу (так как карета. продолжала двигаться) неловко поцеловал ее.
– Что с вами, граф? – спросила удивленным и соболезнующим голосом графиня.
– Что? Что? Зачем? Не спрашивайте у меня, – сказал Пьер и оглянулся на Наташу, сияющий, радостный взгляд которой (он чувствовал это, не глядя на нее) обдавал его своей прелестью.
– Что же вы, или в Москве остаетесь? – Пьер помолчал.
– В Москве? – сказал он вопросительно. – Да, в Москве. Прощайте.
– Ах, желала бы я быть мужчиной, я бы непременно осталась с вами. Ах, как это хорошо! – сказала Наташа. – Мама, позвольте, я останусь. – Пьер рассеянно посмотрел на Наташу и что то хотел сказать, но графиня перебила его:
– Вы были на сражении, мы слышали?
– Да, я был, – отвечал Пьер. – Завтра будет опять сражение… – начал было он, но Наташа перебила его:
– Да что же с вами, граф? Вы на себя не похожи…
– Ах, не спрашивайте, не спрашивайте меня, я ничего сам не знаю. Завтра… Да нет! Прощайте, прощайте, – проговорил он, – ужасное время! – И, отстав от кареты, он отошел на тротуар.
Наташа долго еще высовывалась из окна, сияя на него ласковой и немного насмешливой, радостной улыбкой.


Пьер, со времени исчезновения своего из дома, ужа второй день жил на пустой квартире покойного Баздеева. Вот как это случилось.
Проснувшись на другой день после своего возвращения в Москву и свидания с графом Растопчиным, Пьер долго не мог понять того, где он находился и чего от него хотели. Когда ему, между именами прочих лиц, дожидавшихся его в приемной, доложили, что его дожидается еще француз, привезший письмо от графини Елены Васильевны, на него нашло вдруг то чувство спутанности и безнадежности, которому он способен был поддаваться. Ему вдруг представилось, что все теперь кончено, все смешалось, все разрушилось, что нет ни правого, ни виноватого, что впереди ничего не будет и что выхода из этого положения нет никакого. Он, неестественно улыбаясь и что то бормоча, то садился на диван в беспомощной позе, то вставал, подходил к двери и заглядывал в щелку в приемную, то, махая руками, возвращался назад я брался за книгу. Дворецкий в другой раз пришел доложить Пьеру, что француз, привезший от графини письмо, очень желает видеть его хоть на минутку и что приходили от вдовы И. А. Баздеева просить принять книги, так как сама г жа Баздеева уехала в деревню.
– Ах, да, сейчас, подожди… Или нет… да нет, поди скажи, что сейчас приду, – сказал Пьер дворецкому.
Но как только вышел дворецкий, Пьер взял шляпу, лежавшую на столе, и вышел в заднюю дверь из кабинета. В коридоре никого не было. Пьер прошел во всю длину коридора до лестницы и, морщась и растирая лоб обеими руками, спустился до первой площадки. Швейцар стоял у парадной двери. С площадки, на которую спустился Пьер, другая лестница вела к заднему ходу. Пьер пошел по ней и вышел во двор. Никто не видал его. Но на улице, как только он вышел в ворота, кучера, стоявшие с экипажами, и дворник увидали барина и сняли перед ним шапки. Почувствовав на себя устремленные взгляды, Пьер поступил как страус, который прячет голову в куст, с тем чтобы его не видали; он опустил голову и, прибавив шагу, пошел по улице.