Республика Дагомея

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Республика Дагомея
République du Dahomey
автономия во Французском сообществе

1958 — 1975



Флаг Герб Бенина
Столица Порто-Ново
Язык(и) французский
Религия католицизм
Форма правления республика
История
 - 11 декабря 1958 Получение автономии
 - 1 августа 1960 Независимость
К:Появились в 1958 годуК:Исчезли в 1975 году

Респу́блика Дагоме́я (фр. République du Dahomey), ныне Бенин, — самоуправляемая автономия во Французском сообществе (1958—1960) и независимое государство (1960—1975) в Западной Африке. Название было дано по ранее использовавшемуся названию колонии и исторического местного государства.

Автономная республика провозглашена 11 декабря 1958 года на основании результатов референдума. До достижения автономии она была колонией Французская Дагомея, частью Французского Союза.

Французская Дагомея некоторое время поддерживала идею о создании и вхождении в планировавшуюся и существовавшую в 1959—1960 гг. Федерацию Мали (Мали и Сенегал), однако под давлением соседствующего с ней Берега Слоновой Кости она (как и Республика Верхняя Вольта) отказалась от участия в этой федерации.

1 августа 1960 года Республика Дагомея достигла полной независимости от Франции[1], а в 1975 году была переименована в Народную Республику Бенин.



См. также

Напишите отзыв о статье "Республика Дагомея"

Литература

  • Кузнецов В. А., Лунев Н. И. Дагомея. — М.: Мысль, 1974. — 132 с. — (Социально-экономические проблемы развивающихся стран).

Примечания

  1. [www.beninensis.net/benin_histoire.htm История Бенина]  (фр.)

Отрывок, характеризующий Республика Дагомея

– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.