Американское Самоа

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Американское Самоа
англ. American Samoa
Флаг Герб
Государственный гимн Американского Самоа
Дата независимости нет
Официальные языки Самоанский, Английский
Столица Паго-Паго
Крупнейшие города Паго-Паго
Форма правления неинкорпорированная территория
Президент
Губернатор
Барак Обама
Лоло Молига
Территория
• Всего
212-я в мире
199 км²
Население
• Оценка (2013)
Плотность

65 519 чел. (208-е)
277 чел./км²
Валюта Доллар США (USD, код 840)
Интернет-домен .as
Телефонный код +1 684
Координаты: 14°17′45″ ю. ш. 170°42′27″ з. д. / 14.29583° ю. ш. 170.70750° з. д. / -14.29583; -170.70750 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-14.29583&mlon=-170.70750&zoom=9 (O)] (Я)

Америка́нское Само́а (англ. American Samoa); ранее — Восточное Самоа[1] (англ. Eastern Samoa) — неинкорпорированная неорганизованная территория, не включённая в состав США, в южной части Тихого океана. Главный остров (одновременно крупнейший по площади и населению) — Тутуила, входящий в состав архипелага Самоа. По состоянию на 2010 год численность населения Американского Самоа составляла 55 519 человек. Площадь — 199 км².





Общие сведения

Границы территории морские: с Независимым государством Самоа на западе, королевством Тонга на юго-западе, территориями Новой Зеландии — Токелау на севере, Острова Кука на востоке, Ниуэ на юге. Площадь суши — 199 км². Население 55 519 чел. (2010 г.)[2].

Столица — Паго-Паго (ок. 15 тыс. жителей, 2001), расположена на крупнейшем острове — Тутуила, административно подразделяемом на западный и восточный (с островом Аунуу) районы. Третий район — группа островов Мануа (острова Тау, Олосега и Офу). Особо выделяются остров Розе (необитаемый) и остров Суэйнс (частное владение). Официальные языки — английский и самоанский. Официальные праздники — 17 апреля, День флага (первое поднятие флага США на островах) и традиционные праздники США. Денежная единица — доллар США.

История

Впервые острова были заселены около 1000 г. до н. э., предположительно в ходе миграции из Юго-Восточной Азии, следующая волна переселенцев вытеснила предыдущих жителей, которые расселились на островах к востоку от Самоа. Видимо с этим связаны самоанские легенды об островах как колыбели полинезийцев и особой роли островной империи Мануа в Полинезии до прихода европейцев.

В 1722 году архипелаг Самоа открыт голландцем Якобом Роггевеном. В 1830 году на островах поселились британские миссионеры. В 1878 году США заключили с королевством Самоа договор о торговых привилегиях и праве использовать одну из самых удобных в южной части Тихого океана бухту Паго-Паго в качестве стоянки для флота. В 1899 году в ходе конфликта между США, Германией и Великобританией Самоа было разделено на западную и восточную части — соответственно германскую и американскую сферу интересов.

В 1900 году к США отошли острова Тутуила и Аунуу, в 1904 году — группа Мануа. В 1925 году к Американскому Самоа присоединён остров Суэйнс, до этого находившийся в частной собственности, хотя и оставаясь при этом территорией США. Германское Самоа в 1920 году передано под управление Новой Зеландии, с 1962 года — независимое государство Западное Самоа (с 1997 года — Самоа). До 1951 года Восточное Самоа управлялось ВМС США. В 1948 году введены элементы самоуправления. С закрытием военно-морской базы в Паго-Паго территория передана под управление Департамента внутренних дел, назначавшего губернаторов для Американского Самоа.

В 1960 году принята первая конституция территории. В 1977 году прошли первые выборы губернатора. Основные политические партии — Демократическая и Республиканская.

Цунами 29 сентября 2009 года

29 сентября 2009 г. в 17:48:11 UTC, произошло землетрясение магнитудой 8,0 в 190 км от берега Американского Самоа[3]. Землетрясение произвело цунами. По сообщениям, 4 волны высотой от 4,6 м до 6,1 м прошли на 1,6 км на берег острова Тутуила. По меньшей мере 150 человек погибли в Американском Самоа и неустановленное число в Западном Самоа[4][5]

Территория

Территория, распространяющая свою юрисдикцию на 7 восточных островов архипелага Самоа, протянувшихся вдоль 14° южной широты, около 170° западной долготы, в южной части Тихого океана, на юге Полинезии, к востоку от Австралии и северо-востоку от Новой Зеландии. Неинкорпорированная и неорганизованная территория США (англ. unincorporated and unorganized territory).

Острова Площадь,
км²
Население,
чел. (2010)
Острова Мануа
Тау 44,31 790
Офу 7,215 176
Олосега 5,163 177
Острова Тутуила
Тутуила 140,30 53 943
Аунуу 1,517 416
Розе (атолл)
Розе 0,214
Суэйнс (остров)
Суэйнс 1,865 17
Всего 200,584 55 519

Из общей территории 200,584 км² площадь суши составляет 199 км².

Природа

Остров Тутуила и острова группы Мануа — вулканического происхождения, гористые по рельефу, с лавовыми полями, покрытые густыми переменно-влажными вечнозелёными тропическими лесами, окружены коралловыми рифами. Острова Розе и Суэйнс — коралловые атоллы. Из полезных ископаемых имеются запасы пемзы.

Климат тропический морской, смягчаемый юго-восточным пассатом. Среднегодовая температура +26 °C, температура июля +24 °C, декабря +32 °C. Осадков — 3000—4000 мм в год. Сезон дождей с ноября по март, во время которого, а особенно в ноябре, наиболее часты ураганные ветра (острова находятся в поясе тропических циклонов). Сухой («зимний») сезон — в апреле-октябре.

На островах ощущается дефицит пресной воды. Почвы преимущественно вулканические, в центральных частях островов — каменистые, вдоль побережья — пригодные для возделывания. Национальный парк Американского Самоа создан для охраны животных и растительности палеотропических переменно-влажных лесов, а также прибрежных коралловых рифов.

Административное деление

В административном отношении Американское Самоа делится на три округа (англ. district) и два «неорганизованных» атолла. Округа, в свою очередь, делятся на 14 графств (англ. county). Провинции делятся на 74 района (англ. village).

Население

Этнический состав: самоанцы (полинезийской группы) — 89 %, тонганцы — 4 %, европейцы и американцы — 2 %, прочие — 5 % (2000 г.).

Численность населения в 1980 году — 32 297 человек, в 1990 году — 46 773, в 2000 году — 57 291. По состоянию на 2010 год численность населения Американского Самоа составляла — 55 519 человек.

Возрастная структура: до 14 лет — 37,5 % (муж. — 10 705; жен. — 17 125); от 15 до 64 лет — 61,3 % (муж. — 18 351; жен. — 17 125); старше 65 лет — 3 % (муж. — 664; жен. — 1080. По состоянию на 2005 год.

Официальные языки — английский и самоанский (один из наиболее архаичных полинезийских языков). Большинство населения двуязычно.

Более 50 % верующих — протестанты-конгрегационалисты, 30 % — другие протестантские деноминации (методисты, пятидесятники из Ассамблеи Бога и др.), 20 % католиков. Сохраняются отдельные ритуальные практики языческого происхождения. На островах католические и англиканские церковно-административные структуры. Действует Совет христианских Церквей адвентистов седьмого дня.

Структура воспроизводства, характерная для развивающихся стран, при значительном миграционном оттоке: естественный прирост — 1,814 % (рождаемость — 2,289 %, смертность — 0,475 %), миграционная убыль — 0,7 %, общий прирост — 1,1 % (2009 год). Около 85 000 самоанцев проживают в смежных штатах США и на Гавайях. Возрастная структура также характерна для развивающихся стран — высокая доля детей (0—14 лет) — 33,4 %, невысокая трудоспособных (15—64 года) — 62,7 %, очень низкая доля стариков (65 лет и более) — 3,9 % (2009 год). Средний возраст населения — 23,1 года. Преобладают мужчины — 104,4 на 100 женщин. Средняя продолжительность жизни — 73,7 лет (мужчины — 71, женщины — 77). Плотность населения 286 человек на кв. км. (2000 год). Наиболее плотно заселён остров Тутуила, особенно его юго-западная равнинная часть (440 человек на км²).

ЭАН — 30,8 %, уровень безработицы — 5,2 % (2000 год). Население занято в промышленности (в основном рыбоперерабатывающая и рыбоконсервная, концентрирующие около 1/3 ЭАН) и сфере услуг (где выделяется значительное число госслужащих — также около 1/3 ЭАН). В 1995 году наблюдалась следующая структура занятости: сельское хозяйство, рыболовство и лесная промышленность — 2,3 %, промышленность и строительство — 36,1 %, сфера услуг — 61,6 %, в том числе социальное обслуживание — 21,3 %, государственное управление — 17,2 % (итого госсектор — 38,5 %).

Государственное устройство

Американское Самоа является невключённой и неорганизованной в состав США территорией (англ. unorganized and unincorporated territory) в ведении Отделения дел островов МВД США (англ. Department of Insular Affairs). Президент США обладает правом суверенитета над территорией, а также является гарантом местной конституции. Правительство США осуществляет опеку над Американским Самоа. Жители Американского Самоа участвуют в праймериз Республиканской и Демократической партий, но не участвуют в выборах Президента США. Исполнительная власть на островах осуществляется избираемым на 4 года губернатором (с 2003 Тогиола Т. А. Тулафоно), законодательная — двухпалатной легислатурой (Фоно). В верхней палате — 18 человек, избираемых из числа вождей (матаи) кланов, в нижней — 20 выборных депутатов и один представитель острова Суэйнс без права голоса. Делегат Американского Самоа без права голоса направляется в Палату представителей Конгресса США. Жители Американского Самоа считаются американцами по государственной принадлежности (англ. nationality), но не являются гражданами США. Дипломатические отношения находятся в ведении американского правительства.

Известные конгрессмены

  • Фалеомаваега, Ени — делегат Конгресса США без права голоса в Палату Представителей США от Избирательного округа Американского Самоа по выборам в Конгресс с широкими полномочиями (с 1988 года).

Вооружённые силы

  • Оборона Американского Самоа — задача ВС США.

Экономика

Объём ВВП Американского Самоа — 0,5 млрд долл. (по ППС, 2000 год). Денежная единица — доллар США. В сфере услуг — значительная доля государственного управления и социальных услуг, туризм развит незначительно. Три банка и 3 небанковских финансовых учреждения. Основная отрасль промышленности — рыбная (переработка тунца, поставляемого в основном американскими, южнокорейскими и тайваньскими рыболовами, и его консервирование; в крупных компаниях обычно соединены). Развиты ремёсла. В небольших масштабах ведётся добыча пемзы. Выращиваются ананасы, бананы, кокосовая пальма (сырьё для пр-ва копры), овощи, папайя, хлебное дерево. Более 90 % земель в общинном пользовании. Обрабатываемых земель — 5 %, под временными посевами — 10 %. Шоссе — 150 км, 200 км — второстепенных дорог. Морское сообщение с портами США, Японии, Австралии и Новой Зеландии. Международный аэропорт Тафуна (11 км от Паго-Паго). 15 000 телефонных линий (2001 год), станция спутниковой связи.

Экспорт Американского Самоа — 346,3 млн долл. (экспортная квота — 69,3 %), 96 % — консервированный тунец, импорт — 505,9 млн долл., 44 % (2000 год) — сырые рыбопродукты (тунец), нефть и нефтепродукты, продовольствие, одежда, транспортные средства. Отрицательное сальдо торгового баланса. Внешняя торговля ориентирована на США (80 % товарооборота, 56 % импорта и почти весь экспорт), другие важные торговые партнёры (по объёму импорта) — Австралия, Новая Зеландия, Фиджи, Самоа, Южная Корея, Япония, Китай.

Уровень жизни населения

Средний ВВП на душу населения — 8000 долларов (по ППС, 2000 год). 56 % семей имеют доход ниже официального прожиточного минимума в США.

Образование: 97 % взрослого населения грамотно. Обязательное 12-летнее образование. 59 подготовительных, 32 начальных и 9 средних школ (на 1996 год). Один колледж — общественный колледж Американского Самоа[en].

Культура

В соответствии с традиционной культурой самоанцев социальное устройство регулируется системой фа’аматаи, в которой основой социальной структуры является аига — клан, расширенная семья, во главе с орматаи или матаи — вождём, ответственным за сохранение преемственности поколений, мифологическую концептуализацию, актуальность обычного права, сохранность традиций. В индустрии туризма эксплуатируется ряд ритуальных вокально-танцевальных практик самоанцев.

Газеты: правительственная ежедневная «News bulletin» (на английском языке, 1800 экз.), «Samoa news» (на английском и самоанском языках, 4500 экз., 5 раз в неделю), «Samoa Journal and Advertiser» (на английском и самоанском языках, 3000 экз., ежедневная). Две радиостанции, и одна телекомпания (18 часов вещания ежедневно на английском и самоанском языках, на двух каналах).

См. также

Напишите отзыв о статье "Американское Самоа"

Литература

  • Europe World Factbook, 2000
  • [www.amsamoa.com www.amsamoa.com]

Примечания

  1. [books.google.ru/books?id=pqanFyF6nI0C&printsec=frontcover&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false CIA World Factbook 2010]. — Skyhorse Publishing Inc., 2009. — P. 824. — 868 p. — ISBN 978-1-60239-727-9.
  2. [americansamoa.gov/images/departments/DOC/2011%20statistical%20yearbook.pdf Население Американского Самоа (2010)]
  3. Joyce, Stacey [news.yahoo.com/s/nm/20090929/ts_nm/us_quake_pacific_2 8.0 magnitude quake generates tsunami off Samoa islands]. Reuters (29 September 2009). Проверено 29 сентября 2009. [www.webcitation.org/61AZ6Ytm1 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  4. [news.yahoo.com/s/nm/20090929/ts_nm/us_quake_pacific_7 Pacific tsunami warning cancelled, Samoa takes brunt]. Reuters (29 September 2009). Проверено 29 сентября 2009. [www.webcitation.org/61AZBmUFs Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  5. [www.nytimes.com/2009/10/01/world/asia/01tsunami.html?hp Scores Are Killed as Tsunami Hits Samoa Islands]. Проверено 30 сентября 2009. [www.webcitation.org/61AZCO8A4 Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].

Ссылки

  • Американское Самоа в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [archive.travel.ru/american_samoa/sites/ Информация об Американском Самоа]

Отрывок, характеризующий Американское Самоа

– C'est un espion russe, [Это русский шпион,] – перебил его Даву, обращаясь к другому генералу, бывшему в комнате и которого не заметил Пьер. И Даву отвернулся. С неожиданным раскатом в голосе Пьер вдруг быстро заговорил.
– Non, Monseigneur, – сказал он, неожиданно вспомнив, что Даву был герцог. – Non, Monseigneur, vous n'avez pas pu me connaitre. Je suis un officier militionnaire et je n'ai pas quitte Moscou. [Нет, ваше высочество… Нет, ваше высочество, вы не могли меня знать. Я офицер милиции, и я не выезжал из Москвы.]
– Votre nom? [Ваше имя?] – повторил Даву.
– Besouhof. [Безухов.]
– Qu'est ce qui me prouvera que vous ne mentez pas? [Кто мне докажет, что вы не лжете?]
– Monseigneur! [Ваше высочество!] – вскрикнул Пьер не обиженным, но умоляющим голосом.
Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья.
В первом взгляде для Даву, приподнявшего только голову от своего списка, где людские дела и жизнь назывались нумерами, Пьер был только обстоятельство; и, не взяв на совесть дурного поступка, Даву застрелил бы его; но теперь уже он видел в нем человека. Он задумался на мгновение.
– Comment me prouverez vous la verite de ce que vous me dites? [Чем вы докажете мне справедливость ваших слов?] – сказал Даву холодно.
Пьер вспомнил Рамбаля и назвал его полк, и фамилию, и улицу, на которой был дом.
– Vous n'etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.
Это был порядок, склад обстоятельств.
Порядок какой то убивал его – Пьера, лишал его жизни, всего, уничтожал его.


От дома князя Щербатова пленных повели прямо вниз по Девичьему полю, левее Девичьего монастыря и подвели к огороду, на котором стоял столб. За столбом была вырыта большая яма с свежевыкопанной землей, и около ямы и столба полукругом стояла большая толпа народа. Толпа состояла из малого числа русских и большого числа наполеоновских войск вне строя: немцев, итальянцев и французов в разнородных мундирах. Справа и слева столба стояли фронты французских войск в синих мундирах с красными эполетами, в штиблетах и киверах.
Преступников расставили по известному порядку, который был в списке (Пьер стоял шестым), и подвели к столбу. Несколько барабанов вдруг ударили с двух сторон, и Пьер почувствовал, что с этим звуком как будто оторвалась часть его души. Он потерял способность думать и соображать. Он только мог видеть и слышать. И только одно желание было у него – желание, чтобы поскорее сделалось что то страшное, что должно было быть сделано. Пьер оглядывался на своих товарищей и рассматривал их.
Два человека с края были бритые острожные. Один высокий, худой; другой черный, мохнатый, мускулистый, с приплюснутым носом. Третий был дворовый, лет сорока пяти, с седеющими волосами и полным, хорошо откормленным телом. Четвертый был мужик, очень красивый, с окладистой русой бородой и черными глазами. Пятый был фабричный, желтый, худой малый, лет восемнадцати, в халате.
Пьер слышал, что французы совещались, как стрелять – по одному или по два? «По два», – холодно спокойно отвечал старший офицер. Сделалось передвижение в рядах солдат, и заметно было, что все торопились, – и торопились не так, как торопятся, чтобы сделать понятное для всех дело, но так, как торопятся, чтобы окончить необходимое, но неприятное и непостижимое дело.
Чиновник француз в шарфе подошел к правой стороне шеренги преступников в прочел по русски и по французски приговор.
Потом две пары французов подошли к преступникам и взяли, по указанию офицера, двух острожных, стоявших с края. Острожные, подойдя к столбу, остановились и, пока принесли мешки, молча смотрели вокруг себя, как смотрит подбитый зверь на подходящего охотника. Один все крестился, другой чесал спину и делал губами движение, подобное улыбке. Солдаты, торопясь руками, стали завязывать им глаза, надевать мешки и привязывать к столбу.
Двенадцать человек стрелков с ружьями мерным, твердым шагом вышли из за рядов и остановились в восьми шагах от столба. Пьер отвернулся, чтобы не видать того, что будет. Вдруг послышался треск и грохот, показавшиеся Пьеру громче самых страшных ударов грома, и он оглянулся. Был дым, и французы с бледными лицами и дрожащими руками что то делали у ямы. Повели других двух. Так же, такими же глазами и эти двое смотрели на всех, тщетно, одними глазами, молча, прося защиты и, видимо, не понимая и не веря тому, что будет. Они не могли верить, потому что они одни знали, что такое была для них их жизнь, и потому не понимали и не верили, чтобы можно было отнять ее.
Пьер хотел не смотреть и опять отвернулся; но опять как будто ужасный взрыв поразил его слух, и вместе с этими звуками он увидал дым, чью то кровь и бледные испуганные лица французов, опять что то делавших у столба, дрожащими руками толкая друг друга. Пьер, тяжело дыша, оглядывался вокруг себя, как будто спрашивая: что это такое? Тот же вопрос был и во всех взглядах, которые встречались со взглядом Пьера.
На всех лицах русских, на лицах французских солдат, офицеров, всех без исключения, он читал такой же испуг, ужас и борьбу, какие были в его сердце. «Да кто жо это делает наконец? Они все страдают так же, как и я. Кто же? Кто же?» – на секунду блеснуло в душе Пьера.
– Tirailleurs du 86 me, en avant! [Стрелки 86 го, вперед!] – прокричал кто то. Повели пятого, стоявшего рядом с Пьером, – одного. Пьер не понял того, что он спасен, что он и все остальные были приведены сюда только для присутствия при казни. Он со все возраставшим ужасом, не ощущая ни радости, ни успокоения, смотрел на то, что делалось. Пятый был фабричный в халате. Только что до него дотронулись, как он в ужасе отпрыгнул и схватился за Пьера (Пьер вздрогнул и оторвался от него). Фабричный не мог идти. Его тащили под мышки, и он что то кричал. Когда его подвели к столбу, он вдруг замолк. Он как будто вдруг что то понял. То ли он понял, что напрасно кричать, или то, что невозможно, чтобы его убили люди, но он стал у столба, ожидая повязки вместе с другими и, как подстреленный зверь, оглядываясь вокруг себя блестящими глазами.
Пьер уже не мог взять на себя отвернуться и закрыть глаза. Любопытство и волнение его и всей толпы при этом пятом убийстве дошло до высшей степени. Так же как и другие, этот пятый казался спокоен: он запахивал халат и почесывал одной босой ногой о другую.
Когда ему стали завязывать глаза, он поправил сам узел на затылке, который резал ему; потом, когда прислонили его к окровавленному столбу, он завалился назад, и, так как ему в этом положении было неловко, он поправился и, ровно поставив ноги, покойно прислонился. Пьер не сводил с него глаз, не упуская ни малейшего движения.
Должно быть, послышалась команда, должно быть, после команды раздались выстрелы восьми ружей. Но Пьер, сколько он ни старался вспомнить потом, не слыхал ни малейшего звука от выстрелов. Он видел только, как почему то вдруг опустился на веревках фабричный, как показалась кровь в двух местах и как самые веревки, от тяжести повисшего тела, распустились и фабричный, неестественно опустив голову и подвернув ногу, сел. Пьер подбежал к столбу. Никто не удерживал его. Вокруг фабричного что то делали испуганные, бледные люди. У одного старого усатого француза тряслась нижняя челюсть, когда он отвязывал веревки. Тело спустилось. Солдаты неловко и торопливо потащили его за столб и стали сталкивать в яму.
Все, очевидно, несомненно знали, что они были преступники, которым надо было скорее скрыть следы своего преступления.
Пьер заглянул в яму и увидел, что фабричный лежал там коленами кверху, близко к голове, одно плечо выше другого. И это плечо судорожно, равномерно опускалось и поднималось. Но уже лопатины земли сыпались на все тело. Один из солдат сердито, злобно и болезненно крикнул на Пьера, чтобы он вернулся. Но Пьер не понял его и стоял у столба, и никто не отгонял его.
Когда уже яма была вся засыпана, послышалась команда. Пьера отвели на его место, и французские войска, стоявшие фронтами по обеим сторонам столба, сделали полуоборот и стали проходить мерным шагом мимо столба. Двадцать четыре человека стрелков с разряженными ружьями, стоявшие в середине круга, примыкали бегом к своим местам, в то время как роты проходили мимо них.
Пьер смотрел теперь бессмысленными глазами на этих стрелков, которые попарно выбегали из круга. Все, кроме одного, присоединились к ротам. Молодой солдат с мертво бледным лицом, в кивере, свалившемся назад, спустив ружье, все еще стоял против ямы на том месте, с которого он стрелял. Он, как пьяный, шатался, делая то вперед, то назад несколько шагов, чтобы поддержать свое падающее тело. Старый солдат, унтер офицер, выбежал из рядов и, схватив за плечо молодого солдата, втащил его в роту. Толпа русских и французов стала расходиться. Все шли молча, с опущенными головами.
– Ca leur apprendra a incendier, [Это их научит поджигать.] – сказал кто то из французов. Пьер оглянулся на говорившего и увидал, что это был солдат, который хотел утешиться чем нибудь в том, что было сделано, но не мог. Не договорив начатого, он махнул рукою и пошел прочь.


После казни Пьера отделили от других подсудимых и оставили одного в небольшой, разоренной и загаженной церкви.
Перед вечером караульный унтер офицер с двумя солдатами вошел в церковь и объявил Пьеру, что он прощен и поступает теперь в бараки военнопленных. Не понимая того, что ему говорили, Пьер встал и пошел с солдатами. Его привели к построенным вверху поля из обгорелых досок, бревен и тесу балаганам и ввели в один из них. В темноте человек двадцать различных людей окружили Пьера. Пьер смотрел на них, не понимая, кто такие эти люди, зачем они и чего хотят от него. Он слышал слова, которые ему говорили, но не делал из них никакого вывода и приложения: не понимал их значения. Он сам отвечал на то, что у него спрашивали, но не соображал того, кто слушает его и как поймут его ответы. Он смотрел на лица и фигуры, и все они казались ему одинаково бессмысленны.
С той минуты, как Пьер увидал это страшное убийство, совершенное людьми, не хотевшими этого делать, в душе его как будто вдруг выдернута была та пружина, на которой все держалось и представлялось живым, и все завалилось в кучу бессмысленного сора. В нем, хотя он и не отдавал себе отчета, уничтожилась вера и в благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в бога. Это состояние было испытываемо Пьером прежде, но никогда с такою силой, как теперь. Прежде, когда на Пьера находили такого рода сомнения, – сомнения эти имели источником собственную вину. И в самой глубине души Пьер тогда чувствовал, что от того отчаяния и тех сомнений было спасение в самом себе. Но теперь он чувствовал, что не его вина была причиной того, что мир завалился в его глазах и остались одни бессмысленные развалины. Он чувствовал, что возвратиться к вере в жизнь – не в его власти.
Вокруг него в темноте стояли люди: верно, что то их очень занимало в нем. Ему рассказывали что то, расспрашивали о чем то, потом повели куда то, и он, наконец, очутился в углу балагана рядом с какими то людьми, переговаривавшимися с разных сторон, смеявшимися.
– И вот, братцы мои… тот самый принц, который (с особенным ударением на слове который)… – говорил чей то голос в противуположном углу балагана.
Молча и неподвижно сидя у стены на соломе, Пьер то открывал, то закрывал глаза. Но только что он закрывал глаза, он видел пред собой то же страшное, в особенности страшное своей простотой, лицо фабричного и еще более страшные своим беспокойством лица невольных убийц. И он опять открывал глаза и бессмысленно смотрел в темноте вокруг себя.
Рядом с ним сидел, согнувшись, какой то маленький человек, присутствие которого Пьер заметил сначала по крепкому запаху пота, который отделялся от него при всяком его движении. Человек этот что то делал в темноте с своими ногами, и, несмотря на то, что Пьер не видал его лица, он чувствовал, что человек этот беспрестанно взглядывал на него. Присмотревшись в темноте, Пьер понял, что человек этот разувался. И то, каким образом он это делал, заинтересовало Пьера.
Размотав бечевки, которыми была завязана одна нога, он аккуратно свернул бечевки и тотчас принялся за другую ногу, взглядывая на Пьера. Пока одна рука вешала бечевку, другая уже принималась разматывать другую ногу. Таким образом аккуратно, круглыми, спорыми, без замедления следовавшими одно за другим движеньями, разувшись, человек развесил свою обувь на колышки, вбитые у него над головами, достал ножик, обрезал что то, сложил ножик, положил под изголовье и, получше усевшись, обнял свои поднятые колени обеими руками и прямо уставился на Пьера. Пьеру чувствовалось что то приятное, успокоительное и круглое в этих спорых движениях, в этом благоустроенном в углу его хозяйстве, в запахе даже этого человека, и он, не спуская глаз, смотрел на него.
– А много вы нужды увидали, барин? А? – сказал вдруг маленький человек. И такое выражение ласки и простоты было в певучем голосе человека, что Пьер хотел отвечать, но у него задрожала челюсть, и он почувствовал слезы. Маленький человек в ту же секунду, не давая Пьеру времени выказать свое смущение, заговорил тем же приятным голосом.