Отношения России и США

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Российско-американские отношения

США

Россия

Дипломатические отношения России и США были установлены в 1807 году, а первый официальный контакт с одной из американских колоний (будущая Пенсильвания) произошёл в 1698 году.

После Октябрьской революции 1917 года США признали СССР в 1933 году. Во время Второй мировой войны СССР и США стали союзниками по Антигитлеровской коалиции. Однако, почти сразу после войны США и СССР, как две сверхдержавы, вступили в ожесточённое стратегическое соперничество за влияние в мире (так называемая «холодная война»), определявшее развитие мировых процессов в течение полувека.

В настоящее время отношения между РФ и США развиваются в таких областях как борьба с экстремизмом и терроризмом[1], нераспространение ядерного оружия, космические исследования.

Вместе с тем, градус напряжения российско-американских отношений часто повышается на фоне конфликтных событий на Ближнем Востоке и в вопросах признания двумя государствами непризнанных стран (Республика Косово, Абхазия, Южная Осетия). Новый этап напряжения между странами начался из-за событий на Украине и присоединения Крыма к Российской Федерации.





Общая характеристика стран

Россия Россия США США
Площадь, км² 17 125 407[2][3] 9 629 091
Столица Москва Вашингтон
Население, чел. 146 544 710[4] 324 227 000
Государственное устройство Федерация Федерация
Объём ВВП (номинал), $ млрд 1,178 [5] 18,558 [6]
Количество ядерных боеголовок (развёрнутых)[7] 1736 1485
Численность вооружённых сил 798 000 [8] 1 281 900[9]
Военный бюджет, $ млрд[10] 68 596
Добыча нефти, млн т 488[11] 579
Добыча угля, млн т 1000[11] 462
Производство стали, млн т 72,2 87,5
Производство алюминия, тыс. т 4 102 3 493
Производство цемента, млн т 58,1 67,8
Производство электроэнергии, млрд кВт·ч 1 040[12] 2 367

История

История российско-американских отношений уходит корнями в конец XVII века, когда независимого американского государства ещё не существовало. В 1698 Пётр I встречался в Лондоне с Уильямом Пенном, основателем британской колонии, ставшей впоследствии штатом Пенсильвания. Это были первые двусторонние политические контакты.

В первой половине XVIII века начинается активная колонизация Северной Америки русскими торговцами. Множество российских поселений было основано на Алеутских островах, на континентальной Аляске, на территории современных канадских провинций Юкон и Британская Колумбия и американских штатов Вашингтон, Орегон и Калифорния. Постепенно разрозненные российские колонии-поселения были оформлены юридически; над территорией, занятой русскими поселенцами, был провозглашён суверенитет Российской империи. Столицей Русской Америки стал город Новоархангельск (ныне — Ситка).

В 1775 году в 13 британских колониях вспыхнуло восстание против экономического угнетения со стороны Англии. Георг III обратился к российской императрице Екатерине II с просьбой содействовать английским войскам в подавлении восстания, на что был получен отказ. 4 июля 1776 года в Филадельфии была провозглашена независимость колоний. Формально Россия не признала этот акт, однако поддерживала стремление колоний к самостоятельности. В 1780 году, в разгар Войны за независимость, Россия объявила о вооружённом нейтралитете, означавшем фактическую поддержку колоний.

XIX век

В 1809 году Россия и США обменялись послами, положив начало дипломатическим отношениям. Первым послом США в России стал Джон Куинси Адамс, впоследствии ставший шестым президентом США. Первым послом России в США стал Андрей Дашков.

В XIX веке отношения США и России носили в целом дружественный характер[13], несмотря на проблемы, возникшие в начале века в результате столкновения российских и американских интересов в районе Аляски и тихоокеанского побережья Северной Америки.

5 (17) апреля 1824 года в Санкт-Петербурге была подписана Русско-американская конвенция о дружественных связях, торговле, мореплавании и рыбной ловле, упорядочившая отношения между двумя государствами в северо-западной части Северной Америки. Именно в ходе переговоров, предшествовавших её подписанию, летом 1823 года до российского правительства было доведено намерение США выдвинуть в качестве одного из принципов своей внешней политики тезис «Америка для американцев», впоследствии оформленный в виде Доктрины Монро. Конвенция зафиксировала южную границу владений Российской империи в Аляске на широте 54°40’ с. ш. Согласно конвенции, севернее этой границы обязались не селиться американцы, а южнее — русские. Рыбная ловля и плавание вдоль побережья Тихого океана были объявлены на 10 лет открытыми для судов обеих держав.

В 1832 году между США и Россией был подписан торговый договор, которым стороны на взаимной основе предоставили режим наибольшего благоприятствования товарам и гражданам обеих стран.

В середине века правительство Николая I привлекало американских инженеров к своим проектам модернизации империи. Так, специалисты из США сыграли важнейшую роль в строительстве железной дороги между Москвой и Санкт-Петербургом и оснащении её подвижным составом, в проведении первых линий телеграфа и перевооружении армии после Крымской войны.

Пиком сближения России и США стали 1860-е гг. — время Гражданской войны в США и Польского восстания 1863—1864 гг. Тогда у России и северных американских штатов имелся общий недруг — Англия, которая поддерживала как южан, так и польских повстанцев. Для противодействия действиям британского флота в 1863 г. в Нью-Йорк прибыла Балтийская эскадра контр-адмирала С. С. Лесовского, а в Сан-Франциско — Тихоокеанская эскадра контр-адмирала А. А. Попова. Базируясь в США, русские моряки должны были, в случае войны, парализовать английскую морскую торговлю.

В 1867 году все российские владения к востоку от Берингова пролива были проданы США за 7,2 миллиона долларов. Кроме самой Аляски к ним относился весь Алеутский архипелаг и некоторые острова в Тихом океане.

Однако и в XIX веке между Россией и США накапливались противоречия. В 1849—1850 гг. лидер венгерской революции Лайош Кошут посетил США и нашёл сочувственный отклик в американской провинции. В 1850 г. Сенат США по инициативе сенатора-демократа Льюиса Касса обсуждал «резолюцию Касса» о необходимости судить европейских монархов за подавление революций 1848 г. (прежде всего, как указывалось в проекте резолюции, «русского императора»). Активным сторонником резолюции выступал сенатор-демократ Джон Паркер Хелл. Вот что пишет об этом американский историк Артур Шлезингер в работе «Циклы американской истории»:
Будущий историк, по словам Хейла, мог бы начать главу, посвящённую 1850 г., так: «В начале того года американский сенат, наивысший законодательный орган мира, собравший мудрейших и великодушнейших людей, какие когда-либо жили или будут жить, отодвинув в сторону пустяковые местные дела, касавшиеся их собственных краев, образовали из себя некий трибунал и приступили к суду над нациями Земли, допустившими жесточайшие акты деспотизма».
Предложение Касса, продолжал Хейл, заключается в том, чтобы «мы выступали в качестве разгневанных судей! Нам надлежит призвать к ответу нации Земли, и они предстанут перед нами в качестве подсудимых, а мы будем выносить им приговоры». Превосходный принцип. Но почему ограничиваться Австрией?
Хейл высказал надежду, что будущий историк опишет, как Соединённые Штаты приступили «к суду не над какой-то второстепенной державой, у которой торговля незначительна и санкции против которой обойдутся недорого, но в первую очередь над Российской империей, объявив ей приговор». В конце концов Кошута победила русская армия. «Я не соглашусь судить Австрию, пока мы не вынесем приговор некоторым более крупным преступникам. Я не желаю, чтобы наши действия уподобились ловле частыми сетями, которые улавливают мелкую рыбу, но упускают крупную». Я хочу судить русского царя, заявил Хейл, не только за то, что он сделал с Венгрией, но и «за то, что он сделал давным-давно, отправив несчастных ссыльных в сибирские снега… Когда мы сделаем это, мы покажем, что, поднимая свой гневный голос против более слабой державы, мы делаем это вовсе не из трусости».

«Резолюция Касса» принята не была. Но в 1880-е годы Конгресс США принял серию решений, осуждавших политику Александра III в еврейском вопросе.

Царствование Александра III (1881—1894)

Как отмечает российский исследователь А. А. Родионов, царствование российского императора Александра III (1881—1894 гг.) характеризовалось изменениями в отношениях России и США, которые определили всю дальнейшую перспективу их развития. Если период до 1881 г. описывается историками как время гармоничных отношений, то начиная примерно с 1885 года между этими государствами происходит столкновение стратегических интересов и усиление соперничества во всех сферах государственных отношений. Вступление России и США в более высокую стадию экономического развития приводит к их внешнеполитической переориентации, сближению США с Великобританией и Японией и американо-российскому конфликту интересов на Дальнем Востоке и в Маньчжурии. В Российской империи после убийства Александра II происходит ужесточение политического режима, что усиливает американо-российские противоречия в области идеологии и форм правления, появившиеся задолго до этого. Поэтому именно в это время в американском обществе зарождается устойчивый интерес к событиям, происходящим в России, — в частности, к деятельности организации «Народная воля» и российских «нигилистов». В американской прессе активно обсуждались вопросы русского «нигилизма», сторонники и противники этого движения выступали с публичными лекциями и устраивали дебаты. Вначале общественность США осудила террористические методы, применяемые российскими революционерами. Во многом, по мнению исследователя, это было связано с проявлениями феномена политического терроризма в самих США — достаточно упомянуть покушения на жизнь президентов А. Линкольна и Д. А. Гарфилда. В это время американское общество было склонно проводить исторические параллели между убийствами А. Линкольна и Александра II как двух великих реформаторов[14].

Позицию американского общества по отношению к российскому политическому режиму России в первой половине 1880-х гг. А. А. Родионов характеризует как умеренную критику царского авторитаризма, во многом обусловленную обострением противоречий между двумя странами в области идеологии и форм правления. Царское правительство подвергается критике в США за подавление русского освободительного движения, прекращение реформ, отсутствие свободы прессы и органов народного представительства, угнетение евреев и т. п. В то же время на общественном мнении США благоприятно сказывается сохраняющееся наследие дружественных отношений между русским и американским народами, а также отсутствие острых конфликтов между Россией и США на международной арене. Тем не менее в американском обществе начинает складываться образ России как недемократического государства, где отсутствуют гражданские свободы и применяется насилие в отношении инакомыслящих, при этом причины зарождения радикального революционного движения связываются с политикой царского правительства. В сознании американцев к чувству дружбы примешивается осуждение реакционного курса самодержавия[14].

Во второй половине 1880-х — начале 1890-х гг. заключение русско-американского договора о взаимной выдаче преступников (1887) приводит к коренным переменам в общественном мнении США — к переходу от традиционных взглядов на Российскую империю как на дружественную державу к так называемому крестовому походу за «свободную Россию». Сама возможность выдачи политических беженцев противоречила базовым демократическим принципам американского общества и его либеральной традиции. Борьба против ратификации договора в США вызвала к жизни общественное движение, выступавшее за реформирование России на основе принципов свободы и демократии и оказывавшее поддержку российским политическим эмигрантам. Именно в этот период в американском общественном сознании складываются устойчивые негативные стереотипы в отношении России. Россия для многих американцев становится страной, которая находится на средневековой ступени развития, где «деспотичное» царское правительство угнетает население, жаждущее освобождения[14].

В конце 1880-х — начале 1890-х гг. в американском обществе появляется немногочисленная, но весьма активная оппозиция царскому режиму, которую представляет небольшая группа русских политэмигрантов, американских журналистов, общественных и политических деятелей, устраивавшая кампании в поддержку дела «русской свободы», оказывавшие значительное влияние на формирование образа России. Под воздействием этой агитации многие американцы, — отмечает исследователь, — начинают понимать отношения США и России с позиции конфликта цивилизации и варварства, в общественном мнении США происходит сдвиг, который впоследствии приведёт американское общество к русофобским настроениям и к убеждённости в «мессианской роли» США — в том, что США призваны осуществлять освободительную миссию и вмешиваться в дела других стран и народов. От умеренной критики политического режима России общественное мнение США переходит к его активному осуждению. Подобной перемене также способствуют другие объективные причины — вступление США в новую стадию развития в качестве одного из экономических лидеров мира и связанное с этим столкновение экономических интересов США и России, массовая иммиграция российских евреев в США, технический прогресс и развитие средств массовой информации в совокупности с идеологическим развитием американской нации — появлением и претворением в жизнь идей превосходства и учений о цивилизаторском долге англосаксонской расы. Россия становится одним из объектов глобальной миссии США как страна, которая должна быть преобразована по североамериканскому образцу[14].

Среди наиболее существенных проблем, которые обсуждались в указанный период американским обществом, следует назвать:

  1. русско-американский договор о взаимной выдаче преступников 1887 г.;
  2. национально-конфессиональную политику царизма по отношению к евреям (так называемый «еврейский вопрос» и связанный с этим «паспортный конфликт»);
  3. карательную политику царизма в отношении политической оппозиции.

Общественное мнение США о России на рубеже XIX—XX веков

Как отмечает российский историк Р. Ш. Ганелин, на рубеже XIX и XX вв. отношения между США и Россией «не носили интенсивного характера»[15]: торговые связи были развиты весьма слабо, американский капитал только начинал проникать в Россию, а правительства не рассматривали друг друга в качестве значимых внешнеполитических партнёров. Тем не менее, уже во второй половине XIX в. стали складываться представления о биполярности мира, на разных концах которого располагались Россия и США. Образ России, по определению российского историка В. В. Носкова[16], «слагался из трёх основных элементов — представлений: о коренной противоположности путей исторического развития России и Америки, исключающей возможность их мирного сосуществования; о России прежде всего как экспансионистской державе, действия которой на мировой арене особенно угрожают интересам Соединённых Штатов; об особом — бескомпромиссном и всеохватывающем — характере и неизбежности борьбы между Америкой и Россией». Русско-японская война и последовавшая за ней Революция 1905—1907 гг., а также интенсивное экономическое развитие России на рубеже веков способствовали усилению внимания американской общественности к России.

Определяющими факторами, влияющими на американо-российские отношения на рубеже XIX и XX вв., стали враждебная позиция администрации президента США Теодора Рузвельта и американских СМИ по отношению к России, особенно во время Русско-японской войны, столкновение экономических интересов на Дальнем Востоке и в Маньчжурии, а также трения по «еврейскому вопросу», связанные с ограничениями прав евреев в России и активной эмиграцией российских евреев в США.

Число иммигрантов из России в США увеличивалось постепенно, начиная с 1880-х годов, и достигло пика в десятилетие перед Первой мировой войной. Всего из Российской империи в США, по официальным данным, прибыло более 3,2 млн человек. Отличительной чертой, выделявшей российскую эмиграцию из общеевропейского потока, являлось преобладание представителей национальных (в первую очередь, евреев, но также поляков, немцев, прибалтийских народов) и религиозных (староверов и религиозных сектантов — штундистов, молокан и духоборов) меньшинств Российской империи, переезжавших в США по причинам национальной и религиозной дискриминации. Кроме того, среди российских эмигрантов были представители оппозиционных и запрещённых политических партий и движений, а также беглые политкаторжане и ссыльнопоселенцы[17]. При этом в законодательстве Российской империи существовал запрет на эмиграцию, так что переселение в США носило полулегальный, криминальный характер. Российские власти предоставили санкцию на выезд из страны лишь некоторым этническим и религиозным группам, в частности евреям и сектантским группам духоборов и молокан. Свободный переход в иностранное подданство не допускался, а время пребывания за границей ограничивалось сроком до пяти лет. Фактически это привело к тому, что большая часть российских иммигрантов находилась в США нелегально[17], и при возвращении на территорию Российской империи им грозило уголовное преследование.

Увеличение революционной и этноконфессиональной (особенно еврейской) иммиграции из России стало вызывать опасения у американских политиков, однако, несмотря на принятие нескольких ограничительных иммиграционных законов, снижения численности или изменения структуры потока российских иммигрантов в США не последовало. В то же время нелегальный статус российских переселенцев в США и нежелание царской администрации решать проблему нелегальной эмиграции из страны стало одним из факторов, способствовавших ухудшению российско-американских отношений в начале XX века[17]. Определённую роль сыграли и действия ряда влиятельных еврейских финансистов, пытавшихся оказывать давление на российские власти с целью заставить их снять этноконфессиональные ограничения на евреев в России.

Соперничество на Дальнем Востоке

В 1880-е годы США окончательно закрепились на Тихом океане. В 1886 г. по инициативе президента Гровера Кливленда Конгресс провёл слушания на тему о будущей политике США на Тихом океане. Участники слушаний пришли к выводу, что из всех тихоокеанских стран только Российская империя потенциально может угрожать интересам США.

В этой связи США не поддержали русско-германо-французский ультиматум Японии (1895). В 1899 г. США провозгласили политику «открытых дверей», предусматривавшую сохранение территориальной целостности Китая, прежде всего — за счёт сдерживания российского продвижения в Маньчжурию и Корею.

В 1900—1902 гг. американский военно-морской теоретик контр-адмирал А. Т. Мэхэн разработал теорию «сдерживания» России как мощной «континентальной» державы путём создания блока «морских» государств во главе с США. А. Т. Мэхэн и разделявший его концепцию президент США Теодор Рузвельт полагали, что США должны проводить политику активной экспансии на Дальнем Востоке[13]. Соперничество между Вашингтоном и Петербургом из-за экономического преобладания в данном регионе (прежде всего в Маньчжурии) и стало одной из причин ухудшения русско-американских отношений. Идеологи внешнеполитического курса США считали, что распространение влияния России на Дальнем Востоке угрожает экономическим и политическим интересам США. Выступая за нейтрализацию российского влияния в этом регионе, они заявляли, что «Россия не является цивилизованной страной и поэтому не может играть цивилизаторскую роль на Востоке… В складывающихся условиях недемократический режим, архаичность социальной структуры и экономическая неразвитость служили дополнительным аргументом против России»[18].

С 1901 г. администрация Теодора Рузвельта оказывала финансовую и военно-техническую помощь Японии — основному противнику России на Дальнем Востоке.

Русско-японский военный конфликт 1904—1905 гг. ознаменовал новый рубеж в развитии американского общественного мнения о России, поставив его перед необходимостью определить своё отношение к каждой из воевавших держав. Теодор Рузвельт фактически поддержал Японию, а синдикат американских банков, организованный Дж. Шиффом, предоставил Японии значительную финансовую помощь. Одновременно были предприняты усилия с целью закрыть России доступ к западным кредитам. Россия и США вступили таким образом в новую фазу отношений — открытое соперничество. Общественное мнение в США также было настроено крайне враждебно по отношению к русскому правительству.


Первая мировая война. Октябрьская революция и Гражданская война в России

В Первую мировую войну Россия и США вступили союзниками. Переломным для отношений двух стран стал 1917 год. После того, как в России произошла революция, где США сначала оказывали помощь революционерам, а затем поддерживали Белое движение. В результате разногласий между разными политическими силами, США отказались признавать Советское правительство. В 19181920 годы американские войска приняли участие в иностранной интервенции.

СССР — США

США стали одним из последних государств, признавших СССР. Первым послом СССР в США в 1933 году стал Александр Трояновский. Дипломатические отношения между Советским Союзом и Соединёнными Штатами были установлены 16 ноября 1933 года. Из других событий этого периода, важных для двусторонних отношений можно отметить участие американцев в спасении «Челюскина» в 1934 году (два американских авиамеханика были удостоены за это Ордена Ленина), а также перелёт Валерия Чкалова через Северный полюс из Москвы в Ванкувер в 1937 году.

В ходе Второй мировой войны отношения США и СССР оставались умеренно хорошими. Германское нападение 22 июня 1941 на Советский Союз вызвало среди американского народа волну уважения и сочувствия к Советскому Союзу, практически в одиночку противостоявшему нацистской агрессии. Решением Рузвельта с ноября 1941 года на СССР был распространён закон о ленд-лизе, в рамках которого в СССР стали поставляться американская военная техника, имущество и продовольствие.

Но союзного договора между СССР и США (как между СССР и Великобританией) подписано не было. СССР и США были союзниками на основе международного документа — Декларации Объединённых Наций от 1 января 1942 года. Позже 23 июня 1942 года было подписано советско-американское соглашение о поставках военных технологий. США, ссылаясь на текст Атлантической хартии 1941 года, отказывались признать Прибалтику частью СССР. Конгресс США также регулярно ставил вопрос о религиозных свободах в СССР.

Договорённости между членами Антигитлеровской коалиции, достигнутые в ходе и после окончания войны, определили создание биполярного мира, в котором объединённый Запад при лидерстве США противостоял блоку социалистических стран, сплотившемуся вокруг Советского Союза.

Холодная война

По окончании Второй мировой войны СССР превратился в мощную сверхдержаву, чьё влияние распространялось от Западной Европы до Тихого океана. Установление в государствах Восточной Европы просоветских коммунистических режимов привело к резкому ухудшению отношений между СССР и США. Американское руководство пыталось предотвратить распространение советского влияния и левых идей (чему способствовала победа СССР в войне) дальше на Запад, в Латинской Америке, Азии и Африке. В самих США началась антикоммунистическая истерия — так называемая «Охота на ведьм».

Очень скоро борьба двух идеологий вышла за пределы дипломатических отношений и переросла в глобальное противостояние систем, что и выразилось вспыхивающими вооружёнными конфликтами по всему миру — Корейская война, Вьетнамская война, многочисленные арабо-израильские войны, войны в Латинской Америке, на Ближнем Востоке и в Африке.

Важным фактором в отношениях Советского Союза и США стала гонка вооружений. С августа 1945 г. Соединённые Штаты считали себя монополистом на обладание атомным оружием и пытались использовать этот козырь против СССР. Но в 1949 г. Советский Союз тоже обзавёлся атомным, а в 1953 г. — термоядерным оружием, а затем — и средствами его доставки (баллистическими ракетами) к целям на территории своего потенциального противника. Обе страны вкладывали колоссальные средства в военную промышленность; совокупный ядерный арсенал за несколько десятилетий вырос настолько, что его хватило бы для того, чтобы уничтожить все население планеты не один десяток раз.

Уже в начале 1960-х годов Соединённые Штаты и Советский Союз оказались на грани ядерной войны, когда СССР в ответ на размещение в Турции американских ракет средней дальности разместил свои собственные ядерные ракеты на Кубе, что привело к Карибскому кризису 1962 года. К счастью, благодаря политической воле лидеров обеих стран Джона Кеннеди и Никиты Хрущёва, военного конфликта удалось избежать. Но, кроме опасности ядерной войны, гонка вооружений несла угрозу экономикам США и СССР. Постоянное, по сути бессмысленное, увеличение вооружённых сил угрожало экономическим коллапсом обеим сторонамК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3256 дней]. В этой обстановке и был подписан ряд двусторонних договоров, ограничивающих накопление ядерного оружия.

В 1970-х гг. были проведены переговоры об ограничении стратегических вооружений, в результате которых были подписаны договоры ОСВ-I (1972), включавший Договор по ПРО и ОСВ-II (1979) по ограничению пусковых установок.

После разоблачения сотрудничавших с советской разведкой Уокеров (военно-морской офицер Уокер, Джон Энтони) были высланы 25 советских дипломатов[19].

1 июня 1990 года было подписано Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств (Соглашении о Линии Шеварднадзе-Бейкера), по условиям которого к США отошли часть исключительной экономической зоны СССР и участок континентального шельфа площадью 46,3 тыс. квадратных километров в открытой центральной части Берингова моря, а также территориальные воды на небольшом участке в Беринговом проливе между островами Ратманова (Россия) и Крузенштерна.

Острейший политический, идеологический и межнациональный кризис, охвативший Советский Союз к концу 1980-х годов, привёл к распаду государства. Многие консервативные американские политики склонны в этой связи приписывать Соединённым Штатам победу в холодной войне. Так или иначе, распад СССР (и предшествующий ему распад социалистической системы) принято считать окончанием холодной войны и началом новых отношений между Востоком и Западом.

1 февраля 1992 года в Кэмп-Дэвиде была провозглашена совместная декларация России и США, которая официально положила конец холодной войне. Во время следующего своего визита в США, состоявшегося 15-19 июня 1992 года, Б. Н. Ельцин в выступлении перед американским Конгрессом многократно подчеркивал необратимость падения "коммунистического идола". В речи был отчётливо обозначен переход от конфронтации к активному взаимодействию с западными странами. Как было указано в одном из «черновых» вариантов речи - Россия сделала свой выбор «между возвращением в мировое сообщество и репрессивным одиночеством» [20]

Культурное сотрудничество

Несмотря на военное противостояние, с конца 1950-х годов активизировалось советско-американское культурное сотрудничество. 27 января 1958 года в Вашингтоне было подписано Соглашение между СССР и США об обменах в области науки, техники, образования, культуры и других областях, а в 1962 году создано Общество советско-американской дружбы[21]. Большая разрядка 1970-х годов оказала очень благоприятное воздействие на контакты двух стран во всех сферах. В частности, активизировались в этот период научные двусторонние связи, связанные с исследованием Арктики, в том числе на советских территориях, куда раньше американцев не пускали. В 1974 году прошли советско-американские исследования по миграциям белых гусей с острова Врангеля, причем автор методики В. Слейден был допущен на этот остров, где участвовал в отлове и мечении птиц[22]. Кроме того, с Аляски на остров Врангеля и на Таймыр были завезены и акклиматизированы овцебыки. Также в 1977—1978 годах советские ученые передали американским коллегам яйца сибирских белых журавлей[22]. Также в этот период активизировался обмен исследователями. Например, в 1976 году только Институт мерзлотоведения посетили 47 американских специалистов[23].

После распада СССР

Г-н Буш-младший и его помощники по президентской кампании (2000 года) обещали нации, что откажутся от назойливого и непродуктивного, по их оценкам, вмешательства США в дела России в эру Билла Клинтона, который придавал первостепенное значение интеграции России в глобальную систему демократических государств со свободной рыночной экономикой.
([www.inosmi.ru/untitled/20010129/144232.html "The International Herald Tribune", 29/01/2001])

После распада СССР Россия объявила себя государством-продолжателем Советского Союза, благодаря чему унаследовала постоянное место в Совете Безопасности ООН. В начале февраля 1992 года Б.Н.Ельцин наносит свой первый визит в США в качестве президента независимой России. 1 февраля в совместной декларации лидеры обеих стран поставили символическую точку в Холодной войне.

Американские консультанты активно участвовали в разработке экономических реформ, знаменовавших собой переход в стране от плановой к рыночной экономике. В переходный период США оказывали России гуманитарную помощь (операция «Provide Hope»). Отношения между двумя странами улучшились, но ненадолго. Кроме того, США были заинтересованы в привлечении бывших советских ученых. В начале 1990-х годов был принят Закон об иммиграции советских ученых, который установил квоту в 750 человек для специалистов в области высоких технологий из республик бывшего СССР (прекратил свое действие в 1996 году)[24].

Победа республиканцев привела к резкому сокращению американской помощи России по программам публичной дипломатии: если при демократическом большинстве в Конгрессе в 1994 году на это американским государством было выделено 2,5 млрд долларов, то при республиканцах в 1995 году уже только 830 млн долларов, а в 1996 и 1997 годах лишь 641 млн и 625 млн соответственно[25].

(Во время визита М. Олбрайт в Россию в январе 1999 года.)[26] Б. Н. Ельцин и М. Олбрайт подтвердили приверженность России и США строительству двусторонних отношений на основе равноправия, уважения и учёта интересов друг друга. Было особо подчеркнуто важное значение конструктивного российско-американского взаимодействия как стабилизирующего фактора международной жизни. Президент Российской Федерации и госсекретарь США высказались за дальнейшее поступательное развитие многоплановых отношений между двумя странами на всех уровнях и отметили, что возникающие расхождения в подходах к тем или иным проблемам не должны заслонять общности основополагающих стратегических целей двух стран. М. Олбрайт подтвердила принципиальную линию администрации США на поддержку российских реформ.)

Распад Советского Союза, экономический и социально-политический кризис в России, резкое падение её международного престижа и военно-политического потенциала привели к тому, что США стали фактически единственным мировым лидером. Многие политологи[какие?], рассматривая данный период, говорят о слабости России и, как следствие, о многочисленных уступках и провалах отечественной дипломатии. К таковым относят: урановую сделку 1993 г., Будапештский меморандум, непротиводействие курсу на расширение НАТО, заявленному в 1994 г. и в особенности Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 г. Также слабость России проявилась в прекращении военных союзов, в снижении активности в Восточной Европе и других регионах, в ряде торговых соглашенийК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2080 дней]. В России рассчитывали, что с роспуском Организации Варшавского договора НАТО рано или поздно также будет распущено. Однако в 1999 г. в НАТО были приняты Чехия, Польша и Венгрия, а в 2004 г. — Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Болгария. Этот факт, а также операции США и их союзников против Югославии, Афганистана и Ирака вызвали в России замешательство по поводу выстраивания отношений с США. С одной стороны, после террористического акта 11 сентября 2001 в США Россия присоединилась к антитеррористической коалиции, возглавляемой США; с другой, уже 13 июня 2002 года США денонсировали договор по ПРО от 1972 года, мотивируя это необходимостью защиты от «стран-изгоев»[27].

Как отмечает журналист Питер Бейкер, в начале своего первого президентского срока Буш был настроен на рабочие отношения с Путиным, Буш считал тогда, что от России не исходят реальные угрозы США[28]. В 2001 году специалист по России Майкл Макфол советовал Бушу завлекать Россию в проамериканский лагерь, с чем Буш согласился, аргументировав, что «когда-нибудь нам всем придётся иметь дело с китайцами»[28]. Профессор Андре Либих отмечает, что со своей стороны Путин в начале своего правления делал шаги навстречу США, что было остановлено США выходом из договора по ПРО[27].

В 2003 году Россия совместно с Францией и Германией фактически возглавили «лагерь несогласных» с действиями США в отношении Ирака[27]. В конце 2004 года в российско-американских отношениях наступило небывалое «похолодание», связанное с событиями на УкраинеОранжевая революция»).

По мнению эксперта Эдуарда Лозанского, «Путин начинал как весьма прозападный политик», Лозанский отмечал: «Вначале Путин даже намекал на возможность вступления России в НАТО, отказался от военных баз на Кубе и во Вьетнаме. После событий 11 сентября он предлагал Америке более тесное военно-политическое сотрудничество, создание антитеррористического альянса, но практически все его инициативы были отвергнуты. После этого последовала „мюнхенская речь“ и другие жесткие заявления»[29].

По мнению профессора Стивена Коэна (2007): "Окончание Холодной войны предоставило США и России историческую возможность наладить хорошие отношения, но этот шанс упущен. В этом можно винить, в основном, американскую политическую элиту". Коэн объясняет это тем, что "администрация Клинтона решила относиться к России, как к государству, побежденному в Холодной войне"[30]. "Американцы считают, что они выиграли холодную войну, а потому все остальные должны вести себя как подобает побежденным. Германия и Япония это хорошо поняли, раскаялись и признали, так сказать, свои ошибки, а Россия не разделяет такое мнение, считая, что добровольно положила конец холодной войне", - отмечает профессор Андре Либих[31].

Наибольшим спадом американо-российских отношений до грузино-российского кризиса 2008 года называют балканский (Косовский) кризис.

Возобновление противостояния

К основным проблемным вопросам между РФ и США относятся помощь России Ирану в осуществлении ядерной программы, энергобезопасность, ситуация в Грузии, Украине и Палестине, а также развёртываемая Соединёнными Штатами в Европе система противоракетной обороны. В целях развития демократического общества США финансируют российские неправительственные организации и движения. [32].

4 мая 2006 года вице-президент США Ричард Чейни, находясь в Вильнюсе, произнёс речь, которую многие теперь называют «Вильнюсской» по примеру «Фултонской» речи Черчилля. По его словам, США не устраивает «использование Россией своих минеральных ресурсов в качестве внешнеполитического оружия давления, нарушение в России прав человека и деструктивные действия России на международной арене». Отказ России от прекращения военного сотрудничества с Ираном, Сирией, КНДР и другими государствами, «вызывающими тревогу» у США, приводит к постоянным российско-американским конфликтам в Совете Безопасности ООН.

В начале 2007 года между США и РФ с новой силой разгорелся конфликт по поводу намерения США разместить в Польше и Чехии элементы своей системы ПРО. По словам руководства США, этот шаг направлен на защиту Европы от северокорейских и иранских ракет. Российское руководство категорически отвергает такое объяснение. 8 февраля 2007 министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что «Соединённым Штатам Америки следовало бы быть готовыми к возможному вооружённому конфликту с Россией». В свою очередь, на Мюнхенской конференции по безопасности 10 февраля 2007 Владимир Путин с жёсткой критикой обрушился на внешнюю политику США. Главнокомандующий РВСН генерал Соловцов также заявил, что в случае, если элементы ПРО США всё-таки будут размещены в Восточной Европе, Россия может денонсировать Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности[33].

14 июля 2007 года президент России Владимир Путин подписал Указ «О приостановлении Российской Федерацией действия Договора об обычных вооружениях в Европе и связанных с ним международных договоров». Наблюдатели полагают, что это решение стало первым шагом российского руководства в сторону коренного изменения военно-политической обстановки на европейском континенте, складывающейся с начала 1990-х годов не в пользу России.

В сопровождающей документ справке указывается, что данное решение было вызвано «исключительными обстоятельствами, влияющими на безопасность Российской Федерации». К таковым, в частности, отнесены:

  1. Превышение восточноевропейскими государствами — участниками ДОВСЕ, присоединившимися к НАТО, «групповых» ограничений ДОВСЕ в результате расширения альянса;
  2. Невыполнение странами НАТО принятого в 1999 году политического обязательства об ускоренной ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ;
  3. Отказ Латвии, Литвы и Эстонии, вступивших в НАТО, от участия в ДОВСЕ и, в результате, появление на северо-западной границе РФ территории, «свободной» от ограничений на размещение обычных вооружений, в том числе и вооружений других стран;
  4. Планируемое размещение военных баз США на территориях Болгарии и Румынии.[34][35]

В августе 2008 года новый виток противостоянию России и США дало вторжение грузинских войск в Южную Осетию[36]. Российские войска очистили территорию почти полностью захваченной непризнанной республики от грузинской армии и в течение нескольких дней продолжали бомбардировки военных объектов на всей территории Грузии, после чего Россия официально признала Южную Осетию и Абхазию независимыми государствами[37]. Под вопросом оказалось дальнейшее существование Совета Россия-НАТО[38][39].

Фрэнсис Фукуяма отмечал, что с избранием Барака Обамы на первый срок: «Я не исключаю, что могут возобновиться отношения периода холодной войны, когда мы имели дело с русскими, которым нельзя было доверять и которые в любой момент могли прибегнуть к военной силе. Разница будет лишь в том, что в отличие от Советского Союза Россия более интегрирована в мировую экономику, а оттого и более уязвима. Это накладывает определённые ограничители на действия России, которых не существовало в период холодной войны»[40].

«Вряд ли можно назвать американскую политику по отношению к России ответственной и осторожной, она безответственно агрессивна» (Пол Крейг Робертс, июль 2009 года)[41].

На брифинге 07.01.2009, посвящённом политике уходящей администрации президента США Буша-младшего, его советник по нацбезопасности Стивен Хэдли, говоря об американо-российских отношениях, так сформулировал итоги последних лет[42]: «…президент Буш работал над тем, чтобы перевести двусторонние отношения из русла противостояния времен „холодной войны“ на путь сотрудничества в тех областях, где мы имеем общие интересы, решая при этом имеющиеся разногласия в открытой, последовательной и транспарентной манере». Среди достижений Хэдли отметил американо-российское сотрудничество в области сокращения ядерного оружия, нераспространения ОМП, в решении иранской и северокорейской проблем, поддержании переговорного процесса по достижению мира на Ближнем Востоке.

В 2012 году велась подготовка к визиту президента США Барака Обамы в Россию, однако его встреча с В. В. Путиным была отменена[43].

В 2013 году как темы разногласий между РФ и США выделяются ситуация в Сирии и КНДР, противоракетная оборона, положение некоммерческих организаций в России, «Закон Магнитского» и «Закон Димы Яковлева»[44]. В ночь с 13 на 14 мая ФСБ при вербовке одного из сотрудников спецслужб России был задержан Райан Фогл сотрудник Центрального разведывательного управления, который работал в должности третьего секретаря политического отдела посольства США в России[45]. Предоставление Россией убежища Эдварду Сноудену в некоторых американских кругах было воспринято как открытая враждебная акция[46]. В специальном заявлении Белого дома об отмене визита Барака Обамы в сентябре 2013 года в Москву на встречу с Путиным отмечалось «отсутствие за последние 12 месяцев прогресса по таким вопросам, как противоракетная оборона и контроль над вооружениями, торгово-экономические отношения, проблемы глобальной безопасности, права человека и гражданское общество»[47].

В первых числах марта 2014 года, с резким обострением отношений между двумя странами в связи с так называемым Крымским кризисом, госсекретарь Керри отметил в телеинтервью, что «перезагрузка» осталась в прошлом: «Мы вошли в другую фазу отношений с Россией»[48]. Отмечают, что российско-американские отношения охладились как никогда за весь период с 1991 года[43].

В июне 2015 года ещё больше повысился градус напряжённости между странами, в связи с планами США разместить в Восточной Европе танки, БТР, реактивную артиллерию и др. тяжелое вооружение. В России назвали этот шаг "самым агрессивным шагом со времен холодной войны[49].

7 ноября 2015 года министр обороны США Эштон Картер объявил о мерах по сдерживанию «российской агрессии». В числе планируемых мер министр назвал модернизацию ядерного оружия, развитие беспилотной авиации и стратегических бомбардировщиков, развитие систем лазерного и рельсотронного оружия, а также новых систем вооружений, детали которых не уточнялись[50].

По сообщению британской газеты Guardian, в течение 2015 — 2025 гг. США планирует потратить 355 млрд долларов на 12 новых стратегических подводных лодок с ядерным оружием, около ста новых стратегических бомбардировщиков, новые межконтинентальные баллистические ракеты, которые можно запускать с передвижных установок и более тысячи крылатых ракет, которые могут нести ядерный заряд. По мнению Guardian, Россия и США начинают полностью восстанавливать ядерный арсенал периода холодной войны[51].

Экономическое сотрудничество

Соединённые Штаты, несмотря на проблемы в политической сфере, традиционно являются одним из ведущих торговых партнёров России. В 2005 г. двусторонний товарооборот достиг 19,2 млрд долларов, при этом российский экспорт составил 15,3 млрд, а импорт США — 3,9 млрд.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2003 дня]

19 ноября 2006 г. в рамках российско-американской встречи на высшем уровне на саммите АТЭС в Ханое был подписан Протокол о завершении двусторонних переговоров с США по условиям присоединения России к ВТО в пакете с межправительственными соглашениями о сельскохозяйственных биотехнологиях, о торговле говядиной, об инспекциях предприятий, о торговле свининой, о защите прав интеллектуальной собственности и о процедуре импортного лицензирования товаров, содержащих шифровальные средства.

В 2005 г. поставки в США российской нефти и нефтепродуктов достигли уровня 466 тыс. баррелей в день. При сохранении этой тенденции Россия может войти в четвёрку основных экспортёров энергоресурсов в США. В 2003 «Газпром» начал работу над проектом поставок в США сжиженного природного газа. В 2005 были осуществлены первые «своповые» поставки. В середине 2000-х годов США занимали 6 место (8,3 млрд долл.) по объёму накопленных иностранных инвестиций в России (6,5 % от общего объёма), причём примерно половина американских прямых инвестиций вложена в топливно-энергетический комплекс.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3778 дней] В числе основных проектов — «Сахалин-1» и Каспийский трубопроводный консорциум. На российских автозаводах расположены сборочные цеха американских автомобилей марки Форд, General Motors. На непроизводственную сферу приходится четверть прямых инвестиций США, направляемых в первую очередь в банковскую и страховую деятельность, а также в сферу информационных услуг.

Прямые российские инвестиции в американскую экономику превышают 1 млрд долл. В США работают российские компании «Лукойл», «Норильский никель» (завод по производству металлов платиновой группы), «Северсталь» (компания по производству стали), «ЕвразГруп» (завод по производству ванадия), «Интеррос» (водородная энергетика) и некоторые другие.

Развивается сотрудничество в сфере высоких технологий, инновационной деятельности и информатики. Создан российско-американский Инновационный совет по высоким технологиям, работает Межправительственный комитет по науке и технике, российские компании участвуют в инновационных форумах в США. Ведущие компании аэрокосмической отрасли США — Боинг, Локхид Мартин, Пратт энд Уитни — на протяжении многих лет активно взаимодействуют с российскими предприятиями в рамках проектов по МКС, космическим запускам, производству авиадвигателей, разработке новых моделей самолётов.

Американские компании проявляют значительный интерес к развитию торгово-экономического сотрудничества с регионами России. Более 10 лет действует «Российско-американское тихоокеанское партнёрство», объединяющее представителей бизнеса, науки, общественных кругов, федеральных и региональных властей Дальнего Востока России и Западного побережья США.

3 октября 2014 года США исключили Россию из списка развивающихся стран и из Генеральной системы торговых преференций. С этого момента российские товары, импортируемые в США, облагаются налогами в общеустановленном порядке[52].

Общественное мнение

Согласно соцопросам «Левада-центр», в 2013 году 48 % населения России плохо относилось к Соединённым Штатам Америки, хуже отношение было только в 2008 году, когда в сентябре того года 67 % населения РФ заявили о своем негативном отношении к США. Наилучшее отношение россиян к США зафиксировано в опросах 1997 года — 71 % положительно, 29 % негативно[53].

Диалог о правах человека

Должностные лица США время от времени делают публичные заявления о положении с правами человека в России[54]. Государственный департамент США ежегодно выпускает доклады о положении с правами человека в странах мира; Министерство иностранных дел России в 2005—2013 годах отвечало на оценки, высказанные этими докладами в адрес России[55][56][57][58][59][60][61][62][63] В 2008, 2009 и 2013 гг. МИД РФ также комментировал подход к России в ежегодных докладах Госдепа о свободе вероисповедания в странах мира[64][65][66].

МИД России в 2011 году выпустил доклад о правах человека в ряде стран, начинающийся с раздела о США. Пресс-секретарь Госдепа США заявил, что США не считают вмешательством во внутренние дела критику со стороны иностранных государств по вопросам прав человека, не комментируя конкретных утверждений доклада[67]. В 2012 году МИД РФ выпустил особый доклад по США[68]. Пресс-секретарь Госдепа США В. Нуланд прокомментировала это так: «мы — открытая книга и хотим продолжать улучшать наше общество; открытость для наблюдения со стороны мира у нас не вызывает озабоченности»[69].

Сенат Конгресса США в 2011 и 2013 гг. проводил слушания о правах человека и верховенстве права в РФ[70][71], Госдума Федерального собрания РФ в октябре 2012 года проводила слушания о правах человека в США[72].

По оценке заместителя директора СВОП Д. Суслова, «в период „перезагрузки“ обсуждение Россией и США вопросов прав человека впервые приняло относительно сбалансированный характер»[73].

Сотрудничество в области образования

Обучение российских граждан в США

В 1994 - 2001 годы число российских граждан, участвовавших в правительственных программах обучения США, находилось на уровне примерно 10 тыс. человек в год[74]. С 2002 года произошёл быстрый рост численности таких обучающихся и в 2006 году (накануне президентских выборов 2008 года) их было уже более 40 тысяч[74]. Затем спад - в 2010 году численность таких обучающихся была ниже 10 тысяч человек[74].

Сотрудничество в области культуры

Культурное сотрудничество между Россией и США осуществляется на основе Меморандума о взаимопонимании между правительствами России и США о принципах сотрудничества в области культуры, гуманитарных и общественных наук, образования и СМИ от 2 сентября 1998.

В 1999 году в Вашингтоне был открыт Российский центр науки и культуры.

США сотрудничают с российскими музеями, культурными центрами, художественными коллективами и артистами на базе индивидуальных проектов и контрактов. Федеральные и муниципальные власти США делают ставку на прямые связи между организациями, гражданами, учреждениями культуры и образования.

Одно из основных мест в российско-американском культурном сотрудничестве занимает проект долгосрочного сотрудничества между Фондом Гугенхайма и Государственным музеем «Эрмитаж». Его основной целью является представление на постоянной основе экспозиций произведений классического искусства из собрания Эрмитажа в музеях Гугенхайма и, соответственно, представление коллекций западного искусства XX века в залах Эрмитажа. В октябре 2001 г. в Лас-Вегасе открылся музей Гугенхайм-Эрмитаж. К открытию была приурочена совместная выставка из коллекций Эрмитажа и Гугенхайма.

В 2001 году в Посольстве России в Вашингтоне состоялся гала-концерт под девизом «Санкт-Петербург-2003: культурный ренессанс». Он положил начало серии мероприятий в связи с 300-летним юбилеем Санкт-Петербурга в целях его популяризации как центра мировой культуры и привлечения внимания американской общественности к культурному наследию Петербурга.

Активно развиваются связи по линии Библиотеки Конгресса США. В рамках реализации программы для российских управленческих кадров «Открытый мир», которая была учреждена в 1999 г. по инициативе директора Библиотеки Джона Биллингтона, в США с краткосрочными ознакомительными поездками побывали более четырёх тысяч молодых российских политиков, предпринимателей и общественных деятелей. Был запущен совместный проект Библиотеки Конгресса и Мариинского театра по модернизации архивных фондов театра.

Осуществляется программа сотрудничества Центра сценических искусств имени Джона Кеннеди с Мариинским театром. Этот проект рассчитан на 10 лет и предполагает ежегодные гастроли «Мариинки» в крупнейшем оперном театре США. Первые выступления Мариинского театра в Центре Кеннеди состоялись 12-24 февраля 2002 г. и стали новой вехой в развитии российско-американских культурных связей.

См. также

Новейшая хроника отношений России и США
История
Прочее

Напишите отзыв о статье "Отношения России и США"

Примечания

  1. [ca-news.org/news:1159012 CA-NEWS: США поддерживает решение Казахстана о проведении широмасштабных реформ - Джордж Крол, посол США в РК (интервью)]
  2. [rosreestr.ru/upload/documenty/doc_Gos-doc_2011.rar Государственный (национальный) доклад о состоянии и использовании земель в Российской Федерации в 2011 году (на 1 января 2012 года)] (стр. 171) // [rosreestr.ru/site/activity/gosudarstvennoe-upravlenie-v-sfere-ispolzovaniya-i-okhrany-zemel/gosudarstvennyy-monitoring-zemel/sostoyanie-zemel-rossii/gosudarstvennyy-natsionalnyy-doklad-o-sostoyanii-i-ispolzovanii-zemel-v-rossiyskoy-federatsii/ Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр)]
  3. 17 125 407 км² получены путём суммирования 17 098 246 км² площади земель РФ по состоянию на 1 января 2012 года, 26 081 км² территории Республики Крым и 1080 км² территории города федерального значения Севастополя
  4. С учётом Республики Крым и Севастополя, оспариваемых Украиной. Присоединение Крыма к Российской Федерации не признаётся международным сообществом.
  5. [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/weodata/weorept.aspx?pr.x=63&pr.y=15&sy=2016&ey=2020&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=922&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= Report for Selected Countries and Subjects]
  6. [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2016/01/weodata/weorept.aspx?pr.x=44&pr.y=16&sy=2016&ey=2020&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=111&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= Report for Selected Countries and Subjects]
  7. [www.state.gov/t/avc/rls/2016/259273.htm New START Treaty Aggregate Numbers of Strategic Offensive Arms]
  8. The Military Balance 2016, p.189
  9. [www.defense.gov/News/News-Releases/News-Release-View/Article/652687/department-of-defense-dod-releases-fiscal-year-2017-presidents-budget-proposal Department of Defense (DoD) Releases Fiscal Year 2017 President’s Budget Proposal > U.S. DEPARTMENT OF DEFENSE > News Release View]
  10. books.sipri.org/files/FS/SIPRIFS1604.pdf
  11. 1 2 [www.gks.ru/free_doc/new_site/business/prom/natura/natura2g.htm] // Росстат
  12. [www.gks.ru/free_doc/new_site/business/prom/natura/natura4g.htm] // Росстат
  13. 1 2 [www.unn.ru/pages/issues/vestnik/99990194_West_istor_2002_1(1)/10.pdf Селезнёв Ф. А. Конфликт вокруг расторжения Русско-американского торгового договора и московская буржуазия (1911—1912 гг.) Вестник исторических наук. Нижегородский государственный университет, 2002]
  14. 1 2 3 4 [www.dissercat.com/content/politicheskii-rezhim-rossii-v-tsarstvovanie-aleksandra-iii-v-obshchestvennom-mnenii-ssha-188 Родионов А. А. Политический режим России в царствование Александра III в общественном мнении США 1881—1894 годов. Автореферат диссертации, 2007]
  15. Ганелин Р. Ш. Отношения с Россией. 1898—1914 // История внешней политики и дипломатии США. 1867—1918. — М., 1997. — С. 254.
  16. Носков В. В. Образ России в идеологии Американской империи // Проблемы социально-экономической истории России. — СПб., 1991. — С. 298.
  17. 1 2 3 [www.dissercat.com/content/rossiiskie-immigranty-v-ssha-v-kontse-xix-nachale-xx-veka Назаров П. В. Российские иммигранты в США в конце XIX — начале XX века. Автореферат диссертации, 2009]
  18. [www.dissercat.com/content/ssha-i-rossiya-formirovanie-vzaimnykh-predstavlenii-v-nachale-xx-v-problemy-sotsialnogo-i-ek Макурин А. И. США и Россия, формирование взаимных представлений в начале XX в.: Проблемы социального и экономического развития, 1904—1909 гг. Автореферат диссертации, 2001]
  19. [www.pressmon.com/cgi-bin/press_view.cgi?id=1292059 ВИРТУОЗ ВЕРБОВКИ]. Проверено 5 апреля 2013. [www.webcitation.org/6FwspDUkg Архивировано из первоисточника 17 апреля 2013].
  20. [gaidar-arc.ru/databasedocuments/theme/details/4545 Проект выступления на Совместном заседании Конгресса] // Архив Егора Гайдара
  21. Ручкин А.Б От «врагов народа» до «друзей нации»: русская диаспора в российско-американском диалоге // Знание. Понимание. Умение. — 2014. — № 2. — С. 44
  22. 1 2 Сулейманов А. А. Сотрудничество Советского Союза и приарктических стран в области научного изучения Арктики в годы «разрядки» // 1945 год: формирование основ послевоенного мироустройства. — Киров: Радуга — ПРЕСС, 2015. — С. 472
  23. Сулейманов А. А. Сотрудничество Советского Союза и приарктических стран в области научного изучения Арктики в годы «разрядки» // 1945 год: формирование основ послевоенного мироустройства. — Киров: Радуга — ПРЕСС, 2015. — С. 473
  24. Филиппенко А. А. Проблемы иммиграционной политики США в период 1990—2015 гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — М., 2015. — С. 60. Режим доступа: mgimo.ru/science/diss/filippenko-aa.php
  25. spbu.ru/disser2/disser/Tsvetkova_dissertation_text_US_Public_Diplomacy_expansion.pdf С. 308 - 309
  26. [www.mid.ru/bdomp/dip_vest.nsf/99b2ddc4f717c733c32567370042ee43/a5eeff14c8938b75c32568870049a41b!OpenDocument журнал 02.1999 Визит М. Олбрайт в Россию]
  27. 1 2 3 [inosmi.ru/russia/20131107/214525386.html Владимир Путин и 15 минут его славы | Россия | ИноСМИ - Все, что достойно перевода]
  28. 1 2 [inopressa.ru/article/06Nov2013/foreignpolicy/bush.html Обольщение Джорджа У. Буша]
  29. [www.odnako.org/almanac/material/show_22015/ Александр Зиновьев: Я советую одно: думайте, думайте, думайте!].
  30. [web.archive.org/web/20070927172801/www.washprofile.org/ru/node/5805 США, СССР и Россия: в поисках утраченного | Washington ProFile - International News & Information Agency]
  31. [nashagazeta.ch/news/les-gens-de-chez-nous/19902 Андре Либих: «Украина должна стать нейтральной территорией между Востоком и Западом» | Наша газета]
  32. [www.polit.ru/news/2005/07/07/demos/ США выделяют $85 миллионов на развитие демократических институтов] Интервью посла США в России. Июль 2005
  33. [www.kreml.org/news/142049536?user_session=c0db8f592cdae6d889ed59aaf62a75df Россия может выйти из Договора о ликвидации РСМД] 15 Февраль 2007
  34. [www.newsru.com/arch/world/02may2007/romania_usa_base.html Новости NEWSru.com:: Парламент Румынии дал добро на размещение военных баз США на территории страны]
  35. [www.ua-today.com/modules/myarticles/article_storyid_1327.html Болгария одобрила размещение военных баз США: Мир: Статьи: Новости Украины. Украина сегодня. Ukraine Today. Boeing-777]
  36. [www.interfax.ru/news.asp?id=28567&sec=1484 Грузия не ожидала жесткой реакции России на удар по Южной Осетии] 22 августа 2008 года
  37. [www.lenta.ru/news/2008/08/26/inform/ Россия сообщила ООН о признании независимости Абхазии и Южной Осетии] 26.08.2008
  38. [www.lenta.ru/articles/2008/08/22/rusnato/ Очень они нам нужны. Россия и НАТО заморозили сотрудничество] 22.08.2008
  39. [www.lenta.ru/news/2008/08/25/nato1/ Медведев готов полностью прекратить сотрудничество с НАТО] 25.08.2008
  40. [newtimes.ru/articles/detail/3278/ «Это не конец капитализма»]. The New Times (18 ноября 2008). Проверено 15 января 2013. [www.webcitation.org/6DoIyEHfs Архивировано из первоисточника 20 января 2013].
  41. [www.russ.ru/layout/set/print/Mirovaya-povestka/Russkie-dlya-amerikancev-v-sheluhe-mifov Русские для американцев — в шелухе мифов //Русский Журнал]
  42. [www.voanews.com/russian/news/a-33-2009-01-08-voa10.html Стивен Хэдли — о внешнеполитическом наследии президента Буша | Новости | Русская Служба «Голоса Америки»]
  43. 1 2 [www.inopressa.ru/article/05aug2014/newyorker/mcfaul Наблюдая за затмением: Майкл Макфол находился в России, когда там появились перспективы демократии и когда эти перспективы начали тускнеть]
  44. [www.bbc.co.uk/russian/russia/2013/05/130506_russia_usa_quotes.shtml Россия-США: точки согласия и расхождения] Би-би-си 2013
  45. [lenta.ru/news/2013/05/14/agent/ В Москве задержали агента ЦРУ]
  46. [www.first-americans.spb.ru/vizzhi-slovno-porosenok/ Визжи, словно поросенок]
  47. [www.kommersant.ru/doc/2253803 Ъ-Огонек — Нажали паузой]
  48. [glavnoe.ua/news/n167811 Экс-директор ЦРУ: Почему мы все время ошибаемся насчёт Путина — Новости Украины. Главное™]
  49. [www.dw.de/сша-перебросят-в-европу-сотни-морпехов-на-случай-российской-угрозы/a-18523152?maca=rus-yandex_new_politics_mm-9641-xml США перебросят в Европу сотни морпехов на случай российской угрозы | Новости из Германии о событиях в мире | DW.COM | 17.06.2015]
  50. [news.yahoo.com/us-adapting-operational-posture-deter-russian-aggression-213855606.html «US military in new plans to deter Russian 'aggression'»]
  51. [www.bbc.com/russian/uk/2016/01/160108_brit_press «Пресса Британии: Россия и США вновь наращивают ядерные арсеналы»], Би-Би-Си, 8 января 2016
  52. [www.novayagazeta.ru/news/1687804.html США официально лишили Россию торговых льгот - Новости - Новая Газета]. Новая газета (4 октября 2014). Проверено 12 октября 2014.
  53. [www.finmarket.ru/main/article/3511341 Россияне разлюбили США и ЕС — «Главное» — Финмаркет]
  54. [www.state.gov/p/eur/ci/rs/c41670.htm# Human Rights in Russia] Госдепартамент США (англ.)
  55. [www.ln.mid.ru/bdomp/brp_4.nsf/b8b07fe91e276c3a43256999005bcbba/1627bd1b7e531165c3256fb800524f50!OpenDocument Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с вопросами агентств «Интерфакс» и «РосБизнесКонсалтинг» относительно ежегодного доклада Госдепартамента США о соблюдении прав человека в мире] 2005
  56. [www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/5ADFBD49B0B2343BC325712D004E4786 Комментарий официального представителя МИД России М. Л. Камынина в связи с докладом Госдепартамента США о соблюдении прав человека в мире в 2005 году]
  57. [www.chile.mid.ru/rus/mre09/r07_118.html Заявление официального представителя МИД России М. Л. Камынина в связи с публикацией доклада Государственного департамента США о соблюдении прав человека в мире в 2006 году]
  58. [www.vietnam.mid.ru/press/133.html Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с докладом Государственного департамента США о положении с правами человека в мире] 2008
  59. [www.mid.ru/bdomp/ns-dgpch.nsf/8f29680344080938432569ea00361529/432569ee00522d3cc3257569005fa160!OpenDocument Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикацией доклада Государственного департамента США о соблюдении прав человека в мире в 2008 году] 2009
  60. [www.mid.ru/bdomp/ns-dp.nsf/b6c978cb6febd246c3256e3f002bab2d/432569f10031fa43c32576e400420e14!OpenDocument Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикацией доклада Государственного департамента США о соблюдении прав человека в мире в 2009 году] 2010
  61. [www.chile.mid.ru/rus/mre/r11_335.html Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикацией доклада Государственного департамента США о соблюдении прав человека в мире в 2010 году] 2011
  62. [www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/9EA02F23411B0CD544257A0C0050393F Комментарий Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К. К. Долгова в связи со «Страновым докладом о практиках соблюдения прав человека в 2011 г.» государственного департамента США] 2012
  63. [www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/61695F31A55927A344257B55003F021F Комментарий Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К. К. Долгова в связи со «Страновым докладом о практиках соблюдения прав человека в 2012 году» Государственного департамента США] 2013
  64. [www.mid.ru/bdomp/ns-dgpch.nsf/4a1c577d2fc577b843256b5f0029f67e/432569ee00522d3cc32574d300401410!OpenDocument Комментарий Департамента информации и печати МИД России относительно доклада Госдепартамента США о свободе вероисповедания в странах мира] 29-09-2008
  65. [www.mid.ru/bdomp/ns-dgpch.nsf/4a1c577d2fc577b843256b5f0029f67e/432569ee00522d3cc325765d003a2037!OpenDocument Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с публикацией ежегодного доклада Госдепартамента США о свободе вероисповедания в странах мира] 28-10-2009
  66. [www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/B2C9E0ECFFEDF2B244257B74005B7145 Комментарий Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К. К. Долгова в связи с ежегодным докладом Госдепартамента США о ситуации со свободой вероисповедания в мире за 2012 год] 23 мая 2013 года
  67. [en.beta.rian.ru/russia/20111229/170542501.html Washington says open to Russian report on human rights in U.S.] (англ.)
  68. [www.mid.ru/bdomp/ns-dgpch.nsf/8f29680344080938432569ea00361529/2ab49ff642baf0c244257aa000254663!OpenDocument REPORT ON THE HUMAN RIGHTS SITUATION IN THE UNITED STATES OF AMERICA, MOSCOW, 22 OCTOBER 2012]
  69. [www.state.gov/r/pa/prs/dpb/2012/10/199512.htm Victoria Nuland, Spokesperson. Daily Press Briefing. Washington, DC. October 23, 2012] (англ.)
  70. [www.foreign.senate.gov/hearings/the-state-of-human-rights-and-the-rule-of-law-in-russia-us-policy-options THE STATE OF HUMAN RIGHTS AND THE RULE OF LAW IN RUSSIA: U.S. POLICY OPTIONS] Сенат США (англ.)
  71. [www.foreign.senate.gov/hearings/a-dangerous-slide-backwards-russias-deteriorating-human-rights-situation A DANGEROUS SLIDE BACKWARDS: RUSSIA’S DETERIORATING HUMAN RIGHTS SITUATION] Сенат США 2013 (англ.)
  72. [www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/90845DE662B2354C44257A9F005AD157 О парламентских слушаниях в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации на тему «О проблемах с соблюдением прав человека Соединенными Штатами Америки»] МИД России
  73. Суслов Д. [valdaiclub.com/usa/48101.html Human Rights in Russian-U.S. Relations, Part 2] Рабочая группа по будущему российско-американских отношений 2012
  74. 1 2 3 spbu.ru/disser2/disser/Tsvetkova_dissertation_text_US_Public_Diplomacy_expansion.pdf С. 315

Ссылки

  • [moscow.usembassy.gov/ Посольство США в России]
  • [www.russianembassy.org/ Посольство России в США]
  • [www.economist.com/news/europe/21571904-leading-role-played-anti-americanism-todays-russia-dread-other «Russia and America: The dread of the other» The Economist Feb 16th 2013]
  • [top.rbc.ru/politics/07/03/2014/909724.shtml Путин и Обама разошлись в оценках причин кризиса на Украине]
  • Rohde D., Mohammed A. [www.reuters.com/article/2014/04/18/us-ukraine-putin-diplomacy-special-repor-idUSBREA3H0OQ20140418 Special Report: How the U.S. made its Putin problem worse] (англ.). Reuters (18.04.2014). Проверено 24 апреля 2014.
  • [web.archive.org/web/20080316113758/www.washprofile.org/?q=ru/node/7507 Интервью с автором книги "Американская Миссия и "Империя Зла": Крестовый Поход за "Свободную Россию" с 1881 года" (The American Mission and the 'Evil Empire': The Crusade for a 'Free Russia' since 1881) проф. Д. Фоглсоном (13.03.2008)]

Отрывок, характеризующий Отношения России и США

– Я хотела слушать у двери; но я знала, что ты скажешь мне.
Как ни понятен, как ни трогателен был для княжны Марьи тот взгляд, которым смотрела на нее Наташа; как ни жалко ей было видеть ее волнение; но слова Наташи в первую минуту оскорбили княжну Марью. Она вспомнила о брате, о его любви.
«Но что же делать! она не может иначе», – подумала княжна Марья; и с грустным и несколько строгим лицом передала она Наташе все, что сказал ей Пьер. Услыхав, что он собирается в Петербург, Наташа изумилась.
– В Петербург? – повторила она, как бы не понимая. Но, вглядевшись в грустное выражение лица княжны Марьи, она догадалась о причине ее грусти и вдруг заплакала. – Мари, – сказала она, – научи, что мне делать. Я боюсь быть дурной. Что ты скажешь, то я буду делать; научи меня…
– Ты любишь его?
– Да, – прошептала Наташа.
– О чем же ты плачешь? Я счастлива за тебя, – сказала княжна Марья, за эти слезы простив уже совершенно радость Наташи.
– Это будет не скоро, когда нибудь. Ты подумай, какое счастие, когда я буду его женой, а ты выйдешь за Nicolas.
– Наташа, я тебя просила не говорить об этом. Будем говорить о тебе.
Они помолчали.
– Только для чего же в Петербург! – вдруг сказала Наташа, и сама же поспешно ответила себе: – Нет, нет, это так надо… Да, Мари? Так надо…


Прошло семь лет после 12 го года. Взволнованное историческое море Европы улеглось в свои берега. Оно казалось затихшим; но таинственные силы, двигающие человечество (таинственные потому, что законы, определяющие их движение, неизвестны нам), продолжали свое действие.
Несмотря на то, что поверхность исторического моря казалась неподвижною, так же непрерывно, как движение времени, двигалось человечество. Слагались, разлагались различные группы людских сцеплений; подготовлялись причины образования и разложения государств, перемещений народов.
Историческое море, не как прежде, направлялось порывами от одного берега к другому: оно бурлило в глубине. Исторические лица, не как прежде, носились волнами от одного берега к другому; теперь они, казалось, кружились на одном месте. Исторические лица, прежде во главе войск отражавшие приказаниями войн, походов, сражений движение масс, теперь отражали бурлившее движение политическими и дипломатическими соображениями, законами, трактатами…
Эту деятельность исторических лиц историки называют реакцией.
Описывая деятельность этих исторических лиц, бывших, по их мнению, причиною того, что они называют реакцией, историки строго осуждают их. Все известные люди того времени, от Александра и Наполеона до m me Stael, Фотия, Шеллинга, Фихте, Шатобриана и проч., проходят перед их строгим судом и оправдываются или осуждаются, смотря по тому, содействовали ли они прогрессу или реакции.
В России, по их описанию, в этот период времени тоже происходила реакция, и главным виновником этой реакции был Александр I – тот самый Александр I, который, по их же описаниям, был главным виновником либеральных начинаний своего царствования и спасения России.
В настоящей русской литературе, от гимназиста до ученого историка, нет человека, который не бросил бы своего камушка в Александра I за неправильные поступки его в этот период царствования.
«Он должен был поступить так то и так то. В таком случае он поступил хорошо, в таком дурно. Он прекрасно вел себя в начале царствования и во время 12 го года; но он поступил дурно, дав конституцию Польше, сделав Священный Союз, дав власть Аракчееву, поощряя Голицына и мистицизм, потом поощряя Шишкова и Фотия. Он сделал дурно, занимаясь фронтовой частью армии; он поступил дурно, раскассировав Семеновский полк, и т. д.».
Надо бы исписать десять листов для того, чтобы перечислить все те упреки, которые делают ему историки на основании того знания блага человечества, которым они обладают.
Что значат эти упреки?
Те самые поступки, за которые историки одобряют Александра I, – как то: либеральные начинания царствования, борьба с Наполеоном, твердость, выказанная им в 12 м году, и поход 13 го года, не вытекают ли из одних и тех же источников – условий крови, воспитания, жизни, сделавших личность Александра тем, чем она была, – из которых вытекают и те поступки, за которые историки порицают его, как то: Священный Союз, восстановление Польши, реакция 20 х годов?
В чем же состоит сущность этих упреков?
В том, что такое историческое лицо, как Александр I, лицо, стоявшее на высшей возможной ступени человеческой власти, как бы в фокусе ослепляющего света всех сосредоточивающихся на нем исторических лучей; лицо, подлежавшее тем сильнейшим в мире влияниям интриг, обманов, лести, самообольщения, которые неразлучны с властью; лицо, чувствовавшее на себе, всякую минуту своей жизни, ответственность за все совершавшееся в Европе, и лицо не выдуманное, а живое, как и каждый человек, с своими личными привычками, страстями, стремлениями к добру, красоте, истине, – что это лицо, пятьдесят лет тому назад, не то что не было добродетельно (за это историки не упрекают), а не имело тех воззрений на благо человечества, которые имеет теперь профессор, смолоду занимающийся наукой, то есть читанном книжек, лекций и списыванием этих книжек и лекций в одну тетрадку.
Но если даже предположить, что Александр I пятьдесят лет тому назад ошибался в своем воззрении на то, что есть благо народов, невольно должно предположить, что и историк, судящий Александра, точно так же по прошествии некоторого времени окажется несправедливым, в своем воззрении на то, что есть благо человечества. Предположение это тем более естественно и необходимо, что, следя за развитием истории, мы видим, что с каждым годом, с каждым новым писателем изменяется воззрение на то, что есть благо человечества; так что то, что казалось благом, через десять лет представляется злом; и наоборот. Мало того, одновременно мы находим в истории совершенно противоположные взгляды на то, что было зло и что было благо: одни данную Польше конституцию и Священный Союз ставят в заслугу, другие в укор Александру.
Про деятельность Александра и Наполеона нельзя сказать, чтобы она была полезна или вредна, ибо мы не можем сказать, для чего она полезна и для чего вредна. Если деятельность эта кому нибудь не нравится, то она не нравится ему только вследствие несовпадения ее с ограниченным пониманием его о том, что есть благо. Представляется ли мне благом сохранение в 12 м году дома моего отца в Москве, или слава русских войск, или процветание Петербургского и других университетов, или свобода Польши, или могущество России, или равновесие Европы, или известного рода европейское просвещение – прогресс, я должен признать, что деятельность всякого исторического лица имела, кроме этих целей, ещь другие, более общие и недоступные мне цели.
Но положим, что так называемая наука имеет возможность примирить все противоречия и имеет для исторических лиц и событий неизменное мерило хорошего и дурного.
Положим, что Александр мог сделать все иначе. Положим, что он мог, по предписанию тех, которые обвиняют его, тех, которые профессируют знание конечной цели движения человечества, распорядиться по той программе народности, свободы, равенства и прогресса (другой, кажется, нет), которую бы ему дали теперешние обвинители. Положим, что эта программа была бы возможна и составлена и что Александр действовал бы по ней. Что же сталось бы тогда с деятельностью всех тех людей, которые противодействовали тогдашнему направлению правительства, – с деятельностью, которая, по мнению историков, хороша и полезна? Деятельности бы этой не было; жизни бы не было; ничего бы не было.
Если допустить, что жизнь человеческая может управляться разумом, – то уничтожится возможность жизни.


Если допустить, как то делают историки, что великие люди ведут человечество к достижению известных целей, состоящих или в величии России или Франции, или в равновесии Европы, или в разнесении идей революции, или в общем прогрессе, или в чем бы то ни было, то невозможно объяснить явлений истории без понятий о случае и о гении.
Если цель европейских войн начала нынешнего столетия состояла в величии России, то эта цель могла быть достигнута без всех предшествовавших войн и без нашествия. Если цель – величие Франции, то эта цель могла быть достигнута и без революции, и без империи. Если цель – распространение идей, то книгопечатание исполнило бы это гораздо лучше, чем солдаты. Если цель – прогресс цивилизации, то весьма легко предположить, что, кроме истребления людей и их богатств, есть другие более целесообразные пути для распространения цивилизации.
Почему же это случилось так, а не иначе?
Потому что это так случилось. «Случай сделал положение; гений воспользовался им», – говорит история.
Но что такое случай? Что такое гений?
Слова случай и гений не обозначают ничего действительно существующего и потому не могут быть определены. Слова эти только обозначают известную степень понимания явлений. Я не знаю, почему происходит такое то явление; думаю, что не могу знать; потому не хочу знать и говорю: случай. Я вижу силу, производящую несоразмерное с общечеловеческими свойствами действие; не понимаю, почему это происходит, и говорю: гений.
Для стада баранов тот баран, который каждый вечер отгоняется овчаром в особый денник к корму и становится вдвое толще других, должен казаться гением. И то обстоятельство, что каждый вечер именно этот самый баран попадает не в общую овчарню, а в особый денник к овсу, и что этот, именно этот самый баран, облитый жиром, убивается на мясо, должно представляться поразительным соединением гениальности с целым рядом необычайных случайностей.
Но баранам стоит только перестать думать, что все, что делается с ними, происходит только для достижения их бараньих целей; стоит допустить, что происходящие с ними события могут иметь и непонятные для них цели, – и они тотчас же увидят единство, последовательность в том, что происходит с откармливаемым бараном. Ежели они и не будут знать, для какой цели он откармливался, то, по крайней мере, они будут знать, что все случившееся с бараном случилось не нечаянно, и им уже не будет нужды в понятии ни о случае, ни о гении.
Только отрешившись от знаний близкой, понятной цели и признав, что конечная цель нам недоступна, мы увидим последовательность и целесообразность в жизни исторических лиц; нам откроется причина того несоразмерного с общечеловеческими свойствами действия, которое они производят, и не нужны будут нам слова случай и гений.
Стоит только признать, что цель волнений европейских народов нам неизвестна, а известны только факты, состоящие в убийствах, сначала во Франции, потом в Италии, в Африке, в Пруссии, в Австрии, в Испании, в России, и что движения с запада на восток и с востока на запад составляют сущность и цель этих событий, и нам не только не нужно будет видеть исключительность и гениальность в характерах Наполеона и Александра, но нельзя будет представить себе эти лица иначе, как такими же людьми, как и все остальные; и не только не нужно будет объяснять случайностию тех мелких событий, которые сделали этих людей тем, чем они были, но будет ясно, что все эти мелкие события были необходимы.
Отрешившись от знания конечной цели, мы ясно поймем, что точно так же, как ни к одному растению нельзя придумать других, более соответственных ему, цвета и семени, чем те, которые оно производит, точно так же невозможно придумать других двух людей, со всем их прошедшим, которое соответствовало бы до такой степени, до таких мельчайших подробностей тому назначению, которое им предлежало исполнить.


Основной, существенный смысл европейских событий начала нынешнего столетия есть воинственное движение масс европейских народов с запада на восток и потом с востока на запад. Первым зачинщиком этого движения было движение с запада на восток. Для того чтобы народы запада могли совершить то воинственное движение до Москвы, которое они совершили, необходимо было: 1) чтобы они сложились в воинственную группу такой величины, которая была бы в состоянии вынести столкновение с воинственной группой востока; 2) чтобы они отрешились от всех установившихся преданий и привычек и 3) чтобы, совершая свое воинственное движение, они имели во главе своей человека, который, и для себя и для них, мог бы оправдывать имеющие совершиться обманы, грабежи и убийства, которые сопутствовали этому движению.
И начиная с французской революции разрушается старая, недостаточно великая группа; уничтожаются старые привычки и предания; вырабатываются, шаг за шагом, группа новых размеров, новые привычки и предания, и приготовляется тот человек, который должен стоять во главе будущего движения и нести на себе всю ответственность имеющего совершиться.
Человек без убеждений, без привычек, без преданий, без имени, даже не француз, самыми, кажется, странными случайностями продвигается между всеми волнующими Францию партиями и, не приставая ни к одной из них, выносится на заметное место.
Невежество сотоварищей, слабость и ничтожество противников, искренность лжи и блестящая и самоуверенная ограниченность этого человека выдвигают его во главу армии. Блестящий состав солдат итальянской армии, нежелание драться противников, ребяческая дерзость и самоуверенность приобретают ему военную славу. Бесчисленное количество так называемых случайностей сопутствует ему везде. Немилость, в которую он впадает у правителей Франции, служит ему в пользу. Попытки его изменить предназначенный ему путь не удаются: его не принимают на службу в Россию, и не удается ему определение в Турцию. Во время войн в Италии он несколько раз находится на краю гибели и всякий раз спасается неожиданным образом. Русские войска, те самые, которые могут разрушить его славу, по разным дипломатическим соображениям, не вступают в Европу до тех пор, пока он там.
По возвращении из Италии он находит правительство в Париже в том процессе разложения, в котором люди, попадающие в это правительство, неизбежно стираются и уничтожаются. И сам собой для него является выход из этого опасного положения, состоящий в бессмысленной, беспричинной экспедиции в Африку. Опять те же так называемые случайности сопутствуют ему. Неприступная Мальта сдается без выстрела; самые неосторожные распоряжения увенчиваются успехом. Неприятельский флот, который не пропустит после ни одной лодки, пропускает целую армию. В Африке над безоружными почти жителями совершается целый ряд злодеяний. И люди, совершающие злодеяния эти, и в особенности их руководитель, уверяют себя, что это прекрасно, что это слава, что это похоже на Кесаря и Александра Македонского и что это хорошо.
Тот идеал славы и величия, состоящий в том, чтобы не только ничего не считать для себя дурным, но гордиться всяким своим преступлением, приписывая ему непонятное сверхъестественное значение, – этот идеал, долженствующий руководить этим человеком и связанными с ним людьми, на просторе вырабатывается в Африке. Все, что он ни делает, удается ему. Чума не пристает к нему. Жестокость убийства пленных не ставится ему в вину. Ребячески неосторожный, беспричинный и неблагородный отъезд его из Африки, от товарищей в беде, ставится ему в заслугу, и опять неприятельский флот два раза упускает его. В то время как он, уже совершенно одурманенный совершенными им счастливыми преступлениями, готовый для своей роли, без всякой цели приезжает в Париж, то разложение республиканского правительства, которое могло погубить его год тому назад, теперь дошло до крайней степени, и присутствие его, свежего от партий человека, теперь только может возвысить его.
Он не имеет никакого плана; он всего боится; но партии ухватываются за него и требуют его участия.
Он один, с своим выработанным в Италии и Египте идеалом славы и величия, с своим безумием самообожания, с своею дерзостью преступлений, с своею искренностью лжи, – он один может оправдать то, что имеет совершиться.
Он нужен для того места, которое ожидает его, и потому, почти независимо от его воли и несмотря на его нерешительность, на отсутствие плана, на все ошибки, которые он делает, он втягивается в заговор, имеющий целью овладение властью, и заговор увенчивается успехом.
Его вталкивают в заседание правителей. Испуганный, он хочет бежать, считая себя погибшим; притворяется, что падает в обморок; говорит бессмысленные вещи, которые должны бы погубить его. Но правители Франции, прежде сметливые и гордые, теперь, чувствуя, что роль их сыграна, смущены еще более, чем он, говорят не те слова, которые им нужно бы было говорить, для того чтоб удержать власть и погубить его.
Случайность, миллионы случайностей дают ему власть, и все люди, как бы сговорившись, содействуют утверждению этой власти. Случайности делают характеры тогдашних правителей Франции, подчиняющимися ему; случайности делают характер Павла I, признающего его власть; случайность делает против него заговор, не только не вредящий ему, но утверждающий его власть. Случайность посылает ему в руки Энгиенского и нечаянно заставляет его убить, тем самым, сильнее всех других средств, убеждая толпу, что он имеет право, так как он имеет силу. Случайность делает то, что он напрягает все силы на экспедицию в Англию, которая, очевидно, погубила бы его, и никогда не исполняет этого намерения, а нечаянно нападает на Мака с австрийцами, которые сдаются без сражения. Случайность и гениальность дают ему победу под Аустерлицем, и случайно все люди, не только французы, но и вся Европа, за исключением Англии, которая и не примет участия в имеющих совершиться событиях, все люди, несмотря на прежний ужас и отвращение к его преступлениям, теперь признают за ним его власть, название, которое он себе дал, и его идеал величия и славы, который кажется всем чем то прекрасным и разумным.
Как бы примериваясь и приготовляясь к предстоящему движению, силы запада несколько раз в 1805 м, 6 м, 7 м, 9 м году стремятся на восток, крепчая и нарастая. В 1811 м году группа людей, сложившаяся во Франции, сливается в одну огромную группу с серединными народами. Вместе с увеличивающейся группой людей дальше развивается сила оправдания человека, стоящего во главе движения. В десятилетний приготовительный период времени, предшествующий большому движению, человек этот сводится со всеми коронованными лицами Европы. Разоблаченные владыки мира не могут противопоставить наполеоновскому идеалу славы и величия, не имеющего смысла, никакого разумного идеала. Один перед другим, они стремятся показать ему свое ничтожество. Король прусский посылает свою жену заискивать милости великого человека; император Австрии считает за милость то, что человек этот принимает в свое ложе дочь кесарей; папа, блюститель святыни народов, служит своей религией возвышению великого человека. Не столько сам Наполеон приготовляет себя для исполнения своей роли, сколько все окружающее готовит его к принятию на себя всей ответственности того, что совершается и имеет совершиться. Нет поступка, нет злодеяния или мелочного обмана, который бы он совершил и который тотчас же в устах его окружающих не отразился бы в форме великого деяния. Лучший праздник, который могут придумать для него германцы, – это празднование Иены и Ауерштета. Не только он велик, но велики его предки, его братья, его пасынки, зятья. Все совершается для того, чтобы лишить его последней силы разума и приготовить к его страшной роли. И когда он готов, готовы и силы.
Нашествие стремится на восток, достигает конечной цели – Москвы. Столица взята; русское войско более уничтожено, чем когда нибудь были уничтожены неприятельские войска в прежних войнах от Аустерлица до Ваграма. Но вдруг вместо тех случайностей и гениальности, которые так последовательно вели его до сих пор непрерывным рядом успехов к предназначенной цели, является бесчисленное количество обратных случайностей, от насморка в Бородине до морозов и искры, зажегшей Москву; и вместо гениальности являются глупость и подлость, не имеющие примеров.
Нашествие бежит, возвращается назад, опять бежит, и все случайности постоянно теперь уже не за, а против него.
Совершается противодвижение с востока на запад с замечательным сходством с предшествовавшим движением с запада на восток. Те же попытки движения с востока на запад в 1805 – 1807 – 1809 годах предшествуют большому движению; то же сцепление и группу огромных размеров; то же приставание серединных народов к движению; то же колебание в середине пути и та же быстрота по мере приближения к цели.
Париж – крайняя цель достигнута. Наполеоновское правительство и войска разрушены. Сам Наполеон не имеет больше смысла; все действия его очевидно жалки и гадки; но опять совершается необъяснимая случайность: союзники ненавидят Наполеона, в котором они видят причину своих бедствий; лишенный силы и власти, изобличенный в злодействах и коварствах, он бы должен был представляться им таким, каким он представлялся им десять лет тому назад и год после, – разбойником вне закона. Но по какой то странной случайности никто не видит этого. Роль его еще не кончена. Человека, которого десять лет тому назад и год после считали разбойником вне закона, посылают в два дня переезда от Франции на остров, отдаваемый ему во владение с гвардией и миллионами, которые платят ему за что то.


Движение народов начинает укладываться в свои берега. Волны большого движения отхлынули, и на затихшем море образуются круги, по которым носятся дипломаты, воображая, что именно они производят затишье движения.
Но затихшее море вдруг поднимается. Дипломатам кажется, что они, их несогласия, причиной этого нового напора сил; они ждут войны между своими государями; положение им кажется неразрешимым. Но волна, подъем которой они чувствуют, несется не оттуда, откуда они ждут ее. Поднимается та же волна, с той же исходной точки движения – Парижа. Совершается последний отплеск движения с запада; отплеск, который должен разрешить кажущиеся неразрешимыми дипломатические затруднения и положить конец воинственному движению этого периода.
Человек, опустошивший Францию, один, без заговора, без солдат, приходит во Францию. Каждый сторож может взять его; но, по странной случайности, никто не только не берет, но все с восторгом встречают того человека, которого проклинали день тому назад и будут проклинать через месяц.
Человек этот нужен еще для оправдания последнего совокупного действия.
Действие совершено. Последняя роль сыграна. Актеру велено раздеться и смыть сурьму и румяны: он больше не понадобится.
И проходят несколько лет в том, что этот человек, в одиночестве на своем острове, играет сам перед собой жалкую комедию, мелочно интригует и лжет, оправдывая свои деяния, когда оправдание это уже не нужно, и показывает всему миру, что такое было то, что люди принимали за силу, когда невидимая рука водила им.
Распорядитель, окончив драму и раздев актера, показал его нам.
– Смотрите, чему вы верили! Вот он! Видите ли вы теперь, что не он, а Я двигал вас?
Но, ослепленные силой движения, люди долго не понимали этого.
Еще большую последовательность и необходимость представляет жизнь Александра I, того лица, которое стояло во главе противодвижения с востока на запад.
Что нужно для того человека, который бы, заслоняя других, стоял во главе этого движения с востока на запад?
Нужно чувство справедливости, участие к делам Европы, но отдаленное, не затемненное мелочными интересами; нужно преобладание высоты нравственной над сотоварищами – государями того времени; нужна кроткая и привлекательная личность; нужно личное оскорбление против Наполеона. И все это есть в Александре I; все это подготовлено бесчисленными так называемыми случайностями всей его прошедшей жизни: и воспитанием, и либеральными начинаниями, и окружающими советниками, и Аустерлицем, и Тильзитом, и Эрфуртом.
Во время народной войны лицо это бездействует, так как оно не нужно. Но как скоро является необходимость общей европейской войны, лицо это в данный момент является на свое место и, соединяя европейские народы, ведет их к цели.
Цель достигнута. После последней войны 1815 года Александр находится на вершине возможной человеческой власти. Как же он употребляет ее?
Александр I, умиротворитель Европы, человек, с молодых лет стремившийся только к благу своих народов, первый зачинщик либеральных нововведений в своем отечестве, теперь, когда, кажется, он владеет наибольшей властью и потому возможностью сделать благо своих народов, в то время как Наполеон в изгнании делает детские и лживые планы о том, как бы он осчастливил человечество, если бы имел власть, Александр I, исполнив свое призвание и почуяв на себе руку божию, вдруг признает ничтожность этой мнимой власти, отворачивается от нее, передает ее в руки презираемых им и презренных людей и говорит только:
– «Не нам, не нам, а имени твоему!» Я человек тоже, как и вы; оставьте меня жить, как человека, и думать о своей душе и о боге.

Как солнце и каждый атом эфира есть шар, законченный в самом себе и вместе с тем только атом недоступного человеку по огромности целого, – так и каждая личность носит в самой себе свои цели и между тем носит их для того, чтобы служить недоступным человеку целям общим.
Пчела, сидевшая на цветке, ужалила ребенка. И ребенок боится пчел и говорит, что цель пчелы состоит в том, чтобы жалить людей. Поэт любуется пчелой, впивающейся в чашечку цветка, и говорит, цель пчелы состоит во впивании в себя аромата цветов. Пчеловод, замечая, что пчела собирает цветочную пыль к приносит ее в улей, говорит, что цель пчелы состоит в собирании меда. Другой пчеловод, ближе изучив жизнь роя, говорит, что пчела собирает пыль для выкармливанья молодых пчел и выведения матки, что цель ее состоит в продолжении рода. Ботаник замечает, что, перелетая с пылью двудомного цветка на пестик, пчела оплодотворяет его, и ботаник в этом видит цель пчелы. Другой, наблюдая переселение растений, видит, что пчела содействует этому переселению, и этот новый наблюдатель может сказать, что в этом состоит цель пчелы. Но конечная цель пчелы не исчерпывается ни тою, ни другой, ни третьей целью, которые в состоянии открыть ум человеческий. Чем выше поднимается ум человеческий в открытии этих целей, тем очевиднее для него недоступность конечной цели.
Человеку доступно только наблюдение над соответственностью жизни пчелы с другими явлениями жизни. То же с целями исторических лиц и народов.


Свадьба Наташи, вышедшей в 13 м году за Безухова, было последнее радостное событие в старой семье Ростовых. В тот же год граф Илья Андреевич умер, и, как это всегда бывает, со смертью его распалась старая семья.
События последнего года: пожар Москвы и бегство из нее, смерть князя Андрея и отчаяние Наташи, смерть Пети, горе графини – все это, как удар за ударом, падало на голову старого графа. Он, казалось, не понимал и чувствовал себя не в силах понять значение всех этих событий и, нравственно согнув свою старую голову, как будто ожидал и просил новых ударов, которые бы его покончили. Он казался то испуганным и растерянным, то неестественно оживленным и предприимчивым.
Свадьба Наташи на время заняла его своей внешней стороной. Он заказывал обеды, ужины и, видимо, хотел казаться веселым; но веселье его не сообщалось, как прежде, а, напротив, возбуждало сострадание в людях, знавших и любивших его.
После отъезда Пьера с женой он затих и стал жаловаться на тоску. Через несколько дней он заболел и слег в постель. С первых дней его болезни, несмотря на утешения докторов, он понял, что ему не вставать. Графиня, не раздеваясь, две недели провела в кресле у его изголовья. Всякий раз, как она давала ему лекарство, он, всхлипывая, молча целовал ее руку. В последний день он, рыдая, просил прощения у жены и заочно у сына за разорение именья – главную вину, которую он за собой чувствовал. Причастившись и особоровавшись, он тихо умер, и на другой день толпа знакомых, приехавших отдать последний долг покойнику, наполняла наемную квартиру Ростовых. Все эти знакомые, столько раз обедавшие и танцевавшие у него, столько раз смеявшиеся над ним, теперь все с одинаковым чувством внутреннего упрека и умиления, как бы оправдываясь перед кем то, говорили: «Да, там как бы то ни было, а прекрасжейший был человек. Таких людей нынче уж не встретишь… А у кого ж нет своих слабостей?..»
Именно в то время, когда дела графа так запутались, что нельзя было себе представить, чем это все кончится, если продолжится еще год, он неожиданно умер.
Николай был с русскими войсками в Париже, когда к нему пришло известие о смерти отца. Он тотчас же подал в отставку и, не дожидаясь ее, взял отпуск и приехал в Москву. Положение денежных дел через месяц после смерти графа совершенно обозначилось, удивив всех громадностию суммы разных мелких долгов, существования которых никто и не подозревал. Долгов было вдвое больше, чем имения.
Родные и друзья советовали Николаю отказаться от наследства. Но Николай в отказе от наследства видел выражение укора священной для него памяти отца и потому не хотел слышать об отказе и принял наследство с обязательством уплаты долгов.
Кредиторы, так долго молчавшие, будучи связаны при жизни графа тем неопределенным, но могучим влиянием, которое имела на них его распущенная доброта, вдруг все подали ко взысканию. Явилось, как это всегда бывает, соревнование – кто прежде получит, – и те самые люди, которые, как Митенька и другие, имели безденежные векселя – подарки, явились теперь самыми требовательными кредиторами. Николаю не давали ни срока, ни отдыха, и те, которые, по видимому, жалели старика, бывшего виновником их потери (если были потери), теперь безжалостно накинулись на очевидно невинного перед ними молодого наследника, добровольно взявшего на себя уплату.
Ни один из предполагаемых Николаем оборотов не удался; имение с молотка было продано за полцены, а половина долгов оставалась все таки не уплаченною. Николай взял предложенные ему зятем Безуховым тридцать тысяч для уплаты той части долгов, которые он признавал за денежные, настоящие долги. А чтобы за оставшиеся долги не быть посаженным в яму, чем ему угрожали кредиторы, он снова поступил на службу.
Ехать в армию, где он был на первой вакансии полкового командира, нельзя было потому, что мать теперь держалась за сына, как за последнюю приманку жизни; и потому, несмотря на нежелание оставаться в Москве в кругу людей, знавших его прежде, несмотря на свое отвращение к статской службе, он взял в Москве место по статской части и, сняв любимый им мундир, поселился с матерью и Соней на маленькой квартире, на Сивцевом Вражке.
Наташа и Пьер жили в это время в Петербурге, не имея ясного понятия о положении Николая. Николай, заняв у зятя деньги, старался скрыть от него свое бедственное положение. Положение Николая было особенно дурно потому, что своими тысячью двумястами рублями жалованья он не только должен был содержать себя, Соню и мать, но он должен был содержать мать так, чтобы она не замечала, что они бедны. Графиня не могла понять возможности жизни без привычных ей с детства условий роскоши и беспрестанно, не понимая того, как это трудно было для сына, требовала то экипажа, которого у них не было, чтобы послать за знакомой, то дорогого кушанья для себя и вина для сына, то денег, чтобы сделать подарок сюрприз Наташе, Соне и тому же Николаю.
Соня вела домашнее хозяйство, ухаживала за теткой, читала ей вслух, переносила ее капризы и затаенное нерасположение и помогала Николаю скрывать от старой графини то положение нужды, в котором они находились. Николай чувствовал себя в неоплатном долгу благодарности перед Соней за все, что она делала для его матери, восхищался ее терпением и преданностью, но старался отдаляться от нее.
Он в душе своей как будто упрекал ее за то, что она была слишком совершенна, и за то, что не в чем было упрекать ее. В ней было все, за что ценят людей; но было мало того, что бы заставило его любить ее. И он чувствовал, что чем больше он ценит, тем меньше любит ее. Он поймал ее на слове, в ее письме, которым она давала ему свободу, и теперь держал себя с нею так, как будто все то, что было между ними, уже давным давно забыто и ни в каком случае не может повториться.
Положение Николая становилось хуже и хуже. Мысль о том, чтобы откладывать из своего жалованья, оказалась мечтою. Он не только не откладывал, но, удовлетворяя требования матери, должал по мелочам. Выхода из его положения ему не представлялось никакого. Мысль о женитьбе на богатой наследнице, которую ему предлагали его родственницы, была ему противна. Другой выход из его положения – смерть матери – никогда не приходила ему в голову. Он ничего не желал, ни на что не надеялся; и в самой глубине души испытывал мрачное и строгое наслаждение в безропотном перенесении своего положения. Он старался избегать прежних знакомых с их соболезнованием и предложениями оскорбительной помощи, избегал всякого рассеяния и развлечения, даже дома ничем не занимался, кроме раскладывания карт с своей матерью, молчаливыми прогулками по комнате и курением трубки за трубкой. Он как будто старательно соблюдал в себе то мрачное настроение духа, в котором одном он чувствовал себя в состоянии переносить свое положение.


В начале зимы княжна Марья приехала в Москву. Из городских слухов она узнала о положении Ростовых и о том, как «сын жертвовал собой для матери», – так говорили в городе.
«Я и не ожидала от него другого», – говорила себе княжна Марья, чувствуя радостное подтверждение своей любви к нему. Вспоминая свои дружеские и почти родственные отношения ко всему семейству, она считала своей обязанностью ехать к ним. Но, вспоминая свои отношения к Николаю в Воронеже, она боялась этого. Сделав над собой большое усилие, она, однако, через несколько недель после своего приезда в город приехала к Ростовым.
Николай первый встретил ее, так как к графине можно было проходить только через его комнату. При первом взгляде на нее лицо Николая вместо выражения радости, которую ожидала увидать на нем княжна Марья, приняло невиданное прежде княжной выражение холодности, сухости и гордости. Николай спросил о ее здоровье, проводил к матери и, посидев минут пять, вышел из комнаты.
Когда княжна выходила от графини, Николай опять встретил ее и особенно торжественно и сухо проводил до передней. Он ни слова не ответил на ее замечания о здоровье графини. «Вам какое дело? Оставьте меня в покое», – говорил его взгляд.
– И что шляется? Чего ей нужно? Терпеть не могу этих барынь и все эти любезности! – сказал он вслух при Соне, видимо не в силах удерживать свою досаду, после того как карета княжны отъехала от дома.
– Ах, как можно так говорить, Nicolas! – сказала Соня, едва скрывая свою радость. – Она такая добрая, и maman так любит ее.
Николай ничего не отвечал и хотел бы вовсе не говорить больше о княжне. Но со времени ее посещения старая графиня всякий день по нескольку раз заговаривала о ней.
Графиня хвалила ее, требовала, чтобы сын съездил к ней, выражала желание видеть ее почаще, но вместе с тем всегда становилась не в духе, когда она о ней говорила.
Николай старался молчать, когда мать говорила о княжне, но молчание его раздражало графиню.
– Она очень достойная и прекрасная девушка, – говорила она, – и тебе надо к ней съездить. Все таки ты увидишь кого нибудь; а то тебе скука, я думаю, с нами.
– Да я нисколько не желаю, маменька.
– То хотел видеть, а теперь не желаю. Я тебя, мой милый, право, не понимаю. То тебе скучно, то ты вдруг никого не хочешь видеть.
– Да я не говорил, что мне скучно.
– Как же, ты сам сказал, что ты и видеть ее не желаешь. Она очень достойная девушка и всегда тебе нравилась; а теперь вдруг какие то резоны. Всё от меня скрывают.
– Да нисколько, маменька.
– Если б я тебя просила сделать что нибудь неприятное, а то я тебя прошу съездить отдать визит. Кажется, и учтивость требует… Я тебя просила и теперь больше не вмешиваюсь, когда у тебя тайны от матери.
– Да я поеду, если вы хотите.
– Мне все равно; я для тебя желаю.
Николай вздыхал, кусая усы, и раскладывал карты, стараясь отвлечь внимание матери на другой предмет.
На другой, на третий и на четвертый день повторялся тот же и тот же разговор.
После своего посещения Ростовых и того неожиданного, холодного приема, сделанного ей Николаем, княжна Марья призналась себе, что она была права, не желая ехать первая к Ростовым.
«Я ничего и не ожидала другого, – говорила она себе, призывая на помощь свою гордость. – Мне нет никакого дела до него, и я только хотела видеть старушку, которая была всегда добра ко мне и которой я многим обязана».
Но она не могла успокоиться этими рассуждениями: чувство, похожее на раскаяние, мучило ее, когда она вспоминала свое посещение. Несмотря на то, что она твердо решилась не ездить больше к Ростовым и забыть все это, она чувствовала себя беспрестанно в неопределенном положении. И когда она спрашивала себя, что же такое было то, что мучило ее, она должна была признаваться, что это были ее отношения к Ростову. Его холодный, учтивый тон не вытекал из его чувства к ней (она это знала), а тон этот прикрывал что то. Это что то ей надо было разъяснить; и до тех пор она чувствовала, что не могла быть покойна.
В середине зимы она сидела в классной, следя за уроками племянника, когда ей пришли доложить о приезде Ростова. С твердым решением не выдавать своей тайны и не выказать своего смущения она пригласила m lle Bourienne и с ней вместе вышла в гостиную.
При первом взгляде на лицо Николая она увидала, что он приехал только для того, чтобы исполнить долг учтивости, и решилась твердо держаться в том самом тоне, в котором он обратится к ней.
Они заговорили о здоровье графини, об общих знакомых, о последних новостях войны, и когда прошли те требуемые приличием десять минут, после которых гость может встать, Николай поднялся, прощаясь.
Княжна с помощью m lle Bourienne выдержала разговор очень хорошо; но в самую последнюю минуту, в то время как он поднялся, она так устала говорить о том, до чего ей не было дела, и мысль о том, за что ей одной так мало дано радостей в жизни, так заняла ее, что она в припадке рассеянности, устремив вперед себя свои лучистые глаза, сидела неподвижно, не замечая, что он поднялся.
Николай посмотрел на нее и, желая сделать вид, что он не замечает ее рассеянности, сказал несколько слов m lle Bourienne и опять взглянул на княжну. Она сидела так же неподвижно, и на нежном лице ее выражалось страдание. Ему вдруг стало жалко ее и смутно представилось, что, может быть, он был причиной той печали, которая выражалась на ее лице. Ему захотелось помочь ей, сказать ей что нибудь приятное; но он не мог придумать, что бы сказать ей.
– Прощайте, княжна, – сказал он. Она опомнилась, вспыхнула и тяжело вздохнула.
– Ах, виновата, – сказала она, как бы проснувшись. – Вы уже едете, граф; ну, прощайте! А подушку графине?
– Постойте, я сейчас принесу ее, – сказала m lle Bourienne и вышла из комнаты.
Оба молчали, изредка взглядывая друг на друга.
– Да, княжна, – сказал, наконец, Николай, грустно улыбаясь, – недавно кажется, а сколько воды утекло с тех пор, как мы с вами в первый раз виделись в Богучарове. Как мы все казались в несчастии, – а я бы дорого дал, чтобы воротить это время… да не воротишь.
Княжна пристально глядела ему в глаза своим лучистым взглядом, когда он говорил это. Она как будто старалась понять тот тайный смысл его слов, который бы объяснил ей его чувство к ней.
– Да, да, – сказала она, – но вам нечего жалеть прошедшего, граф. Как я понимаю вашу жизнь теперь, вы всегда с наслаждением будете вспоминать ее, потому что самоотвержение, которым вы живете теперь…
– Я не принимаю ваших похвал, – перебил он ее поспешно, – напротив, я беспрестанно себя упрекаю; но это совсем неинтересный и невеселый разговор.
И опять взгляд его принял прежнее сухое и холодное выражение. Но княжна уже увидала в нем опять того же человека, которого она знала и любила, и говорила теперь только с этим человеком.
– Я думала, что вы позволите мне сказать вам это, – сказала она. – Мы так сблизились с вами… и с вашим семейством, и я думала, что вы не почтете неуместным мое участие; но я ошиблась, – сказала она. Голос ее вдруг дрогнул. – Я не знаю почему, – продолжала она, оправившись, – вы прежде были другой и…
– Есть тысячи причин почему (он сделал особое ударение на слово почему). Благодарю вас, княжна, – сказал он тихо. – Иногда тяжело.
«Так вот отчего! Вот отчего! – говорил внутренний голос в душе княжны Марьи. – Нет, я не один этот веселый, добрый и открытый взгляд, не одну красивую внешность полюбила в нем; я угадала его благородную, твердую, самоотверженную душу, – говорила она себе. – Да, он теперь беден, а я богата… Да, только от этого… Да, если б этого не было…» И, вспоминая прежнюю его нежность и теперь глядя на его доброе и грустное лицо, она вдруг поняла причину его холодности.
– Почему же, граф, почему? – вдруг почти вскрикнула она невольно, подвигаясь к нему. – Почему, скажите мне? Вы должны сказать. – Он молчал. – Я не знаю, граф, вашего почему, – продолжала она. – Но мне тяжело, мне… Я признаюсь вам в этом. Вы за что то хотите лишить меня прежней дружбы. И мне это больно. – У нее слезы были в глазах и в голосе. – У меня так мало было счастия в жизни, что мне тяжела всякая потеря… Извините меня, прощайте. – Она вдруг заплакала и пошла из комнаты.
– Княжна! постойте, ради бога, – вскрикнул он, стараясь остановить ее. – Княжна!
Она оглянулась. Несколько секунд они молча смотрели в глаза друг другу, и далекое, невозможное вдруг стало близким, возможным и неизбежным.
……


Осенью 1814 го года Николай женился на княжне Марье и с женой, матерью и Соней переехал на житье в Лысые Горы.
В три года он, не продавая именья жены, уплатил оставшиеся долги и, получив небольшое наследство после умершей кузины, заплатил и долг Пьеру.
Еще через три года, к 1820 му году, Николай так устроил свои денежные дела, что прикупил небольшое именье подле Лысых Гор и вел переговоры о выкупе отцовского Отрадного, что составляло его любимую мечту.
Начав хозяйничать по необходимости, он скоро так пристрастился к хозяйству, что оно сделалось для него любимым и почти исключительным занятием. Николай был хозяин простой, не любил нововведений, в особенности английских, которые входили тогда в моду, смеялся над теоретическими сочинениями о хозяйстве, не любил заводов, дорогих производств, посевов дорогих хлебов и вообще не занимался отдельно ни одной частью хозяйства. У него перед глазами всегда было только одно именье, а не какая нибудь отдельная часть его. В именье же главным предметом был не азот и не кислород, находящиеся в почве и воздухе, не особенный плуг и назем, а то главное орудие, чрез посредство которого действует и азот, и кислород, и назем, и плуг – то есть работник мужик. Когда Николай взялся за хозяйство и стал вникать в различные его части, мужик особенно привлек к себе его внимание; мужик представлялся ему не только орудием, но и целью и судьею. Он сначала всматривался в мужика, стараясь понять, что ему нужно, что он считает дурным и хорошим, и только притворялся, что распоряжается и приказывает, в сущности же только учился у мужиков и приемам, и речам, и суждениям о том, что хорошо и что дурно. И только тогда, когда понял вкусы и стремления мужика, научился говорить его речью и понимать тайный смысл его речи, когда почувствовал себя сроднившимся с ним, только тогда стал он смело управлять им, то есть исполнять по отношению к мужикам ту самую должность, исполнение которой от него требовалось. И хозяйство Николая приносило самые блестящие результаты.
Принимая в управление имение, Николай сразу, без ошибки, по какому то дару прозрения, назначал бурмистром, старостой, выборным тех самых людей, которые были бы выбраны самими мужиками, если б они могли выбирать, и начальники его никогда не переменялись. Прежде чем исследовать химические свойства навоза, прежде чем вдаваться в дебет и кредит (как он любил насмешливо говорить), он узнавал количество скота у крестьян и увеличивал это количество всеми возможными средствами. Семьи крестьян он поддерживал в самых больших размерах, не позволяя делиться. Ленивых, развратных и слабых он одинаково преследовал и старался изгонять из общества.
При посевах и уборке сена и хлебов он совершенно одинаково следил за своими и мужицкими полями. И у редких хозяев были так рано и хорошо посеяны и убраны поля и так много дохода, как у Николая.
С дворовыми он не любил иметь никакого дела, называл их дармоедами и, как все говорили, распустил и избаловал их; когда надо было сделать какое нибудь распоряжение насчет дворового, в особенности когда надо было наказывать, он бывал в нерешительности и советовался со всеми в доме; только когда возможно было отдать в солдаты вместо мужика дворового, он делал это без малейшего колебания. Во всех же распоряжениях, касавшихся мужиков, он никогда не испытывал ни малейшего сомнения. Всякое распоряжение его – он это знал – будет одобрено всеми против одного или нескольких.
Он одинаково не позволял себе утруждать или казнить человека потому только, что ему этого так хотелось, как и облегчать и награждать человека потому, что в этом состояло его личное желание. Он не умел бы сказать, в чем состояло это мерило того, что должно и чего не должно; но мерило это в его душе было твердо и непоколебимо.
Он часто говаривал с досадой о какой нибудь неудаче или беспорядке: «С нашим русским народом», – и воображал себе, что он терпеть не может мужика.
Но он всеми силами души любил этот наш русский народ и его быт и потому только понял и усвоил себе тот единственный путь и прием хозяйства, которые приносили хорошие результаты.
Графиня Марья ревновала своего мужа к этой любви его и жалела, что не могла в ней участвовать, но не могла понять радостей и огорчений, доставляемых ему этим отдельным, чуждым для нее миром. Она не могла понять, отчего он бывал так особенно оживлен и счастлив, когда он, встав на заре и проведя все утро в поле или на гумне, возвращался к ее чаю с посева, покоса или уборки. Она не понимала, чем он восхищался, рассказывая с восторгом про богатого хозяйственного мужика Матвея Ермишина, который всю ночь с семьей возил снопы, и еще ни у кого ничего не было убрано, а у него уже стояли одонья. Она не понимала, отчего он так радостно, переходя от окна к балкону, улыбался под усами и подмигивал, когда на засыхающие всходы овса выпадал теплый частый дождик, или отчего, когда в покос или уборку угрожающая туча уносилась ветром, он, красный, загорелый и в поту, с запахом полыни и горчавки в волосах, приходя с гумна, радостно потирая руки, говорил: «Ну еще денек, и мое и крестьянское все будет в гумне».
Еще менее могла она понять, почему он, с его добрым сердцем, с его всегдашнею готовностью предупредить ее желания, приходил почти в отчаяние, когда она передавала ему просьбы каких нибудь баб или мужиков, обращавшихся к ней, чтобы освободить их от работ, почему он, добрый Nicolas, упорно отказывал ей, сердито прося ее не вмешиваться не в свое дело. Она чувствовала, что у него был особый мир, страстно им любимый, с какими то законами, которых она не понимала.
Когда она иногда, стараясь понять его, говорила ему о его заслуге, состоящей в том, что он делает добро своих подданных, он сердился и отвечал: «Вот уж нисколько: никогда и в голову мне не приходит; и для их блага вот чего не сделаю. Все это поэзия и бабьи сказки, – все это благо ближнего. Мне нужно, чтобы наши дети не пошли по миру; мне надо устроить наше состояние, пока я жив; вот и все. Для этого нужен порядок, нужна строгость… Вот что!» – говорил он, сжимая свой сангвинический кулак. «И справедливость, разумеется, – прибавлял он, – потому что если крестьянин гол и голоден, и лошаденка у него одна, так он ни на себя, ни на меня не сработает».
И, должно быть, потому, что Николай не позволял себе мысли о том, что он делает что нибудь для других, для добродетели, – все, что он делал, было плодотворно: состояние его быстро увеличивалось; соседние мужики приходили просить его, чтобы он купил их, и долго после его смерти в народе хранилась набожная память об его управлении. «Хозяин был… Наперед мужицкое, а потом свое. Ну и потачки не давал. Одно слово – хозяин!»


Одно, что мучило Николая по отношению к его хозяйничанию, это была его вспыльчивость в соединении с старой гусарской привычкой давать волю рукам. В первое время он не видел в этом ничего предосудительного, но на второй год своей женитьбы его взгляд на такого рода расправы вдруг изменился.
Однажды летом из Богучарова был вызван староста, заменивший умершего Дрона, обвиняемый в разных мошенничествах и неисправностях. Николай вышел к нему на крыльцо, и с первых ответов старосты в сенях послышались крики и удары. Вернувшись к завтраку домой, Николай подошел к жене, сидевшей с низко опущенной над пяльцами головой, и стал рассказывать ей, по обыкновению, все то, что занимало его в это утро, и между прочим и про богучаровского старосту. Графиня Марья, краснея, бледнея и поджимая губы, сидела все так же, опустив голову, и ничего не отвечала на слова мужа.
– Эдакой наглый мерзавец, – говорил он, горячась при одном воспоминании. – Ну, сказал бы он мне, что был пьян, не видал… Да что с тобой, Мари? – вдруг спросил он.
Графиня Марья подняла голову, хотела что то сказать, но опять поспешно потупилась и собрала губы.
– Что ты? что с тобой, дружок мой?..
Некрасивая графиня Марья всегда хорошела, когда плакала. Она никогда не плакала от боли или досады, но всегда от грусти и жалости. И когда она плакала, лучистые глаза ее приобретали неотразимую прелесть.
Как только Николай взял ее за руку, она не в силах была удержаться и заплакала.
– Nicolas, я видела… он виноват, но ты, зачем ты! Nicolas!.. – И она закрыла лицо руками.
Николай замолчал, багрово покраснел и, отойдя от нее, молча стал ходить по комнате. Он понял, о чем она плакала; но вдруг он не мог в душе своей согласиться с ней, что то, с чем он сжился с детства, что он считал самым обыкновенным, – было дурно.
«Любезности это, бабьи сказки, или она права?» – спрашивал он сам себя. Не решив сам с собою этого вопроса, он еще раз взглянул на ее страдающее и любящее лицо и вдруг понял, что она была права, а он давно уже виноват сам перед собою.
– Мари, – сказал он тихо, подойдя к ней, – этого больше не будет никогда; даю тебе слово. Никогда, – повторил он дрогнувшим голосом, как мальчик, который просит прощения.
Слезы еще чаще полились из глаз графини. Она взяла руку мужа и поцеловала ее.
– Nicolas, когда ты разбил камэ? – чтобы переменить разговор, сказала она, разглядывая его руку, на которой был перстень с головой Лаокоона.
– Нынче; все то же. Ах, Мари, не напоминай мне об этом. – Он опять вспыхнул. – Даю тебе честное слово, что этого больше не будет. И пусть это будет мне память навсегда, – сказал он, указывая на разбитый перстень.
С тех пор, как только при объяснениях со старостами и приказчиками кровь бросалась ему в лицо и руки начинали сжиматься в кулаки, Николай вертел разбитый перстень на пальце и опускал глаза перед человеком, рассердившим его. Однако же раза два в год он забывался и тогда, придя к жене, признавался и опять давал обещание, что уже теперь это было последний раз.
– Мари, ты, верно, меня презираешь? – говорил он ей. – Я стою этого.
– Ты уйди, уйди поскорее, ежели чувствуешь себя не в силах удержаться, – с грустью говорила графиня Марья, стараясь утешить мужа.
В дворянском обществе губернии Николай был уважаем, но не любим. Дворянские интересы не занимали его. И за это то одни считали его гордым, другие – глупым человеком. Все время его летом, с весеннего посева и до уборки, проходило в занятиях по хозяйству. Осенью он с тою же деловою серьезностию, с которою занимался хозяйством, предавался охоте, уходя на месяц и на два в отъезд с своей охотой. Зимой он ездил по другим деревням и занимался чтением. Чтение его составляли книги преимущественно исторические, выписывавшиеся им ежегодно на известную сумму. Он составлял себе, как говорил, серьезную библиотеку и за правило поставлял прочитывать все те книги, которые он покупал. Он с значительным видом сиживал в кабинете за этим чтением, сперва возложенным на себя как обязанность, а потом сделавшимся привычным занятием, доставлявшим ему особого рода удовольствие и сознание того, что он занят серьезным делом. За исключением поездок по делам, бо льшую часть времени зимой он проводил дома, сживаясь с семьей и входя в мелкие отношения между матерью и детьми. С женой он сходился все ближе и ближе, с каждым днем открывая в ней новые душевные сокровища.
Соня со времени женитьбы Николая жила в его доме. Еще перед своей женитьбой Николай, обвиняя себя и хваля ее, рассказал своей невесте все, что было между ним и Соней. Он просил княжну Марью быть ласковой и доброй с его кузиной. Графиня Марья чувствовала вполне вину своего мужа; чувствовала и свою вину перед Соней; думала, что ее состояние имело влияние на выбор Николая, не могла ни в чем упрекнуть Соню, желала любить ее; но не только не любила, а часто находила против нее в своей душе злые чувства и не могла преодолеть их.
Однажды она разговорилась с другом своим Наташей о Соне и о своей к ней несправедливости.
– Знаешь что, – сказала Наташа, – вот ты много читала Евангелие; там есть одно место прямо о Соне.
– Что? – с удивлением спросила графиня Марья.
– «Имущему дастся, а у неимущего отнимется», помнишь? Она – неимущий: за что? не знаю; в ней нет, может быть, эгоизма, – я не знаю, но у нее отнимется, и все отнялось. Мне ее ужасно жалко иногда; я ужасно желала прежде, чтобы Nicolas женился на ней; но я всегда как бы предчувствовала, что этого не будет. Она пустоцвет, знаешь, как на клубнике? Иногда мне ее жалко, а иногда я думаю, что она не чувствует этого, как чувствовали бы мы.
И несмотря на то, что графиня Марья толковала Наташе, что эти слова Евангелия надо понимать иначе, – глядя на Соню, она соглашалась с объяснением, данным Наташей. Действительно, казалось, что Соня не тяготится своим положением и совершенно примирилась с своим назначением пустоцвета. Она дорожила, казалось, не столько людьми, сколько всей семьей. Она, как кошка, прижилась не к людям, а к дому. Она ухаживала за старой графиней, ласкала и баловала детей, всегда была готова оказать те мелкие услуги, на которые она была способна; но все это принималось невольно с слишком слабою благодарностию…
Усадьба Лысых Гор была вновь отстроена, но уже не на ту ногу, на которой она была при покойном князе.
Постройки, начатые во времена нужды, были более чем просты. Огромный дом, на старом каменном фундаменте, был деревянный, оштукатуренный только снутри. Большой поместительный дом с некрашеным дощатым полом был меблирован самыми простыми жесткими диванами и креслами, столами и стульями из своих берез и работы своих столяров. Дом был поместителен, с комнатами для дворни и отделениями для приезжих. Родные Ростовых и Болконских иногда съезжались гостить в Лысые Горы семьями, на своих шестнадцати лошадях, с десятками слуг, и жили месяцами. Кроме того, четыре раза в год, в именины и рожденья хозяев, съезжалось до ста человек гостей на один два дня. Остальное время года шла ненарушимо правильная жизнь с обычными занятиями, чаями, завтраками, обедами, ужинами из домашней провизии.


Выл канун зимнего Николина дня, 5 е декабря 1820 года. В этот год Наташа с детьми и мужем с начала осени гостила у брата. Пьер был в Петербурге, куда он поехал по своим особенным делам, как он говорил, на три недели, и где он теперь проживал уже седьмую. Его ждали каждую минуту.
5 го декабря, кроме семейства Безуховых, у Ростовых гостил еще старый друг Николая, отставной генерал Василий Федорович Денисов.
6 го числа, в день торжества, в который съедутся гости, Николай знал, что ему придется снять бешмет, надеть сюртук и с узкими носками узкие сапоги и ехать в новую построенную им церковь, а потом принимать поздравления и предлагать закуски и говорить о дворянских выборах и урожае; но канун дня он еще считал себя вправе провести обычно. До обеда Николай поверил счеты бурмистра из рязанской деревни, по именью племянника жены, написал два письма по делам и прошелся на гумно, скотный и конный дворы. Приняв меры против ожидаемого на завтра общего пьянства по случаю престольного праздника, он пришел к обеду и, не успев с глазу на глаз переговорить с женою, сел за длинный стол в двадцать приборов, за который собрались все домашние. За столом были мать, жившая при ней старушка Белова, жена, трое детей, гувернантка, гувернер, племянник с своим гувернером, Соня, Денисов, Наташа, ее трое детей, их гувернантка и старичок Михаил Иваныч, архитектор князя, живший в Лысых Горах на покое.
Графиня Марья сидела на противоположном конце стола. Как только муж сел на свое место, по тому жесту, с которым он, сняв салфетку, быстро передвинул стоявшие перед ним стакан и рюмку, графиня Марья решила, что он не в духе, как это иногда с ним бывает, в особенности перед супом и когда он прямо с хозяйства придет к обеду. Графиня Марья знала очень хорошо это его настроение, и, когда она сама была в хорошем расположении, она спокойно ожидала, пока он поест супу, и тогда уже начинала говорить с ним и заставляла его признаваться, что он без причины был не в духе; но нынче она совершенно забыла это свое наблюдение; ей стало больно, что он без причины на нее сердится, и она почувствовала себя несчастной. Она спросила его, где он был. Он отвечал. Она еще спросила, все ли в порядке по хозяйству. Он неприятно поморщился от ее ненатурального тона и поспешно ответил.
«Так я не ошибалась, – подумала графиня Марья, – и за что он на меня сердится?» В тоне, которым он отвечал ей, графиня Марья слышала недоброжелательство к себе и желание прекратить разговор. Она чувствовала, что ее слова были неестественны; но она не могла удержаться, чтобы не сделать еще несколько вопросов.
Разговор за обедом благодаря Денисову скоро сделался общим и оживленным, и графиня Марья не говорила с мужем. Когда вышли из за стола и пришли благодарить старую графиню, графиня Марья поцеловала, подставляя свою руку, мужа и спросила, за что он на нее сердится.
– У тебя всегда странные мысли; и не думал сердиться, – сказал он.
Но слово всегда отвечало графине Марье: да, сержусь и не хочу сказать.
Николай жил с своей женой так хорошо, что даже Соня и старая графиня, желавшие из ревности несогласия между ними, не могли найти предлога для упрека; но и между ними бывали минуты враждебности. Иногда, именно после самых счастливых периодов, на них находило вдруг чувство отчужденности и враждебности; это чувство являлось чаще всего во времена беременности графини Марьи. Теперь она находилась в этом периоде.
– Ну, messieurs et mesdames, – сказал Николай громко и как бы весело (графине Марье казалось, что это нарочно, чтобы ее оскорбить), – я с шести часов на ногах. Завтра уж надо страдать, а нынче пойти отдохнуть. – И, не сказав больше ничего графине Марье, он ушел в маленькую диванную и лег на диван.
«Вот это всегда так, – думала графиня Марья. – Со всеми говорит, только не со мною. Вижу, вижу, что я ему противна. Особенно в этом положении». Она посмотрела на свой высокий живот и в зеркало на свое желто бледное, исхудавшее лицо с более, чем когда нибудь, большими глазами.
И все ей стало неприятно: и крик и хохот Денисова, и разговор Наташи, и в особенности тот взгляд, который на нее поспешно бросила Соня.
Соня всегда была первым предлогом, который избирала графиня Марья для своего раздражения.
Посидев с гостями и не понимая ничего из того, что они говорили, она потихоньку вышла и пошла в детскую.
Дети на стульях ехали в Москву и пригласили ее с собою. Она села, поиграла с ними, но мысль о муже и о беспричинной досаде его не переставая мучила ее. Она встала и пошла, с трудом ступая на цыпочки, в маленькую диванную.
«Может, он не спит; я объяснюсь с ним», – сказала она себе. Андрюша, старший мальчик, подражая ей, пошел за ней на цыпочках. Графиня Марья не заметила его.
– Chere Marie, il dort, je crois; il est si fatigue, [Мари, он спит, кажется; он устал.] – сказала (как казалось графине Марье везде ей встречавшаяся) Соня в большой диванной. – Андрюша не разбудил бы его.
Графиня Марья оглянулась, увидала за собой Андрюшу, почувствовала, что Соня права, и именно от этого вспыхнула и, видимо, с трудом удержалась от жесткого слова. Она ничего не сказала и, чтобы не послушаться ее, сделала знак рукой, чтобы Андрюша не шумел, а все таки шел за ней, и подошла к двери. Соня прошла в другую дверь. Из комнаты, в которой спал Николай, слышалось его ровное, знакомое жене до малейших оттенков дыхание. Она, слыша это дыхание, видела перед собой его гладкий красивый лоб, усы, все лицо, на которое она так часто подолгу глядела, когда он спал, в тишине ночи. Николай вдруг пошевелился и крякнул. И в то же мгновение Андрюша из за двери закричал:
– Папенька, маменька тут стоит.
Графиня Марья побледнела от испуга и стала делать знаки сыну. Он замолк, и с минуту продолжалось страшное для графини Марьи молчание. Она знала, как не любил Николай, чтобы его будили. Вдруг за дверью послышалось новое кряхтение, движение, и недовольный голос Николая сказал:
– Ни минуты не дадут покоя. Мари, ты? Зачем ты привела его сюда?
– Я подошла только посмотреть, я не видала… извини…
Николай прокашлялся и замолк. Графиня Марья отошла от двери и проводила сына в детскую. Через пять минут маленькая черноглазая трехлетняя Наташа, любимица отца, узнав от брата, что папенька спит в маленькой диванной, не замеченная матерью, побежала к отцу. Черноглазая девочка смело скрыпнула дверью, подошла энергическими шажками тупых ножек к дивану и, рассмотрев положение отца, спавшего к ней спиною, поднялась на цыпочки и поцеловала лежавшую под головой руку отца. Николай обернулся с умиленной улыбкой на лице.
– Наташа, Наташа! – слышался из двери испуганный шепот графини Марьи, – папенька спать хочет.
– Нет, мама, он не хочет спать, – с убедительностью отвечала маленькая Наташа, – он смеется.
Николай спустил ноги, поднялся и взял на руки дочь.
– Взойди, Маша, – сказал он жене. Графиня Марья вошла в комнату и села подле мужа.
– Я и не видала, как он за мной прибежал, – робко сказала она. – Я так…
Николай, держа одной рукой дочь, поглядел на жену и, заметив виноватое выражение ее лица, другой рукой обнял ее и поцеловал в волоса.
– Можно целовать мама ? – спросил он у Наташи.
Наташа застенчиво улыбнулась.
– Опять, – сказала она, с повелительным жестом указывая на то место, куда Николай поцеловал жену.
– Я не знаю, отчего ты думаешь, что я не в духе, – сказал Николай, отвечая на вопрос, который, он знал, был в душе его жены.
– Ты не можешь себе представить, как я бываю несчастна, одинока, когда ты такой. Мне все кажется…
– Мари, полно, глупости. Как тебе не совестно, – сказал он весело.