Катастрофа Ту-154 в Смоленске

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Катастрофа президентского Ту-154

Обломки хвостовой части борта 101
Общие сведения
Дата

10 апреля 2010 года

Время

10:41 MSK (06:41 UTC)

Характер

Крушение при заходе на посадку

Причина

Ошибки экипажа

Место

в 1 км от аэродрома Смоленск-Северный, Смоленск, Россия

Координаты

54°49′26″ с. ш. 32°03′01″ в. д. / 54.824028° с. ш. 32.050333° в. д. / 54.824028; 32.050333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.824028&mlon=32.050333&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 54°49′26″ с. ш. 32°03′01″ в. д. / 54.824028° с. ш. 32.050333° в. д. / 54.824028; 32.050333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=54.824028&mlon=32.050333&zoom=14 (O)] (Я)

Погибшие

96 (все)

Воздушное судно


Разбившийся самолёт в аэропорту Праги за 39 часов до катастрофы

Модель

Ту-154М

Авиакомпания

Воздушные силы Польши

Пункт вылета

Варшавский аэропорт имени Фредерика Шопена, Варшава, Польша

Пункт назначения

аэродром Смоленск-Северный, Смоленск, Россия

Рейс

PLF101

Бортовой номер

101

Дата выпуска

29 июня 1990 года

Пассажиры

88

Экипаж

8

Выживших

0

Катастрофа Ту-154 в Смоленске — крупная авиационная катастрофа, произошедшая в субботу 10 апреля 2010 года. Президентский авиалайнер Ту-154М Воздушных сил Польши выполнял рейс PLF 101 по маршруту Варшава — Смоленск, но при посадке на аэродром Смоленск-Северный в условиях сильного тумана лайнер столкнулся с деревьями, опрокинулся, рухнул на землю и полностью разрушился.

В катастрофе погибли все находившиеся на его борту 96 человек — 88 пассажиров и 8 членов экипажа, в их числе президент Польши Лех Качиньский, его жена Мария Качиньская, а также известные польские политики, почти всё высшее военное командование и общественные и религиозные деятели[1][2]. Они направлялись в Россию с частным визитом в качестве польской делегации на траурные мероприятия по случаю 70-ой годовщины Катынского расстрела[3][4][5].

Авиакатастрофа под Смоленском крупнейшая по числу жертв среди авиакатастроф, в которых погибали первые лица государства[6][7].

Расследованием Межгосударственного авиационного комитета (МАК) было установлено, что все системы самолёта до столкновения с землёй работали нормально; из-за тумана видимость на аэродроме была ниже допустимой для посадки, о чём экипаж был извещён. МАК назвал причинами катастрофы неправильные действия экипажа самолёта и психологическое давление на него[8][9][10].

Комиссия государственной авиации по расследованию авиакатастроф МВД Польши признала причиной катастрофы ошибку экипажа, выделив в качестве фактора происшествия недостаточное аэронавигационное обеспечение полёта со стороны диспетчеров аэродрома Смоленск-Северный, и указала на недостатки в техническом обеспечении аэродрома[11].





Содержание

Сведения о борте 101

Самолёт

Ту-154М (регистрационный номер 101, заводской 90A837, серийный 0837) был выпущен Куйбышевским авиационным производственным объединением (КуАПО) 29 июня 1990 года в СССР[12]. Оснащён тремя двигателями Д-30КУ-154-II Рыбинского моторостроительного завода. 12 июля того же года был передан 36-му Специальному транспортному авиаполку Воздушных сил Польши; самолёт был окрашен в базовые цвета авиакомпании LOT — Polish Airlines с нанесёнными государственными символами Республики Польша на фюзеляже (REPUBLIC OF POLAND — RZECZPOSPOLITA POLSKA) и получил бортовой номер 837. В декабре 1996 года самолёт был перекрашен в бело-красные цвета национального флага Польши и получил бортовой номер 101[13]. С 29 мая по 21 декабря 2009 года самолёт проходил третий капитальный ремонт на авиастроительном предприятии «Авиакор» в Самаре[14].

Как сообщил генеральный директор предприятия Алексей Гусев, на момент капитального ремонта с начала эксплуатации самолёт налетал 5004 часа и совершил 3823 цикла «взлёт-посадка» — для самолётов данного класса это немного. По завершении ремонта самолёту назначен срок службы 25 лет и 4 месяца, 6 лет до следующего капитального ремонта. На моторостроительном заводе произведён капитальный ремонт всех трёх двигателей. Ремонт выполнялся согласно технической документации, утверждённой генеральным конструктором самолёта, без отклонений. После капитального ремонта лётчиком-испытателем Алексеем Гарасевичем осуществлены два полёта по 3—4 часа, у лётного состава не возникло нареканий к работе всех систем[15]. Замечаний в ходе дальнейшей эксплуатации самолёта не поступало.

По данным на 24 марта 2010 года, наработка самолёта после ремонта составляла 124 часа и порядка 50 циклов «взлёт-посадка», никаких претензий не поступало. После выполнения ознакомительных полётов польские лётчики остались довольны самолётом и дали оценку «Отлично»[12][14][15].

Всего на день катастрофы авиалайнер совершил 3899 циклов «взлёт-посадка» и налетал 5143 часа. Предыдущий полёт перед последним рейсом в Смоленск был 8 апреля 2010 года по маршруту Варшава—Прага—Варшава, которым Дональд Туск был доставлен на церемонию подписания договора СНВ-III[16][17].

Экипаж

Самолётом управлял экипаж 36-го Специального транспортного авиаполка ВС Польши. Впоследствии в ходе расследования МАК польской стороной не была предоставлена подробная программа подготовки летного состава. Регулярные периодические тренировки на тренажёре для отработки навыков взаимодействия и технологии работы экипажа, в том числе в особых случаях в полёте, не проводились.

Полёт выполнялся 4-членным составом экипажа: командир воздушного судна (КВС), второй пилот, штурман и бортинженер. В подразделении отсутствовала инструкция по взаимодействию и технологии работы членов экипажа для 4-членного состава экипажа. Полёты выполнялись с использованием РЛЭ самолёта, разработанного под минимальный состав экипажа: 3 пилота, без штурмана.

Лётный экипаж был окончательно сформирован за день до полёта, 9 апреля[18]. Экипаж летел в таком составе второй раз[19], его состав был таким:

  • Командир воздушного судна (КВС) — 35-летний капитан Аркадиуш Протасюк (польск. Arkadiusz Protasiuk). Управлял самолётами PZL TS-11 Iskra и Як-40. В должности командира Ту-154 — с 15 июля 2008 года (до этого управлял им в качестве штурмана, затем вторым пилотом). Налетал 3531 час[20], 2906 из них на Ту-154 (492 из них в качестве КВС)[20][21][22].
  • Второй пилот — 36-летний майор Роберт Гживна (польск. Robert Grzywna). Пилот 1-го класса, управлял самолётами PZL-130 Orlik, PZL TS-11 Iskra и Як-40. В должности второго пилота Ту-154 — с 18 декабря 2008 года. Налетал 1909 часов, 475 из них на Ту-154[20][21][22] (в том числе 193 часа — в качестве 2-го пилота, 281 — штурмана)[18].
  • Штурман — 31-летний поручик Артур Зентек (польск. Artur Ziętek). Управлял самолётами PZL-130, PZL TS-11 Iskra и Як-40. В должности штурмана Ту-154 — с 17 июня 2009 года. Налетал 1070 часов, 58 из них на Ту-154. При этом основной зафиксированный налёт наработан в качестве второго пилота Як-40 и пилота PZL-130 Orlik и PZL TS-11 Iskra[20][21][22].
  • Бортинженер — 36-летний хорунжий Анджей Михаляк (польск. Andrzej Michalak). В должности бортинженера Ту-154 — с 7 июля 2008 года. Налетал 329 часов, все на Ту-154[21].

Согласно выводу польской комиссии в день вылета из состава лётного экипажа только бортинженер имел действительный допуск к выполнению полётов на Ту-154. Формирование лётного экипажа производилось с нарушениями действующих инструкций и нормативных актов. У штурмана был перерыв в управлении Ту-154 с 24 января 2010 года; кроме того, 9 апреля того же года он выполнял полёт на Як-40 по маршруту Варшава—Гданьск—Варшава и не имел достаточного времени для отдыха и подготовки к рейсу 101[18].

В салоне самолёта работали четыре стюардессы:

В процессе предполётной подготовки экипаж получил под подпись метеоданные, которые включали в себя фактическую погоду и прогноз по аэродрому вылета, запасным аэродромам, а также прогноз погоды по маршруту полёта. Фактической погоды и прогноза по аэродрому назначения «Смоленск-Северный» на момент вылета экипаж не имел. Актуальных аэронавигационных данных по аэродрому назначения «Смоленск-Северный», включая действующие НОТАМ, экипаж не имел.

За три дня до катастрофы командир Протасюк в качестве второго пилота входил в состав рейса, выполнявшего полёт в Смоленск с польским премьером Дональдом Туском на борту[25].

Каждому военному члену экипажа посмертно было присвоено очередное воинское звание[26].

Многие комментаторы предположили в качестве одной из возможных причин катастрофы давление со стороны президента на экипаж. Случай такого давления уже имел место: 12 августа 2008 года во время войны в Южной Осетии Лех Качиньский требовал изменить первоначальный маршрут и посадить самолёт в Тбилиси, но командир экипажа Гжегож Петручук (польск. Grzegorz Pietruczuk)[27] отказался выполнить президентский приказ, не рискнув жизнями президентов Польши Леха Качиньского, Литвы Валдаса Адамкуса, Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса, Украины Виктора Ющенко и также премьер-министра Латвии Ивара Годманиса, находившихся на борту самолёта, и приземлился в азербайджанском аэропорту Гянджа[28]. Обязанности второго пилота в том рейсе выполнял Аркадиуш Протасюк, а штурмана — Роберт Гживна[18]. Впоследствии Гжегож Петручук был награждён серебряной медалью Министерства обороны Польши[29][30], несмотря на угрозы со стороны президента[31], однако в дальнейшем он был отстранен от полётов особой важности[21]. На этот раз данного пилота не было на борту[32]. По мнению эксперта по авиации доктора Томаша Шульца из Вроцлавского политехнического университета, случай 12 августа 2008 года мог сыграть существенную роль в катастрофе Ту-154, так как пилоту не хватило смелости не выполнить приказ президента[33][34][35].

Командование 36-го авиаполка перед полётами в Смоленск через посольство в Москве просило выделить российского штурмана для помощи в навигации и проведения переговоров с военными диспетчерами на русском языке, но позднее польская сторона от штурмана отказалась[21][36]. По словам посла Польши в России Ежи Бара, директор Третьего Европейского департамента МИД России Сергей Нечаев категорически отговаривал польскую сторону от использования аэропорта в Смоленске[37].

Пассажиры

На борту самолёта находилось 96 человек[2] — 88 пассажиров и 8 членов экипажа[11] (сначала сообщалось о 132 пассажирах)[38], среди которых были президент Польши Лех Качиньский с супругой[39]. Ниже перечислены пассажиры самолёта, занимавшие государственные посты или являвшиеся общественными деятелями, а также деятелями культуры, искусства, науки и религии.

Представители руководства страны

Представители вооружённых сил

16 апреля маршал Сейма Бронислав Коморовский, исполняющий обязанности президента Польши, посмертно присвоил погибшим в катастрофе очередные воинские звания: Квятковскому и Бласику — генерала, Буку и Потасиньскому — генерал-полковника, Карвете — адмирала флота, Гилярскому — дивизионного генерала[44].

Представители Парламента

Сейм
Сенат

Религиозные деятели

Были посмертно присвоены воинские звания: епископу Тадеушу Плоскому — генерал-полковника, архиепископу Мирону — дивизионного генерала, Пильху — бригадного генерала[44].

Общественные деятели

Другие

По информации польской газеты «Rzeczpospolita» («Республика»), на борту разбившегося самолёта должен был находиться и брат президента Ярослав Качиньский. Его отсутствие стало случайностью, в последний момент он не смог присоединиться к делегации из-за состояния здоровья матери[52]. Включённый в список посол Польши в России Ежи Бар не поехал в Варшаву и решил отправиться сразу из Москвы в Смоленск[37]. Министр канцелярии Президента Яцек Сасис отправился в Смоленск на машине, уступив место в самолёте своему заместителю. Сотрудница канцелярии Президента Софья Крушинска-Густ также не явилась на рейс, так как почувствовала себя плохо.

Хронология событий

Полёт

Утром 10 апреля 2010 года рейс PLF 101 вылетел из Варшавы в Смоленск в 09:27 MSK (05:27 UTC), на час позже запланированного времени[53]. Всего, включая экипаж, на борту было 96 человек. Целью визита делегации являлось посещение катынского мемориала, приуроченное к 70-летию катынского расстрела. Бо́льшая часть полёта прошла над территорией Белоруссии.

По плану полёта аэропортом назначения был аэродром Смоленск-Северный в черте российского города Смоленска. Ко времени посадки рейса на аэродроме наблюдались сложные метеорологические условия: низкая облачность и туман. Фактические значения высоты нижней границы облаков (ВНГО) и видимости на аэродроме в момент катастрофы составили 40—50 м ВНГО и 300—500 м видимости; на данном аэродроме метеоминимум (минимально допустимое значение ВНГО и видимости, при котором разрешён заход на посадку воздушных судов по системе РСП+ОСП — то есть по радиолокационной системе посадки с контролем по оборудованию системы посадки) составляет соответственно 100 метров и 1000 метров. В то же время в предъявленной в претензиях польской стороны ксерокопии документа, переданного им Москвой в 2010 году, минимум условий для посадки по системе РСП+ОСП не был указан, а для единственно отражённой в нём системы ОСП указан 100 метров на 1500 метров[54]. Диспетчер Москва-Контроль, под управлением которого экипаж Ту-154 несколько минут провёл в снижении, руководитель полётов в аэропорту назначения и ранее прибывший польский экипаж Як-40 (б/н 044, рейс PLF 031) предупреждали экипаж Ту-154 о сложных метеорологических условиях и предлагали посадить самолёт на запасном аэродроме в Минске или в Витебске[55][56][57], однако в день катастрофы (суббота) аэропорт «Восточный» в Витебске не работал[58][59][60]. Также экипажем Як-40 экипаж Ту-154 был проинформирован о том, что российский транспортный самолёт Ил-76[* 1] не смог произвести посадку на аэродроме Смоленска и вернулся на аэродром вылета.

Радиообмен экипажа Ту-154М с группой руководства полётами аэродрома Смоленск-Северный выполнялся по большей части на русском языке и, отчасти, на ломаном английском[58][61]. По мнению диспетчера, экипаж испытывал трудности с числительными на русском языке. В «Расшифровке переговоров экипажа» переговоры КВС с диспетчером аэродрома «Смоленск-Северный» ведутся на русском языке[58].

В 10:23 MSK руководитель полётов (РП) аэродрома Смоленск-Северный запросил у экипажа польского Ту-154М, сколько на самолёте осталось топлива и какой у него запасной аэродром. КВС ответил, что топлива осталось 11 тонн, а запасные аэродромы — Минск и Витебск. РП сообщил экипажу, что в районе аэродрома «Смоленск-Северный» наблюдается туман, видимость составляет 400 метров. Он также сообщил, что условий для приёма нет[55]. Параллельно с разговором с РП экипаж польского Ту-154М вышел на связь с экипажем польского Як-40, который в этот же день ранее совершил успешную посадку на тот же аэродром Смоленск-Северный. Экипаж Як-40 сообщил экипажу Ту-154М, что видимость на аэродроме составляет около 400 метров, а нижний край облаков значительно ниже 50 метров[58].

В 10:25 КВС сказал: Спасибо, ну если возможно, попробуем подход, но если не будет погоды, тогда отойдём на второй круг[58]. КВС решил попробовать зайти на посадку в Смоленске, совершив пробный заход с тем, чтобы при невозможности установления визуального контакта с наземными ориентирами совершить вертикальный манёвр прерванного захода на посадку.

Во время полёта в кабине экипажа борта 101 находились двое посторонних лиц, не относящихся к членам экипажа: директор дипломатического протокола польского МИД Мариуш Казана (польск. Mariusz Kazana) и командующий Воздушными силами Польши Анджей Бласик (польск. Andrzej Błasik). В крови Бласика впоследствии был обнаружен алкоголь в размере 0,6 промилле[21]. Уполномоченный представитель Польши Эдмунд Клих (польск. Edmund Klich) оправдал их пребывание в кабине пилотов тем, что самолёт президента Польши был военным и на него не распространяются правила гражданской авиации, запрещающие пребывание в кабине пилота посторонних[62].

В 10:26 КВС сообщил Мариушу Казане[58]:
Господин директор, появился туман. В данный момент, в этих условиях, которые сейчас есть, мы не сможем сесть. Попробуем подойти, сделаем один заход, но скорее всего, ничего из этого не выйдет. Так что спросите, пожалуйста (у шефа), что будем делать.

В 10:30:36 на записи переговоров на СКП аэродрома «Смоленск-Северный» зафиксировалась фраза руководителя полётов Павла Плюснина: Ну, да так сказали блин, заводить пока[63], которая, по мнению польской стороны, свидетельствует о давлении сверху на диспетчеров в принятии решения о посадке самолёта с польской делегацией[64].

Со слов руководителя полётов Павла Плюснина, экипаж самолёта должен был докладывать текущую высоту, но не делал этого[65].

Поначалу заход на посадку выполнялся правильно (хотя экипаж не упомянул о выбранной системе захода). Однако вход в глиссаду выполнен с запозданием, что привело к увеличению вертикальной скорости снижения.

В 10:40:38,7, находясь на расстоянии в 2 километров от торца ВПП, пилоты получили подтверждение от диспетчера о нахождении самолёта на курсе, на глиссаде, но затем экипаж вывел самолёт на малую высоту (20 м) со скоростью снижения порядка 8—9 метров в секунду (при нормальной вертикальной скорости 4 м/с)[58][нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан) при удалении более километра от торца ВПП, что значительно ниже глиссады.

Катастрофа

В 10:40:50,5 второй пилот, после того как прозвучал сигнал системы TAWS об опасном сближении с землёй — «ВПЕРЕДИ ЗЕМЛЯ! ТЯНИ ВВЕРХ!» (англ. TERRAIN AHEAD! PULL UP!) — предложил прекратить снижение[* 2]. Диспетчер потребовал немедленно прекратить снижение самолёта[* 3], контролировать высоту[* 4], прервать посадку и уйти на второй круг[55][* 5].

Команда от диспетчера об уходе на второй круг, последовавшая в 10:41:02,0, прозвучала уже после того, как в 10:40:59,3 самолёт задел деревья[* 6].

Запись в связи с разрушением самолёта оборвалась в 10:41:05,4[58].

Внешние изображения
[picasaweb.google.ru/Amlmtr/MWzNeJ#5460120625184606402 Фотографии места катастрофы с привязкой к спутниковому снимку]

Первое касание самолёта с деревьями произошло левой консолью крыла на удалении 1050 метров от торца взлётно-посадочной полосы (ВПП), левее линии пути приблизительно на 40—45 метров и ниже уровня торца взлетной полосы на 15 метров, учитывая рельеф местности (овраг). Через 250 метров произошло столкновение самолёта левым полукрылом с берёзой, вследствие чего произошло резкое кренение самолёта с переворотом влево (самолёт перевернулся на 120°). Самолёт опрокинулся почти днищем кверху и в таком положении рухнул на землю и полностью разрушился. Основная масса фрагментов самолёта упала на расстоянии 350—500 метров от торца ВПП, левее полосы на 150 метров. Некоторые польские публикации утверждали вскоре после катастрофы, что самое первое столкновение было с радиомачтой[66].

Как позже установила комиссия МАК, взятие штурвала на себя было настолько резким (при этом режим работы двигателей был увеличен уже после начала вертикального манёвра), что к моменту столкновения с деревом самолёт имел угол атаки, близкий к углам атаки сваливания. По мнению комиссии, даже если бы не произошло столкновения с препятствием, самолёт через несколько секунд вышел бы на режим сваливания и, вероятно, потерпел бы катастрофу[21].

По первому заявлению начальника управления информации МЧС России Ирины Андриановой катастрофа произошла в 10:56 MSK[67][68]. Впоследствии Технической комиссией МАК было установлено, что окончательное разрушение лайнера произошло в 10 часов 41 минуту 06 секунд местного времени (совпадающего с московским)[69]. Самолёт разбился при первом заходе на посадку. В течение первых дней циркулировали также утверждения, что лайнер разбился при четвёртом заходе на посадку[70]. Российский министр Сергей Шойгу по горячим следам заявил о том, что катастрофа случилась «при втором заходе»[71].

Представитель министерства транспорта и коммуникаций Белоруссии сообщил, что «никаких запросов от экипажа самолёта по поводу посадки белорусской стороне не поступало»[72]. По его словам в период транзитного прохождения самолёта «никаких замечаний не было, борт шёл на установленной высоте, по установленному маршруту»[72].

Первый заместитель начальника главного штаба ВВС России генерал-лейтенант Александр Алёшин 10 апреля 2010 года заявил, что экипаж самолёта несколько раз не выполнил указаний руководителя полётов смоленского аэродрома[73]:

На удалении 1,5 километра группа руководства полётов обнаружила, что экипаж увеличил вертикальную скорость снижения и начал снижаться ниже глиссады. Руководитель полётов дал команду экипажу о переводе самолёта в горизонтальный полёт и, когда экипаж не выполнил указаний, несколько раз отдал команду на уход на запасной аэродром. Тем не менее, экипаж продолжал снижаться. К сожалению, это закончилось трагически.

Заместитель председателя правительства России Сергей Иванов сообщил, что «предупреждение о неблагоприятных метеоусловиях в аэропорту „Северный“ и рекомендации идти на запасные аэродромы были не только переданы, но и получены экипажем самолёта»[74].

Все 96 человек, находившиеся на борту, погибли.

Ликвидация последствий катастрофы

Пожар, возникший на месте катастрофы, был ликвидирован за 20 минут.

В 13:05 MSK из Владимира вылетел вертолёт Ми-26 МЧС России со спасателями на борту[75]. В 14:30 на место крушения прибыл глава МЧС Сергей Шойгу[75]. В 17:15 и 17:25 в Смоленске приземлились ещё два вертолёта со спасателями на борту[75].

Всего к ликвидации последствий катастрофы привлечены более 800 человек и 124 единицы техники, в том числе от МЧС России — 275 человек и 68 единиц техники, в том числе 3 воздушных судна[76].

Мародёрство

Практически сразу после катастрофы Агентство внутренней безопасности Польши получило информацию от вдовы Анджея Пшевозника, Иоланты, о том, что кто-то пользуется банковскими картами её мужа. Первая транзакция была совершена в день катастрофы и ещё несколько в последующие дни. Всего с карт снято более 60 000 рублей. 6 июня 2010 года пресс-секретарь правительства Польши Павел Грась (англ.) сообщил, что в России задержаны три сотрудника ОМОН по подозрению в краже денег[77]. В тот же день пресс-служба МВД РФ опровергла заявления о задержании сотрудников ОМОН и назвала эти заявления «кощунственными и циничными»[78]. Двумя днями позже СК РФ объявил о возбуждении уголовного дела в отношении четырех призывников срочной службы войсковой части 06755, которые стояли в оцеплении в день катастрофы[79]. По словам представителя СК Владимира Маркина военнослужащие были задержаны после того, как руководством части у них были обнаружены иностранные банковские карты. Задержанными оказались С. А. Сыров, И. В. Пустовар, Артур Панкратов и Ю. С. Саньков. Трое из них ранее были судимы[79]. В тот же день подозреваемые дали признательные показания[80]. В сентябре 2013 года они были осуждены[81].

Также утверждалось о краже банковских карт депутата партии «Право и справедливость» Александры Натали-Свят. Однако позже эти карты нашлись. Они затерялись в прокуратуре среди вещей жертв[82][83].

Через два месяца после катастрофы вдова главы Нацбанка Польши Славомира Скшипека подала заявление в военную прокуратуру Польши в связи с тем, что ей не возвращены золотые часы марки «Tourneau (англ.)» и запонки, принадлежавшие её мужу[84]. Родственники заявили, что на опознании тела Скшипека данные вещи уже отсутствовали, однако, по их словам, рукава рубашки практически не пострадали, что навело их на мысль о мародёрстве[82].

В октябре 2011 года в прокуратуру в Варшаве поступило два заявления. Одно касалось пропажи обручального кольца заместителя министра культуры Томаша Мерта, а другое — пропажи золотой печатки скульптора Войцеха Северина (англ.). В обоих случаях родственники заявили, что на фотографиях тел погибших эти предметы всё ещё были в наличии, однако впоследствии им переданы не были[85].

Расследование причин катастрофы

10 апреля 2010 года распоряжением Президента России Дмитрия Медведева[86] создана правительственная комиссия во главе с Председателем Правительства Владимиром Путиным, которая занималась расследованием всех обстоятельств катастрофы.

В тот же день министр юстиции Польши Кшиштоф Квятковский (польск. Krzysztof Kwiatkowski) сообщил, что Польша проведёт собственное независимое расследование[87].

Генеральные прокуроры России и Польши договорились о тесном сотрудничестве при расследовании авиакатастрофы[88]. По факту гибели самолёта в Смоленске прокуратурами России и Польши возбуждены уголовные дела[88], российской прокуратурой по статье «Нарушение правил безопасности движения воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Генеральный прокурор Юрий Чайка взял расследование под личный контроль[89].

На место катастрофы по поручению Президента вылетели глава МЧС России Сергей Шойгу, министр транспорта Игорь Левитин, первый заместитель Генерального прокурора — Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин[90]. Вечером место катастрофы посетили премьер-министры России и Польши Владимир Путин и Дональд Туск.

Для проведения технического расследования обстоятельств авиакатастрофы была образована совместная комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК) и Министерства обороны Российской Федерации[91]. В комиссии МАК работали 25 польских специалистов[92].

На месте авиакатастрофы были обнаружены два «чёрных ящика». «Чёрные ящики» были вскрыты в присутствии представителей СКП России и прокуратуры Польши[93]. 11 апреля специалисты МАК приступили к их исследованию[91]. Позднее найден третий «чёрный ящик»[94].

Около 22:00 MSK 10 апреля 2010 года в Смоленск прибыли польские следователи[95].

На месте гибели самолёта работали 37 следователей из Следственного комитета при прокуратуре России и более 40 судебно-медицинских экспертов, также в следственных действиях участие принимали 11 следователей и прокуроров из Польши[96].

13 апреля прошло совещание под руководством Владимира Путина. Вице-премьер Российской Федерации Сергей Иванов на заседании госкомиссии по установлению причин катастрофы самолёта Ту-154 заявил: «Предварительный анализ расшифровки бортовых самописцев показал, что взрыва и пожара на борту самолёта не было». Со слов вице-премьера крушению самолёта не предшествовал взрыв или пожар. «Продолжается синхронизация показателей обоих бортовых самописцев — речевого и параметрического — и идентификация звуков и шумов в кабине. Эта работа требует времени и продлится ориентировочно до конца недели», — сказал Сергей Иванов[97]. Руководитель госкомиссии Польши по расследованию авиакатастроф Эдмунд Клих заявил: «Российские специалисты сотрудничают с нами образцовым образом»[98].

Работа технической комиссии на месте авиакатастрофы была закончена 17 апреля 2010 года, 19 апреля была полностью завершена расшифровка записей «чёрных ящиков» и двух найденных эксплуатационных самописцев[99]. Представители польской прокуратуры сообщали, что содержание записей чёрных ящиков будет обнародовано 22 апреля[100], однако 22 апреля на пресс-конференции прокурор Польши Анджей Серемет (польск. Andrzej Seremet) отложил сроки публикации записей. 25 апреля 2010 года появилась информация о том, что результаты первого этапа расследования будут предоставлены 28 апреля[101].

22 апреля был начат двусторонний перевод прослушанной информации, взятой с бортовых самописцев Ту-154, с привлечением квалифицированных переводчиков[102].

4 мая результаты работы инженерно-технической подкомиссии МАК были обсуждены с польскими экспертами. Замечаний по работе техники в полёте не было[103].

5 мая польский телеканал TVN сообщил информацию о том, что речевой самописец зафиксировал голос посторонней женщины в кабине пилотов. Прокуратура Польши пока не дала официального подтверждения этой информации и разъяснений по поводу того, мог ли этот фактор стать причиной авиакатастрофы[104].

8 мая президент России Дмитрий Медведев заявил, что расследование гибели президента Польши Леха Качиньского в авиакатастрофе должно быть доведено до конца, а выводы следствия нужно сделать доступными для общественности[105].

12 мая было сообщено, что данные бортовых систем предупреждения и навигации успешно декодированы на базе лаборатории США с участием польских специалистов, и что проводится их верификация и расшифровка[106].

19 мая председатель МАК Татьяна Анодина сообщила, что технической комиссией однозначно установлено: теракта, взрыва, пожара на борту, отказа авиационной техники в полёте не было. Двигатели работали вплоть до столкновения с землёй. Аэродром и его оборудование были пригодны к приему воздушных судов различных классов, в том числе Як-40 и Ту-154. Система TAWS была включена, работоспособна и передавала необходимую информацию экипажу. Навигационная система GNSS была включена и работоспособна. Экипаж своевременно получал данные о метеообстановке и запасных аэродромах от диспетчерских пунктов Минска, аэродрома «Смоленск-Северный» и от экипажа самолёта Як-40 Министерства обороны Польши, который произвёл посадку на аэродроме примерно за полтора часа до катастрофы. Сообщено о завершении расшифровки бортовых самописцев[107]. Установлено, что в кабине находились лица, не являющиеся членами экипажа[108]. «Голос одного точно идентифицирован, голос другого или другие (голоса) подлежат дополнительной идентификации польской стороной», — добавила Анодина[109].

Информационное агентство УНИАН со ссылкой на свои источники сообщило, что в момент катастрофы польского самолёта поблизости от штурвала находились командующий Воздушными силами Польши генерал Анджей Бласик и директор дипломатического протокола польского МИД Мариуш Казана[110]. На самописце зафиксирован голос одного из пилотов, который заявил, что в таких погодных условиях самолёт сесть не сможет.

23 мая российскими следователями при участии польской стороны произведён дополнительный осмотр места катастрофы. Ничего нового, имеющего отношение к делу, они не нашли[111].

25 мая руководитель госкомиссии Польши по расследованию авиационных происшествий Эдмунд Клих заявил, что один из посторонних лиц в кабине самолёта опознан как главком ВВС Анджей Бласик[10]. По словам Клиха, Бласик разговаривал с пилотами до момента удара Ту-154 о дерево[10]. Клих также заявил, что присутствие посторонних в кабине самолёта «не имело решающего влияния на произошедшие события»[10]. Руководитель МАК Татьяна Анодина отметила, что «в российских федеральных авиационных правилах есть чёткие указания, что не допускается нахождение в кабине летного экипажа лиц, которые не связаны с выполнением полётного задания»[10]. Анодина добавила, что это относится и к мировой практике[10].

26 мая руководитель госкомиссии Польши по расследованию авиационных происшествий Эдмунд Клих заявил, что причиной авиакатастрофы стали ошибки экипажа разбившегося самолёта Ту-154[9][10].

8 июня МАК сообщил, что идентифицировано второе лицо, не являющееся членом экипажа, речь которого была зафиксирована бортовым самописцем разбившегося самолёта[112]. Как и предполагалось ранее, им оказался шеф протокола МИД Польши Мариуш Казана. Установлено, что генерал Бласик не находился на месте пилота, КВС был за штурвалом с пристёгнутым ремнём безопасности, а Бласик стоял сзади или сидел на откидном сидении[113].

14 июля еженедельник «Warsaw Business Journal (англ. Warsaw Business Journal)» со ссылкой на польский телеканал TVN24 (польск. TVN24) сообщил о расшифровке одного из фрагментов переговоров в кабине, который ранее пропускали как «неразборчивый». Командир Протасюк произносит слова: Если мы [или я] не приземлимся, они [или он] убьют меня. Эксперт по авиации из польского сейма капитан Роберт Завада считает, что на действия пилотов мог повлиять либо президент Лех Качиньский, либо командующий ВВС генерал Анджей Бласик. За неделю до этого представитель правительства Польши Павел Грась (польск. Paweł Graś) заявил, что польские эксперты смогли расшифровать больше, нежели следователи со стороны России[114].

20 октября сообщено, что техническая комиссия МАК и все её экспертные группы и рабочие подкомиссии завершили расследование авиакатастрофы в Смоленске. Подготовлен отчёт, подписанный всеми членами технической комиссии. Отчёт передан полномочному представителю Польши. 17 декабря польские власти направили в МАК свои претензии к отчёту на 148 страницах[54]. Премьер-министр Польши Дональд Туск заявил о множестве нарушений и неточностях, допущенных в отчёте[115].

Окончательный отчёт МАК

12 января 2011 года МАК опубликовал окончательный отчёт о расследовании причин катастрофы[21], из которого следует, что причинами катастрофы стали неправильные действия экипажа (решение о заходе на посадку и неуход на второй круг в метеоусловиях значительно ниже метеоминимумов аэродрома, системы захода на посадку и экипажа, снижение ниже минимальной высоты снижения в 100 метров, указанной правилами и руководителем полётов, игнорирование экипажем сигналов системы предупреждения об опасном сближении с поверхностью земли) и психологическое давление на него.

Установлено нарушение принятых процедур захода на посадку, в частности, ошибочная установка стандартного давления на барометрическом высотомере в процессе снижения, что привело к ошибке определения высоты в 160 метров, отсчёт высоты по радиовысотомеру вместо альтиметра, игнорирование технологии работы экипажа (отсутствие предписанных правилами действий при пересечении высоты принятия решения), поздний вход в глиссаду, который потребовал превысить максимально допустимую вертикальную скорость снижения и скорость захода на посадку (при отсутствии контроля за ними), позднее принятие активных действий по уходу на второй круг. Среди сопутствующих факторов отмечено рассеивание внимания экипажа, сосредоточившегося на поиске визуальных ориентиров и отвлекшегося от приборов. Кроме того, внимание отвлекала попытка подбора скорости снижения в автоматическом режиме вместо перехода к штурвальному режиму[21].

Польской стороной не предоставлено подтверждения допуска командира воздушного судна к выполнению посадки в сложных метеоусловиях (допуск просрочен, зафиксированный в летной книжке опыт проведения посадок в сложных метеоусловиях фальсифицирован), выявлены недоработки в процессе обучения экипажа (в частности, недостаточный опыт КВС, при этом подобранный экипаж по налету на этом типе воздушного судна был ещё менее опытным, отсутствие тренажёрных тренировок, отсутствие данных о программах обучения, совмещение полётов на Ту-154 с полётами на других типах самолётов, что могло способствовать неоправданному переносу навыков на пилотирование Ту-154[21].

Выявлено несовершенство установленной на борту системы авионики, которая не содержала подробной информации о рельефе местности вокруг аэропортов, не отнесённых к международным. В случае захода на такие аэропорты правилами предписывается отключение системы раннего оповещения о сближении с землёй, однако перевести систему в такой режим невозможно при одновременном выборе захода по давлению аэродрома (QFE), принятому в России и требуемому для соблюдения схем захода, опубликованных в российских сборниках аэронавигационной информации. Кроме того, судя по показаниям автоматизированной системы управления полётом (FMS), экипаж вручную вводил отсутствовавшие в системе навигационные точки, взятые с устаревших схем[21].

Из нарушений с российской стороны обнаружено, что не оправдались прогнозы погоды по аэродрому Смоленск-Северный, однако, поскольку экипаж этой информации все равно не имел и был своевременно предупрежден о фактической погоде, это не могло спровоцировать катастрофу. Кроме того, выявлено нарушение работы огней приближения (разбиты или обесточены огни на расстоянии 700 и 800 метров от порога ВПП, на 900 метрах горел один из трёх), некоторая неточность радиолокационной системы посадки (отклонение угла глиссады, раннее пропадание отметки на локаторе). Однако эти нарушения не названы комиссией в числе повлиявших на исход захода на посадку[21].

Замечания польской стороны по поводу окончательного отчёта МАК

Письменные замечания польской стороны приложены к основному тексту доклада как неотъемлемая его часть[116][117]. Следственный комитет России заявил, что выводы о виновности будет делать следствие[118]. Ярослав Качиньский сразу же резко выступил с опровержением выводов доклада экспертов международного комитета, назвав их «бездоказательными»[119].

Основной претензией польской стороны стал односторонний, по её мнению, подход к выявлению виновных в авиакатастрофе. Не подвергая сомнению вину экипажа самолёта, одной из главных причин польская сторона считает то, что аэродром Северный не был закрыт по метеоусловиям, а решение об этом принималось по телефону неким генералом через не имеющего на то права, но фактически, как старший по званию, руководящего сменой военных диспетчеров в Северном полковника Николая Краснокутского (по приказу руководителем полётов числился подполковник Павел Плюснин, «в момент захода на посадку в диспетчерской вышке находились минимум три человека: диспетчер майор Виктор Рыженко, руководитель полётов подполковник Павел Плюснин и полковник ВВС России Николай Краснокутский, бывший командир 103-го Гвардейского Красносельского Краснознамённого военно-транспортного авиационного полка имени В. С. Гризодубовой»)[нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[120][121]. В числе других основных причин они называют слабую техническую оснащенность аэродрома, приведшую в частности к тому, что диспетчеры ввели в заблуждение пилотов самолёта, сообщая им о якобы правильном положении самолёта относительно глиссады при заходе на посадку, и явно их запоздалой, уже после того как самолёт разбился о деревья, команде прекратить посадку[54][58]. Также они ссылаются на отсутствие на момент посадки официальной метеосводки в районе аэродрома в объёме установленных параметров в коде METAR, повлиявшее на принятие экипажем правильного решения, и неуказание системы координат в предоставленных польской стороне перед полётом картах и схемах, и как следствие, неправильный ввод данных в систему определения пространственной ориентации самолёта (по некоторым сведениям, расхождение между принятой в России системе координат СК-42 и международной системой координат WGS-84 в районе Смоленска в плане может составлять более 100 метров)[54].

Ключевым в расхождениях с отчётом МАК стало определение характера полёта: военный он или гражданский, поскольку в гражданской авиации решение о посадке принимает КВС, а в военной — руководитель полётов на аэродроме. Польская сторона на основании того, что аэродром был военного подчинения, диспетчеры аэродрома и экипаж польского самолёта, военные, а также то, что на статус полёта указывала последняя буква в заявленном в плане полёта наименовании PLF 101-IM, обозначающая военный самолёт (Military), обосновывала его военный характер[54][120]. Также военный статус полёта, по мнению польской стороны, оправдывает нахождение в кабине пилотов лиц, не участвующих в управлении воздушным судном[122]. Однако, как сообщается в отчёте МАК, по международным соглашениям все полёты воздушных судов (включая военные) на территории иностранного государства рассматриваются как гражданские, поэтому руководитель полётов не имел полномочий запрещать посадку польского самолёта (хотя и сообщал о непригодных условиях для посадки).

Отмечая в отчёте МАК отсутствие глубокого анализа технического состояния аэродромного оборудования и работы диспетчеров, польская сторона на основе приводимых в Заявлении доказательств делает вывод о том, что "учитывая особенно неудовлетворительное состояние подготовки и обеспечения аэродрома, самолёт Ту-154 со статусом HEAD «Литер „A“» с президентом РП и 95 лицами на борту не должен был получить разрешение на проведение лётной операции на аэродром Смоленск «Северный»"[* 7]. Приводя свои доводы, польская сторона заявила о неисправности средств объективного контроля[* 8]. Серьёзные сомнения у польской стороны вызвал факт приведения данных без указания их источника, касающихся положения маркеров самолётов на глиссаде индикатора ПРЛ, в связи с тем, что фиксирующие эти данные видеокамера и видеомагнитофон в совокупности были неисправны[* 9]. Основываясь на свидетельствах журналистов и фотографов[123], они утверждают, публикуя сами снимки[* 10], что светосигнальное оборудование, указанное в отчёте МАК как «Луч 2МУ», им не являлось. И, судя по фотографиям в заявлении и в других источниках, рассказам очевидцев, в действительности представляло собой бытовые лампочки в жёлтых абажурах, похожих на пластиковые ведра, в части из которых они были перегоревшими или отсутствовали[124]. Согласно протоколу облёта 25 марта 2010 года, эта светосигнальная система видна с расстояния не менее 15 км[* 11].

18 января 2011 Председатель Технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета на официальном сайте МАК заявил, что «в связи с появившимися в СМИ, со ссылкой на Министра внутренних дел и администрации Республики Польша Е. Миллера, сообщениями об опубликовании польской стороной записей разговоров диспетчеров аэродрома „Смоленск-Северный“, и с целью объективного информирования мировой общественности, с разрешения органов, проводящих предварительное следствие, в соответствии с Приложением 13 к Конвенции о международной гражданской авиации, принято решение опубликовать полностью транскрипцию записей всех переговоров и разговоров, зарегистрированных диспетчерскими магнитофонами»[55][125][126][127].

Окончательный отчёт Комиссии по расследованию авиационных происшествий Польши

29 июля 2011 года Комиссия государственной авиации по расследованию авиакатастроф МВД Польши представила окончательный отчёт по расследованию причин катастрофы под Смоленском.

Согласно отчёту, причиной катастрофы стало снижение ниже минимальной высоты снижения при чрезмерной скорости снижения, в метеорологических условиях, не позволяющих рассчитывать на визуальный контакт с землёй и опоздавшее начало процедуры ухода на второй круг. Это привело к столкновению с наземным препятствием, отрыву фрагмента левого крыла вместе с элероном и как следствие — потере управляемости самолёта и столкновению с землёй.

Факторами, влияющими на катастрофу, явились:

  1. отсутствие контроля высоты с помощью барометрического высотомера при выполнении неточного захода;
  2. отсутствие реакции экипажа на предупреждение типа «PULL UP!», выдаваемое TAWS;
  3. попытка ухода на второй круг с использованием режима работы АБСУ — автоматический «уход»;
  4. передача экипажу руководителем зоны посадки информации о правильном положении самолёта по отношению к торцу ВПП, курсу и глиссаде, что могло укреплять экипаж в мнении о корректном выполнении захода на посадку, в ситуации, когда фактически самолёт находился за пределами зоны допустимых отклонений;
  5. неинформирование экипажа руководителем зоны посадки о снижении ниже глиссады и опоздавшая команда по переводу самолёта в горизонтальный полет;
  6. ненадлежащая лётная подготовка экипажей на самолётах Tу-154M в 36 СПТА[11].

Ряд выводов, приведённых в этом отчёте, был опровергнут МАК 2 августа 2011 года[128].

После публикации комиссии МВД Польши министр обороны Польши Богдан Клих подал в отставку[129].

Доклад верховной контрольной палаты Польши

9 марта 2012 года Верховная контрольная палата Польши опубликовала свой доклад о расследовании причин катастрофы. Установлено, что с 2005 года визиты высших руководителей Польши с использованием специавиатранспорта ВВС страны осуществлялись без соблюдения достаточного уровня безопасности. Не хватало целостной системы процедур, а существующие правила были проигнорированы во многих случаях, как и в полёте 10 апреля 2010 года, который, в соответствии с законам Польши, не должен был состояться в таком виде[130]. Главный вывод комиссии: если бы польские ведомства взаимодействовали как следовало, то президентский самолёт вообще не должен был приземляться в аэропорту «Смоленск-Северный», поскольку тот не входил в польский реестр действующих аэродромов для воздушных средств в статусе HEAD (для VIP-персон)[131].

Уголовное расследование

Окружная прокуратура Варшавы после катастрофы возбудила уголовное дело по факту возможного невыполнения служебных обязанностей по организации полёта самолёта Ту-154 польскими гражданскими чиновниками. Расследование завершено в июне 2012 года, так как прокуратура не смогла назвать никого нарушителем, а также не обнаружила состава преступления. После этого следствие возобновлялось два раза по решению суда. В ноябре 2014 года уголовное дело закрыто в третий раз в связи с отсутствием признаков преступления[132].

9 января 2012 года во время пресс-конференции о расследовании катастрофы Ту-154 попытался покончить с собой заместитель главы военной прокуратуры Познани полковник Миколай Пшибыл (польск. Mikołaj Przybył). Он пояснил, что в последнее время он находился в состоянии стресса из-за давления на него по делу о коррупции в польской армии, расследование которого он курирует[133][134]. 29 октября 2012 года покончил с собой один из ключевых свидетелей катастрофы — бортмеханик самолёта Як-40 Польских ВС (борт 044) младший штабной хорунжий Ремигюш Мусь (польск. Remigiusz Muś)[135].

27 ноября 2014 года Окружной суд Варшавы начал рассмотрение по делу бывшего заместителя руководителя Бюро охраны правительства генерала Павла Белавного, который пока является единственным обвиняемым по делу о катастрофе[136].

24 марта 2015 года Главная военная прокуратура Польши предъявила обвинения в совершении преступления двум российским военным — членам группы управления полётами аэродрома Смоленск-Северный. Один из них обвиняется в создании ситуации непосредственной опасности в воздухе, другой в неумышленном доведении до катастрофы в воздушном пространстве[137].

Расследование военной прокуратуры Польши по состоянию на 2016 год продолжается. Обломки самолёта находятся на территории аэродрома Смоленск-Северный. Польская сторона неоднократно просила российское руководство отправить их в Польшу, однако подобная передача запрещена уголовным законодательством России до завершения расследования, ведущегося Следственным комитетом РФ[138].

Опознание погибших

В 22:54 10 апреля в московском аэропорту «Домодедово» приземлился первый вертолёт МЧС России с телами погибших в авиакатастрофе[139]. В 02:42 там же приземлился второй вертолёт[140]. Тела погибших доставлены в морг Центрального бюро судебной медицинской экспертизы Москвы для дальнейшего проведения экспертизы и опознания.

Утром 11 апреля в Москву начали прибывать родственники погибших в авиакатастрофе с целью опознания. Специально для них была организована работа психологов и переводчиков. Также в городе была организована «горячая линия» на русском и английском языках[141].

Тела 24 пассажиров были условно опознаны по найденным при них документам[142]. По заявлению министра здравоохранения Польши Эвы Копач, 14 тел погибших могут быть опознаны без трудностей, ещё около 20 смогут идентифицировать судебные патологоанатомы, для опознания всех остальных погибших необходима генетическая экспертиза[143]. Брат погибшего президента Леха Качиньского Ярослав Качиньский в субботу вечером 10 апреля прилетел в Смоленск и опознал главу государства[144]. 11 апреля тело Леха Качиньского (единственного из жертв катастрофы) было из Смоленска доставлено прямо в Варшаву, пред вылетом на смоленском аэродроме состоялась торжественная церемония прощания с погибшим президентом Польши, в которой приняли участие премьер-министр России Владимир Путин и посол Польши в России Ежи Бар[145]. 12 апреля по обручальному кольцу опознано тело Марии Качиньской, супруги президента Польши Леха Качиньского[146].

22 апреля 2010 года помощник главы Минздравсоцразвития София Малявина официально заявила, что тела всех погибших при крушении самолёта в Смоленске опознаны[147].

24 апреля 2010 года было сообщено, что останки всех жертв авиакатастрофы в Смоленске доставлены в Варшаву[148].

В августе 2012 года в результате эксгумации, которую провели польские военные прокуроры, было установлено, что в могиле по меньшей мере одной погибшей — деятеля движения «Солидарность» Анны Валентынович — лежало другое тело, что было вызвано ошибкой российской стороны при опознании[149]. В дальнейшем выяснилось, что как минимум 6 тел из 96 погибших в авиакатастрофе под Смоленском захоронены в чужих могилах[150]. Всего было эксгумировано 9 жертв авиакатастрофы[151].

28 сентября 2012 года в Интернете были опубликованы снимки с места катастрофы под Смоленском, а также из морга, на которых предположительно изображены останки президента Польши Леха Качиньского и других поляков, погибших в катастрофе. В связи с этим Польша выразила российскому послу официальный протест[152]. Официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин сообщил, что размещённые в интернете фотографии тел граждан Польши, погибших в катастрофе самолёта Ту-154, не содержатся в материалах уголовного дела, возбуждённого в РФ, и что проводится проверка по фактам их появления и установления причастных к публикации лиц[153].

Последствия для Польши

В связи с авиакатастрофой в Польше был объявлен семидневный общенациональный траур (до 16 апреля)[154]. Траур был продлён до 18 апреля, так как на этот день были назначены похороны Леха Качиньского и его супруги Марии в Краковском замке Вавель[155].

В соответствии со статьёй 131 Конституции Польши Маршал Сейма Бронислав Коморовский временно принял полномочия главы государства[156]. Досрочные выборы президента Польши были назначены на 20 июня (второй тур состоялся 4 июля); президентом был избран Коморовский, нанёсший во втором туре поражение Ярославу Качиньскому.

Премьер-министр Польши Дональд Туск созвал экстренное заседание Правительства Польши[157].

Церемония прощания с погибшими в авиакатастрофе состоялась 17 апреля в Варшаве. 18 апреля в Кракове прошли похороны Леха и Марии Качиньских. На них ожидалось присутствие иностранных делегаций из 98 стран, в том числе президента США, России, канцлера Германии и других[158][159]. Однако многие делегации были вынуждены отказаться от запланированного участия в похоронах в связи с закрытием воздушного пространства из-за облака пепла над Европой, образовавшегося в результате извержения вулкана Эйяфьядлайёкюдль в Исландии[160][161].

По итогам расследования принято решение о расформировании 36-го специального транспортного полка ВВС Польши, которое вступило в силу 3 января 2012 года[162]. Решением правительства обязанности по перевозке первых лиц Польши переданы национальной гражданской авиакомпании LOT[163], для чего куплены 2 самолёта Embarer-175[164]. Второй находившийся в парке 36-го спецавиаполка самолёт Ту-154 (на момент катастрофы проходил капитальный ремонт в Самаре)[165] в августе 2011 года выведен из эксплуатации[166] и 26 октября отправлен на хранение на аэродром Миньск-Мазовецки[167].

Международная реакция

Президент России Дмитрий Медведев направил соболезнования Маршалу Сейма Польши Брониславу Коморовскому и выступил с обращением к польскому народу в связи с гибелью Леха Качиньского[168]. По распоряжению президента России Дмитрия Медведева, 12 апреля 2010 года был официально объявлен днём траура[169].

Среди прочих, соболезнования польскому народу в связи с гибелью президента Польши выразили:

Руководства Эстонии, Латвии и Литвы также выразили соболезнования народу Польши[178]. Свои соболезнования в связи с гибелью первых лиц Польши выразило руководство Израиля[179]. Королева Великобритании Елизавета II также выразила глубочайшее соболезнование всему польскому народу в связи с катастрофой. К соболезнованиям присоединился и принц Уэльский сэр Чарльз.

В связи с трагической гибелью президента Польши и его супруги, а также представителей правительства и парламента Польши в авиакатастрофе в Смоленске, 11 апреля в Грузии, по распоряжению президента Грузии Михаила Саакашвили, официально объявлен днём траура. Леху Качиньскому посмертно присвоено звание национального героя Грузии[180][181].

18 апреля в Азербайджане почтили память президента Польши Леха Качиньского минутой молчания. Президент страны Ильхам Гейдар Алиев лично посетил вместе с супругой Мехрибан Алиевой посольство Польши в Баку и выразил свои глубокие соболезнования польскому народу[182].

В Польше объявлен общенациональный семидневный траур по погибшим в авиакатастрофе, трёхдневный траур — в Литве[183](кроме того, повторно траурным днём в Литве объявлен день похорон польского президента[184]) и Бразилии[185]. Кроме России, 12 апреля было объявлено днём траура в странах ЕС[186] и на Украине[187]. 12 апреля 2010 года депутат партии «Право и Справедливость» Артур Гурский заявил, что Россия ответственна за катастрофу, причём не только в моральном смысле; в интервью газете «Nasz Dziennik» депутат сказал: «Я практически уверен, что россияне нас обманывают»[188]. На следующий день Артур Гурский через газету «Новые Известия» попросил прощения у российского руководства за слова, сказанные «в состоянии глубокого шока»[189].

12 апреля 2010 года президент России Дмитрий Медведев посетил посольство Польши в Москве, возложил цветы к фотографии президента Леха Качиньского и его супруги Марии, оставил запись в книге соболезнований: «Страшная трагедия — гибель в авиакатастрофе президента Республики Польша Леха Качиньского, его супруги Марии, руководителей польского государства, депутатов, религиозных и общественных деятелей — потрясла народ России»[190]. 18 апреля 2010 года Дмитрий Медведев принял участие в церемонии похорон Леха и Марии Качиньских в Кракове[191][192][193].

Увековечение памяти погибших в авиакатастрофе

Увековечение памяти всех погибших

  • В память о погибших установлен памятник в Варшаве на военном кладбище Повонзки.
  • В память о погибших установлен памятный знак на месте падения самолёта, на котором поимённо на русском и польском языках перечислены все погибшие.
  • Мемориальная доска в монастыре на Ясной Горе в Ченстохове.

Увековечение памяти отдельных лиц

В память о Лехе Качиньском названы:

  • Небольшой участок улицы Польской, расположенной в центральной части Одессы, был переименован в улицу Леха Качиньского. Она соединяет Дерибасовскую улицу с улицей Бунина и занимает по протяжённости два квартала[194].
  • Одна из улиц Тбилиси[195].
  • Одна из улиц в Кишинёве[196].
  • В городе Хмельницкий (Украина) улица Урицкого была переименована в улицу Леха Качиньского[197].
  • Принято решение о переименовании в честь Леха Качиньского улицы в Вильнюсе[198].
  • Во многих городах Польши присвоение улицам имени Леха Качиньского утверждено или обсуждаются: в Ольштыне[199], Лодзи[200], Кельце[201], Висле[202], Сейнах[203].

В память о супругах Лехе и Марии Качиньских названы:

По данным из раздела Википедии на польском языке, в честь людей, погибших в авиакатастрофе, установлено более 80 памятников и мемориальных досок на территории Польши, а также 10 мемориальных досок за пределами Польши.

Документальные и художественные фильмы о катастрофе

№ по порядку Название Оригинальное название Страна Дата выпуска Режиссёр По заказу
1. «Катынский синдром» «Катынский синдром» Россия 4 июля 2010 года Михаил Елкин Первый канал
2. «10.04.10» — Первый фильм о следствии по смоленской трагедии «10.04.10» — Pierwszy film śledczy o tragedii smoleńskiej Польша 6 апреля 2011 года Анита Гаргас Варшавский оппозиционный еженедельник «Gazeta Polska»
3. «Гибель Президента» (сериал «Расследования авиакатастроф») «Air Crash Investigation: Death Of The President» Канада 27 января 2013 года (Польша), 17 марта 2013 года (Россия) Сьюзан Райнард National Geographic Channel
4. «Смоленск» «Smoleńsk» Польша 9 сентября 2016 года (Польша) Antoni Krauze Fundacja[208]

Фотографии с места катастрофы

См. также

Напишите отзыв о статье "Катастрофа Ту-154 в Смоленске"

Примечания

Комментарии

  1. Борт RA-78817, 224-й лётный отряд ВВС России
  2. В стенограмме это фраза второго пилота Уходим (10:40:50,5 — 10:40:51,2)
  3. Фраза диспетчера Горизонт 101 (10:40:52,4 — 10:40:53,4)
  4. Фраза диспетчера Контроль высоты, горизонт (10:40:54,7 — 10:40:56,4)
  5. Фраза диспетчера Уход на второй круг! за 2 секунды до окончания записи (10:41:02,0 — 10:41:03,4)
  6. Шум от столкновения с лесным массивом (10:40:59,3 — 10:41:04,6) в стенограмме записи с чёрного ящика
  7. страница 66 Замечаний Республики Польша
  8. страница 89 Замечаний Республики Польша
  9. страницы 58, 59 Замечаний Республики Польша
  10. страницы 74—77 Замечаний Республики Польша
  11. страница 70 Замечаний Республики Польша

Источники

  1. [mchs.gov.ru/emergency/detail.php?ID=31710& Список погибших в авиакатастрофе Ту-154 в Смоленской области] // МЧС России, 10 апреля 2010 года
  2. 1 2 [mswia.gov.pl/portal/pl/2/8365/Lista_pasazerow_i_zalogi_samolotu_TU154.html Lista pasażerów i załogi samolotu TU-154] (польск.). Ministerstwo Spraw Wewnętrznych i Administracji. Проверено 14 апреля 2010. [www.webcitation.org/677PQuEcX Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  3. [www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/04/12/231013 «Надеюсь, мне дадут визу», — Лех Качиньский, президент Польши] // Ведомости, 12 апреля 2010.
  4. [www.aif.ru/society/article/33989 До Катыни не доехал… Частный визит Президента Польши в Россию закончился трагедией] АиФ, 14 апреля 2010.
  5. [txt.newsru.com/pict/big/1264126.html Президент Республики Польша Лех Качиньский с частным визитом посетит сегодня Катынское кладбище под Смоленском]
  6. [www.interfax.ru/society/txt.asp?id=131779 Крупнейшая из подобных] // Интерфакс, 10 апреля 2010
  7. [lenta.ru/news/2010/04/12/change/ В Польше пересмотрят правила перемещения руководства страны] // Lenta.ru, 13 апреля 2010
  8. www.aex.ru/docs/2/2011/1/13/1259/print/ «МАК… привело к столкновению самолёта с препятствиями и землёй в управляемом полёте (CFIT)»
  9. 1 2 [www.ekhoplanet.ru/incidents_31797_6379 Польша считает причиной крушения Ту-154 ошибки экипажа] // Эхо планеты
  10. 1 2 3 4 5 6 7 [www.bbc.co.uk/russian/international/2010/05/100526_poland_pilots_blamed.shtml Польша: Ту-154 Качиньского разбился из-за ошибки экипажа] // BBC, 26 мая 2010
  11. 1 2 3 Комиссия государственной авиации по расследованию авиакатастроф Республики Польша. [www.mswia.gov.pl/portal/pl/2/9282/Raport_koncowy_w_sprawie_ustalenia_okolicznosci_i_przyczyn_katastrofy_samolotu_T.html Заключительный отчёт по вопросу об установлении обстоятельств и причин катастрофы самолёта TУ-154M, борт 101 под Смоленском](недоступная ссылка — история). Министерство Внутренних Дел Польши (29 июля 2011). Проверено 29 июля 2011. (на польском, английском и русском языках)
  12. 1 2 Бородинов Сергей. [kirov.kp.ru/daily/24471/630379/ Самолет, на котором разбился польский президент, был в отличном состоянии] (10.04.2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677Nd7t5U Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  13. [www.scramble.nl/soviet-database?af=63093&bt=181&view=details Tu-154 90A837]
  14. 1 2 [www.vesti.ru/videos?vid=267042&p=1&sort=1 Леху Качиньскому очень нравился президентский лайнер]. Вести.ру (10.04.2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677Nm9Tfw Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  15. 1 2 [tumen.kp.ru/daily/24471/630360/ Правительственный самолет Польши Ту-154 ремонтировали в Самаре]. Комсомольская правда (10 апреля 2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677O1ef2M Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  16. [russianplanes.net/reginfo/3143 Ту-154 № 101 — russianplanes.net — Карточка борта]
  17. [www.planespotters.net/airframe/Tupolev/Tu-154/90A837/101-Polish-Air-Force 101 Polish Air Force Tupolev Tu-154M — cn 90A837]
  18. 1 2 3 4 [mswia.datacenter-poland.pl/FinalReportTu-154MRussian.pdf ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ По расследованию авиационного происшествия №: 192/2010/11]
  19. [www.rp.pl/artykul/2,479922_Katastrofa_w_36__pulku_.html Katastrofa w 36. pułku — Rzeczpospolita]  (польск.)
  20. 1 2 3 4 [www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html Отчёты МАК]. Проверено 24 мая 2010. [www.webcitation.org/677O9fWyr Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  21. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [www.webcitation.org/query?id=1308851450228044&url=www.mak.ru/russian/investigations/2010/files/tu154m_101/finalreport_rus.pdf Окончательный отчёт по расследованию авиационного происшествия с самолётом Ту-154М на аэродроме Смоленск-Северный. МАК, 12.01.2011.] 23 Мб
  22. 1 2 3 Отчёт МАК не приводит налётов на Ту-154, по польским источникам — [www.36splt.sp.mil.pl/aktualnoi/23-zginli-w-katastrofie-tu-154m сайту 36 особого полка](недоступная ссылка — история). Проверено 6 июня 2010. [web.archive.org/20100519121543/www.36splt.sp.mil.pl/aktualnoi/23-zginli-w-katastrofie-tu-154m Архивировано из первоисточника 19 мая 2010]. и [www.samoloty.pl/index.php/aktualnosci-lotnicze/5268-nalot-pilotow-tu-154-oficjalny-komunikat-dsp заявлению командования польских ВВС от 20 мая 2010 г]. Проверено 6 июня 2010. [www.webcitation.org/677OAC4UG Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012]. — они были равны соответственно: А. Протасюк — 2937 часов и в этом как КВС свыше 445 ч., Р. Гживна — 506 ч., А. Зентек — 60 ч., А. Михаляк — 330 ч., причём последнее число больше данной МАК и приводится только в заявлении командования ВВС.
  23. [www.36splt.mil.pl/ Официальный сайт 36-го авиаполка ВВС Польши]
  24. [sp.mil.pl/pl/czytaj-wiecej-wiadomosci/730-informacja.html Погибли в катастрофе Ту-154м (Zginęli w katastrofie Tu-154M)] (польск.)(недоступная ссылка — история). ВВС Польши (08:42 11.04.2010). Проверено 13 апреля 2010. [web.archive.org/20100415052503/sp.mil.pl/pl/czytaj-wiecej-wiadomosci/730-informacja.html Архивировано из первоисточника 15 апреля 2010].
  25. Федотова Дарья, Попов Дмитрий, Блинник Ирина. [www.mk.ru/incident/article/2010/04/13/467882-russkiy-v-katastrofe-ne-vinovat-.html Русский в катастрофе не виноват]. Московский комсомолец (20:40 13.04.2010). Проверено 15 апреля 2010. [www.webcitation.org/68VFe7avG Архивировано из первоисточника 18 июня 2012].
  26. [www.mon.gov.pl/pl/artykul/9089 Pośmiertne awanse i odznaczenia dla ofiar katastrofy pod Smoleńskiem] (польск.) (15.04.2010). — «Ministerstwo Obrony Narodowej»  Проверено 27 мая 2010. [www.webcitation.org/677OBnzzf Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  27. [news.mail.ru/politics/3659128/ Новости@Mail.Ru: Гжегож Петручук: Окончательное решение принимает пилот]
  28. Юрий Ершов. [www.rg.ru/2008/08/21/letchik.html Почему польский летчик отказался везти своего президента до Тбилиси]. «Российская газета» — Неделя № 4734 от 21 августа 2008 г.. Проверено 10 апреля 2010.
  29. [www.infox.ru/accident/incident/2010/04/10/Iz_za_tumana_samolye.phtml Польский экипаж не внял предупреждениям и ошибся]. Infox.ru (22:02 10.04.10). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677OCtBG4 Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  30. Agnieszka Kublik. [wyborcza.pl/1,76842,5705983,Medal_dla_pilota__co_Lecha_Kaczynskiego_sie_nie_bal.html Medal dla pilota, co Lecha Kaczyńskiego się nie bał] (польск.). Gazeta.pl (20:28 17.09.2008). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677OFyBhZ Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  31. Ершов Юрий. [www.rg.ru/2008/08/21/letchik.html В Грузию на перекладных. Почему польский летчик отказался везти своего президента до Тбилиси]. «Российская газета» — Неделя № 4734 (21 августа 2008 г.). Проверено 11 апреля 2010.
  32. [www.sp.mil.pl/index.php?option=com_content&view=article&id=730:informacja&catid=1:aktualnoci&Itemid=109&lang=en Announcement] (англ.). Polish Air Force Press Office (09:42 10.04:2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677OHiOAF Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  33. [www.youtube.com/watch?v=kaJU0WuRBto&feature=player_embedded Prawdopodobne przyczyny katastrofy Tu-154 w Smoleńsku]. // YouTube, 10 апреля 2010
  34. [www.tvn24.pl/0,1651578,0,1,tak-mogla-wygladac-katastrofa,wiadomosc.html Tak mogła wyglądać katastrofa. «Podobna do wypadku CASY»]. // TVN24, 11 апреля 2010
  35. [www.interfax-russia.ru/Center/main.asp?id=137223&p=3 Причиной катастрофы самолета президента Польши стала ошибка пилота — эксперт]. // Интерфакс, 10 апреля 2010
  36. [www.rp.pl/artykul/2,490768_Tajemnica_rosyjskiego_nawigatora.html Tajemnica rosyjskiego nawigatora]. Rzeczpospolita (07.06.2010). Проверено 7 июня 2010. [www.webcitation.org/677OIWX6D Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  37. 1 2 [dnevniki.ykt.ru/ruslan_ka/438105 Интервью с Ежи Баром, бывшим послом РП в Российской Федерации]
  38. [www.interfax-russia.ru/main.asp?id=137162 На борту разбившегося под Смоленском польского самолета находилось 132 человека, среди них — президент Польши с супругой]
  39. 1 2 [www.rian.ru/incidents/20100410/220421887.html На самолете, упавшем под Смоленском, находился президент Польши — МИД]
  40. [www.president.pl/en/cabinet/wladyslaw-stasiak/ Биография на сайте Президента Польши] (недоступная ссылка — историякопия)  (англ.)
  41. [www.day.az/news/world/203535.html Самолет президента Польши разбился в России]
  42. [wyborcza.pl/1,75248,7752677,Polska_zostala_bez_calego_dowodztwa_armii.html Polska została bez całego dowództwa armii]
  43. [lenta.ru/news/2010/04/10/cause/ Названа предварительная версия крушения самолета президента Польши]
  44. 1 2 [orka.sejm.gov.pl/webBPKS.nsf/pub/EPIA-84KHGC Коммюнике канцелярии Сейма]
  45. [www.ekhoplanet.ru/incidents_570_5068 Список погибших под Смоленском] // Эхо планеты
  46. [wyborcza.pl/1,75478,7752578.html?as=1&startsz=x Lista pasażerów prezydenckiego samolotu//Gazeta Wyborcza]
  47. www.president.pl/en/cabinet/pawel-wypych/ (недоступная ссылка — историякопия)
  48. [ul.kp.ru/online/news/648290/ Жертвами авиакатастрофы Ту-154 стали польские политики, религиозные и общественные деятели]
  49. [www.championat.ru/other/news-466384.html Президент НОК Польши погиб в авиакатастрофе под Смоленском]
  50. [wiadomosci.gazeta.pl/Wiadomosci/1,80273,7752563,Prezydenckim_Tu_154_lecialy_najwazniejsze_osoby_w.html Prezydenckim Tu-154 leciały najważniejsze osoby w państwie]  (польск.)
  51. [www.gazeta.ru/news/lastnews/2010/04/10/n_1481415.shtml Опубликован полный список пассажиров, погибших при крушении Ту-154]
  52. [www.rp.pl/artykul/459542,459498_Nie_zyje_prezydencka_para__politycy__zolnierze.html Nie żyje prezydencka para, politycy, żołnierze//Rzeczpospolita]
  53. [lenta.ru/news/2010/04/30/hour/ Самолет Качиньского вылетел на час позже расписания]
  54. 1 2 3 4 5 [www.rian.ru/files/poland/%D0%97%D0%B2%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%BA%20%D0%BE%D1%82%D1%87%D0%B5%D1%82%D1%83_%D1%80%D1%83%D1%81.pdf Замечания Польши к отчету МАК по расследованию катастрофы самолета Леха Качиньского. Текст документа]
  55. 1 2 3 4 [www.webcitation.org/query?id=1308985296595092&url=www.mak.ru/russian/investigations/2010/files/tu154m_101/open_micr.pdf WebCite query result]
  56. РБК: [top.rbc.ru/society/12/04/2010/392963.shtml «Польские следователи допросили российских диспетчеров»], 12 апреля 2010
  57. РБК: [www.rian.ru/incidents/20100410/220631486.html «Экипажу разбившегося Ту-154 предлагалось сесть в Минске и Витебске»], 10 апреля 2010
  58. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [bi.gazeta.pl/im/2/7961/m7961942.pdf Расшифровка переговоров экипажа] официальный документ МАК
  59. [www.jetfly.info/Outils/JAD/JAD.asp?SIADATE=2010/07/21&SIADURATION=12&SEARCH=ON&C1=ON&APTNUM=4081&EAD=0&SIA=1] NOTAM : 1. UMII VITEBSK. UUUU-A1643/10 A) UMII VITEBSK B) 2010 Mar 28 06:30 °C) 2010 Oct 30 13:30 E) AD OPR HR: 0630-1330 ON MON, TUE, WED, THU, FRI, EXC PUBLIC
  60. [hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=www.ban.by/index.php/ru/2010-06-21-12-20-03.html&text=витебск%20аэропорт%20выходной&l10n=ru&sign=a5358d75b89c96ed3952ada30f42efb0&keyno=0 График работы аэропорта «Восточный» в Витебске]
  61. [kp.ru/daily/24471/630505/ Диспетчер аэродрома «Северный»: Самолёт президента Польши заходил на посадку один раз] // «Комсомольская правда», 11 апреля 2010
  62. [www.newsru.com/world/19may2010/tu_154.html МАК исключил теракт на борту польского Ту-154 и признал, что в кабине были посторонние]
  63. [www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html#metka1 Запись телефонных разговоров на СКП аэродрома «Смоленск-Северный»]
  64. [inotv.rt.com/2011-01-18/Na-smolenskih-dispetcherov-okazivali-davlenie На смоленских диспетчеров оказывали давление]
  65. [news.life.ru/news/20288 Диспетчер рассказал о причинах крушения Ту-154]
  66. Gazeta Wyborcza: [wyborcza.pl/1,75477,7760745,Piloci_zdecydowali__Ladujemy.html «Piloci zdecydowali: Lądujemy!»]  (польск.), [www.ng.ru/newsng/2010-04-12/100_obzor120410.html «Польские СМИ о смоленской трагедии. Gazeta Wyborcza: Качиньский не давил на пилота»] (краткий обзор)
  67. [lenta.ru/news/2010/04/10/crash/ Lenta.ru Разбился самолёт президента Польши]
  68. [wiadomosci.gazeta.pl/Wiadomosci/1,80277,7752573,Katastrofa_prezydenckiego_samolotu__RELACJA_.html Prezydent Lech Kaczyński nie żyje. Katastrofa samolotu w Smoleńsku]  (польск.)
  69. [vz.ru/information/2010/5/19/403454.html О ходе и предварительных результатах расследования катастрофы самолета Ту-154 бортовой номер 101 Республики Польша] // ВЗГЛЯД.РУ, 19 мая 2010
  70. [www.gazeta.ru/news/lastnews/2010/04/10/n_1481383.shtml Экипаж самолёта Качиньского самостоятельно принял решение о посадке] // Gazeta.ru, 10 апреля 2010
  71. [webground.su/topic.php?date=20100410&id=316&doc=3410691#r3410691 Обнаружены бортовые самописцы разбившегося под Смоленском Ту-154], 10.04.2010
  72. 1 2 [www.interfax.ru/news.asp?id=131774 «Минтранс Белоруссии: Экипаж самолёта Качиньского не запрашивал посадку на территории республики»] // Интерфакс, 10 апреля 2010
  73. [www.interfax.ru/news.asp?id=131802 «Экипаж разбившегося под Смоленском самолёта не выполнил указаний руководителя полётов аэродрома „Смоленск“»] // Интерфакс, 10 апреля 2010
  74. [www.interfax.ru/news.asp?id=132000 Самописцы разбившегося под Смоленском Ту-154 в удовлетворительном состоянии] // Интерфакс, 12 апреля 2010
  75. 1 2 3 [mchs.gov.ru/emergency/detail.php?ID=31706& Авиакатастрофа самолёта Ту-154 в Смоленской области]
  76. [www.vesti.ru/doc.html?id=352479 На месте катастрофы Ту-154 работают сотни специалистов и авиация]
  77. [ria.ru/incidents/20100606/243197365.html Омоновцев подозревают в краже кредитки чиновника с разбившегося Ту-154] (рус.). ria.ru (6 июня 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgqtK2Ut Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  78. [ria.ru/society/20100606/243232731.html МВД РФ назвало "кощунственным" заявление Польши об омоновцах-мародерах] (рус.). ria.ru (6 июня 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgoNuy8j Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  79. 1 2 [sledcom.ru/news/item/511261/ Военнослужащим, похитившим банковские карты с места катастрофы самолета Президента Польши, предъявлено обвинение] (рус.). СК РФ (8 июня 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6Xgr1q0pQ Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  80. [ria.ru/society/20100608/243885622.html Подозреваемые в краже кредитки с польского Ту-154 признали свою вину] (рус.). ria.ru (8 июня 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6Xgrfu3YL Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  81. [sledcom.ru/news/item/593153/ В Смоленской области военнослужащие по призыву признаны виновными в покушении на хищение банковских карт с места крушения самолета с польской делегацией] (рус.). СК РФ (11 сентября 2013). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgrJ0CVs Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  82. 1 2 Maciej Duda. [wiadomosci.dziennik.pl/artykuly/253041,wdowa-po-szefie-nbp-okradli-zwloki-meza.html Wdowa po szefie NBP: Okradli zwłoki męża] (po). dziennik.pl (29 июня 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgVhiuvt Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  83. [www.newsru.com/world/02jul2010/skrzypek.html Польша вновь подозревает русских в мародерстве: с места катастрофы Ту-154 пропали ценности главы Нацбанка=newsru.com] (рус.) (2 июля 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgeL1sEt Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  84. Владимир Водо. [vz.ru/politics/2010/6/29/414411.html Вернули не всё] (рус.). vz.ru (29 июня 2010). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgT174sv Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  85. jsat. [www.rp.pl/artykul/638545,728781.html Sprawa okradania zwłok przez Rosjan w prokuraturze] (po). rp.pl (6 октября 2011). Проверено 10 апреля 2015. [www.webcitation.org/6XgbkOWuu Архивировано из первоисточника 10 апреля 2015].
  86. [www.kremlin.ru/acts/7414 Распоряжение «О создании Государственной комиссии по установлению причин катастрофы самолета Ту-154»] Официальный сайт президента РФ (10 апреля 2010 г.)
  87. Свиридов Леонид. [www.rian.ru/world/20100410/220638002.html Генпрокурор Польши проведет расследование причин крушения самолета]. РИА Новости (22:54 10.04.2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677ONeiS5 Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  88. 1 2 [www.newsru.com/russia/10apr2010/nm.html Генпрокуроры РФ и Польши договорились о взаимодействии при расследовании крушения Ту-154]. NEWSru.com (19:47 10.04.2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677OWExOo Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  89. [www.bbc.co.uk/russian/international/2010/04/100410_poland_russia_crash_live.shtml Live: гибель президента Польши] на сайте BBC
  90. [www.kremlin.ru/news/7413 Дмитрий Медведев проинформирован о катастрофе самолета Ту-154 под Смоленском] Официальный сайт президента РФ (10 апреля 2010 г.)
  91. 1 2 [www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html Ту-154М № 101 10.04.2010] — Сайт МАК. Страница расследования происшествия.
  92. [top.rbc.ru/society/18/01/2011/529597.shtml И. Левитин: Российской версии падения Ту-154 нет :: Общество :: Top.rbc.ru]
  93. [www.interfax.ru/news.asp?id=131841 МАК начал вскрытие «чёрных ящиков» разбившегося самолета в присутствии польской стороны] // Интерфакс, 11 апреля 2010
  94. [www.lenta.ru/news/2010/04/12/box/ Найден третий «чёрный ящик» самолета польского президента]
  95. [www.regnum.ru/news/1272407.html Польские следователи прибыли в Смоленск] // ИА REGNUM, 10 апреля 2010
  96. [www.rg.ru/2010/04/12/bort.html Борт № 1 погиб…] // Российская газета. 2010. 12 апреля.
  97. [www.ekhoplanet.ru/incidents_31797_5166 Двигатели и оборудование разбившегося Ту-154 исправно работали до удара о землю] // Эхо планеты 2010. 13 апреля
  98. [www.1tv.ru/news/social/152263 Новые данные в расследовании причин крушения Ту-154 под Смоленском] // Первый канал, 13 апреля 2010
  99. [www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html Расследование авиакатастрофы 10 апреля 2010 года Ту-154М № 101] на сайте Межгосударственного авиационного комитета
  100. [www.interfax.ru/society/news.asp?id=133224 Содержание самописцев с самолета Качиньского станет известно 22 апреля] // Интерфакс, 19 апреля 2010
  101. [rian.ru/society/20100425/226550507.html Премьер Польши представит полную информацию по катастрофе Ту-154] // РИА Новости, 25/04/2010
  102. [www.ekhoplanet.ru/incidents_570_5542 Начат двусторонний перевод «черных ящиков» польского Ту-154] // Эхо планеты
  103. [top.rbc.ru/society/04/05/2010/402689.shtml МАК: Замечаний в полёте самолёта президента Польши не было]. Росбизнесконсалтинг (4 мая 2010 года). Проверено 4 мая 2010. [www.webcitation.org/677OYS99w Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  104. [sug.kiev.ua/news.php?id_news=11519 Инкогнито в самолете Качиньского?]. Судебно-Юридическая газета (5 мая 2010 года). Проверено 5 мая 2010. [www.webcitation.org/677Oaa6yR Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  105. [www.rbc.ru/rbcfreenews/20100508162809.shtml Д. Медведев: Итоги расследования гибели президента Польши Л. Качиньского должны быть доступны общественности]. Росбизнесконсалтинг (8 мая 2010 года). Проверено 8 мая 2010. [www.webcitation.org/677Od83vw Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  106. [www.interfax.ru/society/news.asp?id=136516 Эксперты анализируют данные бортовых систем разбившегося самолета президента Польши]. Интерфакс (12 мая 2010 года). Проверено 12 мая 2010.
  107. [www.interfax.ru/news.asp?id=137380 Записи бортовых самописцев самолета президента Польши полностью расшифрованы] // Интерфакс, 19 мая 2010
  108. [www.1tv.ru/news/other/154450 МАК исключил теракт, взрыв или пожар на борту самолета президента Польши] (рус.). Первый канал (19 мая 2010). Проверено 19 мая 2010. [www.webcitation.org/677OexAaG Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  109. [www.rian.ru/inquest/20100519/236068833.html МАК: в кабине упавшего под Смоленском Ту-154 находились посторонние] (рус.). РИА Новости (19 мая 2010). Проверено 19 мая 2010. [www.webcitation.org/677OhDBJk Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  110. [unian.net/rus/news/news-377646.html На момент катастрофы в кабине самолета Качиньского был командующий ВВС?] (рус.). ИА УНИАН (19 мая 2010). Проверено 19 мая 2010. [www.webcitation.org/677Oo0GFV Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  111. [www.rbc.ru/rbcfreenews/20100523122446.shtml Следователи провели дополнительный осмотр места падения самолета Л. Качиньского]. Росбизнесконсалтинг (23 мая 2010). Проверено 23 мая 2010. [www.webcitation.org/677OuaJv2 Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  112. [www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html Ту-154М № 101 10.04.2010. 8 июня 2010] // МАК
  113. [www.rp.pl/artykul/491123_Blasik_nie_siedzial_za_sterami.html Błasik nie siedział za sterami] (польск.). Rzeczpospolita (08.06.2010). Проверено 8 июня 2010. [www.webcitation.org/677OwPhT8 Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  114. [www.wbj.pl/article-50336-updated-if-we-dont-land-theyll-kill-me-said-captain-of-doomed-presidential-plane.html?typ=wbj UPDATED: „If we don’t land, they’ll kill me“ said captain of doomed presidential plane] (англ.). Warsaw Business Journal (14.07.2010). Проверено 14 июля 2010. [www.webcitation.org/677Oy1SZs Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  115. [lenta.ru/articles/2010/12/20/poland/ Польша отвергла российский отчет о причинах гибели Качиньского]. Проверено 12 января 2011. [www.webcitation.org/677OzmnEw Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  116. [lenta.ru/news/2011/01/12/reax/ МАК отказался вступать в полемику с польскими властями]
  117. [www.webcitation.org/query?id=1308985101287571&url=www.mak.ru/russian/investigations/2010/files/tu154m_101/decision.pdf Решение Технической комиссии МАК]
  118. [lenta.ru/news/2011/01/12/sledkom/ Виновников катастрофы самолета Качиньского найдут следователи]
  119. [lenta.ru/news/2011/01/12/kachynsky/ Ярослав Качиньский счел отчет МАК бездоказательным]
  120. 1 2 [infox.ru/accident/incident/2010/09/28/Itogi_katastrofyy_Tu.phtml Посадку польского Ту-154 разрешил штаб ВВС России]
  121. [wiadomosci.onet.pl/swiat/dziennikarze-dotarli-do-waznego-swiadka-katastrofy,1,3586898,wiadomosc.html Dziennikarze dotarli do ważnego świadka katastrofy Tu-154M]
  122. [www.rian.ru/incidents/20100519/236153600.html Присутствие посторонних в кабине Ту-154 не нарушало правил — Клих]
  123. [www.gazeta.ru/social/2010/04/10/3350011.shtml «На меня самолет падал!» Газета.ru 11.04.10 00:32]
  124. [giviivanich.wordpress.com/2010/04/11/kach/ Русские военные вкручивают лампочки в посадочные фонари через несколько часов после трагедии.]
  125. [www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html#metka1 Заявление Председателя Технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета]
  126. [www.webcitation.org/query?id=1308984787682809&url=www.mak.ru/russian/investigations/2010/files/tu154m_101/tel_per.pdf ] // МАК.ру
  127. [www.webcitation.org/query?id=1308984588495640&url=www.mak.ru/russian/investigations/2010/files/tu154m_101/ukv.pdf ] // МАК.ру
  128. [ria.ru/society/20110802/411039207.html РИА Новости. МАК опроверг ряд польских выводов о катастрофе Ту-154 под Смоленском]
  129. [www.ntv.ru/novosti/234691 Министр обороны Польши ушел в отставку]
  130. [www.nik.gov.pl/aktualnosci/nik-o-wizytach-vip-w-latach-2005-2010.html NIK o wizytach VIP w latach 2005—2010]
  131. [www.newsru.com/world/09mar2012/pu154.html Польский доклад о смерти президента: самолет с Качиньским не должен был садиться в Смоленске]
  132. [tass.ru/proisshestviya/1552837 Прокуратура Польши в третий раз закрыла дело о крушении президентского самолета Ту-154М]
  133. [slon.ru/world/pochemu_polskiy_prokuror_pytalsya_zastrelitsya_na_press_konferentsii-729968.xhtml Почему польский прокурор пытался застрелиться на пресс-конференции]
  134. [www.zavtra.com.ua/news/mir/247453/ Польский военный прокурор, едва не застрелившийся во время пресс-конференции, назвал причины своего поступка]
  135. [www.rg.ru/2012/10/29/mush-site.html Ушел по личным причинам]
  136. [ria.ru/world/20141127/1035480835.html Суд по делу о крушении самолета Качиньского начался в Варшаве]
  137. [tass.ru/proisshestviya/1860287 Прокуратура Польши предъявила обвинения двум диспетчерам аэродрома в Смоленске]
  138. [ria.ru/incidents/20150129/1044918695.html Чижов: Россия передаст Польше обломки президентского Ту-154]
  139. [www.vesti.ru/doc.html?id=352452&tid=79454 В Москву прибыл вертолет МЧС с телами погибших в катастрофе Ту-154]. Вести.ру (11 апреля 2010 года). [www.webcitation.org/677P1DOnI Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  140. [www.vesti.ru/doc.html?id=352461&tid=79454 Второй вертолет МЧС доставил в Москву тела погибших в авиакатастрофе]. Вести.ру (11 апреля 2010 года). [www.webcitation.org/677P4nsxB Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  141. [www.vesti.ru/doc.html?id=352467&tid=79454 Москва готова к встрече родственников погибших в авиакатастрофе]. Вести.ру (11 апреля 2010 года). [www.webcitation.org/677P7kmJr Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  142. [www.vesti.ru/doc.html?id=352492&tid=79454 Опознаны 24 жертвы смоленской авиакатастрофы]. Вести.ру (12:55 11.04.2010). Проверено 12 апреля 2010. [www.webcitation.org/677PAdMg1 Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  143. [www.vesti.ru/doc.html?id=352534&cid=9 Для опознания большинства тел погибших в авиакатастрофе потребуется генетическая экспертиза]. Вести.ру (23:53 11.04.2010). Проверено 11 апреля 2010. [www.webcitation.org/677PDiXmX Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  144. На пресс-конференции в декабре 2010 года Я. Качиньский заявил, что не уверен в подлинности останков своего брата и в гробу находились части тел других лиц — см. [www.scan-interfax.ru/TopicNews.aspx?id=15a7b4f9-63c7-48c6-934e-d38f771c6302 Качиньский усомнился в подлинности останков брата]; [www.echo.msk.ru/inopress/700855-echo.html В гробу Леха Качиньского оказалась чужая рука, утверждает польская пресса]
  145. [www.rg.ru/2010/04/11/reg-roscentr/smolensk-polsha.html Россия простилась с Лехом Качиньским] // Российская газета
  146. [www.ekhoplanet.ru/incidents_570_5098 Опознано тело Марии Качиньской] // Эхо планеты
  147. [www.ekhoplanet.ru/incidents_31797_5525 Опознаны все тела в катастрофе «борта № 1»] // Эхо планеты
  148. [www.rbc.ru/rbcfreenews/20100424014428.shtml Останки всех жертв авиакатастрофы под Смоленском доставлены в Варшаву]. Росбизнесконсалтинг (01:44 24.04.2010). Проверено 24 апреля 2010. [www.webcitation.org/677PP0TNm Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  149. [www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/2012/09/120927_rn_poland_smolensk_body_swap Минюст Польши: тела погибших под Смоленском перепутали] // BBC
  150. [www.interfax.ru/russia/277044 Тела еще двух погибших в авиакатастрофе под Смоленском перепутали при захоронении] // Интерфакс
  151. [tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/1652784 Польша просит РФ допросить 25 россиян, расследовавших авиакатастрофу под Смоленском]
  152. [vz.ru/news/2012/10/17/602987.html Посол России вызван в МИД Польши из-за фото обезображенного тела Качиньского]
  153. [glavred.info/archive/2012/10/17/162545-14.html Скандал в России: в Сеть попали ужасные фото погибших в Смоленской катастрофе]
  154. [www.dni.ru/news/2010/4/10/189438.html В Польше объявлен семидневный траур]
  155. [www.rian.ru/world/20100414/222301634.html Польша продлила траур и ждет мировых лидеров на похороны Качиньского]
  156. [www.reuters.com/article/idUSTRE6390NQ20100410 Poland mourns president, elite killed in crash] Reuters (10 апреля 2010 г.)
  157. [rian.ru/politics/20100410/220453328.html Правительство Польши собирается на экстренное заседание] РИА Новости (10 апреля 2010 г.)
  158. [www.echo.msk.ru/news/671691-echo.html Барак Обама и Дмитрий Медведев поедут на похороны Леха Качиньского]
  159. [wiadomosci.wp.pl/kat,1342,title,Na-pogrzeb-do-Krakowa-przyjada-przedstawiciele-98-panstw,wid,12181138,wiadomosc.html?ticaid=1a076 Na pogrzeb do Krakowa przyjadą przedstawiciele 98 państw] (польск.). wp.pl (16 апреля 2010). Проверено 16 апреля 2010. [www.webcitation.org/677PRitn3 Архивировано из первоисточника 22 апреля 2012].
  160. [www.vesti.ru/doc.html?id=353831 Похороны Качиньского пройдут без европейских лидеров]. Вести.ру (17.04.2010). [www.webcitation.org/68VFiay4b Архивировано из первоисточника 18 июня 2012].
  161. [www.svobodanews.ru/archive/ru_news_zone/20100417/17/17.html?id=2016670 Барак Обама и ряд других иностранных лидеров не смогут поехать на похороны Леха Качиньского]
  162. [www.aviaport.ru/digest/2012/01/05/227512.html ПОЛЬША РАСФОРМИРОВЫВАЕТ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ VIP-АВИАЦИИ]
  163. [izvestia.ru/news/496591 Первые лица Польши будут летать гражданскими самолетами]
  164. [www.wingexpress.ru/node/1926 Правительство Польши заменит самолет TУ-154M двумя Embraer E175-200LR]
  165. [www.aviaport.ru/digest/2010/09/02/201406.html Россия починила для Польши второй самолет]
  166. [www.aex.ru/news/2011/8/5/87141/ Правительственный Ту-154 Польши совершил последний полет]
  167. [russianplanes.net/reginfo/3339 Туполев Ту-154М Бортовой №: 102]
  168. [news.kremlin.ru/news/7415 Президент направил соболезнования Маршалу Сейма Польши Брониславу Коморовскому в связи с гибелью в авиакатастрофе Президента Польши Леха Качиньского] Официальный сайт президента РФ (10 апреля 2010 г.)
  169. [lenta.ru/news/2010/04/10/mourn/ Медведев объявил общероссийский траур по жертвам крушения самолета президента Польши]
  170. [www.interfax.ru/society/news.asp?id=131761 Янукович выразил соболезнования польскому народу в связи с гибелью Леха Качиньского]
  171. [www.trend.az/regions/casia/kazakhstan/1667496.html Назарбаев соболезнует в связи с гибелью в авиакатастрофе польской делегации, включая президента Качиньского]
  172. [belta.by/ru/news/president?id=515888 А. Лукашенко выразил соболезнования в связи с трагической гибелью Л. Качиньского и граждан Польши]
  173. [press-service.uz/#ru/news/show/main/ego_prevoshoditelstvu_gospodinu_bronisla/ Президент Узбекистана выразил соболезнования в связи с гибелью польской делегации]
  174. [www.dziennik.pl/katastrofa-smolensk/article583894/Buzek_Zginal_moj_przyjaciel.html Buzek: Zginął mój przyjaciel] Польская газета «Dziennik» (10 апреля 2010 г.)  (польск.)
  175. [www.tvn24.pl/-1,1651577,0,1,tragiczne-godziny-dla-sasiedniego-narodu,wiadomosc.html Tragiczne godziny dla sąsiedniego narodu]  (польск.)
  176. [news.xinhuanet.com/english2010/world/2010-04/10/c_13245485.htm Afghan president expresses condolence over death of Polish president]  (англ.)
  177. [wiadomosci.gazeta.pl/Wiadomosci/1,80269,7753219,Prezydent_Austrii_gleboko_wstrzasniety_smiercia_Lecha.html Prezydent Austrii głęboko wstrząśnięty śmiercią Lecha Kaczyńskiego]  (польск.)
  178. [Rus.Delfi.lv/news/daily/politics/rukovodstvo-latvii-vyrazilo-soboleznovaniya-narodu-polshi.d?id=31164599 Руководство Латвии выразило соболезнования народу Польши]
  179. [MigNews.co.il/news/politic/world/100410_165643_59599.html Лех Качиньский был настоящим другом Израиля]
  180. [NewsGeorgia.ru/official_statement/20100410/151348014.html В Грузии объявлен день траура в связи с гибелью президента Польши] (недоступная ссылка с 06-01-2016 (3062 дня))
  181. [President.gov.ge/?l=E&id=3276 The Spokesperson for the President of Georgia Manana Manjgaladze made a statement on the death of Lech Kaczynski]
  182. [1News.az/society/20100415054608958.html В Азербайджане минутой молчания будет почтена память президента Польши Леха Качиньского]
  183. [InterFax.ru/news.asp?id=131860 В Литве объявлен трехдневный траур в связи с гибелью президента Польши] // Интерфакс, 11 апреля 2010
  184. [РЕГНУМ.рф/news/1273737.html В Литве будет объявлен второй траур в связи с гибелью президента Польши]
  185. [news.rambler.ru/Brazil/head/5978441/ Бразилия объявила трехдневный траур в связи с трагедией под Смоленском]
  186. [K2Kapital.com/news/193551 В ЕС объявлен день траура по жертвам катастрофы под Смоленском]
  187. [РИАНовости.рф/world/20100411/220898829.html Украина объявила 12 апреля днем траура] // РИА Новости, 11 апреля 2010
  188. [NewsRu.com/World/12Apr2010/Ka4insk.html Однопартиец Качиньского обвинил в катастрофе под Смоленском Россию] // NEWSru.com, 12 апреля 2010 года.
  189. [NewIzv.ru/news/2010-04-14/125143 «Я прошу прощения через вашу газету у российского руководства…»] // Новые Известия, 14 апреля 2010 года
  190. [EkhoPlanet.ru/leaders_542_5107 Медведев возложил цветы у Посольства Польши в Москве] // Эхо планеты
  191. [InterFax-Religion.ru/?act=dujour&div=379 В краковском соборе простились с Лехом и Марией Качиньскими] // Интерфакс, 18 апреля 2010.
  192. [NewsRu.com/World/18Apr2010/PRT.html Прощание с Лехом Качиньским — Россия и Польша получили шанс на сближение] // NEWSru.com, 18 апреля 2010.
  193. [NewsRu.com/Russia/14apr2010/Medvedev.html Медведев примет участие в похоронах президента Польши и его супруги в Кракове] // NEWSru.com, 14 апреля 2010.
  194. [www.vz.ru/news/2010/4/14/392958.html Улицу в Одессе назвали именем Леха Качиньского]. Взгляд (14 апреля 2010). Проверено 14 апреля 2010. [www.webcitation.org/61Fi4na6k Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  195. [interfax.ru/news.asp?id=135256 Одна из улиц Тбилиси названа в память Леха Качиньского]. Интерфакс (03 мая 2010). Проверено 13 августа 2010.
  196. [point.md/News/Read.aspx?NEWSID=111790 Улицу в Кишинёве назвали именем Леха Качиньского]. Проверено 14 мая 2010. [www.webcitation.org/61Fi8jySc Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  197. [www.pravda.com.ua/rus/news/2010/09/8/5366706/ В Хмельницком появилась улица погибшего президента]
  198. [www.wprost.pl/ar/192411/Litwini-sie-spieraja-ulica-Kaczynskiego-czy-Kaczynskio/ Wprost 24 — Litwini się spierają: ulica Kaczyńskiego czy Kaczynskio]
  199. [olsztyn.wm.pl/Ulica-Kaczynskich-bedzie-sie-ciagnac-od-Schumana-do-Wojska-Polskiego,94430 Ulica Kaczyńskich będzie się ciągnąć od Schumana do Wojska Polskiego — Olsztyn — www.gazetaolsztynska.pl]
  200. [lodz.naszemiasto.pl/artykul/392440,ulica-kaczynskiego-najwczesniej-za-rok,id,t.html Ulica Kaczyńskiego najwcześniej za rok — Łódź — Naszemiasto.pl]
  201. [www.portalsamorzadowy.pl/inwestycje/w-kielcach-ulica-kaczynskiego,4014.html Portal Samorządowy — W Kielcach ulica Kaczyńskiego]
  202. .[forum.gazeta.pl/forum/w,53,110364695.html Ulica Kaczyńskiego podzieliła Wisłę — Bielsko-Biała — Forum dyskusyjne | Gazeta.pl]
  203. [www.rp.pl/artykul/2,464671.html Ulica Kaczyńskiego zamiast 22 Lipca? — Rzeczpospolita]
  204. [www.prezydent.pl/archiwum/archiwum-aktualnosci/rok-2010/art,9,1361,ulica-lecha-i-marii-kaczynskich-w-batumi.html Ulica Lecha i Marii Kaczyńskich w Batumi] (польск.). Проверено 30 декабря 2010. [www.webcitation.org/61Fi80ife Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  205. [trojmiasto.gazeta.pl/trojmiasto/1,35612,7778445,Park_Kaczynskich__skwer_Arama__rondo_Plazynskiego.html Park Kaczyńskich, skwer Arama, rondo Płażyńskiego] (польск.). Проверено 30 декабря 2010. [www.webcitation.org/61FiDxoHR Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  206. [www.trojmiasto.pl/wiadomosci/Gdynia-park-Kaczynskich-i-promenada-Kaczorowskiego-n38456.html Gdynia: park Kaczyńskich i promenada Kaczorowskiego] (польск.). Проверено 30 декабря 2010. [www.webcitation.org/61FiFJXSO Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  207. [www.wprost.pl/ar/192488/Gabon-bedzie-mial-szpital-im-Marii-i-Lecha-Kaczynskich/ Gabon będzie miał szpital im. Marii i Lecha Kaczyńskich] (польск.). Проверено 30 декабря 2010. [www.webcitation.org/61FiHLAQq Архивировано из первоисточника 27 августа 2011].
  208. [www.imdb.com/title/tt6038600/] О фильме «Смоленск» на сайте IMDb  (англ.)

Ссылки

  • [aviation-safety.net/database/record.php?id=20100410-0 Описание катастрофы на Aviation Safety Network]  (англ.)
  • Межгосударственный авиационный комитет
    • [MAK.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html Официальные сообщения МАК о ходе расследования], 10.04.2010-29.07.2011
    • [mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101/finalreport_rus.pdf Окончательный отчёт МАК]
    • [BI.Gazeta.pl/im/2/7961/m7961942.pdf Транскрипция переговоров экипажа — официальный документ МАК], 02.05.2010
  • Комиссия по расследованию авиационных происшествий государственной авиации МВД Польши
    •  (рус.) [web.archive.org/web/20111004224813/kprm.gov.pl/RaportRUS.zip ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ По расследованию авиационного происшествия №: 192/2010/11 самолета Ту-154M б/н 101 10 апреля 2010 г. в районе аэродрома СМОЛЕНСК СЕВЕРНЫЙ]
    •  (польск.) [web.archive.org/web/20111004225010/kprm.gov.pl/RaportPL.zip ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ОТЧЕТ По расследованию авиационного происшествия №: 192/2010/11 самолета Ту-154M б/н 101 10 апреля 2010 г. в районе аэродрома СМОЛЕНСК СЕВЕРНЫЙ]
  • Главная военная прокуратура Польши
    •  (польск.) [www.npw.gov.pl/491-Katastrofa_smolenska.htm Раздел о расследовании на сайте Главной военной прокуратуры]
    •  (рус.) [web.archive.org/web/20150316172037/www.npw.internetdsl.pl/Dokumenty/Kom/stenogram%20z%20wiezy.pdf Расшифровка переговоров с КДП аэродрома Смоленск-Северный]
  • Фильм МАК об авиакатастрофе: [YouTube.com/watch?v=VRqeKmIggis часть 1], [YouTube.com/watch?v=dSFWBTEltec часть 2]
  • Фильм «Мгла» на видеохостинге «YouTube»:
    • [YouTube.com/watch?v=TdlPOwURlZw «Мгла» — Часть первая];
    • [YouTube.com/watch?v=Sq81Q7WcEUE «Мгла» — Часть вторая];
    • [YouTube.com/watch?v=VUiFG8NtLZ0 «Мгла» — Часть третья];
    • [YouTube.com/watch?v=GG8EH2v5-A0 «Мгла» — Часть четвёртая].

Отрывок, характеризующий Катастрофа Ту-154 в Смоленске

Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.
Полицеймейстер, ездивший в это утро по приказанию графа сжигать барки и, по случаю этого поручения, выручивший большую сумму денег, находившуюся у него в эту минуту в кармане, увидав двинувшуюся к нему толпу людей, приказал кучеру остановиться.
– Что за народ? – крикнул он на людей, разрозненно и робко приближавшихся к дрожкам. – Что за народ? Я вас спрашиваю? – повторил полицеймейстер, не получавший ответа.
– Они, ваше благородие, – сказал приказный во фризовой шинели, – они, ваше высокородие, по объявлению сиятельнейшего графа, не щадя живота, желали послужить, а не то чтобы бунт какой, как сказано от сиятельнейшего графа…
– Граф не уехал, он здесь, и об вас распоряжение будет, – сказал полицеймейстер. – Пошел! – сказал он кучеру. Толпа остановилась, скучиваясь около тех, которые слышали то, что сказало начальство, и глядя на отъезжающие дрожки.
Полицеймейстер в это время испуганно оглянулся, что то сказал кучеру, и лошади его поехали быстрее.
– Обман, ребята! Веди к самому! – крикнул голос высокого малого. – Не пущай, ребята! Пущай отчет подаст! Держи! – закричали голоса, и народ бегом бросился за дрожками.
Толпа за полицеймейстером с шумным говором направилась на Лубянку.
– Что ж, господа да купцы повыехали, а мы за то и пропадаем? Что ж, мы собаки, что ль! – слышалось чаще в толпе.


Вечером 1 го сентября, после своего свидания с Кутузовым, граф Растопчин, огорченный и оскорбленный тем, что его не пригласили на военный совет, что Кутузов не обращал никакого внимания на его предложение принять участие в защите столицы, и удивленный новым открывшимся ему в лагере взглядом, при котором вопрос о спокойствии столицы и о патриотическом ее настроении оказывался не только второстепенным, но совершенно ненужным и ничтожным, – огорченный, оскорбленный и удивленный всем этим, граф Растопчин вернулся в Москву. Поужинав, граф, не раздеваясь, прилег на канапе и в первом часу был разбужен курьером, который привез ему письмо от Кутузова. В письме говорилось, что так как войска отступают на Рязанскую дорогу за Москву, то не угодно ли графу выслать полицейских чиновников, для проведения войск через город. Известие это не было новостью для Растопчина. Не только со вчерашнего свиданья с Кутузовым на Поклонной горе, но и с самого Бородинского сражения, когда все приезжавшие в Москву генералы в один голос говорили, что нельзя дать еще сражения, и когда с разрешения графа каждую ночь уже вывозили казенное имущество и жители до половины повыехали, – граф Растопчин знал, что Москва будет оставлена; но тем не менее известие это, сообщенное в форме простой записки с приказанием от Кутузова и полученное ночью, во время первого сна, удивило и раздражило графа.
Впоследствии, объясняя свою деятельность за это время, граф Растопчин в своих записках несколько раз писал, что у него тогда было две важные цели: De maintenir la tranquillite a Moscou et d'en faire partir les habitants. [Сохранить спокойствие в Москве и выпроводить из нее жителей.] Если допустить эту двоякую цель, всякое действие Растопчина оказывается безукоризненным. Для чего не вывезена московская святыня, оружие, патроны, порох, запасы хлеба, для чего тысячи жителей обмануты тем, что Москву не сдадут, и разорены? – Для того, чтобы соблюсти спокойствие в столице, отвечает объяснение графа Растопчина. Для чего вывозились кипы ненужных бумаг из присутственных мест и шар Леппиха и другие предметы? – Для того, чтобы оставить город пустым, отвечает объяснение графа Растопчина. Стоит только допустить, что что нибудь угрожало народному спокойствию, и всякое действие становится оправданным.
Все ужасы террора основывались только на заботе о народном спокойствии.
На чем же основывался страх графа Растопчина о народном спокойствии в Москве в 1812 году? Какая причина была предполагать в городе склонность к возмущению? Жители уезжали, войска, отступая, наполняли Москву. Почему должен был вследствие этого бунтовать народ?
Не только в Москве, но во всей России при вступлении неприятеля не произошло ничего похожего на возмущение. 1 го, 2 го сентября более десяти тысяч людей оставалось в Москве, и, кроме толпы, собравшейся на дворе главнокомандующего и привлеченной им самим, – ничего не было. Очевидно, что еще менее надо было ожидать волнения в народе, ежели бы после Бородинского сражения, когда оставление Москвы стало очевидно, или, по крайней мере, вероятно, – ежели бы тогда вместо того, чтобы волновать народ раздачей оружия и афишами, Растопчин принял меры к вывозу всей святыни, пороху, зарядов и денег и прямо объявил бы народу, что город оставляется.
Растопчин, пылкий, сангвинический человек, всегда вращавшийся в высших кругах администрации, хотя в с патриотическим чувством, не имел ни малейшего понятия о том народе, которым он думал управлять. С самого начала вступления неприятеля в Смоленск Растопчин в воображении своем составил для себя роль руководителя народного чувства – сердца России. Ему не только казалось (как это кажется каждому администратору), что он управлял внешними действиями жителей Москвы, но ему казалось, что он руководил их настроением посредством своих воззваний и афиш, писанных тем ёрническим языком, который в своей среде презирает народ и которого он не понимает, когда слышит его сверху. Красивая роль руководителя народного чувства так понравилась Растопчину, он так сжился с нею, что необходимость выйти из этой роли, необходимость оставления Москвы без всякого героического эффекта застала его врасплох, и он вдруг потерял из под ног почву, на которой стоял, в решительно не знал, что ему делать. Он хотя и знал, но не верил всею душою до последней минуты в оставление Москвы и ничего не делал с этой целью. Жители выезжали против его желания. Ежели вывозили присутственные места, то только по требованию чиновников, с которыми неохотно соглашался граф. Сам же он был занят только тою ролью, которую он для себя сделал. Как это часто бывает с людьми, одаренными пылким воображением, он знал уже давно, что Москву оставят, но знал только по рассуждению, но всей душой не верил в это, не перенесся воображением в это новое положение.
Вся деятельность его, старательная и энергическая (насколько она была полезна и отражалась на народ – это другой вопрос), вся деятельность его была направлена только на то, чтобы возбудить в жителях то чувство, которое он сам испытывал, – патриотическую ненависть к французам и уверенность в себе.
Но когда событие принимало свои настоящие, исторические размеры, когда оказалось недостаточным только словами выражать свою ненависть к французам, когда нельзя было даже сражением выразить эту ненависть, когда уверенность в себе оказалась бесполезною по отношению к одному вопросу Москвы, когда все население, как один человек, бросая свои имущества, потекло вон из Москвы, показывая этим отрицательным действием всю силу своего народного чувства, – тогда роль, выбранная Растопчиным, оказалась вдруг бессмысленной. Он почувствовал себя вдруг одиноким, слабым и смешным, без почвы под ногами.
Получив, пробужденный от сна, холодную и повелительную записку от Кутузова, Растопчин почувствовал себя тем более раздраженным, чем более он чувствовал себя виновным. В Москве оставалось все то, что именно было поручено ему, все то казенное, что ему должно было вывезти. Вывезти все не было возможности.
«Кто же виноват в этом, кто допустил до этого? – думал он. – Разумеется, не я. У меня все было готово, я держал Москву вот как! И вот до чего они довели дело! Мерзавцы, изменники!» – думал он, не определяя хорошенько того, кто были эти мерзавцы и изменники, но чувствуя необходимость ненавидеть этих кого то изменников, которые были виноваты в том фальшивом и смешном положении, в котором он находился.
Всю эту ночь граф Растопчин отдавал приказания, за которыми со всех сторон Москвы приезжали к нему. Приближенные никогда не видали графа столь мрачным и раздраженным.
«Ваше сиятельство, из вотчинного департамента пришли, от директора за приказаниями… Из консистории, из сената, из университета, из воспитательного дома, викарный прислал… спрашивает… О пожарной команде как прикажете? Из острога смотритель… из желтого дома смотритель…» – всю ночь, не переставая, докладывали графу.
На все эта вопросы граф давал короткие и сердитые ответы, показывавшие, что приказания его теперь не нужны, что все старательно подготовленное им дело теперь испорчено кем то и что этот кто то будет нести всю ответственность за все то, что произойдет теперь.
– Ну, скажи ты этому болвану, – отвечал он на запрос от вотчинного департамента, – чтоб он оставался караулить свои бумаги. Ну что ты спрашиваешь вздор о пожарной команде? Есть лошади – пускай едут во Владимир. Не французам оставлять.
– Ваше сиятельство, приехал надзиратель из сумасшедшего дома, как прикажете?
– Как прикажу? Пускай едут все, вот и всё… А сумасшедших выпустить в городе. Когда у нас сумасшедшие армиями командуют, так этим и бог велел.
На вопрос о колодниках, которые сидели в яме, граф сердито крикнул на смотрителя:
– Что ж, тебе два батальона конвоя дать, которого нет? Пустить их, и всё!
– Ваше сиятельство, есть политические: Мешков, Верещагин.
– Верещагин! Он еще не повешен? – крикнул Растопчин. – Привести его ко мне.


К девяти часам утра, когда войска уже двинулись через Москву, никто больше не приходил спрашивать распоряжений графа. Все, кто мог ехать, ехали сами собой; те, кто оставались, решали сами с собой, что им надо было делать.
Граф велел подавать лошадей, чтобы ехать в Сокольники, и, нахмуренный, желтый и молчаливый, сложив руки, сидел в своем кабинете.
Каждому администратору в спокойное, не бурное время кажется, что только его усилиями движется всо ему подведомственное народонаселение, и в этом сознании своей необходимости каждый администратор чувствует главную награду за свои труды и усилия. Понятно, что до тех пор, пока историческое море спокойно, правителю администратору, с своей утлой лодочкой упирающемуся шестом в корабль народа и самому двигающемуся, должно казаться, что его усилиями двигается корабль, в который он упирается. Но стоит подняться буре, взволноваться морю и двинуться самому кораблю, и тогда уж заблуждение невозможно. Корабль идет своим громадным, независимым ходом, шест не достает до двинувшегося корабля, и правитель вдруг из положения властителя, источника силы, переходит в ничтожного, бесполезного и слабого человека.
Растопчин чувствовал это, и это то раздражало его. Полицеймейстер, которого остановила толпа, вместе с адъютантом, который пришел доложить, что лошади готовы, вошли к графу. Оба были бледны, и полицеймейстер, передав об исполнении своего поручения, сообщил, что на дворе графа стояла огромная толпа народа, желавшая его видеть.
Растопчин, ни слова не отвечая, встал и быстрыми шагами направился в свою роскошную светлую гостиную, подошел к двери балкона, взялся за ручку, оставил ее и перешел к окну, из которого виднее была вся толпа. Высокий малый стоял в передних рядах и с строгим лицом, размахивая рукой, говорил что то. Окровавленный кузнец с мрачным видом стоял подле него. Сквозь закрытые окна слышен был гул голосов.
– Готов экипаж? – сказал Растопчин, отходя от окна.
– Готов, ваше сиятельство, – сказал адъютант.
Растопчин опять подошел к двери балкона.
– Да чего они хотят? – спросил он у полицеймейстера.
– Ваше сиятельство, они говорят, что собрались идти на французов по вашему приказанью, про измену что то кричали. Но буйная толпа, ваше сиятельство. Я насилу уехал. Ваше сиятельство, осмелюсь предложить…
– Извольте идти, я без вас знаю, что делать, – сердито крикнул Растопчин. Он стоял у двери балкона, глядя на толпу. «Вот что они сделали с Россией! Вот что они сделали со мной!» – думал Растопчин, чувствуя поднимающийся в своей душе неудержимый гнев против кого то того, кому можно было приписать причину всего случившегося. Как это часто бывает с горячими людьми, гнев уже владел им, но он искал еще для него предмета. «La voila la populace, la lie du peuple, – думал он, глядя на толпу, – la plebe qu'ils ont soulevee par leur sottise. Il leur faut une victime, [„Вот он, народец, эти подонки народонаселения, плебеи, которых они подняли своею глупостью! Им нужна жертва“.] – пришло ему в голову, глядя на размахивающего рукой высокого малого. И по тому самому это пришло ему в голову, что ему самому нужна была эта жертва, этот предмет для своего гнева.
– Готов экипаж? – в другой раз спросил он.
– Готов, ваше сиятельство. Что прикажете насчет Верещагина? Он ждет у крыльца, – отвечал адъютант.
– А! – вскрикнул Растопчин, как пораженный каким то неожиданным воспоминанием.
И, быстро отворив дверь, он вышел решительными шагами на балкон. Говор вдруг умолк, шапки и картузы снялись, и все глаза поднялись к вышедшему графу.
– Здравствуйте, ребята! – сказал граф быстро и громко. – Спасибо, что пришли. Я сейчас выйду к вам, но прежде всего нам надо управиться с злодеем. Нам надо наказать злодея, от которого погибла Москва. Подождите меня! – И граф так же быстро вернулся в покои, крепко хлопнув дверью.
По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.
Через несколько минут из парадных дверей поспешно вышел офицер, приказал что то, и драгуны вытянулись. Толпа от балкона жадно подвинулась к крыльцу. Выйдя гневно быстрыми шагами на крыльцо, Растопчин поспешно оглянулся вокруг себя, как бы отыскивая кого то.
– Где он? – сказал граф, и в ту же минуту, как он сказал это, он увидал из за угла дома выходившего между, двух драгун молодого человека с длинной тонкой шеей, с до половины выбритой и заросшей головой. Молодой человек этот был одет в когда то щегольской, крытый синим сукном, потертый лисий тулупчик и в грязные посконные арестантские шаровары, засунутые в нечищеные, стоптанные тонкие сапоги. На тонких, слабых ногах тяжело висели кандалы, затруднявшие нерешительную походку молодого человека.
– А ! – сказал Растопчин, поспешно отворачивая свой взгляд от молодого человека в лисьем тулупчике и указывая на нижнюю ступеньку крыльца. – Поставьте его сюда! – Молодой человек, брянча кандалами, тяжело переступил на указываемую ступеньку, придержав пальцем нажимавший воротник тулупчика, повернул два раза длинной шеей и, вздохнув, покорным жестом сложил перед животом тонкие, нерабочие руки.
Несколько секунд, пока молодой человек устанавливался на ступеньке, продолжалось молчание. Только в задних рядах сдавливающихся к одному месту людей слышались кряхтенье, стоны, толчки и топот переставляемых ног.
Растопчин, ожидая того, чтобы он остановился на указанном месте, хмурясь потирал рукою лицо.
– Ребята! – сказал Растопчин металлически звонким голосом, – этот человек, Верещагин – тот самый мерзавец, от которого погибла Москва.
Молодой человек в лисьем тулупчике стоял в покорной позе, сложив кисти рук вместе перед животом и немного согнувшись. Исхудалое, с безнадежным выражением, изуродованное бритою головой молодое лицо его было опущено вниз. При первых словах графа он медленно поднял голову и поглядел снизу на графа, как бы желая что то сказать ему или хоть встретить его взгляд. Но Растопчин не смотрел на него. На длинной тонкой шее молодого человека, как веревка, напружилась и посинела жила за ухом, и вдруг покраснело лицо.
Все глаза были устремлены на него. Он посмотрел на толпу, и, как бы обнадеженный тем выражением, которое он прочел на лицах людей, он печально и робко улыбнулся и, опять опустив голову, поправился ногами на ступеньке.
– Он изменил своему царю и отечеству, он передался Бонапарту, он один из всех русских осрамил имя русского, и от него погибает Москва, – говорил Растопчин ровным, резким голосом; но вдруг быстро взглянул вниз на Верещагина, продолжавшего стоять в той же покорной позе. Как будто взгляд этот взорвал его, он, подняв руку, закричал почти, обращаясь к народу: – Своим судом расправляйтесь с ним! отдаю его вам!
Народ молчал и только все теснее и теснее нажимал друг на друга. Держать друг друга, дышать в этой зараженной духоте, не иметь силы пошевелиться и ждать чего то неизвестного, непонятного и страшного становилось невыносимо. Люди, стоявшие в передних рядах, видевшие и слышавшие все то, что происходило перед ними, все с испуганно широко раскрытыми глазами и разинутыми ртами, напрягая все свои силы, удерживали на своих спинах напор задних.
– Бей его!.. Пускай погибнет изменник и не срамит имя русского! – закричал Растопчин. – Руби! Я приказываю! – Услыхав не слова, но гневные звуки голоса Растопчина, толпа застонала и надвинулась, но опять остановилась.
– Граф!.. – проговорил среди опять наступившей минутной тишины робкий и вместе театральный голос Верещагина. – Граф, один бог над нами… – сказал Верещагин, подняв голову, и опять налилась кровью толстая жила на его тонкой шее, и краска быстро выступила и сбежала с его лица. Он не договорил того, что хотел сказать.
– Руби его! Я приказываю!.. – прокричал Растопчин, вдруг побледнев так же, как Верещагин.
– Сабли вон! – крикнул офицер драгунам, сам вынимая саблю.
Другая еще сильнейшая волна взмыла по народу, и, добежав до передних рядов, волна эта сдвинула переднии, шатая, поднесла к самым ступеням крыльца. Высокий малый, с окаменелым выражением лица и с остановившейся поднятой рукой, стоял рядом с Верещагиным.
– Руби! – прошептал почти офицер драгунам, и один из солдат вдруг с исказившимся злобой лицом ударил Верещагина тупым палашом по голове.
«А!» – коротко и удивленно вскрикнул Верещагин, испуганно оглядываясь и как будто не понимая, зачем это было с ним сделано. Такой же стон удивления и ужаса пробежал по толпе.
«О господи!» – послышалось чье то печальное восклицание.
Но вслед за восклицанием удивления, вырвавшимся У Верещагина, он жалобно вскрикнул от боли, и этот крик погубил его. Та натянутая до высшей степени преграда человеческого чувства, которая держала еще толпу, прорвалось мгновенно. Преступление было начато, необходимо было довершить его. Жалобный стон упрека был заглушен грозным и гневным ревом толпы. Как последний седьмой вал, разбивающий корабли, взмыла из задних рядов эта последняя неудержимая волна, донеслась до передних, сбила их и поглотила все. Ударивший драгун хотел повторить свой удар. Верещагин с криком ужаса, заслонясь руками, бросился к народу. Высокий малый, на которого он наткнулся, вцепился руками в тонкую шею Верещагина и с диким криком, с ним вместе, упал под ноги навалившегося ревущего народа.
Одни били и рвали Верещагина, другие высокого малого. И крики задавленных людей и тех, которые старались спасти высокого малого, только возбуждали ярость толпы. Долго драгуны не могли освободить окровавленного, до полусмерти избитого фабричного. И долго, несмотря на всю горячечную поспешность, с которою толпа старалась довершить раз начатое дело, те люди, которые били, душили и рвали Верещагина, не могли убить его; но толпа давила их со всех сторон, с ними в середине, как одна масса, колыхалась из стороны в сторону и не давала им возможности ни добить, ни бросить его.
«Топором то бей, что ли?.. задавили… Изменщик, Христа продал!.. жив… живущ… по делам вору мука. Запором то!.. Али жив?»
Только когда уже перестала бороться жертва и вскрики ее заменились равномерным протяжным хрипеньем, толпа стала торопливо перемещаться около лежащего, окровавленного трупа. Каждый подходил, взглядывал на то, что было сделано, и с ужасом, упреком и удивлением теснился назад.
«О господи, народ то что зверь, где же живому быть!» – слышалось в толпе. – И малый то молодой… должно, из купцов, то то народ!.. сказывают, не тот… как же не тот… О господи… Другого избили, говорят, чуть жив… Эх, народ… Кто греха не боится… – говорили теперь те же люди, с болезненно жалостным выражением глядя на мертвое тело с посиневшим, измазанным кровью и пылью лицом и с разрубленной длинной тонкой шеей.
Полицейский старательный чиновник, найдя неприличным присутствие трупа на дворе его сиятельства, приказал драгунам вытащить тело на улицу. Два драгуна взялись за изуродованные ноги и поволокли тело. Окровавленная, измазанная в пыли, мертвая бритая голова на длинной шее, подворачиваясь, волочилась по земле. Народ жался прочь от трупа.
В то время как Верещагин упал и толпа с диким ревом стеснилась и заколыхалась над ним, Растопчин вдруг побледнел, и вместо того чтобы идти к заднему крыльцу, у которого ждали его лошади, он, сам не зная куда и зачем, опустив голову, быстрыми шагами пошел по коридору, ведущему в комнаты нижнего этажа. Лицо графа было бледно, и он не мог остановить трясущуюся, как в лихорадке, нижнюю челюсть.
– Ваше сиятельство, сюда… куда изволите?.. сюда пожалуйте, – проговорил сзади его дрожащий, испуганный голос. Граф Растопчин не в силах был ничего отвечать и, послушно повернувшись, пошел туда, куда ему указывали. У заднего крыльца стояла коляска. Далекий гул ревущей толпы слышался и здесь. Граф Растопчин торопливо сел в коляску и велел ехать в свой загородный дом в Сокольниках. Выехав на Мясницкую и не слыша больше криков толпы, граф стал раскаиваться. Он с неудовольствием вспомнил теперь волнение и испуг, которые он выказал перед своими подчиненными. «La populace est terrible, elle est hideuse, – думал он по французски. – Ils sont сошше les loups qu'on ne peut apaiser qu'avec de la chair. [Народная толпа страшна, она отвратительна. Они как волки: их ничем не удовлетворишь, кроме мяса.] „Граф! один бог над нами!“ – вдруг вспомнились ему слова Верещагина, и неприятное чувство холода пробежало по спине графа Растопчина. Но чувство это было мгновенно, и граф Растопчин презрительно улыбнулся сам над собою. „J'avais d'autres devoirs, – подумал он. – Il fallait apaiser le peuple. Bien d'autres victimes ont peri et perissent pour le bien publique“, [У меня были другие обязанности. Следовало удовлетворить народ. Много других жертв погибло и гибнет для общественного блага.] – и он стал думать о тех общих обязанностях, которые он имел в отношении своего семейства, своей (порученной ему) столице и о самом себе, – не как о Федоре Васильевиче Растопчине (он полагал, что Федор Васильевич Растопчин жертвует собою для bien publique [общественного блага]), но о себе как о главнокомандующем, о представителе власти и уполномоченном царя. „Ежели бы я был только Федор Васильевич, ma ligne de conduite aurait ete tout autrement tracee, [путь мой был бы совсем иначе начертан,] но я должен был сохранить и жизнь и достоинство главнокомандующего“.
Слегка покачиваясь на мягких рессорах экипажа и не слыша более страшных звуков толпы, Растопчин физически успокоился, и, как это всегда бывает, одновременно с физическим успокоением ум подделал для него и причины нравственного успокоения. Мысль, успокоившая Растопчина, была не новая. С тех пор как существует мир и люди убивают друг друга, никогда ни один человек не совершил преступления над себе подобным, не успокоивая себя этой самой мыслью. Мысль эта есть le bien publique [общественное благо], предполагаемое благо других людей.
Для человека, не одержимого страстью, благо это никогда не известно; но человек, совершающий преступление, всегда верно знает, в чем состоит это благо. И Растопчин теперь знал это.
Он не только в рассуждениях своих не упрекал себя в сделанном им поступке, но находил причины самодовольства в том, что он так удачно умел воспользоваться этим a propos [удобным случаем] – наказать преступника и вместе с тем успокоить толпу.
«Верещагин был судим и приговорен к смертной казни, – думал Растопчин (хотя Верещагин сенатом был только приговорен к каторжной работе). – Он был предатель и изменник; я не мог оставить его безнаказанным, и потом je faisais d'une pierre deux coups [одним камнем делал два удара]; я для успокоения отдавал жертву народу и казнил злодея».
Приехав в свой загородный дом и занявшись домашними распоряжениями, граф совершенно успокоился.
Через полчаса граф ехал на быстрых лошадях через Сокольничье поле, уже не вспоминая о том, что было, и думая и соображая только о том, что будет. Он ехал теперь к Яузскому мосту, где, ему сказали, был Кутузов. Граф Растопчин готовил в своем воображении те гневные в колкие упреки, которые он выскажет Кутузову за его обман. Он даст почувствовать этой старой придворной лисице, что ответственность за все несчастия, имеющие произойти от оставления столицы, от погибели России (как думал Растопчин), ляжет на одну его выжившую из ума старую голову. Обдумывая вперед то, что он скажет ему, Растопчин гневно поворачивался в коляске и сердито оглядывался по сторонам.
Сокольничье поле было пустынно. Только в конце его, у богадельни и желтого дома, виднелась кучки людей в белых одеждах и несколько одиноких, таких же людей, которые шли по полю, что то крича и размахивая руками.
Один вз них бежал наперерез коляске графа Растопчина. И сам граф Растопчин, и его кучер, и драгуны, все смотрели с смутным чувством ужаса и любопытства на этих выпущенных сумасшедших и в особенности на того, который подбегал к вим.
Шатаясь на своих длинных худых ногах, в развевающемся халате, сумасшедший этот стремительно бежал, не спуская глаз с Растопчина, крича ему что то хриплым голосом и делая знаки, чтобы он остановился. Обросшее неровными клочками бороды, сумрачное и торжественное лицо сумасшедшего было худо и желто. Черные агатовые зрачки его бегали низко и тревожно по шафранно желтым белкам.
– Стой! Остановись! Я говорю! – вскрикивал он пронзительно и опять что то, задыхаясь, кричал с внушительными интонациями в жестами.
Он поравнялся с коляской и бежал с ней рядом.
– Трижды убили меня, трижды воскресал из мертвых. Они побили каменьями, распяли меня… Я воскресну… воскресну… воскресну. Растерзали мое тело. Царствие божие разрушится… Трижды разрушу и трижды воздвигну его, – кричал он, все возвышая и возвышая голос. Граф Растопчин вдруг побледнел так, как он побледнел тогда, когда толпа бросилась на Верещагина. Он отвернулся.
– Пош… пошел скорее! – крикнул он на кучера дрожащим голосом.
Коляска помчалась во все ноги лошадей; но долго еще позади себя граф Растопчин слышал отдаляющийся безумный, отчаянный крик, а перед глазами видел одно удивленно испуганное, окровавленное лицо изменника в меховом тулупчике.
Как ни свежо было это воспоминание, Растопчин чувствовал теперь, что оно глубоко, до крови, врезалось в его сердце. Он ясно чувствовал теперь, что кровавый след этого воспоминания никогда не заживет, но что, напротив, чем дальше, тем злее, мучительнее будет жить до конца жизни это страшное воспоминание в его сердце. Он слышал, ему казалось теперь, звуки своих слов:
«Руби его, вы головой ответите мне!» – «Зачем я сказал эти слова! Как то нечаянно сказал… Я мог не сказать их (думал он): тогда ничего бы не было». Он видел испуганное и потом вдруг ожесточившееся лицо ударившего драгуна и взгляд молчаливого, робкого упрека, который бросил на него этот мальчик в лисьем тулупе… «Но я не для себя сделал это. Я должен был поступить так. La plebe, le traitre… le bien publique», [Чернь, злодей… общественное благо.] – думал он.
У Яузского моста все еще теснилось войско. Было жарко. Кутузов, нахмуренный, унылый, сидел на лавке около моста и плетью играл по песку, когда с шумом подскакала к нему коляска. Человек в генеральском мундире, в шляпе с плюмажем, с бегающими не то гневными, не то испуганными глазами подошел к Кутузову и стал по французски говорить ему что то. Это был граф Растопчин. Он говорил Кутузову, что явился сюда, потому что Москвы и столицы нет больше и есть одна армия.
– Было бы другое, ежели бы ваша светлость не сказали мне, что вы не сдадите Москвы, не давши еще сражения: всего этого не было бы! – сказал он.
Кутузов глядел на Растопчина и, как будто не понимая значения обращенных к нему слов, старательно усиливался прочесть что то особенное, написанное в эту минуту на лице говорившего с ним человека. Растопчин, смутившись, замолчал. Кутузов слегка покачал головой и, не спуская испытующего взгляда с лица Растопчина, тихо проговорил:
– Да, я не отдам Москвы, не дав сражения.
Думал ли Кутузов совершенно о другом, говоря эти слова, или нарочно, зная их бессмысленность, сказал их, но граф Растопчин ничего не ответил и поспешно отошел от Кутузова. И странное дело! Главнокомандующий Москвы, гордый граф Растопчин, взяв в руки нагайку, подошел к мосту и стал с криком разгонять столпившиеся повозки.


В четвертом часу пополудни войска Мюрата вступали в Москву. Впереди ехал отряд виртембергских гусар, позади верхом, с большой свитой, ехал сам неаполитанский король.
Около середины Арбата, близ Николы Явленного, Мюрат остановился, ожидая известия от передового отряда о том, в каком положении находилась городская крепость «le Kremlin».
Вокруг Мюрата собралась небольшая кучка людей из остававшихся в Москве жителей. Все с робким недоумением смотрели на странного, изукрашенного перьями и золотом длинноволосого начальника.
– Что ж, это сам, что ли, царь ихний? Ничево! – слышались тихие голоса.
Переводчик подъехал к кучке народа.
– Шапку то сними… шапку то, – заговорили в толпе, обращаясь друг к другу. Переводчик обратился к одному старому дворнику и спросил, далеко ли до Кремля? Дворник, прислушиваясь с недоумением к чуждому ему польскому акценту и не признавая звуков говора переводчика за русскую речь, не понимал, что ему говорили, и прятался за других.
Мюрат подвинулся к переводчику в велел спросить, где русские войска. Один из русских людей понял, чего у него спрашивали, и несколько голосов вдруг стали отвечать переводчику. Французский офицер из передового отряда подъехал к Мюрату и доложил, что ворота в крепость заделаны и что, вероятно, там засада.
– Хорошо, – сказал Мюрат и, обратившись к одному из господ своей свиты, приказал выдвинуть четыре легких орудия и обстрелять ворота.
Артиллерия на рысях выехала из за колонны, шедшей за Мюратом, и поехала по Арбату. Спустившись до конца Вздвиженки, артиллерия остановилась и выстроилась на площади. Несколько французских офицеров распоряжались пушками, расстанавливая их, и смотрели в Кремль в зрительную трубу.
В Кремле раздавался благовест к вечерне, и этот звон смущал французов. Они предполагали, что это был призыв к оружию. Несколько человек пехотных солдат побежали к Кутафьевским воротам. В воротах лежали бревна и тесовые щиты. Два ружейные выстрела раздались из под ворот, как только офицер с командой стал подбегать к ним. Генерал, стоявший у пушек, крикнул офицеру командные слова, и офицер с солдатами побежал назад.
Послышалось еще три выстрела из ворот.
Один выстрел задел в ногу французского солдата, и странный крик немногих голосов послышался из за щитов. На лицах французского генерала, офицеров и солдат одновременно, как по команде, прежнее выражение веселости и спокойствия заменилось упорным, сосредоточенным выражением готовности на борьбу и страдания. Для них всех, начиная от маршала и до последнего солдата, это место не было Вздвиженка, Моховая, Кутафья и Троицкие ворота, а это была новая местность нового поля, вероятно, кровопролитного сражения. И все приготовились к этому сражению. Крики из ворот затихли. Орудия были выдвинуты. Артиллеристы сдули нагоревшие пальники. Офицер скомандовал «feu!» [пали!], и два свистящие звука жестянок раздались один за другим. Картечные пули затрещали по камню ворот, бревнам и щитам; и два облака дыма заколебались на площади.
Несколько мгновений после того, как затихли перекаты выстрелов по каменному Кремлю, странный звук послышался над головами французов. Огромная стая галок поднялась над стенами и, каркая и шумя тысячами крыл, закружилась в воздухе. Вместе с этим звуком раздался человеческий одинокий крик в воротах, и из за дыма появилась фигура человека без шапки, в кафтане. Держа ружье, он целился во французов. Feu! – повторил артиллерийский офицер, и в одно и то же время раздались один ружейный и два орудийных выстрела. Дым опять закрыл ворота.
За щитами больше ничего не шевелилось, и пехотные французские солдаты с офицерами пошли к воротам. В воротах лежало три раненых и четыре убитых человека. Два человека в кафтанах убегали низом, вдоль стен, к Знаменке.
– Enlevez moi ca, [Уберите это,] – сказал офицер, указывая на бревна и трупы; и французы, добив раненых, перебросили трупы вниз за ограду. Кто были эти люди, никто не знал. «Enlevez moi ca», – сказано только про них, и их выбросили и прибрали потом, чтобы они не воняли. Один Тьер посвятил их памяти несколько красноречивых строк: «Ces miserables avaient envahi la citadelle sacree, s'etaient empares des fusils de l'arsenal, et tiraient (ces miserables) sur les Francais. On en sabra quelques'uns et on purgea le Kremlin de leur presence. [Эти несчастные наполнили священную крепость, овладели ружьями арсенала и стреляли во французов. Некоторых из них порубили саблями, и очистили Кремль от их присутствия.]
Мюрату было доложено, что путь расчищен. Французы вошли в ворота и стали размещаться лагерем на Сенатской площади. Солдаты выкидывали стулья из окон сената на площадь и раскладывали огни.
Другие отряды проходили через Кремль и размещались по Маросейке, Лубянке, Покровке. Третьи размещались по Вздвиженке, Знаменке, Никольской, Тверской. Везде, не находя хозяев, французы размещались не как в городе на квартирах, а как в лагере, который расположен в городе.
Хотя и оборванные, голодные, измученные и уменьшенные до 1/3 части своей прежней численности, французские солдаты вступили в Москву еще в стройном порядке. Это было измученное, истощенное, но еще боевое и грозное войско. Но это было войско только до той минуты, пока солдаты этого войска не разошлись по квартирам. Как только люди полков стали расходиться по пустым и богатым домам, так навсегда уничтожалось войско и образовались не жители и не солдаты, а что то среднее, называемое мародерами. Когда, через пять недель, те же самые люди вышли из Москвы, они уже не составляли более войска. Это была толпа мародеров, из которых каждый вез или нес с собой кучу вещей, которые ему казались ценны и нужны. Цель каждого из этих людей при выходе из Москвы не состояла, как прежде, в том, чтобы завоевать, а только в том, чтобы удержать приобретенное. Подобно той обезьяне, которая, запустив руку в узкое горло кувшина и захватив горсть орехов, не разжимает кулака, чтобы не потерять схваченного, и этим губит себя, французы, при выходе из Москвы, очевидно, должны были погибнуть вследствие того, что они тащили с собой награбленное, но бросить это награбленное им было так же невозможно, как невозможно обезьяне разжать горсть с орехами. Через десять минут после вступления каждого французского полка в какой нибудь квартал Москвы, не оставалось ни одного солдата и офицера. В окнах домов видны были люди в шинелях и штиблетах, смеясь прохаживающиеся по комнатам; в погребах, в подвалах такие же люди хозяйничали с провизией; на дворах такие же люди отпирали или отбивали ворота сараев и конюшен; в кухнях раскладывали огни, с засученными руками пекли, месили и варили, пугали, смешили и ласкали женщин и детей. И этих людей везде, и по лавкам и по домам, было много; но войска уже не было.
В тот же день приказ за приказом отдавались французскими начальниками о том, чтобы запретить войскам расходиться по городу, строго запретить насилия жителей и мародерство, о том, чтобы нынче же вечером сделать общую перекличку; но, несмотря ни на какие меры. люди, прежде составлявшие войско, расплывались по богатому, обильному удобствами и запасами, пустому городу. Как голодное стадо идет в куче по голому полю, но тотчас же неудержимо разбредается, как только нападает на богатые пастбища, так же неудержимо разбредалось и войско по богатому городу.
Жителей в Москве не было, и солдаты, как вода в песок, всачивались в нее и неудержимой звездой расплывались во все стороны от Кремля, в который они вошли прежде всего. Солдаты кавалеристы, входя в оставленный со всем добром купеческий дом и находя стойла не только для своих лошадей, но и лишние, все таки шли рядом занимать другой дом, который им казался лучше. Многие занимали несколько домов, надписывая мелом, кем он занят, и спорили и даже дрались с другими командами. Не успев поместиться еще, солдаты бежали на улицу осматривать город и, по слуху о том, что все брошено, стремились туда, где можно было забрать даром ценные вещи. Начальники ходили останавливать солдат и сами вовлекались невольно в те же действия. В Каретном ряду оставались лавки с экипажами, и генералы толпились там, выбирая себе коляски и кареты. Остававшиеся жители приглашали к себе начальников, надеясь тем обеспечиться от грабежа. Богатств было пропасть, и конца им не видно было; везде, кругом того места, которое заняли французы, были еще неизведанные, незанятые места, в которых, как казалось французам, было еще больше богатств. И Москва все дальше и дальше всасывала их в себя. Точно, как вследствие того, что нальется вода на сухую землю, исчезает вода и сухая земля; точно так же вследствие того, что голодное войско вошло в обильный, пустой город, уничтожилось войско, и уничтожился обильный город; и сделалась грязь, сделались пожары и мародерство.

Французы приписывали пожар Москвы au patriotisme feroce de Rastopchine [дикому патриотизму Растопчина]; русские – изуверству французов. В сущности же, причин пожара Москвы в том смысле, чтобы отнести пожар этот на ответственность одного или несколько лиц, таких причин не было и не могло быть. Москва сгорела вследствие того, что она была поставлена в такие условия, при которых всякий деревянный город должен сгореть, независимо от того, имеются ли или не имеются в городе сто тридцать плохих пожарных труб. Москва должна была сгореть вследствие того, что из нее выехали жители, и так же неизбежно, как должна загореться куча стружек, на которую в продолжение нескольких дней будут сыпаться искры огня. Деревянный город, в котором при жителях владельцах домов и при полиции бывают летом почти каждый день пожары, не может не сгореть, когда в нем нет жителей, а живут войска, курящие трубки, раскладывающие костры на Сенатской площади из сенатских стульев и варящие себе есть два раза в день. Стоит в мирное время войскам расположиться на квартирах по деревням в известной местности, и количество пожаров в этой местности тотчас увеличивается. В какой же степени должна увеличиться вероятность пожаров в пустом деревянном городе, в котором расположится чужое войско? Le patriotisme feroce de Rastopchine и изуверство французов тут ни в чем не виноваты. Москва загорелась от трубок, от кухонь, от костров, от неряшливости неприятельских солдат, жителей – не хозяев домов. Ежели и были поджоги (что весьма сомнительно, потому что поджигать никому не было никакой причины, а, во всяком случае, хлопотливо и опасно), то поджоги нельзя принять за причину, так как без поджогов было бы то же самое.
Как ни лестно было французам обвинять зверство Растопчина и русским обвинять злодея Бонапарта или потом влагать героический факел в руки своего народа, нельзя не видеть, что такой непосредственной причины пожара не могло быть, потому что Москва должна была сгореть, как должна сгореть каждая деревня, фабрика, всякий дом, из которого выйдут хозяева и в который пустят хозяйничать и варить себе кашу чужих людей. Москва сожжена жителями, это правда; но не теми жителями, которые оставались в ней, а теми, которые выехали из нее. Москва, занятая неприятелем, не осталась цела, как Берлин, Вена и другие города, только вследствие того, что жители ее не подносили хлеба соли и ключей французам, а выехали из нее.


Расходившееся звездой по Москве всачивание французов в день 2 го сентября достигло квартала, в котором жил теперь Пьер, только к вечеру.
Пьер находился после двух последних, уединенно и необычайно проведенных дней в состоянии, близком к сумасшествию. Всем существом его овладела одна неотвязная мысль. Он сам не знал, как и когда, но мысль эта овладела им теперь так, что он ничего не помнил из прошедшего, ничего не понимал из настоящего; и все, что он видел и слышал, происходило перед ним как во сне.
Пьер ушел из своего дома только для того, чтобы избавиться от сложной путаницы требований жизни, охватившей его, и которую он, в тогдашнем состоянии, но в силах был распутать. Он поехал на квартиру Иосифа Алексеевича под предлогом разбора книг и бумаг покойного только потому, что он искал успокоения от жизненной тревоги, – а с воспоминанием об Иосифе Алексеевиче связывался в его душе мир вечных, спокойных и торжественных мыслей, совершенно противоположных тревожной путанице, в которую он чувствовал себя втягиваемым. Он искал тихого убежища и действительно нашел его в кабинете Иосифа Алексеевича. Когда он, в мертвой тишине кабинета, сел, облокотившись на руки, над запыленным письменным столом покойника, в его воображении спокойно и значительно, одно за другим, стали представляться воспоминания последних дней, в особенности Бородинского сражения и того неопределимого для него ощущения своей ничтожности и лживости в сравнении с правдой, простотой и силой того разряда людей, которые отпечатались у него в душе под названием они. Когда Герасим разбудил его от его задумчивости, Пьеру пришла мысль о том, что он примет участие в предполагаемой – как он знал – народной защите Москвы. И с этой целью он тотчас же попросил Герасима достать ему кафтан и пистолет и объявил ему свое намерение, скрывая свое имя, остаться в доме Иосифа Алексеевича. Потом, в продолжение первого уединенно и праздно проведенного дня (Пьер несколько раз пытался и не мог остановить своего внимания на масонских рукописях), ему несколько раз смутно представлялось и прежде приходившая мысль о кабалистическом значении своего имени в связи с именем Бонапарта; но мысль эта о том, что ему, l'Russe Besuhof, предназначено положить предел власти зверя, приходила ему еще только как одно из мечтаний, которые беспричинно и бесследно пробегают в воображении.
Когда, купив кафтан (с целью только участвовать в народной защите Москвы), Пьер встретил Ростовых и Наташа сказала ему: «Вы остаетесь? Ах, как это хорошо!» – в голове его мелькнула мысль, что действительно хорошо бы было, даже ежели бы и взяли Москву, ему остаться в ней и исполнить то, что ему предопределено.
На другой день он, с одною мыслию не жалеть себя и не отставать ни в чем от них, ходил с народом за Трехгорную заставу. Но когда он вернулся домой, убедившись, что Москву защищать не будут, он вдруг почувствовал, что то, что ему прежде представлялось только возможностью, теперь сделалось необходимостью и неизбежностью. Он должен был, скрывая свое имя, остаться в Москве, встретить Наполеона и убить его с тем, чтобы или погибнуть, или прекратить несчастье всей Европы, происходившее, по мнению Пьера, от одного Наполеона.
Пьер знал все подробности покушении немецкого студента на жизнь Бонапарта в Вене в 1809 м году и знал то, что студент этот был расстрелян. И та опасность, которой он подвергал свою жизнь при исполнении своего намерения, еще сильнее возбуждала его.
Два одинаково сильные чувства неотразимо привлекали Пьера к его намерению. Первое было чувство потребности жертвы и страдания при сознании общего несчастия, то чувство, вследствие которого он 25 го поехал в Можайск и заехал в самый пыл сражения, теперь убежал из своего дома и, вместо привычной роскоши и удобств жизни, спал, не раздеваясь, на жестком диване и ел одну пищу с Герасимом; другое – было то неопределенное, исключительно русское чувство презрения ко всему условному, искусственному, человеческому, ко всему тому, что считается большинством людей высшим благом мира. В первый раз Пьер испытал это странное и обаятельное чувство в Слободском дворце, когда он вдруг почувствовал, что и богатство, и власть, и жизнь, все, что с таким старанием устроивают и берегут люди, – все это ежели и стоит чего нибудь, то только по тому наслаждению, с которым все это можно бросить.
Это было то чувство, вследствие которого охотник рекрут пропивает последнюю копейку, запивший человек перебивает зеркала и стекла без всякой видимой причины и зная, что это будет стоить ему его последних денег; то чувство, вследствие которого человек, совершая (в пошлом смысле) безумные дела, как бы пробует свою личную власть и силу, заявляя присутствие высшего, стоящего вне человеческих условий, суда над жизнью.
С самого того дня, как Пьер в первый раз испытал это чувство в Слободском дворце, он непрестанно находился под его влиянием, но теперь только нашел ему полное удовлетворение. Кроме того, в настоящую минуту Пьера поддерживало в его намерении и лишало возможности отречься от него то, что уже было им сделано на этом пути. И его бегство из дома, и его кафтан, и пистолет, и его заявление Ростовым, что он остается в Москве, – все потеряло бы не только смысл, но все это было бы презренно и смешно (к чему Пьер был чувствителен), ежели бы он после всего этого, так же как и другие, уехал из Москвы.
Физическое состояние Пьера, как и всегда это бывает, совпадало с нравственным. Непривычная грубая пища, водка, которую он пил эти дни, отсутствие вина и сигар, грязное, неперемененное белье, наполовину бессонные две ночи, проведенные на коротком диване без постели, – все это поддерживало Пьера в состоянии раздражения, близком к помешательству.

Был уже второй час после полудня. Французы уже вступили в Москву. Пьер знал это, но, вместо того чтобы действовать, он думал только о своем предприятии, перебирая все его малейшие будущие подробности. Пьер в своих мечтаниях не представлял себе живо ни самого процесса нанесения удара, ни смерти Наполеона, но с необыкновенною яркостью и с грустным наслаждением представлял себе свою погибель и свое геройское мужество.
«Да, один за всех, я должен совершить или погибнуть! – думал он. – Да, я подойду… и потом вдруг… Пистолетом или кинжалом? – думал Пьер. – Впрочем, все равно. Не я, а рука провидения казнит тебя, скажу я (думал Пьер слова, которые он произнесет, убивая Наполеона). Ну что ж, берите, казните меня», – говорил дальше сам себе Пьер, с грустным, но твердым выражением на лице, опуская голову.
В то время как Пьер, стоя посередине комнаты, рассуждал с собой таким образом, дверь кабинета отворилась, и на пороге показалась совершенно изменившаяся фигура всегда прежде робкого Макара Алексеевича. Халат его был распахнут. Лицо было красно и безобразно. Он, очевидно, был пьян. Увидав Пьера, он смутился в первую минуту, но, заметив смущение и на лице Пьера, тотчас ободрился и шатающимися тонкими ногами вышел на середину комнаты.
– Они оробели, – сказал он хриплым, доверчивым голосом. – Я говорю: не сдамся, я говорю… так ли, господин? – Он задумался и вдруг, увидав пистолет на столе, неожиданно быстро схватил его и выбежал в коридор.
Герасим и дворник, шедшие следом за Макар Алексеичем, остановили его в сенях и стали отнимать пистолет. Пьер, выйдя в коридор, с жалостью и отвращением смотрел на этого полусумасшедшего старика. Макар Алексеич, морщась от усилий, удерживал пистолет и кричал хриплый голосом, видимо, себе воображая что то торжественное.
– К оружию! На абордаж! Врешь, не отнимешь! – кричал он.
– Будет, пожалуйста, будет. Сделайте милость, пожалуйста, оставьте. Ну, пожалуйста, барин… – говорил Герасим, осторожно за локти стараясь поворотить Макар Алексеича к двери.
– Ты кто? Бонапарт!.. – кричал Макар Алексеич.
– Это нехорошо, сударь. Вы пожалуйте в комнаты, вы отдохните. Пожалуйте пистолетик.
– Прочь, раб презренный! Не прикасайся! Видел? – кричал Макар Алексеич, потрясая пистолетом. – На абордаж!
– Берись, – шепнул Герасим дворнику.
Макара Алексеича схватили за руки и потащили к двери.
Сени наполнились безобразными звуками возни и пьяными хрипящими звуками запыхавшегося голоса.
Вдруг новый, пронзительный женский крик раздался от крыльца, и кухарка вбежала в сени.
– Они! Батюшки родимые!.. Ей богу, они. Четверо, конные!.. – кричала она.
Герасим и дворник выпустили из рук Макар Алексеича, и в затихшем коридоре ясно послышался стук нескольких рук во входную дверь.


Пьер, решивший сам с собою, что ему до исполнения своего намерения не надо было открывать ни своего звания, ни знания французского языка, стоял в полураскрытых дверях коридора, намереваясь тотчас же скрыться, как скоро войдут французы. Но французы вошли, и Пьер все не отходил от двери: непреодолимое любопытство удерживало его.
Их было двое. Один – офицер, высокий, бравый и красивый мужчина, другой – очевидно, солдат или денщик, приземистый, худой загорелый человек с ввалившимися щеками и тупым выражением лица. Офицер, опираясь на палку и прихрамывая, шел впереди. Сделав несколько шагов, офицер, как бы решив сам с собою, что квартира эта хороша, остановился, обернулся назад к стоявшим в дверях солдатам и громким начальническим голосом крикнул им, чтобы они вводили лошадей. Окончив это дело, офицер молодецким жестом, высоко подняв локоть руки, расправил усы и дотронулся рукой до шляпы.
– Bonjour la compagnie! [Почтение всей компании!] – весело проговорил он, улыбаясь и оглядываясь вокруг себя. Никто ничего не отвечал.
– Vous etes le bourgeois? [Вы хозяин?] – обратился офицер к Герасиму.
Герасим испуганно вопросительно смотрел на офицера.
– Quartire, quartire, logement, – сказал офицер, сверху вниз, с снисходительной и добродушной улыбкой глядя на маленького человека. – Les Francais sont de bons enfants. Que diable! Voyons! Ne nous fachons pas, mon vieux, [Квартир, квартир… Французы добрые ребята. Черт возьми, не будем ссориться, дедушка.] – прибавил он, трепля по плечу испуганного и молчаливого Герасима.
– A ca! Dites donc, on ne parle donc pas francais dans cette boutique? [Что ж, неужели и тут никто не говорит по французски?] – прибавил он, оглядываясь кругом и встречаясь глазами с Пьером. Пьер отстранился от двери.
Офицер опять обратился к Герасиму. Он требовал, чтобы Герасим показал ему комнаты в доме.
– Барин нету – не понимай… моя ваш… – говорил Герасим, стараясь делать свои слова понятнее тем, что он их говорил навыворот.
Французский офицер, улыбаясь, развел руками перед носом Герасима, давая чувствовать, что и он не понимает его, и, прихрамывая, пошел к двери, у которой стоял Пьер. Пьер хотел отойти, чтобы скрыться от него, но в это самое время он увидал из отворившейся двери кухни высунувшегося Макара Алексеича с пистолетом в руках. С хитростью безумного Макар Алексеич оглядел француза и, приподняв пистолет, прицелился.
– На абордаж!!! – закричал пьяный, нажимая спуск пистолета. Французский офицер обернулся на крик, и в то же мгновенье Пьер бросился на пьяного. В то время как Пьер схватил и приподнял пистолет, Макар Алексеич попал, наконец, пальцем на спуск, и раздался оглушивший и обдавший всех пороховым дымом выстрел. Француз побледнел и бросился назад к двери.
Забывший свое намерение не открывать своего знания французского языка, Пьер, вырвав пистолет и бросив его, подбежал к офицеру и по французски заговорил с ним.
– Vous n'etes pas blesse? [Вы не ранены?] – сказал он.
– Je crois que non, – отвечал офицер, ощупывая себя, – mais je l'ai manque belle cette fois ci, – прибавил он, указывая на отбившуюся штукатурку в стене. – Quel est cet homme? [Кажется, нет… но на этот раз близко было. Кто этот человек?] – строго взглянув на Пьера, сказал офицер.
– Ah, je suis vraiment au desespoir de ce qui vient d'arriver, [Ах, я, право, в отчаянии от того, что случилось,] – быстро говорил Пьер, совершенно забыв свою роль. – C'est un fou, un malheureux qui ne savait pas ce qu'il faisait. [Это несчастный сумасшедший, который не знал, что делал.]
Офицер подошел к Макару Алексеичу и схватил его за ворот.
Макар Алексеич, распустив губы, как бы засыпая, качался, прислонившись к стене.
– Brigand, tu me la payeras, – сказал француз, отнимая руку.
– Nous autres nous sommes clements apres la victoire: mais nous ne pardonnons pas aux traitres, [Разбойник, ты мне поплатишься за это. Наш брат милосерд после победы, но мы не прощаем изменникам,] – прибавил он с мрачной торжественностью в лице и с красивым энергическим жестом.
Пьер продолжал по французски уговаривать офицера не взыскивать с этого пьяного, безумного человека. Француз молча слушал, не изменяя мрачного вида, и вдруг с улыбкой обратился к Пьеру. Он несколько секунд молча посмотрел на него. Красивое лицо его приняло трагически нежное выражение, и он протянул руку.
– Vous m'avez sauve la vie! Vous etes Francais, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз,] – сказал он. Для француза вывод этот был несомненен. Совершить великое дело мог только француз, а спасение жизни его, m r Ramball'я capitaine du 13 me leger [мосье Рамбаля, капитана 13 го легкого полка] – было, без сомнения, самым великим делом.
Но как ни несомненен был этот вывод и основанное на нем убеждение офицера, Пьер счел нужным разочаровать его.
– Je suis Russe, [Я русский,] – быстро сказал Пьер.
– Ти ти ти, a d'autres, [рассказывайте это другим,] – сказал француз, махая пальцем себе перед носом и улыбаясь. – Tout a l'heure vous allez me conter tout ca, – сказал он. – Charme de rencontrer un compatriote. Eh bien! qu'allons nous faire de cet homme? [Сейчас вы мне все это расскажете. Очень приятно встретить соотечественника. Ну! что же нам делать с этим человеком?] – прибавил он, обращаясь к Пьеру, уже как к своему брату. Ежели бы даже Пьер не был француз, получив раз это высшее в свете наименование, не мог же он отречься от него, говорило выражение лица и тон французского офицера. На последний вопрос Пьер еще раз объяснил, кто был Макар Алексеич, объяснил, что пред самым их приходом этот пьяный, безумный человек утащил заряженный пистолет, который не успели отнять у него, и просил оставить его поступок без наказания.
Француз выставил грудь и сделал царский жест рукой.
– Vous m'avez sauve la vie. Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l'accorde. Qu'on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.
Солдаты, бывшие на дворе, услыхав выстрел, вошли в сени, спрашивая, что случилось, и изъявляя готовность наказать виновных; но офицер строго остановил их.
– On vous demandera quand on aura besoin de vous, [Когда будет нужно, вас позовут,] – сказал он. Солдаты вышли. Денщик, успевший между тем побывать в кухне, подошел к офицеру.
– Capitaine, ils ont de la soupe et du gigot de mouton dans la cuisine, – сказал он. – Faut il vous l'apporter? [Капитан у них в кухне есть суп и жареная баранина. Прикажете принести?]
– Oui, et le vin, [Да, и вино,] – сказал капитан.


Французский офицер вместе с Пьером вошли в дом. Пьер счел своим долгом опять уверить капитана, что он был не француз, и хотел уйти, но французский офицер и слышать не хотел об этом. Он был до такой степени учтив, любезен, добродушен и истинно благодарен за спасение своей жизни, что Пьер не имел духа отказать ему и присел вместе с ним в зале, в первой комнате, в которую они вошли. На утверждение Пьера, что он не француз, капитан, очевидно не понимая, как можно было отказываться от такого лестного звания, пожал плечами и сказал, что ежели он непременно хочет слыть за русского, то пускай это так будет, но что он, несмотря на то, все так же навеки связан с ним чувством благодарности за спасение жизни.
Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.
– Francais ou prince russe incognito, [Француз или русский князь инкогнито,] – сказал француз, оглядев хотя и грязное, но тонкое белье Пьера и перстень на руке. – Je vous dois la vie je vous offre mon amitie. Un Francais n'oublie jamais ni une insulte ni un service. Je vous offre mon amitie. Je ne vous dis que ca. [Я обязан вам жизнью, и я предлагаю вам дружбу. Француз никогда не забывает ни оскорбления, ни услуги. Я предлагаю вам мою дружбу. Больше я ничего не говорю.]
В звуках голоса, в выражении лица, в жестах этого офицера было столько добродушия и благородства (во французском смысле), что Пьер, отвечая бессознательной улыбкой на улыбку француза, пожал протянутую руку.
– Capitaine Ramball du treizieme leger, decore pour l'affaire du Sept, [Капитан Рамбаль, тринадцатого легкого полка, кавалер Почетного легиона за дело седьмого сентября,] – отрекомендовался он с самодовольной, неудержимой улыбкой, которая морщила его губы под усами. – Voudrez vous bien me dire a present, a qui' j'ai l'honneur de parler aussi agreablement au lieu de rester a l'ambulance avec la balle de ce fou dans le corps. [Будете ли вы так добры сказать мне теперь, с кем я имею честь разговаривать так приятно, вместо того, чтобы быть на перевязочном пункте с пулей этого сумасшедшего в теле?]
Пьер отвечал, что не может сказать своего имени, и, покраснев, начал было, пытаясь выдумать имя, говорить о причинах, по которым он не может сказать этого, но француз поспешно перебил его.
– De grace, – сказал он. – Je comprends vos raisons, vous etes officier… officier superieur, peut etre. Vous avez porte les armes contre nous. Ce n'est pas mon affaire. Je vous dois la vie. Cela me suffit. Je suis tout a vous. Vous etes gentilhomme? [Полноте, пожалуйста. Я понимаю вас, вы офицер… штаб офицер, может быть. Вы служили против нас. Это не мое дело. Я обязан вам жизнью. Мне этого довольно, и я весь ваш. Вы дворянин?] – прибавил он с оттенком вопроса. Пьер наклонил голову. – Votre nom de bapteme, s'il vous plait? Je ne demande pas davantage. Monsieur Pierre, dites vous… Parfait. C'est tout ce que je desire savoir. [Ваше имя? я больше ничего не спрашиваю. Господин Пьер, вы сказали? Прекрасно. Это все, что мне нужно.]
Когда принесены были жареная баранина, яичница, самовар, водка и вино из русского погреба, которое с собой привезли французы, Рамбаль попросил Пьера принять участие в этом обеде и тотчас сам, жадно и быстро, как здоровый и голодный человек, принялся есть, быстро пережевывая своими сильными зубами, беспрестанно причмокивая и приговаривая excellent, exquis! [чудесно, превосходно!] Лицо его раскраснелось и покрылось потом. Пьер был голоден и с удовольствием принял участие в обеде. Морель, денщик, принес кастрюлю с теплой водой и поставил в нее бутылку красного вина. Кроме того, он принес бутылку с квасом, которую он для пробы взял в кухне. Напиток этот был уже известен французам и получил название. Они называли квас limonade de cochon (свиной лимонад), и Морель хвалил этот limonade de cochon, который он нашел в кухне. Но так как у капитана было вино, добытое при переходе через Москву, то он предоставил квас Морелю и взялся за бутылку бордо. Он завернул бутылку по горлышко в салфетку и налил себе и Пьеру вина. Утоленный голод и вино еще более оживили капитана, и он не переставая разговаривал во время обеда.
– Oui, mon cher monsieur Pierre, je vous dois une fiere chandelle de m'avoir sauve… de cet enrage… J'en ai assez, voyez vous, de balles dans le corps. En voila une (on показал на бок) a Wagram et de deux a Smolensk, – он показал шрам, который был на щеке. – Et cette jambe, comme vous voyez, qui ne veut pas marcher. C'est a la grande bataille du 7 a la Moskowa que j'ai recu ca. Sacre dieu, c'etait beau. Il fallait voir ca, c'etait un deluge de feu. Vous nous avez taille une rude besogne; vous pouvez vous en vanter, nom d'un petit bonhomme. Et, ma parole, malgre l'atoux que j'y ai gagne, je serais pret a recommencer. Je plains ceux qui n'ont pas vu ca. [Да, мой любезный господин Пьер, я обязан поставить за вас добрую свечку за то, что вы спасли меня от этого бешеного. С меня, видите ли, довольно тех пуль, которые у меня в теле. Вот одна под Ваграмом, другая под Смоленском. А эта нога, вы видите, которая не хочет двигаться. Это при большом сражении 7 го под Москвою. О! это было чудесно! Надо было видеть, это был потоп огня. Задали вы нам трудную работу, можете похвалиться. И ей богу, несмотря на этот козырь (он указал на крест), я был бы готов начать все снова. Жалею тех, которые не видали этого.]
– J'y ai ete, [Я был там,] – сказал Пьер.
– Bah, vraiment! Eh bien, tant mieux, – сказал француз. – Vous etes de fiers ennemis, tout de meme. La grande redoute a ete tenace, nom d'une pipe. Et vous nous l'avez fait cranement payer. J'y suis alle trois fois, tel que vous me voyez. Trois fois nous etions sur les canons et trois fois on nous a culbute et comme des capucins de cartes. Oh!! c'etait beau, monsieur Pierre. Vos grenadiers ont ete superbes, tonnerre de Dieu. Je les ai vu six fois de suite serrer les rangs, et marcher comme a une revue. Les beaux hommes! Notre roi de Naples, qui s'y connait a crie: bravo! Ah, ah! soldat comme nous autres! – сказал он, улыбаясь, поело минутного молчания. – Tant mieux, tant mieux, monsieur Pierre. Terribles en bataille… galants… – он подмигнул с улыбкой, – avec les belles, voila les Francais, monsieur Pierre, n'est ce pas? [Ба, в самом деле? Тем лучше. Вы лихие враги, надо признаться. Хорошо держался большой редут, черт возьми. И дорого же вы заставили нас поплатиться. Я там три раза был, как вы меня видите. Три раза мы были на пушках, три раза нас опрокидывали, как карточных солдатиков. Ваши гренадеры были великолепны, ей богу. Я видел, как их ряды шесть раз смыкались и как они выступали точно на парад. Чудный народ! Наш Неаполитанский король, который в этих делах собаку съел, кричал им: браво! – Га, га, так вы наш брат солдат! – Тем лучше, тем лучше, господин Пьер. Страшны в сражениях, любезны с красавицами, вот французы, господин Пьер. Не правда ли?]
До такой степени капитан был наивно и добродушно весел, и целен, и доволен собой, что Пьер чуть чуть сам не подмигнул, весело глядя на него. Вероятно, слово «galant» навело капитана на мысль о положении Москвы.
– A propos, dites, donc, est ce vrai que toutes les femmes ont quitte Moscou? Une drole d'idee! Qu'avaient elles a craindre? [Кстати, скажите, пожалуйста, правда ли, что все женщины уехали из Москвы? Странная мысль, чего они боялись?]
– Est ce que les dames francaises ne quitteraient pas Paris si les Russes y entraient? [Разве французские дамы не уехали бы из Парижа, если бы русские вошли в него?] – сказал Пьер.
– Ah, ah, ah!.. – Француз весело, сангвинически расхохотался, трепля по плечу Пьера. – Ah! elle est forte celle la, – проговорил он. – Paris? Mais Paris Paris… [Ха, ха, ха!.. А вот сказал штуку. Париж?.. Но Париж… Париж…]
– Paris la capitale du monde… [Париж – столица мира…] – сказал Пьер, доканчивая его речь.
Капитан посмотрел на Пьера. Он имел привычку в середине разговора остановиться и поглядеть пристально смеющимися, ласковыми глазами.
– Eh bien, si vous ne m'aviez pas dit que vous etes Russe, j'aurai parie que vous etes Parisien. Vous avez ce je ne sais, quoi, ce… [Ну, если б вы мне не сказали, что вы русский, я бы побился об заклад, что вы парижанин. В вас что то есть, эта…] – и, сказав этот комплимент, он опять молча посмотрел.
– J'ai ete a Paris, j'y ai passe des annees, [Я был в Париже, я провел там целые годы,] – сказал Пьер.
– Oh ca se voit bien. Paris!.. Un homme qui ne connait pas Paris, est un sauvage. Un Parisien, ca se sent a deux lieux. Paris, s'est Talma, la Duschenois, Potier, la Sorbonne, les boulevards, – и заметив, что заключение слабее предыдущего, он поспешно прибавил: – Il n'y a qu'un Paris au monde. Vous avez ete a Paris et vous etes reste Busse. Eh bien, je ne vous en estime pas moins. [О, это видно. Париж!.. Человек, который не знает Парижа, – дикарь. Парижанина узнаешь за две мили. Париж – это Тальма, Дюшенуа, Потье, Сорбонна, бульвары… Во всем мире один Париж. Вы были в Париже и остались русским. Ну что же, я вас за то не менее уважаю.]
Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]
– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.
Француз посмотрел на преступное лицо Пьера и усмехнулся.
– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.
Очевидно было, что l'amour, которую так любил француз, была ни та низшего и простого рода любовь, которую Пьер испытывал когда то к своей жене, ни та раздуваемая им самим романтическая любовь, которую он испытывал к Наташе (оба рода этой любви Рамбаль одинаково презирал – одна была l'amour des charretiers, другая l'amour des nigauds) [любовь извозчиков, другая – любовь дурней.]; l'amour, которой поклонялся француз, заключалась преимущественно в неестественности отношений к женщине и в комбинация уродливостей, которые придавали главную прелесть чувству.
Так капитан рассказал трогательную историю своей любви к одной обворожительной тридцатипятилетней маркизе и в одно и то же время к прелестному невинному, семнадцатилетнему ребенку, дочери обворожительной маркизы. Борьба великодушия между матерью и дочерью, окончившаяся тем, что мать, жертвуя собой, предложила свою дочь в жены своему любовнику, еще и теперь, хотя уж давно прошедшее воспоминание, волновала капитана. Потом он рассказал один эпизод, в котором муж играл роль любовника, а он (любовник) роль мужа, и несколько комических эпизодов из souvenirs d'Allemagne, где asile значит Unterkunft, где les maris mangent de la choux croute и где les jeunes filles sont trop blondes. [воспоминаний о Германии, где мужья едят капустный суп и где молодые девушки слишком белокуры.]
Наконец последний эпизод в Польше, еще свежий в памяти капитана, который он рассказывал с быстрыми жестами и разгоревшимся лицом, состоял в том, что он спас жизнь одному поляку (вообще в рассказах капитана эпизод спасения жизни встречался беспрестанно) и поляк этот вверил ему свою обворожительную жену (Parisienne de c?ur [парижанку сердцем]), в то время как сам поступил во французскую службу. Капитан был счастлив, обворожительная полька хотела бежать с ним; но, движимый великодушием, капитан возвратил мужу жену, при этом сказав ему: «Je vous ai sauve la vie et je sauve votre honneur!» [Я спас вашу жизнь и спасаю вашу честь!] Повторив эти слова, капитан протер глаза и встряхнулся, как бы отгоняя от себя охватившую его слабость при этом трогательном воспоминании.
Слушая рассказы капитана, как это часто бывает в позднюю вечернюю пору и под влиянием вина, Пьер следил за всем тем, что говорил капитан, понимал все и вместе с тем следил за рядом личных воспоминаний, вдруг почему то представших его воображению. Когда он слушал эти рассказы любви, его собственная любовь к Наташе неожиданно вдруг вспомнилась ему, и, перебирая в своем воображении картины этой любви, он мысленно сравнивал их с рассказами Рамбаля. Следя за рассказом о борьбе долга с любовью, Пьер видел пред собою все малейшие подробности своей последней встречи с предметом своей любви у Сухаревой башни. Тогда эта встреча не произвела на него влияния; он даже ни разу не вспомнил о ней. Но теперь ему казалось, что встреча эта имела что то очень значительное и поэтическое.
«Петр Кирилыч, идите сюда, я узнала», – слышал он теперь сказанные сю слова, видел пред собой ее глаза, улыбку, дорожный чепчик, выбившуюся прядь волос… и что то трогательное, умиляющее представлялось ему во всем этом.
Окончив свой рассказ об обворожительной польке, капитан обратился к Пьеру с вопросом, испытывал ли он подобное чувство самопожертвования для любви и зависти к законному мужу.
Вызванный этим вопросом, Пьер поднял голову и почувствовал необходимость высказать занимавшие его мысли; он стал объяснять, как он несколько иначе понимает любовь к женщине. Он сказал, что он во всю свою жизнь любил и любит только одну женщину и что эта женщина никогда не может принадлежать ему.
– Tiens! [Вишь ты!] – сказал капитан.
Потом Пьер объяснил, что он любил эту женщину с самых юных лет; но не смел думать о ней, потому что она была слишком молода, а он был незаконный сын без имени. Потом же, когда он получил имя и богатство, он не смел думать о ней, потому что слишком любил ее, слишком высоко ставил ее над всем миром и потому, тем более, над самим собою. Дойдя до этого места своего рассказа, Пьер обратился к капитану с вопросом: понимает ли он это?
Капитан сделал жест, выражающий то, что ежели бы он не понимал, то он все таки просит продолжать.
– L'amour platonique, les nuages… [Платоническая любовь, облака…] – пробормотал он. Выпитое ли вино, или потребность откровенности, или мысль, что этот человек не знает и не узнает никого из действующих лиц его истории, или все вместе развязало язык Пьеру. И он шамкающим ртом и маслеными глазами, глядя куда то вдаль, рассказал всю свою историю: и свою женитьбу, и историю любви Наташи к его лучшему другу, и ее измену, и все свои несложные отношения к ней. Вызываемый вопросами Рамбаля, он рассказал и то, что скрывал сначала, – свое положение в свете и даже открыл ему свое имя.
Более всего из рассказа Пьера поразило капитана то, что Пьер был очень богат, что он имел два дворца в Москве и что он бросил все и не уехал из Москвы, а остался в городе, скрывая свое имя и звание.
Уже поздно ночью они вместе вышли на улицу. Ночь была теплая и светлая. Налево от дома светлело зарево первого начавшегося в Москве, на Петровке, пожара. Направо стоял высоко молодой серп месяца, и в противоположной от месяца стороне висела та светлая комета, которая связывалась в душе Пьера с его любовью. У ворот стояли Герасим, кухарка и два француза. Слышны были их смех и разговор на непонятном друг для друга языке. Они смотрели на зарево, видневшееся в городе.
Ничего страшного не было в небольшом отдаленном пожаре в огромном городе.
Глядя на высокое звездное небо, на месяц, на комету и на зарево, Пьер испытывал радостное умиление. «Ну, вот как хорошо. Ну, чего еще надо?!» – подумал он. И вдруг, когда он вспомнил свое намерение, голова его закружилась, с ним сделалось дурно, так что он прислонился к забору, чтобы не упасть.
Не простившись с своим новым другом, Пьер нетвердыми шагами отошел от ворот и, вернувшись в свою комнату, лег на диван и тотчас же заснул.


На зарево первого занявшегося 2 го сентября пожара с разных дорог с разными чувствами смотрели убегавшие и уезжавшие жители и отступавшие войска.
Поезд Ростовых в эту ночь стоял в Мытищах, в двадцати верстах от Москвы. 1 го сентября они выехали так поздно, дорога так была загромождена повозками и войсками, столько вещей было забыто, за которыми были посылаемы люди, что в эту ночь было решено ночевать в пяти верстах за Москвою. На другое утро тронулись поздно, и опять было столько остановок, что доехали только до Больших Мытищ. В десять часов господа Ростовы и раненые, ехавшие с ними, все разместились по дворам и избам большого села. Люди, кучера Ростовых и денщики раненых, убрав господ, поужинали, задали корму лошадям и вышли на крыльцо.
В соседней избе лежал раненый адъютант Раевского, с разбитой кистью руки, и страшная боль, которую он чувствовал, заставляла его жалобно, не переставая, стонать, и стоны эти страшно звучали в осенней темноте ночи. В первую ночь адъютант этот ночевал на том же дворе, на котором стояли Ростовы. Графиня говорила, что она не могла сомкнуть глаз от этого стона, и в Мытищах перешла в худшую избу только для того, чтобы быть подальше от этого раненого.
Один из людей в темноте ночи, из за высокого кузова стоявшей у подъезда кареты, заметил другое небольшое зарево пожара. Одно зарево давно уже видно было, и все знали, что это горели Малые Мытищи, зажженные мамоновскими казаками.
– А ведь это, братцы, другой пожар, – сказал денщик.
Все обратили внимание на зарево.
– Да ведь, сказывали, Малые Мытищи мамоновские казаки зажгли.
– Они! Нет, это не Мытищи, это дале.
– Глянь ка, точно в Москве.
Двое из людей сошли с крыльца, зашли за карету и присели на подножку.
– Это левей! Как же, Мытищи вон где, а это вовсе в другой стороне.
Несколько людей присоединились к первым.
– Вишь, полыхает, – сказал один, – это, господа, в Москве пожар: либо в Сущевской, либо в Рогожской.
Никто не ответил на это замечание. И довольно долго все эти люди молча смотрели на далекое разгоравшееся пламя нового пожара.
Старик, графский камердинер (как его называли), Данило Терентьич подошел к толпе и крикнул Мишку.
– Ты чего не видал, шалава… Граф спросит, а никого нет; иди платье собери.
– Да я только за водой бежал, – сказал Мишка.
– А вы как думаете, Данило Терентьич, ведь это будто в Москве зарево? – сказал один из лакеев.
Данило Терентьич ничего не отвечал, и долго опять все молчали. Зарево расходилось и колыхалось дальше и дальше.
– Помилуй бог!.. ветер да сушь… – опять сказал голос.
– Глянь ко, как пошло. О господи! аж галки видно. Господи, помилуй нас грешных!
– Потушат небось.
– Кому тушить то? – послышался голос Данилы Терентьича, молчавшего до сих пор. Голос его был спокоен и медлителен. – Москва и есть, братцы, – сказал он, – она матушка белока… – Голос его оборвался, и он вдруг старчески всхлипнул. И как будто только этого ждали все, чтобы понять то значение, которое имело для них это видневшееся зарево. Послышались вздохи, слова молитвы и всхлипывание старого графского камердинера.


Камердинер, вернувшись, доложил графу, что горит Москва. Граф надел халат и вышел посмотреть. С ним вместе вышла и не раздевавшаяся еще Соня, и madame Schoss. Наташа и графиня одни оставались в комнате. (Пети не было больше с семейством; он пошел вперед с своим полком, шедшим к Троице.)
Графиня заплакала, услыхавши весть о пожаре Москвы. Наташа, бледная, с остановившимися глазами, сидевшая под образами на лавке (на том самом месте, на которое она села приехавши), не обратила никакого внимания на слова отца. Она прислушивалась к неумолкаемому стону адъютанта, слышному через три дома.
– Ах, какой ужас! – сказала, со двора возвративись, иззябшая и испуганная Соня. – Я думаю, вся Москва сгорит, ужасное зарево! Наташа, посмотри теперь, отсюда из окошка видно, – сказала она сестре, видимо, желая чем нибудь развлечь ее. Но Наташа посмотрела на нее, как бы не понимая того, что у ней спрашивали, и опять уставилась глазами в угол печи. Наташа находилась в этом состоянии столбняка с нынешнего утра, с того самого времени, как Соня, к удивлению и досаде графини, непонятно для чего, нашла нужным объявить Наташе о ране князя Андрея и о его присутствии с ними в поезде. Графиня рассердилась на Соню, как она редко сердилась. Соня плакала и просила прощенья и теперь, как бы стараясь загладить свою вину, не переставая ухаживала за сестрой.
– Посмотри, Наташа, как ужасно горит, – сказала Соня.
– Что горит? – спросила Наташа. – Ах, да, Москва.
И как бы для того, чтобы не обидеть Сони отказом и отделаться от нее, она подвинула голову к окну, поглядела так, что, очевидно, не могла ничего видеть, и опять села в свое прежнее положение.
– Да ты не видела?
– Нет, право, я видела, – умоляющим о спокойствии голосом сказала она.
И графине и Соне понятно было, что Москва, пожар Москвы, что бы то ни было, конечно, не могло иметь значения для Наташи.
Граф опять пошел за перегородку и лег. Графиня подошла к Наташе, дотронулась перевернутой рукой до ее головы, как это она делала, когда дочь ее бывала больна, потом дотронулась до ее лба губами, как бы для того, чтобы узнать, есть ли жар, и поцеловала ее.
– Ты озябла. Ты вся дрожишь. Ты бы ложилась, – сказала она.
– Ложиться? Да, хорошо, я лягу. Я сейчас лягу, – сказала Наташа.
С тех пор как Наташе в нынешнее утро сказали о том, что князь Андрей тяжело ранен и едет с ними, она только в первую минуту много спрашивала о том, куда? как? опасно ли он ранен? и можно ли ей видеть его? Но после того как ей сказали, что видеть его ей нельзя, что он ранен тяжело, но что жизнь его не в опасности, она, очевидно, не поверив тому, что ей говорили, но убедившись, что сколько бы она ни говорила, ей будут отвечать одно и то же, перестала спрашивать и говорить. Всю дорогу с большими глазами, которые так знала и которых выражения так боялась графиня, Наташа сидела неподвижно в углу кареты и так же сидела теперь на лавке, на которую села. Что то она задумывала, что то она решала или уже решила в своем уме теперь, – это знала графиня, но что это такое было, она не знала, и это то страшило и мучило ее.
– Наташа, разденься, голубушка, ложись на мою постель. (Только графине одной была постелена постель на кровати; m me Schoss и обе барышни должны были спать на полу на сене.)
– Нет, мама, я лягу тут, на полу, – сердито сказала Наташа, подошла к окну и отворила его. Стон адъютанта из открытого окна послышался явственнее. Она высунула голову в сырой воздух ночи, и графиня видела, как тонкие плечи ее тряслись от рыданий и бились о раму. Наташа знала, что стонал не князь Андрей. Она знала, что князь Андрей лежал в той же связи, где они были, в другой избе через сени; но этот страшный неумолкавший стон заставил зарыдать ее. Графиня переглянулась с Соней.
– Ложись, голубушка, ложись, мой дружок, – сказала графиня, слегка дотрогиваясь рукой до плеча Наташи. – Ну, ложись же.
– Ах, да… Я сейчас, сейчас лягу, – сказала Наташа, поспешно раздеваясь и обрывая завязки юбок. Скинув платье и надев кофту, она, подвернув ноги, села на приготовленную на полу постель и, перекинув через плечо наперед свою недлинную тонкую косу, стала переплетать ее. Тонкие длинные привычные пальцы быстро, ловко разбирали, плели, завязывали косу. Голова Наташи привычным жестом поворачивалась то в одну, то в другую сторону, но глаза, лихорадочно открытые, неподвижно смотрели прямо. Когда ночной костюм был окончен, Наташа тихо опустилась на простыню, постланную на сено с края от двери.
– Наташа, ты в середину ляг, – сказала Соня.
– Нет, я тут, – проговорила Наташа. – Да ложитесь же, – прибавила она с досадой. И она зарылась лицом в подушку.
Графиня, m me Schoss и Соня поспешно разделись и легли. Одна лампадка осталась в комнате. Но на дворе светлело от пожара Малых Мытищ за две версты, и гудели пьяные крики народа в кабаке, который разбили мамоновские казаки, на перекоске, на улице, и все слышался неумолкаемый стон адъютанта.
Долго прислушивалась Наташа к внутренним и внешним звукам, доносившимся до нее, и не шевелилась. Она слышала сначала молитву и вздохи матери, трещание под ней ее кровати, знакомый с свистом храп m me Schoss, тихое дыханье Сони. Потом графиня окликнула Наташу. Наташа не отвечала ей.
– Кажется, спит, мама, – тихо отвечала Соня. Графиня, помолчав немного, окликнула еще раз, но уже никто ей не откликнулся.
Скоро после этого Наташа услышала ровное дыхание матери. Наташа не шевелилась, несмотря на то, что ее маленькая босая нога, выбившись из под одеяла, зябла на голом полу.
Как бы празднуя победу над всеми, в щели закричал сверчок. Пропел петух далеко, откликнулись близкие. В кабаке затихли крики, только слышался тот же стой адъютанта. Наташа приподнялась.
– Соня? ты спишь? Мама? – прошептала она. Никто не ответил. Наташа медленно и осторожно встала, перекрестилась и ступила осторожно узкой и гибкой босой ступней на грязный холодный пол. Скрипнула половица. Она, быстро перебирая ногами, пробежала, как котенок, несколько шагов и взялась за холодную скобку двери.
Ей казалось, что то тяжелое, равномерно ударяя, стучит во все стены избы: это билось ее замиравшее от страха, от ужаса и любви разрывающееся сердце.
Она отворила дверь, перешагнула порог и ступила на сырую, холодную землю сеней. Обхвативший холод освежил ее. Она ощупала босой ногой спящего человека, перешагнула через него и отворила дверь в избу, где лежал князь Андрей. В избе этой было темно. В заднем углу у кровати, на которой лежало что то, на лавке стояла нагоревшая большим грибом сальная свечка.
Наташа с утра еще, когда ей сказали про рану и присутствие князя Андрея, решила, что она должна видеть его. Она не знала, для чего это должно было, но она знала, что свидание будет мучительно, и тем более она была убеждена, что оно было необходимо.
Весь день она жила только надеждой того, что ночью она уввдит его. Но теперь, когда наступила эта минута, на нее нашел ужас того, что она увидит. Как он был изуродован? Что оставалось от него? Такой ли он был, какой был этот неумолкавший стон адъютанта? Да, он был такой. Он был в ее воображении олицетворение этого ужасного стона. Когда она увидала неясную массу в углу и приняла его поднятые под одеялом колени за его плечи, она представила себе какое то ужасное тело и в ужасе остановилась. Но непреодолимая сила влекла ее вперед. Она осторожно ступила один шаг, другой и очутилась на середине небольшой загроможденной избы. В избе под образами лежал на лавках другой человек (это был Тимохин), и на полу лежали еще два какие то человека (это были доктор и камердинер).
Камердинер приподнялся и прошептал что то. Тимохин, страдая от боли в раненой ноге, не спал и во все глаза смотрел на странное явление девушки в бедой рубашке, кофте и вечном чепчике. Сонные и испуганные слова камердинера; «Чего вам, зачем?» – только заставили скорее Наташу подойти и тому, что лежало в углу. Как ни страшно, ни непохоже на человеческое было это тело, она должна была его видеть. Она миновала камердинера: нагоревший гриб свечки свалился, и она ясно увидала лежащего с выпростанными руками на одеяле князя Андрея, такого, каким она его всегда видела.
Он был таков же, как всегда; но воспаленный цвет его лица, блестящие глаза, устремленные восторженно на нее, а в особенности нежная детская шея, выступавшая из отложенного воротника рубашки, давали ему особый, невинный, ребяческий вид, которого, однако, она никогда не видала в князе Андрее. Она подошла к нему и быстрым, гибким, молодым движением стала на колени.
Он улыбнулся и протянул ей руку.


Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.