Гельголанд

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Гельголанд
нем. Helgoland
Герб
Страна
Германия
Земля
Шлезвиг-Гольштейн
Район
Координаты
Глава
Франк Боттер
(СДПГ)
Площадь
1,7 км²
Высота центра
40 м
Официальный язык
Население
1370 человек (2012)
Плотность
805,88 чел./км²
Часовой пояс
Телефонный код
+49 4725
Почтовый индекс
27498
Автомобильный код
PI
Официальный код
01 0 56 025
Официальный сайт

[www.helgoland.de/ goland.de]  (нем.)</div>

Ге́льголанд[1][2], Хе́льголанд[3] (нем. Helgoland) — архипелагК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1197 дней] (до 1720 года — единый остров) в Гельголандской бухте на юго-востоке Северного моря, принадлежит Германии.

Состоит из одноименного острова площадью 1 км² с населением 1370 человек (на 2012 год) и острова Дюне площадью 0,7 км² и без постоянного населения в километре восточнее, на котором расположен аэродром.

Входит в состав федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, но не входит в таможенную и налоговую территорию Европейского союза[4].

Раньше большинство населения острова говорило на гельголандском диалекте фризского языка, но теперь он практически вытеснен немецким языком. Несмотря на это фризский язык является официальным[5].





История

Остров населён с доисторических времен. 6500 лет назад территория Гельголанда была соединена с континентальной частью Европы. Примерно в VII веке на нём поселились фризы — один из небольших германских народов. Долгое время остров считался убежищем пиратов, промышлявших в Северном море. В XIIXIII веках Гельголанд принадлежал Дании, а затем отошел немецкому герцогству Шлезвиг, которое, в свою очередь, через несколько веков само оказалось под контролем датской короны. В 1720 году в результате шторма остров был разделен надвое. Золотые времена для острова наступили в годы наполеоновских войн. В результате морской блокады, объявленной французским императором Великобритании, Гельголанд стал бойкой перевалочной базой для контрабандистов. Сказалось стратегическое положение. В 1807 году его заняли британские войска, после чего он стал частью Великобритании. В 1826 году здесь обустроили морской курорт. Уже скоро остров начал пользоваться популярностью среди поэтов, писателей, художников и других представителей европейской интеллектуальной элиты. О нём восторженно отзывался Генрих Гейне, а Гофман фон Фаллерслебен в 1841 году написал здесь текст «Песни немцев» (позже она стала гимном Германии).

Занзибарское соглашение

В 1890 году между Германской империей и Великобританией было подписано так называемое Гельголандско-занзибарское соглашение, с помощью которого две державы урегулировали свои интересы в Африке. Согласно договору, острова в Северном море отошли Германии в качестве компенсации за переданные британцам колониальные территории.

Вскоре в истории острова начался военный период. Император Вильгельм II распорядился обустроить здесь военно-морскую базу. В Первую мировую войну у его берегов состоялись две большие морские битвы (Сражение в Гельголандской бухте). В эти годы гражданское население с острова эвакуировали.

Вторая мировая

В Третьем Рейхе также готовились планы строительства на островах большой базы, но их осуществили лишь частично. К этому времени с развитием, в частности, авиации, стратегическое значение острова уменьшилось. Его почти не подвергали налетам. Лишь под конец войны в апреле 1945 года британские самолеты менее чем за два часа сбросили на Гельголанд около семи тысяч бомб. Острова стали абсолютно непригодными для жизни.

В 1947 году на острове был произведен самый мощный неядерный взрыв в истории человечества (в 1985 году рекорд был побит в эксперименте Minor Scale.). С его помощью британские военные уничтожили бункеры и другие сооружения, построенные Третьим Рейхом для своих подводных лодок. Одновременно на воздух взлетело 4000 торпедных боеголовок, 9000 глубинных бомб и морских мин, 91 000 гранат разных калибров — в общей сложности 6700 тонн (6,7 Кт) взрывчатки. В последующие годы британские военные использовали и без того уже изуродованный и безлюдный остров в качестве полигона для учебных бомбометаний.

После войны

В 50-е годы бывшие жители Гельголанда начали международную кампанию, требуя прекратить разрушение их родного острова. Адресатами обращений были новое правительство ФРГ, ООН, британский парламент и даже Папа Римский. В конце 1950 года группа мирных активистов проникла на остров, установив на нём три флага — Федеративной Республики, международного общественного Европейского движения, а также исторический флаг Гельголанда. Смелая акция привлекла внимание к проблеме острова и дала новый импульс обсуждению его судьбы. Уже вскоре бундестаг единогласно поддержал резолюцию с требованием вернуть эту территорию Германии, что и было сделано в марте 1952 года. Через несколько лет остров заново отстроили и он начал свою новую курортно-туристическую жизнь.

Современность

На острове запрещено движение автомобилей и велосипедов[6].

Бизнесмен из Гамбурга, строитель Арне Вебер, уже несколько лет вынашивает идею засыпать пролив между основным островом и островом Дюне. На отвоеванной у Северного моря территории бизнесмен предлагает построить несколько отелей, увеличив число гостиничных мест почти в три раза, а также оборудовать более просторный и комфортный пляж. Общий объём инвестиций оценивается в миллиард евро. После длительных дискуссий местные власти от масштабных планов гамбургского предпринимателя решили отказаться. Вместо этого на Гельголанде намерены модернизировать портовый комплекс и морской причал. В свою очередь Арне Вебер назвал такую позицию недальновидной и выразил надежду на то, что решение будет пересмотрено после муниципальных выборов этой осенью. На острове, по всей видимости, просто не хотят ещё раз менять его облик. Он и так уже сильно пострадал от рук человека.

На состоявшемся 26 июня 2011 года референдуме жители Гельголанда высказались против планов властей по увеличению территории острова. В голосовании приняли участие 1068 человек (явка составила 81,4 %). 54,7 % проголосовали «против», 45,3 % — «За». В соответствии с планом, остров Гельголанд и расположенный в километре от него остров Дюне предполагалось соединить искусственной насыпью общей площадью 100 гектаров (примерно 30 футбольных полей), на которой должны были появиться отели, пристани для яхт и круизных лайнеров, а также оборудован пляж. Грандиозный проект по развитию туристической инфраструктуры был призван улучшить общее экономическое положение острова. Гельголанд находится под угрозой стагнации: число туристов уменьшается, многие жители покидают остров. Бургомистр Гельголанда Йорг Сингер (нем. Joerg Singer), активно поддерживавший проект искусственной насыпи, заявил, что, итоги референдума ни в коем случае не перечёркивают планов по дальнейшему развитию острова. По его словам, теперь настало время рассмотреть другие возможности по наращиванию островной территории.

В культуре

  • Британская трип-хоп группа Massive Attack в 2010 году выпустила альбом под названием Heligoland.
  • Гельголанд - место действия исторического романа немецкой писательницы Бритты Ферхаген "Остров священных лебедей", посвященного христианизации фризов в восьмом веке. Автор считала, что остров, название которого переводится как "Священная земля", был местонахождением древнейшего святилища, сохранившегося там еще со времен Атлантиды, которая, как она полагала вслед за пастором Юргеном Шпанутом, находилась приблизительно в районе этого острова.

Здесь родились

Фотографии

Напишите отзыв о статье "Гельголанд"

Примечания

  1. Германия // Атлас мира / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» в 2009 г. ; гл. ред. Г. В. Поздняк. — М. : ПКО «Картография» : Оникс, 2010. — С. 64—65. — ISBN 978-5-85120-295-7 (Картография). — ISBN 978-5-488-02609-4 (Оникс).</span>
  2. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 89.</span>
  3. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 408.</span>
  4. [www.rewi.uni-jena.de/data/rewi_/LS_Ruffert/SS%202008/Europarecht/Art.+3+Zollkodex.pdf Spitzengruppe im CHE-Ranking 2013/2014!]
  5. [sh.juris.de/sh/gesamt/FriesischG_SH_2004.htm#FriesischG_SH_2004_P4 Friesisch-Gesetz]
  6. [www.gesetze-im-internet.de/stvo_2013/__50.html § 50] (50) StVO
  7. </ol>

Отрывок, характеризующий Гельголанд

– Andre, об одном я прошу, я умоляю тебя, – сказала она, дотрогиваясь до его локтя и сияющими сквозь слезы глазами глядя на него. – Я понимаю тебя (княжна Марья опустила глаза). Не думай, что горе сделали люди. Люди – орудие его. – Она взглянула немного повыше головы князя Андрея тем уверенным, привычным взглядом, с которым смотрят на знакомое место портрета. – Горе послано им, а не людьми. Люди – его орудия, они не виноваты. Ежели тебе кажется, что кто нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать.
– Ежели бы я был женщина, я бы это делал, Marie. Это добродетель женщины. Но мужчина не должен и не может забывать и прощать, – сказал он, и, хотя он до этой минуты не думал о Курагине, вся невымещенная злоба вдруг поднялась в его сердце. «Ежели княжна Марья уже уговаривает меня простить, то, значит, давно мне надо было наказать», – подумал он. И, не отвечая более княжне Марье, он стал думать теперь о той радостной, злобной минуте, когда он встретит Курагина, который (он знал) находится в армии.
Княжна Марья умоляла брата подождать еще день, говорила о том, что она знает, как будет несчастлив отец, ежели Андрей уедет, не помирившись с ним; но князь Андрей отвечал, что он, вероятно, скоро приедет опять из армии, что непременно напишет отцу и что теперь чем дольше оставаться, тем больше растравится этот раздор.
– Adieu, Andre! Rappelez vous que les malheurs viennent de Dieu, et que les hommes ne sont jamais coupables, [Прощай, Андрей! Помни, что несчастия происходят от бога и что люди никогда не бывают виноваты.] – были последние слова, которые он слышал от сестры, когда прощался с нею.
«Так это должно быть! – думал князь Андрей, выезжая из аллеи лысогорского дома. – Она, жалкое невинное существо, остается на съедение выжившему из ума старику. Старик чувствует, что виноват, но не может изменить себя. Мальчик мой растет и радуется жизни, в которой он будет таким же, как и все, обманутым или обманывающим. Я еду в армию, зачем? – сам не знаю, и желаю встретить того человека, которого презираю, для того чтобы дать ему случай убить меня и посмеяться надо мной!И прежде были все те же условия жизни, но прежде они все вязались между собой, а теперь все рассыпалось. Одни бессмысленные явления, без всякой связи, одно за другим представлялись князю Андрею.


Князь Андрей приехал в главную квартиру армии в конце июня. Войска первой армии, той, при которой находился государь, были расположены в укрепленном лагере у Дриссы; войска второй армии отступали, стремясь соединиться с первой армией, от которой – как говорили – они были отрезаны большими силами французов. Все были недовольны общим ходом военных дел в русской армии; но об опасности нашествия в русские губернии никто и не думал, никто и не предполагал, чтобы война могла быть перенесена далее западных польских губерний.
Князь Андрей нашел Барклая де Толли, к которому он был назначен, на берегу Дриссы. Так как не было ни одного большого села или местечка в окрестностях лагеря, то все огромное количество генералов и придворных, бывших при армии, располагалось в окружности десяти верст по лучшим домам деревень, по сю и по ту сторону реки. Барклай де Толли стоял в четырех верстах от государя. Он сухо и холодно принял Болконского и сказал своим немецким выговором, что он доложит о нем государю для определения ему назначения, а покамест просит его состоять при его штабе. Анатоля Курагина, которого князь Андрей надеялся найти в армии, не было здесь: он был в Петербурге, и это известие было приятно Болконскому. Интерес центра производящейся огромной войны занял князя Андрея, и он рад был на некоторое время освободиться от раздражения, которое производила в нем мысль о Курагине. В продолжение первых четырех дней, во время которых он не был никуда требуем, князь Андрей объездил весь укрепленный лагерь и с помощью своих знаний и разговоров с сведущими людьми старался составить себе о нем определенное понятие. Но вопрос о том, выгоден или невыгоден этот лагерь, остался нерешенным для князя Андрея. Он уже успел вывести из своего военного опыта то убеждение, что в военном деле ничего не значат самые глубокомысленно обдуманные планы (как он видел это в Аустерлицком походе), что все зависит от того, как отвечают на неожиданные и не могущие быть предвиденными действия неприятеля, что все зависит от того, как и кем ведется все дело. Для того чтобы уяснить себе этот последний вопрос, князь Андрей, пользуясь своим положением и знакомствами, старался вникнуть в характер управления армией, лиц и партий, участвовавших в оном, и вывел для себя следующее понятие о положении дел.
Когда еще государь был в Вильне, армия была разделена натрое: 1 я армия находилась под начальством Барклая де Толли, 2 я под начальством Багратиона, 3 я под начальством Тормасова. Государь находился при первой армии, но не в качестве главнокомандующего. В приказе не было сказано, что государь будет командовать, сказано только, что государь будет при армии. Кроме того, при государе лично не было штаба главнокомандующего, а был штаб императорской главной квартиры. При нем был начальник императорского штаба генерал квартирмейстер князь Волконский, генералы, флигель адъютанты, дипломатические чиновники и большое количество иностранцев, но не было штаба армии. Кроме того, без должности при государе находились: Аракчеев – бывший военный министр, граф Бенигсен – по чину старший из генералов, великий князь цесаревич Константин Павлович, граф Румянцев – канцлер, Штейн – бывший прусский министр, Армфельд – шведский генерал, Пфуль – главный составитель плана кампании, генерал адъютант Паулучи – сардинский выходец, Вольцоген и многие другие. Хотя эти лица и находились без военных должностей при армии, но по своему положению имели влияние, и часто корпусный начальник и даже главнокомандующий не знал, в качестве чего спрашивает или советует то или другое Бенигсен, или великий князь, или Аракчеев, или князь Волконский, и не знал, от его ли лица или от государя истекает такое то приказание в форме совета и нужно или не нужно исполнять его. Но это была внешняя обстановка, существенный же смысл присутствия государя и всех этих лиц, с придворной точки (а в присутствии государя все делаются придворными), всем был ясен. Он был следующий: государь не принимал на себя звания главнокомандующего, но распоряжался всеми армиями; люди, окружавшие его, были его помощники. Аракчеев был верный исполнитель блюститель порядка и телохранитель государя; Бенигсен был помещик Виленской губернии, который как будто делал les honneurs [был занят делом приема государя] края, а в сущности был хороший генерал, полезный для совета и для того, чтобы иметь его всегда наготове на смену Барклая. Великий князь был тут потому, что это было ему угодно. Бывший министр Штейн был тут потому, что он был полезен для совета, и потому, что император Александр высоко ценил его личные качества. Армфельд был злой ненавистник Наполеона и генерал, уверенный в себе, что имело всегда влияние на Александра. Паулучи был тут потому, что он был смел и решителен в речах, Генерал адъютанты были тут потому, что они везде были, где государь, и, наконец, – главное – Пфуль был тут потому, что он, составив план войны против Наполеона и заставив Александра поверить в целесообразность этого плана, руководил всем делом войны. При Пфуле был Вольцоген, передававший мысли Пфуля в более доступной форме, чем сам Пфуль, резкий, самоуверенный до презрения ко всему, кабинетный теоретик.
Кроме этих поименованных лиц, русских и иностранных (в особенности иностранцев, которые с смелостью, свойственной людям в деятельности среди чужой среды, каждый день предлагали новые неожиданные мысли), было еще много лиц второстепенных, находившихся при армии потому, что тут были их принципалы.
В числе всех мыслей и голосов в этом огромном, беспокойном, блестящем и гордом мире князь Андрей видел следующие, более резкие, подразделения направлений и партий.
Первая партия была: Пфуль и его последователи, теоретики войны, верящие в то, что есть наука войны и что в этой науке есть свои неизменные законы, законы облического движения, обхода и т. п. Пфуль и последователи его требовали отступления в глубь страны, отступления по точным законам, предписанным мнимой теорией войны, и во всяком отступлении от этой теории видели только варварство, необразованность или злонамеренность. К этой партии принадлежали немецкие принцы, Вольцоген, Винцингероде и другие, преимущественно немцы.
Вторая партия была противуположная первой. Как и всегда бывает, при одной крайности были представители другой крайности. Люди этой партии были те, которые еще с Вильны требовали наступления в Польшу и свободы от всяких вперед составленных планов. Кроме того, что представители этой партии были представители смелых действий, они вместе с тем и были представителями национальности, вследствие чего становились еще одностороннее в споре. Эти были русские: Багратион, начинавший возвышаться Ермолов и другие. В это время была распространена известная шутка Ермолова, будто бы просившего государя об одной милости – производства его в немцы. Люди этой партии говорили, вспоминая Суворова, что надо не думать, не накалывать иголками карту, а драться, бить неприятеля, не впускать его в Россию и не давать унывать войску.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Гельголанд&oldid=79952025»